Шигин В. Как «воины света» Украину защищали (сказки и реалии фильма «Черкасы»)

YouTube

Одним из самых больших ожиданий кинематографической Украины в 20020 году должен был стать художественный блокбастер «Черкассы» (известный и как «U-311 «Черкассы») созданный режиссером Тимуром Ященко и посвященный судьбе одноименного украинского морского тральщика, заблокированного российскими войсками в бухте Донузлав в марте 2014 во время событий «русской весны» в Крыму.

Так как данный кинофильм преследовал исключительно политические и пропагандистские цели, он создавался при полной финансовой поддержке Госкино Украины. При этом уже само создание кинофильма сопровождалось исключительно агрессивной рекламой, т.к. он должен был стать не только киношным ответом майдановской власти на присоединение Крыма к России, но являлся попыткой создать свою версию произошедших событий, как для внутреннего, так и для внешнего потребления.

Особую пикантность истории со сдачей кораблей военно-морских сил Украины (ВМСУ) придавал тот факт, что во время событий весны 2014 года в реальности произошел массовый переход военнослужащих военно-морских сил Украины (более 80% всех офицеров, мичманов и матросов!) на сторону России. Данный факт не имеет (и не имел) мировых прецедентов, поэтому безусловно уже сам по себе является национальным позором Украины. Отсюда понятно жгучее желание киевских политиков хоть как-то оправдать столь обвальное предательство. Увы, ничего лучше истории с «Черкассами» им найти не удалось. Впрочем, и «Черкассы» не слишком-то сопротивлялись, а вернее, совсем не сопротивлялись, если не считать ритуальных танцев с палками на юте тральщика попавших на телевидение. В том, что реальные «Черкассы» сдались последними, заслуги его экипажа не было никакой, просто у российских спецназовцев до старого никому не нужного тральщика руки дошли в последнюю очередь. Но других вариантов у киевских пропагандистов просто не было, поэтому лепить легенду было решено именно с «Черкасс».

Съемки фильма проходили в 2017 году у берегов Очакова и Кинбурнской косы. Вместо тральщика «Черкассы», который в настоящее время находится в отстое в Севастополе Украине, для съемок был использованы буксир украинского флота «Корец». Ряд сцен снимался в Одессе в черниговских селах. Общий бюджет фильма составил 40 миллионов гривен, из которых поддержка Госкино — примерно 17,3 миллиона. Остальные деньги выделили военно-морские силу Украины, которые были как никто другой в создании своего героического образа, какие-то деньги удалось перехватить от Одессы и Чернигова.

Еще до своего создания фильм «Черкассы» был объявлен лучшим из лучших, фильмом, который перевернет сознание миллионов людей и станет настоящей классикой незалежного украинского кинематографа.

Изначально героический боевик планировалось запустить еще в августе 2018 – ко дню независимости Украины, но, как всегда, не хватило денег, пришлось переносить премьеру на целый год. Украинская международная премьера фестивальной версии картины состоялась 16 июля 2019 на Одесском международном кинофестивале. В широкий прокат кинопрокатная версия ленты вышла в феврале 2020 года. Но фильм сразу забуксовал. Отчасти из-за пандемии, но в большей степени из-за того, что на проверку фильм оказался дешевой халтурой и зритель (даже украинский!) на него не пошел.

Разумеется, что власти постарались запихнуть «Черкассы» на все возможные кинофестивали, чтобы создать ему соответствующую рекламу. Помимо своего домашнего кинофестиваля в Одессе. «Черкассы» привезли в Варшаву на кинофестиваль WFF-2019, но в обоих случаях, не смотря на мощную административную поддержку, никаких лавров фильм не снискал.

Теперь пришла поговорить о сюжете самого фильма. Право он того стоит, ибо это дает нам возможность увидеть изнутри сегодняшнюю жизнь украинского флота, увидеть его героев. Итак, в путь!

Начало фильма сразу же четко задает вектор всему последующему развитию событий. В первом же кадре перед ошеломленным зрителем крупным планом предстает откровенный украинский гопник с разбитой рожей. Размазывая кровавые сопли, он что-то нечленораздельно бормочет. Перед нами главный герой фильма Левко, которого минувшей ночью в какой-то подворотне отоварили собутыльники.

Добравшись до хаты, Левко понемногу приходит в себе: опохмеляясь, хлещет из горла паленую водку. Тем временем, его друг Мишко поминает умершую мать, а затем изрядно приняв на грудь, берет топор, рубит в куски стоящую в хлеву корову. Произведя эту показательную казнь, в рубахе залитой кровью, он присоединяется к Левко и друзья уже продолжают пьянствовать вместе. Согласитесь, что начало фильма многообещающее!

Немного протрезвев, оба гопника неожиданно решают, что в селе им наскучило и надо поехать послужить на корабль «Черкассы». Заметим, они решают ни вообще идти служить на украинский флот, а поехать именно на конкретный корабль. Причина столь кардинального решения остается для зрителя неизвестной. И о чудо, в следующем кадре Левко и Мишко уже матросы морского тральщика «Черкассы».

Оказывается, на Украине все очень просто: захотел служить, взял чувал и пошел туда, куда захотел, ни тебе военкоматов, ни тебе организационно-мобилизационных отделов, ни учебных отрядов. Сам пришел на корабль, бросил на койку чувал, послужил, сколь душе угодно, ну, а надоело, опять же, забрал свой чувал и ушел. Все предельно просто, как в плохом партизанском отряде. Что касается Левко, то его для начала определяют помощником кока на камбуз.

Тем временем экипаж морского тральщика «Черкассы» участвует в спортивных состязаниях с моряками российского ВМФ. Вначале россияне берут верх над «черкассцами» в перетягивании каната, но затем украинцы вводят в игру свой козырь – здоровенного мордатого «годка» по имени Серега, который в армреслинге берет верх над русским спецназовцем. Побежденный спецназовец уязвляет Серегу:

— Тебя небось салом откормили?

Серега на это презрительно не реагирует.

Пока экипаж соревнуется, молодой моряк Левко рубит на палубе на куски замороженную свинью.

Далее нас посвящают в богатую внутреннюю жизнь экипажа «Черкасс». Эта жизнь интересна и разнообразна. Во-первых, среди бела дня в кубриках старшины и матросы отчаянно матерятся, открыто курят и режутся в карты. При этом мордатый «годок» Серега покрикивает на других игроков: «Я тебе, сука, зубы повыбиваю!», а на молодого Левко: «Хули ты тут делаешь, карась?» На это, впрочем, никто не обижается, так на «Черкассах» общаются все.

Пока Серега играет в покер, он между делом заставляет Левко отжиматься от палубы. Почему? А просто так от скуки.

Но на этом беды Левко не кончаются. Оказывается, что он неправильно порубил свиную тушу и корабельный кок, матерясь, лупит его по морде куском сала. Впрочем, понять кока можно, Левко действительно тупит не по-детски и подает командиру корабля (самого командира нам, почему-то не показывают, мы видим только его мясистый затылок) суп с нечищеной картошиной. Офицеры в кают-компании возмущены. Кок хочет снова бить морду Левко. Но офицеры, узнав, что Левко в деревне ездил на тракторе, решают перевести его в механики. Налицо явный кадровый голод технических специальностей.

Но Левко не так прост, как нам до этого казалось. Улучив момент, он со своим другом Мишко через помойку удирают в самоволку. Казалось бы, два недавних гопника должны были добежать до ближайшего гастронома, отовариться водкой и упиться до положения риз. Однако Левко неожиданно направляется к некому татарину. Причем это не простой татарин, а местный авторитет-националист. Татарин пьет с матросами чай, прозрачно намекая им, что скоро грянут серьезные события, некие «украинско-татарские» дела. Левко пытается уточнить, что же это за дела? Но татарин многозначительно молчит, поглаживает бороду и пьет чай. Матросам же он говорит, чтобы они держали его в курсе всех дел на корабле. Короче, татарский авторитет в легкую вербует и Левко, и его дружка Мишко.

Честно говоря, и Левко, и Мишко так похожи между собой, что на всем протяжение фильма, я все время путал, кто есть кто. Да в принципе это и не важно, т.к. и Левко и Мишко, по задумке сценариста – это две стороны одной медали…

Следующий кадр – просто классика жанра. На утреннем построении перед нами наконец предстает, сам командир «Черкасс». Он с презрением смотрит на своих матросов, затем обходит строй, проверяя форму одежды. С подчиненными он разговаривает следующим образом: «А ты чего лыбишься, тебе что по роже дать!» Что и говорить, настоящий отец-командир!

Впрочем, на «Черкассах» происходит много такого, что и представить на нормальном флоте просто невозможно!

Вот у борта корабля собирается группа матросов, во главе с уже известным нам «годком» Серегой. Кто-то бросает за борт ржавое ведро. Из него наливают воду в плафон и заставляют пить молодых матросов, так сказать, посвящают в морские волки. Первые два матросы (в том числе и Мишко), выпив морской водицы, сразу же бегут к борту и отчаянно блюют. Третий, Левко, более крепок, и на раз выдувает весь плафон. В данном случае явно помогла допризывная закалка, когда наш герой легко на опохмел выпивал с горла бутылку паленой водки!

Впрочем, «годок» Серега все равно недоволен.

— Борзый, сука! – говорит он, наблюдая, как Левко судорожно глотает морскую воду.

Затем следует лихой поворот сюжета. Оказывается, что весь этот шабаш с плафоном есть ни что иное как прелюдия к принятию воинской присяги молодым пополнением на корабле ВМС Украины!

Отметим, что никого из офицеров на этом весьма немаловажном в жизни каждого военнослужащего мероприятии не присутствует, а всей церемонией заправляет все тот же толстомордый «годок» Серега. Именно он провозглашает, что два облевавшихся «карася» не достойны принять присягу Украине и эта честь представляется только Левко, который с выражением и читает текст присяги в окружении облеванных матросов.

Вот так-то! Это в проклятом СССР и в не менее нехорошей России присягу принимают торжественно перед строем, с приглашением родителей и оркестром. В украинском ВМС все иначе: выпили из плафона, проблевались и хватит!

Но неутомимый «годок» Серега все равно недоволен и ночью устраивает молодым матросам массовую экзекуцию.

Для незнакомых со спецификой корабельной службы поясним, что «Черкассы» в тот момент находятся в море на ходу, и большая часть матросов должна была бы ходовую нести вахту, но только не на «Черкассах», где, по-прежнему, царит полная анархия.

Заметим, что Серега проводит экзекуцию не просто так, а в учебных целях. Стоящим в шеренгу молодым матросам он задает самые идиотские вопросы: сколько иллюминаторов на корабле, сколько гидрантов на корабле, с какой стороны находится корма корабля и т.д. Создается впечатление, что ничего другого мордатый Серега и сам не знает. При этом, не давая возможности «карасям» ответить, он лупит их кулаком в живот. Наконец, очередь доходит и до Левко. Тот, разумеется, ничегошеньки не знает ни про иллюминаторы, ни про корму. За это Серега лупит его от всей души, а затем заставляет добить Левко его другу Мишко. И Мишко буквально забивает Левко до полусмерти. После этого Серега запрещает едва живому Левко спать, пока тот не отыщет на корабле все гидранты. Избитый Левко вползает на верхнюю палубу и в отчаянии бросается за борт.

За Левкой спускают шлюпку и вытаскивают на палубу. При этом опять нигде нет ни одного офицера! Всем руководит все тот же «годок» Серега. Он матерится и бросает обессиленного Левко, как собаку, в холодный форпик, т.е. фактически в карцер. После чего зрителю становится понятно, что на корабле на самом деле всем заправляет не командир, а именно мордатый Серега.

Тем временем, выясняется, что «Черкассы» находятся в море не просто так, а следуют в Болгарию для участия в международных военно-морских маневрах «Блэк си Фор». Но если зритель ожидает увидеть на экране захватывающие кадры настоящего военно-мосркого учения с маневрами кораблей и пусками ракет, то он будет глубоко разочарован.

Сценарист и режиссер решили эту тему совсем иначе, мягко говоря, по-новаторски.

Далее нам демонстрируют участие «Черкасс» в учениях. Честно говоря, лучше бы вообще ничего не демонстрировали, а просто промолчали, т.к. большей нелепицы и большего идиотизма представить себе невозможно. Итак, «Черкассы» обнаруживают посреди моря какой-то разноцветный буй. К нему посылают шлюпку с гребцами (моторной на «Черкассах», по-видимому, нет). Подойдя к бую, украинские моряки обнаруживают на нем похабные наклейки, изображающие половой акт, где в качестве сильного пола обозначен болгарин, а в качестве слабого – украинец. «Черкассовцы», возмущены таким прочтением боевого содружества и поносят братьев-болгар самыми похабными матерными словами. После этого крепят к бую взрывную шашку. Шашка начинает дымить. Внезапно оказывается, что никто не умеет толком грести. На шлюпке начинается паника. Следует взрыв, шлюпка опрокидывается и все мореманы оказываются в воде. Сцену спасения режиссер почему-то опустил, но, судя по всему, горе-морякам несказанно повезло — никого из них не убило. На этом, собственно говоря, международные учения и заканчиваются.

После столь нелегких боевых будней «Черкассы» прибывают в болгарский порт Варна, где уставшим украинским морякам представляется возможность хорошо отдохнуть.

Если кто-то до умает, что для них был организован культурный отдых (культпоходы, встречи с экипажами других кораблей, экскурсии по памятным метам), то он ошибся. Лучший отдых для настоящего украинского матроса – это дешевый бордель. Где в первый же вечер и оказывается практически вся команда «Черкасс».

Но повезло не всем! Левко с Мишко туда не пригласили, а поставили на вахту. Впрочем, друзья не расстроились, а бросив вахту и корабль, также направляются в вожделенный бордель, где со всей военно-морской страстью предаются плотским утехам и пьянству.

Но не все так просто. Сбежавших в самоход «карасей» вполне закономерно обнаруживают гуляющие в том же борделе старослужащие матросы. Несмотря на то, что Левко с Мишко сбежали не просто так, а прямо с вахты, «годки» все же решают на этот раз им морды не бить (все же находятся на территории иностранного государства!), а вместо этого читают лекцию о героическом прошлом «Черкасс». При этом, почему-то, все, по-настоящему героические страницы старого тральщика приходятся на проклятое советское время. О заслугах же корабля в период его нахождении в составе ВМСУ старослужащие почему-то помалкивают.

Впечатленный рассказом о героическом прошлом «Черкасс», Левко чередует зажимания с проституткой с серьезными разговорами. Лапая девицу, он внезапно спрашивает у Мишко:

— А чем ты свою корову убил?

— Секирой! – отвечает Мишко, на котором в это время подпрыгивает болгарская проститутка.

— А за шо? — вопрошает Левко, которому надо докопаться до истины.

— А шоб не болела! – исчерпывающе отвечает Мишко и удаляется с девицей в номера.

Честно говоря, мне прослужившему на ВМФ более тридцати лет, вообще непонятно, как «Черкассы» при такой организации службы вообще не сгорели и не утонули. Во-первых, офицеры корабля, если судить по фильму, практически от всех дел на корабле устранились. Тральщиком руководит «годок» Серега, который и карает, и милует. Именно он, как может, обучает «карасей» военно-морскому делу и даже принимает у них воинскую присягу. При этом на корабле все непрерывно режутся в карты, курят и в кубриках, и во время несения вахты, а при желании, спокойно бегают в самоходы, причем, даже стоя на вахте!

Утром следующего дня опять появляется командир корабля, который перед строем матросов неожиданно сообщает им, что все они суки хуже болгар! Это, так сказать, финальная точка международных учений «Блэк си Фор». После этого, матерясь, командир обходит строй матросов, которые сияют свежими фингалами. Из чего можно сделать вывод, что вчерашний вечер в борделе, не закончился разговорами о героическом прошлом корабля.

Итак, «Черкассы» возвращаются в родной Донузлав. Но страсти на корабле продолжают кипеть. Во время обеда матросам подают кашу с опарышами. Возмущенные матросы, во главе с «годком» Серегой, хватают кока и насильно запихивают ему в рот горсти опарышей, крича: «Жри, сука!»

А по телевизору уже демонстрируют кадры о захвате «зелеными человечками» правительственных зданий в Симферополе.

С тревогой глядя в телевизор Левко думает свою, только одному ему известную думу.

Едва корабль приходит в Донузлав, он, по своему обыкновению, бежит в самоход к знакомому татарину и докладывает ему обо всех делах на корабле. Выслушав Левко, татарин передает ему коробку с рацией. Рацию следует передать лично командиру корабля, для прямой связи с татарскими боевиками. Встревоженный Левко вопрошает: «Что происходит?» На это татарин многозначительно молчит, трясет сивой бородой и пьет чай.

Этого для Левко достаточно, и он понимает, что дело действительно серьезно и надо действовать. Вот так, оказывается, за внешней маской пьяного гопника, скрывается тонкая и ранимая душа настоящего бандеровца!

А вдалеке на берегу из машин уже выпрыгивают первые «зеленые человечки»…

На «Черкассах», тем временем готовятся, к неизбежной схватке с коварным врагом. Во главе народного сопротивления опять стоит «годок» Серега. Он вооружил молодых матросов деревянными палками и фанерными щитами, после чего они начинают биться между собой стенка на стенку, готовясь к нешуточному противостоянию с российским спецназом. При этом, облачившись в длинный черный кожаный плащ, и выставив вперед свой волевой подбородок, Серега выглядит настоящим группенфюрером.

Следующим утром все видят, что вход в Донузлавское озеро уже перегорожено затопленными кораблями. Все, «Черкассы» в ловушке!

Унылые матросы отчаянно чадят папиросами в кубрике. В данной мизансцене меня больше всего умилила сколоченная из неструганных досок лавка. По-видимому, это сегодня действительно самая ходовая мебель на украинских кораблях!

«Годок» Серега допрашивает молодого матроса, что тот подслушал у офицеров. Матрос говорит:

— Поговаривают, что регат «Сагайдачный» сдался русским!

— Это пиз…ж! – авторитетно заявляет Серега и добавляет. – Что еще разузнаешь, докладывай!

Гордый доверием, матрос убегает.

А на «Черкассы» уже прибыл некий российский капитан 1-го ранга, который, собрав офицеров «Черкасс» в кают-компании, агитирует их переходить на сторону Москвы, обещая огромные оклады и все земные блага. Украинские офицеры слушают и нервно пьют чай. Русскому чая они не предложили – не заслужил!

Этот российский капитан 1-го ранга и вправду абсолютно антипатичен, чего стоит его вкрадчивый голос, не говоря уже об отвратительной роже. Но в российском офицере, меня, честно говоря, поразило иное – преогромный иконостас орденских планок, конкурировать с которым мог разве, что маршал Жуков. Наверное, таков был режиссерский ход, показать, что хитрые россияне подослали для переговоров какого-то суперзаслуженного начальника. Разумеется, несмотря на все свои награды, россиянин убывает ни с чем.

После этого командир «Черкасс» предпринимает меры, чтобы оттащить затопленный россиянами катер с входного фарватера. Но, чтобы завести буксир, до катера надо допрыгнуть. Офицер предлагает прыгнуть «годку» Сереге, но тот отказывается и тогда проделать этот трюк вызывается храбрый Мишко. Перекрестившись он разбегается и перепрыгивает. «Годок» Серега посрамлен!

Итак, буксир заведен и следует команда в ПЭЖ, дать ход. Но странное дело в ПЭЖе никого нет, ни командира БЧ-5, ни последнего захудалого мичмана. Там только Левко, умеющий, как мы уже знаем, ездить на тракторе. Но ничего страшного, Левко лихо нажимает нужные кнопки. За кормой «Черкасс» вскипает бурун вода, но все потуги напрасны. Коварные россияне плотно закупорили выход из Донузлавского озера!

Устав от забот, офицеры «Черкасс» обедают в кают-компании. При этом ведут они себя, ни как офицеры, а как настоящие скоты. Это не преувеличение! Честно говоря, увидев происходящее на экране, я подумал, что это мне чудится и перемотав назад, пересмотрел сцену несколько раз. Нет, мне ничего не показалось — украинские офицеры, не признавая вилок, во время обеда действительно жрут из тарелок руками!

Скажу честно, как корабельного офицера, прослужившего не один год на кораблях, этот кадр потряс меня в фильме больше всего. Для чего понадобилось этакий поворот режиссеру для меня осталось загадкой. Может быть именно так выглядит в его глазах символическое единение офицерского состава ВМСУ с простым народом Украины или же так едят действительно едят украинские офицеры и такое поведение в порядке вещей? Другого внятного объяснения у меня нет.

Во время все того же скотского обеда объявляется и первый предатель (ну, как без предателя в украинском партизанском отряде!), который говорит, что может и вправду, лучше перебежать под руку Москвы. коль там оклады лучше в четыре раза. Но настоящие украинские офицеры отвечают ему: «А как же присяга?» И снова начинают жрать руками из своих тарелок! Вот она истинная сермяжная и кондовая правда! Итак, один предатель уже обозначился, но, как говориться, лиха беда началом…

Снова объявляется и командир морского тральщика. Он строит экипаж и уже не матерясь, с грустью сообщает, что все украинские корабли, кроме «Черкасс», уже сдались клятым москалям, после чего вопрошает, кто хочет переметнуться к ворогам, пусть уходит, а те, кто останутся будут стоять вместе с ним до смертного конца. Вначале строй молчит. Затем начинают выходить офицеры и мичманы, а затем и матросы. Покидает строй и подлый кок. Неожиданно едва не перебегает и Мишко, но Левко с другими матросами удерживают его в строю. После этого строй распускают. Проходя по коридору «годок» Серега с силой бьет плечом пробегающих мимо него предателей, которые судорожно собирают свои пожитки. Серега полон презрения к изменникам. За предателями приходит катер, но разозленные матросы-патриоты неожиданно хватают кока и выбрасывают его вместе со шмотками прямо за борт. Так тебе подлюке!

После этого, почему-то разочаровавшись в деревянных палках и фанерных щитах «годок» Серега выдает в арсенале автоматы. Почему выдает именно он, непонятно, ведь судя по нашивке на кармане у Сереги четко указана принадлежность к штурманской боевой части. Но видимо с «Черкасс» удрал и командир БЧ-2, и арсенальщик, ну, а Серега он ведь всему голова!

При этом, получая автоматы, матросы не могут присоединить к ним магазины. Почему? Да потому что украинские матросы, по своей сути, мирные люди и которые никогда не предполагали, что им когда-нибудь придется стрелять!

Между тем, прибывший на «Черкассы» кореш командира привозит ему компьютерную игру в танчики и командир с увлечением предается новому нехитрому развлечению.

Тем временем, активизируются россияне и высылают против «Черкасс» большое гражданское судно, которое самым наглым образом идет на таран.

Все на корабле бегают и суетится. Спокойствие сохраняет лишь командир, который, как ни в чем, ни бывало, продолжает… играть в танчики.

Над Донузлавом опускается ночь. Под ее покровом к борту «Черкасс» осторожно подходит катер с татарами-боевиками. Следует обмен многозначительными паролями:

— Слава Украине!

— Героям слава!

На борт корабля татары передают продукты и баклажку вина. В ответ на катер офицеры передают коробку с самым дорогим —  грамотами и…расписной рушник, прося сохранить эти бесценные реликвии для потомков.

После этого на утреннем построении над «Черкассами» поднимают уже не только флаг ВМСУ, но и знамя татарского меджлиса. Теперь украинский и татарский народы едины в своей борьбе против «зеленых человечков». После этого радостные матросы «Черкасс» с удовольствием лепят на камбузе вареники.

А к «Черкассам» уже подходит катер российского спецназа. На нем стоит морпех, тот самый, что в соревновании по армреслингу проиграл «годку» Сереге. Морпех приветливо машет Сереге рукой, но тот отвечает полным презрением, а стоявший рядом Мишко (или Левко, кто их разберет!) показывает русскому спецназовцу поднятый средний палец. После этого российский катер, не солоно нахлебавшись, уходит. На «Черкассах» ликование.

Подкрепившись варениками, моряки «Черкасс» продолжают подготовку к неизбежному бою с российским спецназом: кто-то лупит кулаками в боксерскую грушу, кто-то качает пресс. Затем тренировка сама-собой перетекает в праздник. Все пляшут, размахивают деревянными палками и кричат, под соответствующую музыку, что они теперь «Воины света».

Вообще-то, по закону жанра, висящее в первом акте на стене ружье, обязательно должно выстрелить в третьем. Поэтому я, честно говоря, ждал, когда-же украинские матросы применят все приобретенные ими навыки по качанию пресса и фехтованию на деревянных палках в деле. Забегая вперед, скажу, увы, этого я так и не дождался…

А российский спецназ, тем временем, оказывается не дремал и захватил в плен храбрых татар, во время их очередного рейса к стоящему посреди озера тральщику. Но всех татар не схватишь! И на берегу у выхода из гавани уже дежурят под видом туристов три молодых татарина, которые информируют командира «Черкасс» о передвижении российских катеров.

Вообще сюжетная линия с татарами что называется, высосана из пальца. Но что поделать, политический заказ, есть политический заказ!

Обстановка, между тем, на озере накалилась до предела. Российские катера начали выписывать на полном ходу вокруг стоящего на якоре тральщика немыслимые пируэты. Над самой головой украинских моряков с ревом то и дело проносится российский боевой гвынтокрыл.

Кто командует украинским кораблем в данный момент вообще непонятно. Никаких команд нет ни от командира, ни от «годка» Сереги. Все только бегают и кричат: «Блять! Блять!»

В конце концов, нервы «черкассцев» не выдерживают, и они бросают в проносящийся мимо борта спецназовский катер боевую гранату. Но тут сказывается низкая боевая подготовка – граната не долетела, и никто из россиян не погиб.

В данном случае мне совершенно непонятна логика сценариста и режиссера. Ведь россияне при всей их нехорошести, оружие по «Черкассам» все же не применяли, зачем же их провоцировать? Зачем создателям фильма наглядно демонстрировать, что пролить кровь первыми решили именно украинцы, а не русские? Но в фильме с логикой вообще неладного много не только в данном эпизоде, поэтому не будем удивляться.

Заметим, что даже по сюжету фильма, в ответ на явную провокацию с брошенной гранатой, российский спецназ проявил завидную выдержку и в ответ огня так и не открыл. Вскоре катера уходят, а вертолет-гвынтокрыл улетает.

Вечером в кубрике матросы, смотря телевизор, видят свои танцы на палубе с палками. Оказывается, шабаш воинов света успело снять украинское телевидение и теперь это транслируется на всю страну. Все радуются, что теперь они знамениты и снова поют песню «Воины света», ну, а заодно, во главе с командиром, стаканами распивают привезенное братьями-татарами вино.

Одновременно неожиданно выясняется, что корабль полностью обездвижен, т.к. из строя вышла рулевая машина. Так как боевого воздействия на тральщик со стороны россиян не было, это значит, что поломка произошла исключительно по вине личного состава. Впрочем, зная об уровне организации службы на «Черкассах» и об уровне профессиональной квалификации членов экипажа, удивляться этому не стоит.

Стенания командира очень странны, т.к. даже при выходе из строя рулевого устройства, вполне можно (хотя это дело и нелегкое) управляться машинами. Но данный вариант командир «Черкасс» почему-то даже не рассматривает. Проиграв очередной танковый бой на компьютере, и глядя на свой горящий танчик, он окончательно пришел к выводу, что все кончено для него и в реальности – пора штыки в землю. Матросам он обреченно объявляет:

— Следующий штурм будет для нас последним!

Ну, а как же танцы с деревянными палками? А для чего делались фанерные щиты и качался пресс? Ведь как все было красиво! Оказывается, все напрасно! И палки оказались не нужными и щиты бесполезными!

Единственный кто пытается возмущаться предстоящей капитуляцией – «годок» Серега, но его уже никто не слушает.

Впрочем, командир решает все же подложить россиянам «свинью» и вывести из строя корабельные дизеля, залив их жидким цементом. Во главе с командиром, матросы спускаются в машинное отделение, в их руках тяжеленые ведра с цементом. В машине дежурит Левко. Не понимая, что происходит, он видит, что командир и другие хотят испортить дизеля (а знающий толк в тракторах Левко, понимает, как важен дизель для корабля, он бросается в драку. Пришедшие матросы, вместо того, чтобы объяснить бедному Левко в чем дело, просто лупят его от всей души и слегка придушивают.

Закончив с дизелями, команда «Черкасс», во главе с командиром, забирается в дальний трюм, где и задраивается, решив именно так встретить российский спецназ. Ну, а, чтобы было не так страшно, начинаю петь печальную песню «Черное море, черное горе», выражая тем самым свою скорбь по происходящему.

Едва наступили сумерки на корабль высаживаются российские спецназовцы, которые действуют как тати в ночи. Вскоре спецназ обнаруживает, что тральщик безлюден, а экипаж сидит в трюме, откуда доносятся унылые украинские песни. Следует диалог:

— Вылазьте!

— Не вылезем!

— Вылазьте!

— Не вылезем!

— Тогда затопим ваше корыто вместе с вами на хер!

Но спецназовцы только пугают. Сидящие в трюме ощущают удар в борт – это подошел буксир, который потащит тральщик к причалу.

К этому времени все песни были уже спеты, а значит пришло время идти в плен. С лицом, исполненным вселенской грусти, командир одевает тужурку, галстук и приказывает отдраить трюм. После этого, под дулами автоматов экипаж «Черкасс» начинает вылезать на божий свет. В конце концов, в трюме остаются двое – почему-то именно Левко и Мишко. При этом Левко от переживаний что-то поплохело и он сидит, скорчившись в углу. Это весьма странно. Почему, видя, что их товарищ себя плохо чувствует, офицеры и матросы не помогли ему подняться наверх, а бросили в трюме на произвол судьбы? Объяснение в данном случае может быть только одно –офицеры и матросы «Черкасс» покидали трюм уже не в адекватном состоянии, каждый думал только о своей собственной шкуре, а потому и оставили в беде своего товарища, поступив, прямо скажем, не по-человечески. Впрочем, рядом с Левкой остался его верный друг Мишко. А в трюм уже спустились спецназовцы с автоматами. Они начали тыкать ими в Левко, приказывая ему подняться наверх. В ответ Левко ныл, что не может. В это время друг Мишко неожиданно кидается на спецназовца и даже выхватил у того пистолет, но сам тут же получает пулю и погиб.

Дальнейшее развитие событий на «Черкассах» нам, по вполне понятным причинам, не показали, так как ничего героического для украинского зрителя там не было.

Но фильм продолжается, и мы уже видим Левко, который возвращается на обшарпанном автобусе в родное село. При этом Левко находится в полном ступоре, так как, приехав, неожиданно отказывается покидать автобус и вообще с трудом понимает, что вокруг него происходит. Между тем односельчане встречают Левко, как героя. Посреди двора накрыт стол, висит плакат, вокруг представители местной власти, родители, сестра и даже та самая девица, из-за которой в начале фильма Левко разбили рожу. Но теперь девица сама трепещет от встречи с героем…

Но Левко ничего этого не надо. Его садят за стол, а ему чудится что рядом с ним сидит покойный Мишко в залитой коровьей кровью рубахе. Левко убегает домой и отказывается выходить к гостям. Затем он заявляет отцу, что его место в Одессе на кораблях ВМСУ, берет свой рюкзак и бывает таков. За околицей перед Левкой начинаются сразу две дороги: одна налево (надо понимать, в Россию), другая – направо (надо понимать, в Одессу). Левко решительно забрасывает за спину рюкзак и начинает движение пешком в Одессу. И мы верим, что, рано или поздно, но он туда добредет. На этом фильм и заканчивается.

Теперь несколько слов о нюансах съемки кинофильма «Черкассы».

То, что межличностные взаимоотношения на морском тральщике ВМСУ во время показанных в фильме событий воссозданы с максимальной точностью является то, что главным консультантом фильма был сам командир «Черкасс» капитан 2-го ранга Ю. Федаш. Именно он, вероятно, поведал сценаристам о «годке» Сереге и о героическом участии корабля в международных учениях, о том, как лупили по ночам в кубриках молодых матросов и как те пытались покончить жизнь самоубийством, бросаясь за борт. Честно говоря, но за данные дела с Федаша следовало сорвать погоны и отправить пасти свиней на самый дальний хутор. Однако в сегодняшнем ВМСУ большой дефицит героев и Федаш в почете. Впрочем, черт с ним, с этим Федашем! Какое нам, в принципе дело, что творится по ночам на украинских кораблях и кто там кого убивает, пусть сами разбираются.

Для нас интересно другое. Реальная история, как известно всегда куда богаче самых воспаленных фантазий. Все именно так получилось и в случае с буксиром «Корец» на котором снимался героический украинский блокбастер.

Дело в том, что весной 2014 года буксир «Корец» без малейшего сопротивления сдался российскому спецназу и безропотно поднял Андреевский флаг. Несколько месяцев спустя, пойдя навстречу мольбам Киева, его вернули Украине. В сентябре 2018 года «Корец» с двумя артиллерийскими катерами участвовал в провокации в Керченском проливе и уже вторично был (опять без малейшего сопротивления со стороны экипажа!) захвачен российской стороной. И снова над ним подняли не украинский, а российский флаг. Спустя некоторое время дважды плененный буксир был снова возвращен Украины. Но, как говорится, бог любит троицу…

Так уж получилось, что из всех кораблей ВМСУ буксир «Корец» самый пленяемый. При этом, как мы уже знаем, каждый раз без сопротивления. Героями команда «Корца» выглядит только в кино, на деле же все совершенно наоборот. Реальная история вечно пленяемого буксира «Корец» полностью затмевает и перечеркивает его киношную, высосанную из пальца сказку. На этом, пожалуй, и поставим точку.

tsn.ua
tass.ru

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Алексей Макаров

    А в каком контексте преподаётся этот «шедевр»? В комическом или в героическом, с которого украинская молодёжь должна брать пример и по примеру героев этого фильма воспылать любовью к свой Родине и с честью орать «Слава Украине».
    Большое спасибо Владимиру Виленовичу, что он смог так ярко охарактеризовать этот «шедевр»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.