Сафаров А. Будьте осторожны

Куба. Пляж. Тропическое солнце, коралловый песок и ласковые воды Карибского моря, действовали расслабляющее. Хотелось прилечь в тени пальмы и вздремнуть, но на пальмах наши однокашники уничтожают урожай кокосовых орехов.

Вначале всё было очень пристойно, все вели себя сдержанно и с достоинством, но когда сопровождающие нас Кубинцы сказали, что можно сорвать для ближайшего рассмотрения несколько кокосовых орехов, сработал инстинкт далёких предков, и вскоре на пальмах орехов не осталось.

Отбившись от основной группы, бредём с приятелем вдоль уреза воды и лениво переговариваемся. За нами увязался курсант соседней роты Мажуга- хам и матерщинник. Пляж пустынен. Купальный сезон у кубинцев еще не начался. Они считают, что еще холодно, хотя вода уже под тридцать.

На песке млеют три женских тела: два совсем юных и одно зрелое. У всех отличные фигуры. А может нам это только кажется. Когда долго не видишь женщин, и дурнушки кажутся прекрасными. Невольно замедляем шаг, нас догоняет Мажуга и говорит:

— Хороши! Я бы им вдул по самые помидоры! 

— Ребята! Как вам не стыдно?- неожиданно на чистейшем русском языке говорит та, что постарше.

Мажуга исчез, как сквозь песок провалился, а мы застыли на месте и только глаза таращили.

Через пару дней курили мы с Хохлом на юте, когда на пирсе остановилась машина и из неё вышли уже знакомые нам дамы в сопровождении мужчины средних лет, в обычной для Кубы униформе, но без погон. Мы сразу же ощутили непреодолимое желание смыться в кубрик. Там прохладно, там кондишен, и , главное нет свидетелей нашего позора.

— Не смущайтесь.- окликает нас женщина — ваш коллега тогда так быстро улепетнул, что мы даже его рассмотреть не смогли, но то, что это не вы высказались, заметить, все-таки, успели. Познакомьтесь, это мой муж. Он здесь уже три года, а это наши дочери. Как самые наши давние знакомые покажите, пожалуйста, девочкам корабль. 

И мы показали. А еще стали девчонок ананасами угощать.

— Нам бы черного хлеба и селедочки — не повелись они на тропические фрукты.

В те времена в форпике всегда стояли бочки с селедкой, солеными огурцами и помидорами, квашеной капустой. Ешь, сколько влезет.

Достали у баталера несколько буханок черного хлеба, набрали селедки и с удивлением наблюдали, как они уплетают их.

Так мы узнали, что за границей ржаной хлеб и сельдь пряного посола как для нас омары.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.