Блытов В. Путь в океан. Морская десантная операция

Морская десантная операция – согласованные действия кораблей и авиации флота, морской пехоты, и привлекаемых сухопутных, воздушно-десантных и авиации ВВС по переброске, высадке десантов на приморских направлениях, на побережье противника для достижения оперативно-стратегических целей. Основные цели морской десантной операции – нанесение ударов во фланг или приморской группировке противника с целью ее окружения и уничтожения, захвата островов, морских баз, крупных портов, прибрежных аэродромов и стратегически важных участков побережья противника. Морская десантная операция для флота включает: сосредоточение кораблей в местах посадки десанта, посадку десанта и вооружения, боевой техники и материальных средств на десантные корабли и транспорта, преодоление противодействия противника на переходе морем и высадку десанта на берег для выполнения задач, определённых планом морской десантной операции.

Все эти нюансы, предстоящей десантной операции разъяснял командир корабля капитан 3 ранга Саушев курсантам, собравшихся по его команде в кают-компании.

— Задача нашей КПУГ прибыть в место сосредоточение десанта и с правого фланга прикрыть корабли десанта от атаки подводных лодок, которые будут реально атаковать корабли десанта и которым поставлена задача потопить корабли десанта ещё на переходе морем, а также осуществлять авиационное прикрытие кораблей. После высадки десанта наши корабли проведут боевые артиллерийские стрельбы по пикирующей мишени. Стрельбы станут концом учения и нам разрешат вернуться в базу.

— Реально будем стрелять – спросил Кара.

— Реально, как на войне – утвердительно кивнул командир.

Вид командира был, мягко говоря усталый. Красные от бессонных ночей глаза не выспавшегося человека смотрели на курсантов с каким-то недосказанным вопросом. Возможно он завидовал курсантам, у которых пока нет никакой ответственности и впереди ожидает возвращение в Ленинград и целый год учёбы, и командир бы сказал, что просто отдыха, по сравнению с трудной, флотской, корабельной службой. Службой, которую более грубо называют на флоте за её трудность и непредсказуемость — кораблятской. Но не сказал. А зачем?

 Глаза всех курсантов блестели от восторга, и они смотрели на командира с восторгом. Ещё бы – командир целого боевого корабля, участвующего в таких грандиозных учениях и с честью выполняющего все поставленные командованием задачи. Корабль уже обнаружил две подводные лодки (одна из которых скорее всего, что вражеская, а может и обе), в то время, как корабли КПУГ единолично не обнаружили пока ни одной. И разговаривает с ними, с простыми курсантами, как с равными себе, все рассказывает и разъясняет.

— Вопросы есть? – спросил командир, видимо все же надеясь до следующей вахты найти время для отдыха.

Но не тут то было. Курсанты начали задавать вопросы. Один вопрос следовал за другим, как в училище. И командир был вынужден отвечать на все, разъясняя положения руководящих документов, показывая на карте действия десанта. Незаметно пробежал целый час.

— Я прошу простить меня – виноватым тоном сказал командир – мне через полчаса на вахту, менять помощника. Вы пока до прибытия в район сосредоточения десанта решайте астрономические задачи за все дни похода. Три дневные определения и одно определение ночью за каждого офицера, кроме штурмана.

— А как же ночью, если не видно было звёзд – спросил с удивлением Кара.

Кара не решал вместе со всеми эти задачи, а помогал замполиту выпускать газеты и боевые листки, проводил политинформации с матросами.

— Да делаем все определения – загадочно сказал Виктор – когда просвет появляется по луне или по звёздам.

Ну не объяснять же Каре при командире корабля, что все расчёты проводятся обратным ходом от места корабля, не выходя в ходовую рубку. Нельзя же быть таким наивным.

Владимир усмехнулся и стал изучать плакат с тактическими характеристиками американских ракет «Трайдент».

— Тогда я на ходовой мостик – сказал командир – а вы занимайтесь астрономическими задачами – это будет не менее важным, чем несение ходовых вахт, тем более, что по несению вахт к вам замечаний нет – помогите собрать мне карты. Их надо сдать в секретную часть.

Марат и Кара бросились сворачивать карты в рулоны.

Приняв от них свёрнутые карты, командир направился к дверям.

— Товарищи курсанты! — скомандовал Владимир, когда командир подошёл к двери.

Все дружно встали.

Командир ничего не сказал и лишь махнул рукой.

— Товарищи курсанты! – усмехнулся Владимир и сел в кресло.

— Что порешаем задачки? — спросил он всех.

— Мне надо готовить стенгазету – сказал Кара – но если кто-то хочет это сделать за меня, то я не возражаю.

Желающих не нашлось.

— А мне надо монитор ремонтировать в посту воздушной обстановки – осторожно и как бы виновато сказал Марат.

Когда Виктор с Владимиром остались вдвоём в кают-компании, посмотрев друг на друга — дружно рассмеялись.

— Давай дуй к штурману за таблицами, бланками и звёздным глобусом, а к связистам пойду возьму карандаши – потянулся Владимир.

С момента поворота на обратный курс прошло уже два дня. Корабль стало качать меньше или все привыкли к этой качке. Но страдающих от морской болезни в кубриках почти не осталось, да и на питание стали приходить почти все. Неограниченная ранее добавка за счёт болеющих и страдающих исчезла.

Кораблики теперь шли не против волны и ветра, а по волне и ветру. Нос теперь не зарывался при сходе с волны воду, а как бы приподнимался вверх несомый вперёд волной. Правда корму стало заливать сильнее.

Чаще стало появляться днём в прорехах тяжёлых туч солнце, освещая мрачные безжизненные просторы Норвежского моря. Появились над кораблём чайки – все это говорило о приближении к норвежскому берегу.

— Ни сегодня-завтра берег появится – сказал Виктор Владимиру.

И тот с ним согласился уже с видом бывалого морского волка.

В назначенное время маленькие кораблики прибыли в место сосредоточения конвой. Шторм утих до 5-6 баллов и тем не менее качало прилично.

В назначенном месте собралось большое количество кораблей. По радио командир десанта проинструктировал командиров кораблей и групп с новой задачей.

— Задача нашей группы прикрывать десантные корабли правого фланга – инструктировал курсантов командир корабля – на дать прорваться к нему подводным лодкам, которым поставлена задача атаковать десант, а также обеспечить артиллерийским огнём уничтожение оборонительной линии на берегу. К этой задаче также должны быть привлечены эсминцы и лёгкие артиллерийские крейсера.

В бинокль Владимир разглядел силуэты то ли «Александра Невского» или «Мурманска», а также злополучного большого противолодочного корабля «Адмирал Зозуля» на котором вырвало ударом волны РБУ-6000. На «Адмирале Зозуле» находился третий класс, которым эта неприятность корабля сорвала визит в Касабланку.

— Вон «Московский комсомолец» — показал Владимиру Виктор стройный и красивый силуэт эсминца.

На «Московском комсомольце» были расписаны ребята из параллельной роты, которых Виктор и Владимир многих знали.

Быстроходный эсминец устремился вперёд и за ним разрезая волну своим красивыми носами устремились другие эсминцы.

— Пошли проверять наличие неприятеля и заодно провести артиллерийский обстрел объекта высадки.

— Гардемарины, скорбное сообщение – помертвевшим голосом сказал командир — южнее нас в Бискайском заливе погибла наша атомная подводная лодка «К-8».

— А люди? — с волнением спросил Виктор – экипаж – пояснил он.

— Пока не знаю. Информация неполная – задумчиво сказал командир – позднее узнаем. Там ваших нет?

— Наши акустики убыли на подводные лодки – как-то потухшим голосом ответил Владимир – но были ли на этой лодке мы не знаем. Надо комроты запросить. Он на «Зозуле».

— Не сейчас – поморщился командир – ждём команду на начало операции. В ходе ее мы тоже должны обстрелять береговую черту. Поэтому вахтенным офицером будет командир БЧ-3.

Теперь беда, случившаяся с атомной подводной лодкой, приблизилась вплотную. Могли погибнуть однокашники. И хотя морская служба и чревата тем, что кто-то погибает, тем не менее это было страшно. И море стало смотреться сразу по-другому. Серо-зеленоватые огромные валы поднимали маленькие кораблики вверх и с высоты было видно огромное десантное соединение, занимавшего всю видимость горизонта.

Виктор стоял вахту вместе с командиром БЧ-2, а с командиром БЧ-3 стоял Владимир. Так что можно сходить в пост связи и узнать про подводную лодку. Наверняка телеграммы, докладываемые командиру лежат там.

Где-то далеко загрохотали артиллерийские залпы.

— Это эсминцы и крейсера утюжат береговую черту – пояснил Владимир.

— К нам сейчас пересадят корреспондента газеты «На страже Заполярья». Ждём баркас с десантников – сказал командир.

И действительно скоро маленький по сравнению с другими кораблями баркас заплясал на воде и направился в сторону СКР-16. Волны поднимали его.

— Боцман с боцманской командой принимать баркас с подветренного борта – приказал командир по ГГС – и не утопите мне корреспондента флотской газеты.

Спустя какое-то время в ходовую рубку поднялся офицер в канадке и шапке. Он оглядел всех в ходовой рубке и увидев, выделявшегося из всех командира в кожаной канадке, уверенно направился к нему:

— Капитан-лейтенант Смуров Виталий Иванович – корреспондент газеты «На страже Заполярья» — фотокорреспондент, к сожалению, прийти не смог к вам, но у меня есть фотоаппарат с собой.

Командир с улыбкой энергично пожал корреспонденту руку:

— Рад Виталий Иванович. Капитан 3 ранга Саушев Рем Александрович. Познакомьтесь – это мой замполит Борщёв Николай Николаевич – показал он на замполита с улыбкой стоявшего в углу ходовой рубке, за спиной которого стоял с улыбкой Кара.

Услышав эти слова замполит вышел вперёд и пожал руку корреспондента. За ним руку корреспондента пожал Кара.

— Николай Николаевич – вы уж там размещайте товарища корреспондента и пройдите с ним по боевым постам – сказал командир и посерьёзнев добавил — У нас ожидается переход к месту высадки десанта, поиск подводных лодок, пытающихся уничтожить корабли десанта, потом проведём стрельбы по береговой оборонительной черте. Объявлен режим радиомолчания. Связь работает только на приём – пояснил он.

После этого он потерял всякий интерес к корреспонденту, переданному в надёжные руки замполита, и взяв в руки бинокль и стал разглядывать флагманский СКР откуда должна поступить команда на начало десантной операции.

Где-то далеко раздавались выстрелы. Это эсминцы и крейсера обрабатывали береговую черту перед высадкой десанта.

С начало высадки десанта, корабли, построившиеся строем уступа вправо начали движение несколько впереди и правее основной группы десанта. СКР-16, как всегда оказался самым правым. Блямканье гидроакустической станции по всему кораблю показывало, что корабль занимается поиском подводных лодок. Вся информация передавалась только флагами и световыми сигналами.

На ходовом мостике обстановка была очень напряжённая. Начала барахлить одна турбина и механики, прилагая огромные усилия пытались ввести ее в строй. Пока ход всего ордера был небольшой, это сделать было возможно. Но если ход будет увеличен, то могут возникнуть проблемы.

— Подводная лодка право 43 градуса, дистанция 15 кабельтовых, курсом в центр ордера – доложил гидроакустический пост захлёбывающим от восторга голосом старшины 1 статьи Волкова.

— Э оборотное 43 раздел 15. Сигнальщики поднять сигнал на левом борту – скомандовал командир.

Сигнальщики забегали поднимая сигналы.

— Командир БЧ-2 приготовиться к гранатометанию с кормы с целью передачи ПЛ сигналов ВИЗ.

Через какое-то время командир БЧ-2 доложил о готовности к проведению гранатометания.

— Ходовой мостик — гидроакустическая рубка – прокричал Волков – подводная лодка видимо обнаружила нас и начала делать уклонение. Отходит на запад и тихо добавил каким-то потерянным голосом — контакт потерян.

Корабли группы начали разворачиваться для поиска ПЛ. На флагманском корабле поднимались разноцветные флаги. Сигнальщики бегали, поднимая различные флаги по команде командира корабля.

Внезапно сигнальщик Шмелёв прокричал:

— Мина по левому борту 17 дистанция 2 кабельтовых.

Все бросились к левому борту.

Командир бросился с биноклем и прокричал

— Поднять сигнал Веди 17 раздел 2. Поднять сигнал слово. Вахтенный офицер — стоп машина.

Сигнальщик бросились поднимать соответствующие флаги.

— Командир БЧ-2 приготовиться расстрелять мину из артиллерии.

Было видно, как на воде подпрыгивает на волнах зловещий чёрный шар еле видимыми рожками.

— Шестнадцатый – внезапно прорезался голос комбрига – вам расстрелять. Мы продолжаем преследовать подводную лодку.

Когда корабли группы начали таять на горизонте, СКР-16 начал расстрел мины из 76 мм. артиллерии. Странно было наблюдать, как снаряды врезаются в воду почти рядом с кораблём. Внезапно то ли попали в мину, то ли она сдетонировала. Огромный столб воды взлетел вверх. Корабль аж подбросило

— Вы что там одурели – раздался по ГГС голос командира БЧ-5 – корпус корабля потечёт. Вы что там взорвали?

— Мина взорвалась — мрачно ответил командир – проверьте в отсеках Михаил Николаевич. В случае поступления воды немедленно докладывать.

— Что тут у на произошло? – спросил внезапно поднявшийся на мостик корреспондент газеты – почему стреляли в воду из артиллерии?

—  Так подводную лодку обнаружили – ответил не поняв вопроса вахтенный офицер.

— И по ней стреляли из артиллерии? – удивился корреспондент.

— Это мину расстреливали.  Расстреляли – поправил вахтенного офицера с улыбкой командир корабля.

Действительно расстрел подводной лодки из 76-миллиметровой артиллерии – это весьма смешно.

— Пойдём в БЧ-2 – сказал корреспондент сопровождавшему его Каре – надо взять интервью.

И они убежали из ходовой рубки.

— Как там корпус? – спросил командир командира БЧ-5 по ГС.

Вода фильтрует в помещение генераторов. Поставили защиту.  Но прыгать по волнам больше не сможем, иначе защита может не выдержать.

Где-то там дальше слышались выстрелы. Скрылись из вида корабли группы. СКР-16 оставался на месте расстрела мины. Судя по работе связи закончился режим радиомолчания и началась высадка десанта.

Механики ремонтировали турбину и укрепляли корпус корабля. Корабли группы, не обнаружив больше ПЛ, ушли к месту высадки десанта. Операция заканчивалась без СКР-16.

— Шестнадцатый вам следовать в Ара-губу внезапно приказал командир бригады по связи -0 операция закончена. Вам моя благодарность за третью ПЛ и за расстрел мины. Так держать Рем Александрович.

СКР развернулся в сторону своих баз и малым ходом начал движение. Внезапно показалось солнце и море стало затихать. Исчезли белые искрящие гребни у волн и показался суровый каменисты берег полуострова Рыбачего.

Командир собрал курсантов на ходовом мостике и рассказывал о десанта на Рыбачий в ходе войны десанте на Муста-Тунтури, в Лиинахамари и Печенгу.

Слушать его было очень интересно, тем более, что море почти утихло и теперь нос корабля разрезал почти спокойное море. Чайки неслись за кораблём к своей базе.

Вместе с курантами слушали рассказы командира замполит и корреспондент газеты «На страже Заполярья».  Иногда корреспондент добавлял что-нибудь интересное. Звучали названия знакомые с училища кораблей и подводных лодок, слышались имена командиров и названия частей морской пехоты.

Информация была весьма интересной, тем более, что настроение возвращения в родную базу, к родному берегу способствовали его подъёму.

Впереди показался маяк входа в Ара-губу.

Внезапно прорезался по связи голос командира СКР-117:

— Командир шестнадцатого мы с вами в Ару. Комбриг приказал смотреть за вами, чтобы вы не утонули по пути – лёгкий смешок в эфире сказал о многом.

— Не утонем – заверил командира сто семнадцатого Рем Александрович – дойдём, но вдвоём идти всегда веселее.

— Завтра 1 мая – праздник. Нас ждут дома, а здесь вас должны оберегать теперь – жалобно сказал командир сто семнадцатого

Командир шестнадцатого только улыбнулся, но ничего не ответил.

Приказы командования не обсуждаются, а выполняются и куранты знали это, как никто.

СКР замедлил ход и начал входить в довольно узкий проход между островом и левым берегом, под суровыми скалами входа в залив. Наверху светился высокий белый маяк.

Корабли ошвартовались у маленьких причальчиков, между которыми была трансформаторная будка.

— И это цивилизация – спросил Виктор Владимира.

Тот с усмешкой пожал плечами.

— А как же теперь назад в систему (курсантский слэнг – училище)?

— Прикажут — поедем, куда скажут и когда скажут – ответил рассудительно Владимир – ждём команды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.