Литвины Белой Руси …

Исторические напёрстки

https://zen.yandex.ru/media/id/5ef8896c0d13dd78e21972de/mify-nacionalistov-litviny-beloi-rusi-610e69026dcea005c5bba0d8

Любим на зуб попробовать «свидомых укров», когда настроение боевое. Забывая, что за другой братской государственной границей неспешно ворочается, культивируется и взращивается другая псевдо-национальная идентичность. Которая захватила умы русофобской части белорусского общества. Уже сегодня в ресурсах совершенно несложно вычленить две самоидентификации. Одна такая нация — белорусы. Вторая, пока не очень многочисленная, — так называемые «литвины».

Первые считают себя частью общерусской цивилизации (частью славянского мира), склонны искать свои корни в истории Древней Руси.

Литвины злы, крикливы, категоричны. Как черти от ладана шарахаются от любой «русскости». Придумывают себе различные черты Западного Мира. Бессовестно перевирают богатейший пласт исторических документов Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Считая «литвинов» угнетённой титульной нацией, одинаково ненавидя поляков и русских.

Откуда есть пошли современные «свидомые литвины»? На бел-свет вытащил их диктор и редактор радио «Свобода», бывший белорусский полицай Павел Урбан. Именно он выкопал неизвестного происхождением и пропиской — историка середины XVI века, Михалона Литвина:

«Мы, литвины, происходим от италийцев и в наших жилах течёт италийская кровь. У нас — римские обычаи и обряды, у нас — собственный, наполовину латинский язык, который отличается от русинского языка».

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Проверку будем чинить,

как водится. Великое княжество Литовское, значит. «Западный Мир». Населённое… «литвинами», хм. Тевтонские хроники XIII-XIV веков очень чётко понимают ситуацию, отделяя «титульную нацию» от тех же «рутенов» (русских). Для этого достаточно почитать Генриха Латвийского с его «Хроникой Ливонии» или Германа Вартербергского с «Ливонской хроникой». Документы подобраны из глубин веков. Польский историк Матвей Меховский в 1517 году так понимал «литовцев» Великого Княжества:

«Язык литовский имеет четыре наречия. Первое наречие яцвингов, что жили около Дрогичинского замка, но теперь остались лишь в небольшом числе. Другое — наречие литовское и самагиттское. Третье — прусское. Четвертое — в Лотве или Лотиголе, то есть в Ливонии, в окрестностях реки Двины и города Риги. Хотя все это один и тот же язык, но люди одного наречия не вполне понимают другие, кроме бывалых людей, путешествовавших по тем землям».

«Сверх того заметим, что весь этот четвероязычный народ по вере подчиняется римской церкви, а в других окрестных провинциях, в Новгороде, Пскове, Полоцке, Смоленске и затем к югу за Киев живут все русские, говорят по-русски или по-славянски, держатся греческого обряда и подчиняются патриарху константинопольскому». («Трактат о двух Сарматиях»)

Историки прекрасно ориентируются, как-где-почему появлялись «литвины» или «литовцы» в западноевропских Хрониках. Чаще всего это происходило в королевских покоях или канцеляриях всяких курфюрстов, где народы и этносы получали официальные именования, как бог на душеньку положит. Но тут порядок полный у католических летописцев.

«Хроника Литовская и Жмойтская» (XVII век) упоминает «Русь», «Рускую землю», «руских» — начиная с 1268 года … заканчивая 1574-ым. Не видя разницы между «белорусскими» городами и землями остальной Руси (Киевом, Новгородом, Москвой). Архивы актового материала XV-XVI веков тоже не знают никаких «литвинов».

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Русско-литовские летописи немного другие, у монашествующих грамотеев догматизм был главным движителем творчества. Литовцев Великого княжества они описывают так:

«Поразил князь Амонт князя Мстиславля, князя лутцкаго и пинскаго, наголову, всю Русь, толко князь Мстиславль в малои дружине и едва сам утече в город Луческ. A князь великии Шкварно взял город Пинесцы и город Туров. И возопи Русь великим плачем, иже тако люто побиты все суть от безверные литвы». (Евреиновская Летопись)

«И князь великыи Ягаило пошлеть рать свою всю литовскую и рускую и з братом своим, c князем Скиргаилом, к Полоцку, и оступять город». (Виленская Летопись)

«И Литва же посадиша великого князя Жигимонта Кесьтутевичь на великое княжение на Вилни и на Троцехь. И приде Швитригаило на Полотескь и на Смоленескь, и князи руськыи и бояре посадиша князя Швитригаила на великое княжение на Руское». (Супрасльская Летопись)

«Шкварно же начат княжить на Новегородце, a Кгинвал на Полотцку. И понял Кгинвил доч y великого князя Бориса тверскаго именем Марию, и ея для крестился в рускую веру, и дали ему имя Борис.

…учинил город на имя свое на реце Березыни и назвали его Борисов. И будучи ему русином, был велми набожен и учинил церковь каменую в Полотцку святая Софея, a другую церковь святаго Спаса, девичь монастырь вверх реки Полоты от города c полмили, третию церковь святаго Бориса и Глеба — манастыр на Белчицы». (Евреиновская Летопись)

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Только с середины XV века в летописных и государственных документах Великого княжества Литовского «русь» и «жемойть» начинают объединять одним словом «литва». Это такое общественно-политическое понятие, само собой. Но есть тонкость одна: «литвой» называет только господствующий класс, государствообразующая элита: князья, бояре, городские головы, кастеляны, маршалки, стольники и т.д.

Они поголовно говорят и пишут на русском языке (официальный для делопроизводства). Веру могут исповедовать самую разную: «лядскую» (католическую) и «русскую» (православие). В простом обиходе, обычный люд Княжества сохраняет традиционные этнические и религиозные самоназвания. Официальные документы их стараются сберечь. Так что процесс складывания «литвинской нации» можно фиксировать только среди элит. На манер польской «шляхты» (кстати, никому в Польше не приходит в голову выделять «шляхтинов» отдельным народом).

Но это не успело сформироваться в ВКЛ. Случилась Люблинская Уния 1569 года. Местечковый патриотизм «литвы» перестал быть государствообразующим, понятия расширялись вместе с браками элит, мыслящими себя уже аристократами общего государства — Речи Посполитой.

Может быть, «литвинская нация» и смогла как-то себя обозначить более рельефно. Но не сложилось. Пропала, растворившись в общей массе гонористой «шляхты».

Люблинская Уния (Иллюстрация из открытых источников)
Люблинская Уния (Иллюстрация из открытых источников)

Которая тоже прекратила своё существование через несколько десятилетий. Сгинув во время казацкого восстания Хмельницкого, «шведского Потопа» и войны с Россией 1660-1667 годов. Есть великолепный памятник сатирической литературы ВКЛ, так называемая «Речь Ивана Мелешки», который якобы на выборах короля Сигизмунда III дал характеристику чуть более давним временам. Сказав о короле польском и великом князе литовском Сигизмунде I (1506-1548):

«Той немцев, як собак, не любил и ляхов з их хитростью не любил, а литву и русь нашу любително миловал».

Это произведение пропитано греко-католичеством, но даже шляхтичи-униаты продолжали называть себя «русинами». Что делали в те времена только православные подданные Речи Посполитой. Прекрасно по документам прослеживается изменение культурных вкусов «литвы». На протяжении XVII-XVIII веков происходит вытеснение литовского (жемантийского) и русского языков. Доминировать начинает — польский.

Но самоназвания бережно сохраняются при этом. Историки чётко фиксируют: один и тот же шляхтич называет себя «литвой/литвином» (это политоним) и «русином» (этноним или принадлежность к православию).

Знаменитый кальвинист и русин Симон Будный (перевел на польский Библию) издал в 1562 году «Катехизис», написав в предисловии: «к всем благоверным хрыстiаном языка руского». Продолжатель его дела гуманист и писатель Василий Тяпинский, переводил Евангелия на «руський» язык (церковнославянский и западнорусское наречие), обращаясь к читателю:

«напечатал Евангелие народу своему русскому … их власным езыком русским … з зычливости ку моеи отчизне … своей Руси услугуючи».

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Белая Русь.

Была какая-то географическая локация, где жили «исконные литвины»? Да, такое наблюдалось очень долго. Летописцы прекрасно ориентируются в обособленности исторических областей. В летописных и историографических трудах Великого княжества Литовского XVI-XVII веков постоянно присутствует географическое противопоставление «Руси» и «Литвы». Исчезает только к началу XVII века. Как становятся более чётко очерчены в понятийном багаже летописцев: Волынь, Подолье, сама Литва, их «украины».

Но «национальное» обособление земель растянулось вообще на длительный срок. В «русских» (западнорусских) летописях XVI века не найдено разграничения по этническому маркеру населения «Литвы» и «Москвы». Понятие «Белая Русь» стало появляться вкраплениями в конце XVI века. Наряду с «Червонной» и «Черной» Русью. Понятие «белорусцы» окончательно вошло в обиход канцелярий Московского государства в первой половине XVII века. Взято из польских источников, точнее — из «Хроники» Стрыйковского 1582 года.

«Белой Русью», «Светлой Русью» и «Святой Русью» вообще могла именоваться вся «Русская земля». Эти термины постоянно перемешаны в богатырском эпосе, народных песнях. «Слово о погибели земли Русской» (XIII век) начинается: «О светло светлая и украсно украшена земля Руськая!». В «Стихе о Голубиной книге» (XV век) поётся:

«Святая Русь-земля всем землям мати:
На ней строят церкви апостольские;
Они молятся Богу распятому, Самому Христу, Царю Небесному,
Потому свято-Русь-земля всем землям мати».

Старец Филофей обращался к Василию III:

«пресветлейшеий и высокопрестольнейший государь великий князь светлосияющий в православии христианский царь и владыка всех, браздодержатель же всей святой и Великой России».

«Белый царь» постоянно присутствует в народных песнях. Иностранцы могли часто использовать в титуловании Московского государства термин «Белая Россия», вплоть до начала XVIII века. Европские государи, следуя этикету, писали русскому государю: «светлейший» (illustrissimus) и «белый» (albus). Восточные владыки называли Великих князей Московских «белыми царями» с XVI века и до Революции. А юридическое понятие «Белая Русь» было закреплено в 1654 году. Когда земли современной Белоруссии стали фигурировать в титуле русских царей.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Первый историограф Великого княжества Литовского Матвей Стрыйковский вопросом занимался, писал:

«Где древние истоки всех славянских народов и матери Русской земли и откуда их славные поколения? … Русаки были неизвестны ни греческим, ни латинским историкам, как и другие северные народы, которых всех заодно звали либо Скифами либо Сарматами.

… историки Страбон и Плиний поселения и государство Роксоланов помещают в Сарматии, недалеко от моря или озера Меотис, в которое впадает Танаис или Дон, где ныне также живут Московские и Белорусские (Bieloruskie) народы, Каневцы, Белоцерковцы, Путивляне, Рязанцы, Черниговцы и прочие».

Стрыйковский чётко разделяет понятия «Москва и все Белоруссы (Bielorussacy)», «Москва, Белоруссы литовские (Bielorussacy Litewscy)», «белорусцев» (славян) и собственно «литовцев», о которых пишет подробно и много. Вот и вопрос… откуда взялась нация «литвинов» в воспалённых националистических мозгах?

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Выводы

пока чуть поверхностные будут. Никаких великих следов «белых русских» или «литвинов» в формировании Великого княжества Литовского… не найдено. Если и были где, то хорошо прятались. Но явно их не замечала элита государства, княжеская и боярская «литва». ВКЛ не являлось исключительно литовским государством, вплоть до начала XVII века там писали на западнорусском (старобелорусском) литературном языке. И церковнославянском.

Если посмотреть на списки значимых и великих родов аристократии, то произошли они из древних русских фамилий (Острожские, Сапеги, Ходкевичи, Огинские и т.д.). Даже во времена греко-католической Брестской Унии немало из них были православными, называли себя «русинами». Хотя большая часть элит старалась стать частью Речи Посполитой. Переходя на польский язык, принимая католичество. Но всё равно часто являлись носителями русского самосознания.

Основную массу населения Великого княжества Литовского составляли русские (предки белорусов и украинцев). Этот период истории Белоруссии и части Украины — неотъемлемая часть этногенеза. С обязательным культурным обменом, заимствованиями. Пока… «Киевская Русь» трактуется в школьных и вузовских учебниках Минска — как общая историческая колыбель всех восточных славян («русских» в расширительном смысле). Это… пока.

Но даже на официальном уровне начинает проскакивать: удельное Полоцкое княжество — это предтеча «Белорусской державы», «суверенное государство»… Отделившееся от прочей Руси собственной «полоцкой династией». Ну-ну… Следующим шагом будет утверждение: «великороссы» — это «угро-финны»? А сами белорусы — балты? Рядом эксперименты над исторической памятью уже очень успешны… до полного беспамятства.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Помнить нужно и знать историю. Когда была разделена Речь Посполитая, днём с огнём было не сыскать среди аристократии Белой Руси — «русина». 99% подверглись полной и безоговорочной полонизации. «(Бело)русскость» сохранилась только на уровне «попа да холопа», в самом низу социальной лестницы. Есть над чем подумать современным «литвинам», что с вами сделают «цивилизаторы». У них всё по старым чертежам…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.