Ильин А. Тоже флот или разговоры за чашкой адмиральского чая в доме на Лиговке. Единственный

newsfrol.ru

Эта история приключилась с Сашкой Ильиным, т.е. со мной, в бытность его командиром трюмной группы на одном из кораблей нашего военно-морского флота … 

Ночь. По ночному морю, в отражении несчетного числа звезд, идет флагманский корабль флота.

На ходовом мостике бдит вахту, вместе с командиром дед Сергей — Главнокомандующий ВМФ, которого в быту и в его кабинете зовут просто Сергей Георгиевич Горшков.

Начальник механиков капитан 2 ранга Валерий Григорьевич Пирожков, во исполнение командирского приказа, проводит инструктаж вахты:

— Вахтенным механикам на мостик рапортички носить самим, а не засранцев, трюмных значит, посылать.

Надо заметить, что механик был фигурой довольно-таки колоритной. К его росту, значительно выше среднего, надо добавить уникальные знания своей специальности вперемешку с удивительно развитым чувством юмора.

— Знаете, ротор вам в глотку, кто на борту? Сам Хозяин! – указательный палец механика устремился в сторону ходового мостика, т.е. вверх.

— Это кто и где он хозяйничает? – задает вопрос молодой матрос Патрубач.

— А это, товарищ Патрубок, тот, кто вас кормит, а нам зарплату платит, — заметил механик, и продолжил:

— И чтоб в чистом летали наверх, а не в своих заперденчиках, и, чтоб галстук при рубашке. Не пионерский, как вы один раз пришли в кают-компанию, товарищ Ильин, а наша простая «селёдка» на замочке. Поняли? Паросята маслопупые? …

Мы поняли.

Вахта шла своим чередом, шум турбин и вентиляторов убаюкивал и призывал к размышлениям – Чего ему не спится? Это ж надо, прилететь за 10000 километров, чтобы испытать радость «собачей» вахты, время то уже три часа ночи…

Вдруг — резкий «СТОП»! За ним – «ПОЛНЫЙ НАЗАД»! Потом – «СРЕДНИЙ ВПЕРЕД»!

—  Ну, — думаю, —  Дед развлекается. Сейчас реверсами измордует, ведь в коем-то веке дорвался до ручек машинного телеграфа.       

Однако обошлось.

Вахта закончилась. Вылезаю из машинного отделения. В соответствии с приказом переодеваюсь и, соколом, взлетаю на мостик.

Слышу шум, среди которого хорошо различался русский мат.

Перед глазами предстала картина, напоминающая не то корриду, не то Паниковского, идущего на гуся….    

На мостике, вытянувшись по стойке «смирно», во весь свой двухметровый рост, стоит наш командир — «трехстворчатый» Карпухин, а перед ним подпрыгивает дед-Сергей, и пытается кулаком заехать тому по морде лица. 

Карпухин «бодается», словно телок, которого ведут на заклание, а Дед орет:

— Ты, долбанный орангутанг, тебе только стадом свиней командовать, а не крейсером! Чуть было ЕДИНСТВЕННОГО Главкома не утопил…

И с этаким сарказмом, растягивая и буквы, и слоги фальцетом, добавляет:

—  Сссууукааа!

Далее шла непереводимая игра слов из лексикона офицеров Генерального штаба.

Также соколом, но уже пикирующим на дичь, я слетел с мостика.        

Причина мордобоя, который Главком устроил на ходовом мостике, стала понятна утром – наш корабль чуть было не наскочил на дрейфующую мину, которую вовремя увидели тральщики сопровождения и расстреляли.

Удивительно, но через три месяца мы провожали нашего командира. На учебу. В академию Генерального штаба. Изучать штабной лексикон.

А Дед Сергей на всю жизнь остался для нас «ЕДИНСТВЕННЫМ»! …

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Интереснейший рассказ! Короткий и запоминающийся, как удар хлыста!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.