Беляев А. Корабль. Закладная доска

Парадно-информационная доска ТАКР «Минск» у кают-компании корабля

В соответствии с Морским энциклопедическим словарём в редакции академика Н.Н. Исанина: «Закладная доска – это серебряная, хромированная, стальная или латунная пластина с текстом, содержащим в общем случае название корабля, дату его закладки и некоторые другие сведения. Ее по традиции помещают в металлический карман на закладной секции (устанавливаемой на стапеле первой) во время торжественной церемонии закладки корабля (судна)…»

Традиция и ритуал установки закладной доски пришли к нам из глубокой древности. С незапамятных времен существовал обычай помещать в корпус судна или под мачту монеты или иные предметы, которые, как считалось, будут помогать морякам умилостивить владыку морей, ну, если что…, понятное дело. В России эта традиция появилась с зарождением регулярного флота в царствование Петра Великого. При постройке кораблей в их в фор- или ахтерштевни помещали золотые монеты. Во времена Екатерины Великой наряду с монетами уже в киль корабля стали закладывать специальные медальоны. На них гравировались надписи с указанием названия, ранга корабля, даты закладки и фамилии строителя. Руководитель церемонии торжественно забивал первый болт крепления медальона специальными серебряным молоточком

74-пушечный линейный корабль «Ингерманланд», имяпреемник одноименного 64-пушечного легендарного корабля-флагмана, построенного по личным чертежам Петра I

Корабль «Ингерманланд» был заложен 30 августа (11 сентября) 1840 года на Соломбальской верфи в Архангельске и после спуска на воду 24 мая (5 июня) 1842 года вошел в состав Балтийского флота. Строительство вёл корабельный мастер В.А.Ершов, по проекту A.M. Курочкина. 24 июля (5 августа) 1842 года года корабль во главе отряда вышел из Архангельска. 30 августа (11 сентября), попав в сильный шторм в проливе Скагеррак у берегов Норвегии, из-за ошибки счисления пути выскочил на камни и разбился. В результате катастрофы погибло 389 человек, спастись удалось 509, в том числе командиру корабля и корабельному мастеру В.А. Ершову, находившемуся на борту. Вероятно, только чудом сохранилась корабельная закладная доска (если, конечно, изображенная на фото не ее копия).

Впрочем, в эпоху парусного флота отслужившие установленный срок корабли, дожив свой век в родных или иных гаванях, рано или поздно разбирались …на дрова. Их наиболее ценное оборудование и раритеты, конечно же, утилизации не подлежали и расходились по рукам. Как знать, быть может и эта закладная доска из их числа?

***

Как во все времена, за исключением, быть может, доисторических, строительство кораблей, особенно крупных и для своего времени в чем-то необычных, всегда обхо­дилось дорого и требовало больших производственных и организационных уси­лий. Поэтому их закладка всегда была праздничным, знаковым событием. И не только для фло­та, промышленности, но и для всего государства. Централь­ный момент этого события — установка закладной доски — считался начальным этапом стро­ительства и как бы рождения корабля. Закладка и в современных условиях означает, что проектные работы завершены, финансирование работ обеспечено, производство к строительству подготовлено. Таким образом, на бытовом уровне для  среднестатистического корабела – это гарантированные работа, жалованье и жизнь, в конечном счете, на время предстоящего строительства корабля!

В зависимости от класса, наличия или отсутствия значимого исторического генезиса и назначения корабля ритуал установки закладной доски мог быть более или менее пышным и красочным. Однако, как и при спуске корабля на воду, помимо приглашаемого высокого начальства, в нем принимали участие только работники судоверфи. Причем в весьма ограниченном количестве.

Размеры, форма и описательная часть данного корабельного атрибута с течением времени менялись, пока он не приобрел современный вид. Впрочем, установленного стандарта здесь не существует. Даже в пределах одной судостроительной верфи. Богатая коллекция 3акладных досок хранится в Центральном военно-морском музее Санкт-Петербурга (свыше 500 3акладных досок, в том числе около 50, извлеченных из килей(!) старинных кораблей).

Как ни смотри на традицию установки на закладная доски, утилитарного значения обнаружить в ней не удается. Можно предположить, что в какой-то исторический период на закладные доски возлагались надежды по обеспечению опознавания корабля в случае его гибели. Например, во время морских сражений, когда гибель кораблей могла быть массовой и происходить в каких угодно точках мирового океана, на любых глубинах. Однако придется согласиться, что эта версия достаточно утопична, а у корабельных закладных досок исторически устоявшийся, скорее сакральный, даже мистический смысл. Так ведь и сила традиций именно в этом. А без традиций в любом серьезном деле, как известно, – ну, просто никуда!

…К исходу XIX века уже не парусники, а  парусно-винтовые корабли уступили место цельнометаллическим паросиловым кораблям. Как бы в предчувствии войны с Японией, Россия, как могла, заторопилась со строительством новых кораблей. В том числе на иностранных верфях. Так, в 1898 году состоялась встреча представителей российского дипкорпуса с императором Вильгельмом II. Беседа была о строительстве Германией бронепалубного крейсера для России. Такой крейсер с именем «Аскольд» был заложен 8 июня 1899 года на верфи «Germaniawerft» в Киле, спущен на воду в марте 1900 года и вступил в строй российского флота в 1902 году. Разумеется, наблюдение за строительством вели российские же специалисты, и про закладную доску при этом они не забыли. Вот ее эскиз:

…Шли годы. Над Россией прогремели Русско-Японская, Первая мировая, Гражданская войны и революции 1905 и1917 годов. К началу 1918 года имперская Россия стала советской. Унаследованный ею флот был в плачевном состоянии, но его восстановление было для новой власти только вопросом времени.

Уже через 10-15 лет к подремонтированным и по большей части переименованным на революционный лад кораблям флота царского в Морские силы Рабоче-Крестьянской Красной Армии стали поступать и новые корабли, построенные на восстановленных верфях.

На  Балтике  в  1931—1932  гг.  в  строй  вступило  шесть  новых  сторожевых кораблей. Флот запомнит их под общим именем «Дивизион плохой погоды». То были СКР «Вихрь», «Гроза», «Смерч», «Тайфун», «Ураган» и «Циклон». На  смену  устаревшим  и  вконец  изношенным  подводным  лодкам  типа  «Барс»  пришли новые подлодки типа «Декабрист». Они вступили в строй в 1930—1931 гг. 

Последующие  программы  военного  кораблестроения ВМС СССР  включались  в  пятилетние  планы развития  народного  хозяйства  страны.  Средства  на  их  реализацию  отпускались  Народному Комиссариату Судостроительной промышленности.

Индустриализация  страны быстро  дала  результат  —  резко  увеличились  выплавка  чугуна,   стали, производство цветных  металлов,  добыча  угля  и  нефти.  Это  дало  возможность  в  годы  довоенных  пятилеток  перейти  к  постройке  крупных надводных кораблей и океанских подлодок.

***

… Ленинград, 22 октября 1935 года. На стапеле Адмиралтейского судостроительно­го завода закладывается первый советский легкий крейсер. День пасмурный, накрапы­вает дождь, а с Финского залива задувает пронизывающий норд-вест. Однако, несмотря на ненастную пого­ду, у стапеля собралось множество людей. Духовой оркестр исполняет бравурные марши, ветер тре­плет флаги расцвечивания. На торжество прибыли представители партийного руководства Ленинграда, командующий Балтийским флотом флагман флота 2-го ранга Л.М. Галлер, ученые-кораблестроители — академик А. Н. Крылов, профессора А.И. Маслов, Ю.А. Шиманский, П.Ф. Папкович. На состоявшемся митинге командующий Балтфлотом оглашает приказ наркома обороны от 13 января 1935 года, которым закладывавшемуся кораблю присва­ивается название «Киров».

На середине стапеля судосборщики к этому времени уже установили вертикаль­ный киль и первые листы днищевой обшивки. Главный инженер завода В.Ф. Попов опу­скает в специально подготовленное гнездо на киле посеребренную бронзовую пластину — закладную доску размером 200х300 миллиметров. На ней выгравированы слова: «Легкий крейсер «Киров», наименование завода, на котором заложен корабль, фамилия и инициалы стро­ителя, число, месяц и год его закладки на стапеле. Затем им устанавливается и вручную раскле­пывается первая из восьми заклепок крепления. Остальные заклепки, работая молотками, устанавливают почетные гости. Церемония завершается словами командующего флотом Л.М. Галлера: «Зак­ладка легкого крейсера «Киров» произведена!» Под крики «ура» оркестр исполняет «Ин­тернационал» …

Ленинград, 60-е годы. Артиллерийский крейсер «Киров» на морском параде

Следов эскиза и (или) копии закладной доски этого легендарного корабля в интернет – лабиринтах обнаружить не удалось. Или поиск был поверхностным, или этот раритет по каким-то причинам был утрачен. Впрочем, в пределах рассматриваемого вопроса большого значения это не имеет. Закладные доски советских кораблей были во многом однотипными и в до-, и в послевоенный период. Как-то отличаясь по форме, содержательно они были практически идентичными:

Некоторое разнообразие обозначилось в «тучные» для СССР доперестроечные годы. В кают-компаниях новостроящихся достаточно крупных кораблей появились художественно оформленные медные или бронзовые таблички. В текстовом отношении эти элементы корабельного интерьера помимо данных с закладных досок дополнялись патриотическим разъяснением о цели создания корабля.

Наиболее продвинутым вариантом уже не табличек, а парадно-информационных досок, корабелы Черноморского судостроительного завода одарили тяжелые авианесущие крейсера семейства «Кречет»:

Парадно-информационная доска ТАКР «Киев», установленная в переходе из салона в кают-компанию крейсера.

Следует понимать, — авианосцы были давней, почти несбыточной мечтой флота и во времена легендарного главкома Н.Г. Кузнецова, и во времена его преемника – адмирала С.Г. Горшкова. Исходя из этого, строительство авианосца-первенца велось в атмосфере, близкой к тому, что можно назвать предпраздничным деловым ажиотажем. Правда, это уже совсем другая история. Тем не менее, заметим, что эти корабли получили и другие отличительные особенности декоративного свойства. В частности, «крылатые якоря» на форштевнях и гигантские рельефные имена, вываренные побортно в носовой части, а также по кормовому транцу ниже традиционного герба СССР.

Что ж, все это действительно было красиво. Даже здорово. А форма, по современным философским меркам – тоже содержание. Во всяком случае, его часть. Может быть поэтому, кое-кто, не очень сведущий, и сегодня пребывает в твердой уверенности, что парадно-информационная доска авианесущего крейсера и есть его доска закладная (см. фото по ссылке:

https://topwar.ru/131050-chernomorskiy-sudostroitelnyy-zavod-takr-kiev.html).

Цитата по тому же источнику вполне корректна и соответствует действительности:

«…«Киев», или заказ 101, был заложен 21 июля 1970 г. в день ВМФ. В качестве закладных были приняты днищевые секции в районе расположения главных энергетических установок – там и была закреплена серебряная закладная доска с названием крейсера. «Киев» строился на крупнейшем в Европе наклонном стапеле № 0, который был сооружен в конце 1930-х гг. для постройки линейных кораблей типа «Советский Союз». Два фото-факта, расставляющие все по своим местам:

Данная копия закладной доски «Киева» хранится в Центральном военно-морском музее Санкт-Петербурга. А на следующей фотографии запечатлен момент установи закладной доски на указанное выше место:

1970 год, 21 июля. Министр судостроительной промышленности СССР Б.Е. Бутома и директор Черноморского судостроительного завода А.Б. Ганькевич у закладной доски противолодочного крейсера «Киев»

Для пущей убедительности представим еще одно фото:

25 ноября 1988 года, г. Николаев. Закладка на стапеле № 0 атомного авианосца «Ульяновск». Директор Черноморского судостроительного завода Ю.И. Макаров вворачивает в закладную секцию корабля первый винт крепления закладной доски

С грустью отметим, — в момент фотосъемки до крушения Великого Союза было еще почти 3 года… И почти 4 года до дня, в который на том же стапеле будет закончено обращение в металлолом так и не сбывшейся мечты ВМФ…

К сожалению, не только авианосцы были различными способами перемолоты в жерновах «перестройки» и пришедшей ей на смену либерализации. Сотни кораблей только боевого состава ВМФ едва ли не караванами отправлялись в «судьбоносные» 90-е к местам зарубежной утилизации. Подобной трагедии Флот не знал со времен своего основания. Флаги, вымпела, закладные доски… Да кто о них думал тогда во флотских верхах, принимающих решения и подписывающих по сути коррупционно-капитулянтские бумаги? В каких-то случаях с кораблей не успевали даже установленным порядком снять вооружение, изъять, в том числе, секретную документацию…

Судопроектанты, судостроители, профильные НИИ, обеспечивающие создание и поддержание в боеготовности корабельного состава ВМФ, деградируя в навязанных сверху сокращениях, держались до поры до времени только на голом энтузиазме, направленном на сохранение хоть какого-то задела на будущее флота. И еще на выполнении экспортных заказов. Только к концу «нулевых» сохранившиеся в тех передрягах упрямцы почувствовали дуновении ветерка робких перемен. Для истории были сохранены некоторые закладные доски, в частности, авианесущих крейсеров советской постройки. Из них (недостроенных, переданных флоту или, в сущности, так или иначе «слитых» Китаю и Индии) только «Леонид Брежнев» — «Тбилиси» — «Адмирал Кузнецов» пока числится в составе нашего ВМФ:

Но жизнь продолжатся, флотская в том числе. Мало-помалу все-таки строятся новые корабли. На отечественных верфях то тут, то там устраиваются торжества по поводу закладки современных единиц флотского пополнения. Традиционные церемонии выдерживаются в привычном с давних пор формате. Ну а на закладных досках только герб поменялся, да официальное название страны рядом с гербом (иногда опускаемое).

Закладные доски современных кораблей ВМФ Российской Федерации
2019 г. Закладка корабля на «Адмиралтейской верфи» Санкт-Петербурга

В заключение остается пожелать Флоту Российскому почаще получать новые корабли, и не только «москитного» достоинства. Россия, нравится это кому-то или нет, – океанская держава, и флот ее должен быть океанским, ракетно-ядерным и, бесспорно, авианосным.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Николай Сергеевич

    Познавательно, интересно. Действительно, о таких «мелочах» как-то и задумываться не приходилось. Может, потому, что экипаж на таких ранних этапах рождения корабля не только не участвует, но даже и не сформирован.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *