За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Ласьков Ю. Гардемарины. Экзамен.

Трудные времена учебы в  военной «системе», экзаменационные сессии сменяют одна другую, только успевай  вертеться.  Сдали зимнюю сессию, а вот пришла уже и летняя, снова сиди и  учи. Зубри, размышляй и думай, как будешь выкручиваться, если к тому же ты спал на лекциях и у тебя нет конспекта. По учебникам подготовиться к экзамену проблематично, объем информации  был большой. За пять лет все мы сдали столько экзаменов и зачетов, что сейчас и посчитать трудно. Сдача экзаменов в родной системе — отдельная  увлекательная тема.

При военной организации нам было несколько легче, чем гражданским студентам. Выручала товарищеская  курсантская взаимопомощь, да и просто сам режим самоподготовки к экзаменам этому способствовал. Соблазнов не было, время  для подготовки определено. Сиди, читай и учи. Не хочешь? Смотри  в потолок, тебе же хуже будет.

Вообще то,  способов для успешной сдачи экзаменов было много, как и в любом нашем учебном заведении.  Выкручивались  и  дедовским методом с помощью шпаргалок. Помогали и наши воспитатели офицеры, отвечающие за общий балл успеваемости класс и рот, который нужно было поднимать все выше и выше, как и все показатели в нашем «социалистическом отечестве». Старались заболтать экзаменатора, для отвлечения его внимания, старались засветить билеты, чтобы можно было сразу же  запускать на экзамен отпетых неучей, перед этим прочитавших материал по засвеченному билету и еще не забывших того, что прочитали. Надо отметить, что у них,  у наших ротных воспитателей все это неплохо получалось.

Нет предела фантазиям человеческой мысли, курсантами придумывались все более хитроумные способы для успешной сдачи экзаменов. Сидеть в  так называемой «академии» и остаться без  зимних каникул или летнего отпуска никто не хотел.

Вспоминаю, как мы сдавали политэкономию социализма. Третий курс учебы в системе, эту тягомотину учить, ну просто нет никакого желания. На дворе весна!  Тепло, птички поют, петергофские девочки все в коротких юбчонках, благодать! Читаешь эту хрень, то есть политэкономию, а в пустую курсантскую голову ничего не лезет. В этой пустой голове одна только мысль, как  бы  выкрутиться и все сдать успешно.

Вот тут и вспомнили мы, что учимся в училище радиоэлектроники и мы будущие инженеры по радиотехнике. Мысль созрела, надо использовать достижения нашей бытовой электроники. Помните,  как в знаменитой комедии Гайдая сдавали экзамен студенты?  Эту идею мы  и  взяли себе на вооружение,  и все  оборудование сделали из технических средств, которые были под рукой.

Два наших ротных класса располагались тогда в новом только что отстроенном корпусе ТУЖК (обучения теории устройства и живучести корабля). Место наше было тихое, кроме наших классов других не было, с проверкой самоподготовки дежурные по училищу и факультету к нам заходили не часто. Классы находились рядом через стенку. Этим мы и воспользовались.

В одном классе устроили передающий центр, в другом приемный центр, оборудованный под сдачу экзаменов. Все сделали довольно просто. Оборудовали, как и положено было при сдаче экзамена, пять рабочих столов для подготовке экзаменуемых к ответам по билетам. К столам провели индивидуально к каждому линию связи, обыкновенные провода. На конце этой линии в передающем центре сидел курсант, который зачитывал текст экономической галиматьи социализма по учебнику. Усилителем служили простые бытовые бобинные магнитофоны, которых в количестве пяти штук мы взяли взаймы  в соседних ротах факультета. Приемником  на другом конце линии служил миниатюрный наушник, спрятанный в складках гюйса (воротника) нашей форменной одежды. Провода от наушников уходили в наши военно-морские гады (обувь), маскируемые одеждой.

На подошве гадов из фольги были сделаны два пластинчатых контакта, которые надо было аккуратно установить каждому сдаваемому у своего стола на два незаметных гвоздика, которые и были теми контактами, от которых шла проводка к кассетному магнитофону. Текст ответа по билету передающие лица  зачитывали в обыкновенные микрофоны. Вот и все устройство. Просто, как и все гениальное.

Особенность заключалась в том, чтобы отвечающий на экзамене громко крикнул в классе номер своего билета, чтобы  мы могли знать,  какой текст ему диктовать по его линии. И подготовили семь комплектов курсантской формы с приемными наушниками, чтобы было достаточно времени для переодевания очередного испытуемого заходящего в класс сдачи экзамена.

На практике провели несколько тренировок для практической отработки организации сдачи экзамена по продуманному нами сценарию. Все было готово. И вот наступил день «Х».

Экзамен стал проходить, как по маслу, без сбоев. При подготовке к ответу все успевали записать небольшие конспекты ответа на вопросы, время позволяло «передающему» читать текст медленно, с расстановками и акцентом. Средний балл по сдаче экзамена был очень высоким, шли одни пятерки, что на десятом сдатчике экзамена насторожило нашу женщину преподавателя. До нее дошло… что-то не так. Преподаватель стала ходить по классу и внимательней смотреть за готовящимися курсантами. Может они списывают и где-то прячут шпаргалки? Но ничего не обнаружила. Стала больше задавать вопросов наводящих, чтобы занизить оценки от блестящих ответов наших курсантов. Но все равно балл был очень высок.

Где-то пятнадцатым пошел сдавать экзамен наш Леха, открытая  наивная  светлая душа, из которой впоследствии получился хороший офицер. Леха чем-то походил на изображение женщины, олицетворяющей собой фортуну с упаковки болгарской зубной пасты «Фемина». По-рой просили мы: «Леша покажи Фемину!». И он показывал ее нам, это у него получалось очень красиво, улыбка фортуны была такой же лучезарной, как и на этикетке зубной пасты.

Пришла Лехина очередь отвечать по билету, и стал он зачитывать все то, что успел записать. А записал он много, диктовали мы аккуратно. И пошли в ответе цитаты нашего классика Ильича, с указанием названия статьи его нетленной, номера тома полного собрания сочинений и страницы в томе с указанием  номера абзаца сверху или снизу. Вот это память у курсанта! Помните, как все это было написано в наших  идеологических учебниках? Тут преподавателю стало все ясно, списывают где-то текст из учебника по политэкономии. Но где? Она так и не поняла до окончания экзамена. Преподаватель просто  стала  тупо  занижать балл всем сдающим экзамен на свою беду после нашего наивного Лехи.  Но средний балл по классу все равно получился высоким.

Через несколько дней здесь же сдавали политэкономию социализма наши друзья из другого класса  нашей роты, с которыми мы все это в кооперации и затеяли.  Но, увы, балл у них был уже значительно ниже, чем у нас. Схема сдачи экзамена была прежней, только преподаватель наученная своим горьким опытом поумнела и стала «резать» отвечающих, задавая им массу наводящих вопросов. На вопросы не всегда находились ответы, к экзамену никто не готовился, уповая на помощь подготовленных  для этой цели радиотехнических подручных средств.

Эх, Леха, Леха! Фемина ты наша.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme