Беляев А. Флот, демонстрация флага

В политическом лексиконе, связанном с военно-морской тематикой, встречаются такие термины как Дипломатия канонерок, Демонстрация флага, Демонстрация силы, Проекция силы и им подобные. Вроде бы все понятно, не возникает никаких вопросов. Однако в интуитивно кажущемся понятным их содержании при более тщательном рассмотрении нередко всплывают нюансы и детали, не вполне укладывающиеся в наш индивидуально «заточенный» здравый смысл.

Учитывая это, попытаемся привести в соответствие классическую трактовку указанных понятий и реальную практику их воплощения.

Итак, следуя перечисленному порядку, — несколько слов о дипломатии канонерок.

В классике дипломатия канонерок — это военно-политический курс, при осуществлении которого используется демонстративная проекция силы с применением военно-морского флота. Дипломатию канонерок применяли, в частности, США в Китае при подавлении боксёрского восстания в начале XX века, в ходе которого контроль над китайскими реками осуществлялся американскими и английскими канонерками.

По определению У. Сафайра* — «Дипломатия канонерок — это железный кулак угрозы силой в бархатной перчатке дипломатических отношений». Данное выражение ныне связано с любой практикой использования ВМС во внешнеполитических целях. Вспомним, что канонерки — небольшие корабли с серьёзным артиллерийским вооружением, они широко применялись флотом США в начале XIX века и сыграли свою роль в обороне Новоорлеанского порта от англичан в 1812 году. Канонерки, как класс кораблей, давно ушли в историю, но в военно-политической терминологии продолжают жить. Что же, «написано, как сказано». А с Проекцией силы разберемся дальше.

Известно, что пушки молчат, пока в межгосударственных отношениях достаточно дипломатических средств их регулирования. С понятием «дипломатия» связывают искусство ведения переговоров в целях предотвращения или урегулирования международных конфликтов, поисков компромиссов и взаимоприемлемых решений. С помощью дипломатии высшие органы государственной власти реализуют внешнюю политику и защищают национальные интересы своей страны. В военно-политической плоскости дипломатии в качестве мощного мирного оружия предотвращения развязывания войн и конфликтов флотами используется так называемая демонстрация флага.

Выдающимся примером демонстрации военно-морской силы и российского флага в мировой истории, сочетающим в себе глубокий и тонкий политический расчет с блестящим военно-морским исполнением, является поход двух эскадр Российского флота под командованием адмиралов Лесовского и Попова в Нью-Йорк и Сан-Франциско в 1863 г. во время гражданской войны в США. Кроме нарушения английских и французских коммуникаций в Атлантике и Тихом океане, они без единого выстрела значительно усилили позиции северян и одновременно не допустили вмешательства Англии на стороне конфедератов.

Исходя из этого, демонстрация флага это военно-морская акция по сдерживанию геополитического противника на морских (океанских) театрах. Мирный способ предотвращения войн и конфликтов, реализуемый присутствием в критическом районе своей корабельной группировки, обладающей внушительной боевой мощью. Противостоящая сторона ставится перед фактом неизбежности открытого военного конфликта с геополитическим противником в случае начала действий, противоречащих его интересам.

Посмотрим, как это выглядит в практике новейшей истории отечественного флота и флотов ведущих военно-морских держав.

В середине 60-х годов минувшего столетия в ВМФ СССР была сформулирована и последовательно претворялась в жизнь концепция боевой службы кораблей на стратегически значимых океанских и морских направлениях и ТВД*. К директивно установленным основным за­да­чам бо­е­вой служ­бы флота от­но­си­лись:

В ка­че­стве дополнительных (попутных) раз­вер­ну­тым силам ста­ви­лись задачи:

  • наблюдения за стратегически важными морскими коммуникациями;
  • изучения вероятных районов боевых действий;
  • недопущения разведывательной деятельности вероятного противника на подходах к своему побережью;
  • демонстрации силы;
  • оказания военно-политической и иной поддержки дружественным Советскому Союзу государствам;
  • защиты собственного судоходства и рыболовства.

В 1967 — 1971 годах в Военно-Морском Флоте СССР были для этого сформированы оперативные эскадры со следующими зонами ответственности:

5-я оперативная эскадра (ВМФ, Черноморский флот) — Средиземное море;

7-я оперативная эскадра (Северный флот) — Атлантика;

8-я оперативная эскадра (Тихоокеанский флот) — Индийский океан и Персидский залив;

10-я оперативная эскадра (Тихоокеанский флот) — Тихоокеанский ТВД;

17-я оперативная эскадра (Тихоокеанский флот, с 1979 г.) — Морские ТВД в районе Малаккского пролива.

Отметим, что для надводных сил ВМФ в составе сформированных в те времена оперативных эскадр отнюдь не второстепенными были задачи, выделенные среди дополнительных. Их реализация полностью или в значительной мере укладывалось в то, что выше поименовано демонстрацией флага, являясь ее возможным этапом или эпизодом.

Для противостоящей и подконтрольной сторон наш Военно-морской флаг в определенной акватории или морском районе был свидетельством того, что СССР здесь и сейчас готов к самым решительным действиям. В частности, по сохранению своего влияния и (или) защите интересов дружественного политического партнера.

Наиболее известные примеры подобной демонстрации флага советского ВМФ связаны с прилегающими морскими пространствами и военно-морскими инфраструктурами Кубы, Египта, Сирии, Анголы и Вьетнама.

В силу тех или иных причин не всегда достигался или удерживался требуемый результат в защите подопечных.

Так, Египет в самом начале 70-х по доброй воле после прихода к власти Анвара Садата переметнулся под крыло США. В 1972 году его решением из страны были выдворены советские дипломаты, а ВМФ лишился базы в Александрии.

В событиях НАТО-американской агрессии протии Ливийской Джамахирии в 1986 году присутствие советских кораблей на Средиземноморской театре на смогло остановить коллективный Запад: И силы ВМФ были несопоставимы слабее, и советское руководство во главе с Горбачевым не было готово к столь серьезному противостоянию, и индивидуализм Муамара Каддафи не способствовал тесному взаимодействию Ливии с СССР (подробнее см. http://alerozin.narod.ru/livis.htm).

С задачей демонстрации флага прекрасно справлялись советские авианесущие крейсеры семейства «Кречет». Со второй половины 70-х и до 1988 года ТАКР* «Киев», «Минск», «Новороссийск» и «Баку» присутствовали на средиземноморских просторах, в Северной Атлантике, ТВД Индийского и Тихого океанов.

Кто бы и что бы ни говорил об этих кораблях сегодня, — они являлись цементирующими скрепами океанских бастионов ВМФ своего времени, действенными как в ударном, так и в оборонительном отношении. В отличие от так называемых «настоящих» авианосцев они не требовали тепличных условий базирования, пережив каверзную адаптацию к условиям Крайнего Севера, Дальнего Востока, и были вполне самодостаточными в морских и океанских походах.

Справедливости ради следует отметить, что их служба, как правило, неслась в режиме «на износ». Слабость же их в сущности экспериментальной палубной авиации с лихвой компенсировалась мощью ракетных комплексов, средств противолодочной борьбы и ПВО, обеспечивающих круговую оборону как самого ТАКР, так и кораблей, входящих в состав их тактической групп.

Авианосная многоцелевая группа ВМС США в походе

Охранение ТАКР редко превышало 1-2 корабля. При всем при том авианосные армады ВМС США держались от корабельных соединений во главе с ТАКР на дальности поражения комплекса УРО «Базальт», то есть, как минимум в 500 км.

Ордер ТАКР «Киев» в поисковых действиях на средиземноморском ТВД

Для более емкой по глубине картины к операциям по демонстрации флага ВМФ следует отнести морскую часть учений «Запад-81» (см. https://voenflot.ru/korabli-vmf/belyaev-a-zapad-81). К демонстрациям силы – боевую службу ТАКР «Минск» 1980 г. в Сиамском заливе (см. http://alerozin.narod.ru/demonstration80.htm).

Проследуем, однако, дальше, понимая, что в широком спектре действий флотов демонстрация флага это задача мирного времени. Ее этап – демонстрация силы – наводит на мысль об угрожаемом периоде, когда противоборствующие стороны «разогревают мускулы», готовясь к реальным боевым действиям. Они могут начаться или не начаться, но в реальной практике, как правило, все это имеет очертания проекции силы.

Так что же это такое – проекция силы?

Проекция силы, как термин, используется в политологии для обозначения способности государство для развертывания и поддержания военно-морских, в частности, сил за пределами собственной территории. Даже государства со значительными ресурсами военной и экономической силы могут иметь лишь ограниченное региональное влияние. И только наиболее мощные в военно-экономическом отношении государства способны преодолеть логистические и прочие трудности, связанные с направлением и развертыванием в удаленных от их территории акваториях и местах базирования достаточно мощных флотских формирований, обеспечивающих достижение тех или иных целей.

К показателям способности военно-морской державы к проецированию силы обычно относят:

  1. Участие и степень доминирования страны в политических и военно-политических организациях мирового и регионального уровня («Семерка», «Двадцатка», ШОС, НАТО, ОДКБ и др.).
  2. Масштаб и состоятельность ее ВМС (океанский, ракетно-ядерный, авианосный, прибрежно-региональный).
  3. Корабельный состав ВМС (численность и новизна подводных, надводных сил, сил материально-техническое обеспечения, в т.ч. мобильных и др.).
  4. Наличие и состояние заморских военно-морских баз.
  5. Численность личного состава ВМС, в т.ч. экспедиционных и размещенных за границей. Возможности по оперативной переброске достаточного количества десантируемых сил и средств в местам проекции силы.

В понятии проекции военной силы различают девять составных категорий, зависимых от политических целей и ее «объема». Четыре из них относят к так называемой «мягкой» военной силе, остальные — к «жесткой» военной силе. Что же под этим понимается?

Мягкая сила — это на практических примерах:

  • Обеспечение безопасности морских путей сообщения: защита морских путей от нападений враждебных государств или нерегулярных угроз.
  • Операции по эвакуации граждан или гражданских лиц из другой дружественной страны, когда им угрожает военная опасность или гражданские беспорядки.
  • Гуманитарное реагирование с использованием вооруженных сил за рубежом для оказания помощи в ликвидации последствий стихийного бедствия.
  • Поддержание мира: военные операции, направленные на поддержку дипломатических усилий по достижению долгосрочного политического урегулирования продолжающегося спора.

К примерам проецирования жесткой силы относят:

  • Демонстрация флага: символическое развертывание вооруженных сил в регионе с целью показа политического интереса, решимости или готовности к более решительным военным действиям.
  • Принуждение (сдерживание): использование угрозы применения военной силы против государства-оппонента, чтобы либо побудить его отказаться от проведения проводимой политики. При этом проецирование силы действует как дипломатический инструмент, который может повлиять на политического оппонента в пользу принятие нужных решений.
  • Локальное карательное применение силы против другого государства, как реакция на его «неправильную» политику.
  • Открытое вооруженное вмешательство с перемещением вооруженных сил на территорию «провинившейся» страны с целью оказания влияния на внутренние дела государства, исключая прямое его завоевание.
  • Завоевание с наступательным использованием военных сил и средств с последующей оккупацией территории «неправильного» государств.

***

Современный мир, продвигая в политической жизни вперед тенденцию многополярности, все так же полон противоречий: мирового лидерства, сосуществования «золотого» миллиарда и всех остальных, Запада и Востока, «демократий» и «автократий».

Нынешняя Россия, пережив кошмар развала Великого Союза в «судьбоносные» 90-е, в сомнениях и метаниях отыскивает путь к своему не вполне очевидному пока будущему – Великой Державы Мирового Уровня. Ее флот, несопоставимый ныне с советским, обладает, по крайней мере одной положительной чертой – новизной корабельного состава с нешуточной мощью нового оружия и вооружений, превосходящих все мыслимые зарубежные аналоги и стандарты.

Медленно, но достаточно регулярно пополняется корабельный состав отечественного ВМФ. В нем нет пока новостроек океанской зоны. Но обустраиваемая, к примеру, в том числе и под них военно-морская база в Сирии — верный шаг в правильном направлении. Поговаривают и о военно-морских базах в Судане, во Вьетнаме, даже на Кубе.

Военно-морская база ВМФ России в сирийском Тартусе

Все это вселяет осторожный оптимизм и надежду на достойное будущее нашего ВМФ. Флота, который будет способен внушительно продемонстрировать, когда это потребуется, российский военно-морской флаг на морских и океанских просторах.

И хочется верить, что будет этот флот океанским, ракетно-ядерным и, непременно, авианосным. Ибо, как в песне поется: «Желанно очень для любой серьезной нации / Что по земле шагает собственной дорогой / Иметь немного корабельной авиации / И мужиков таких, как Мельников Серега»!*


* — Уильям Сафайр (1929-2009 г.г.) — президентский спичрайтер, журналист США, признанный авторитет в этимологии

* — театр потенциальных в данном случае военных действий

* — тяжелый авианесущий крейсер

*  — Сергей Николаевич Мельников — лётчик-испытатель, Герой России, первым совершивший 200 посадок на палубу ТАвКР «Адмирал Кузнецов»

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Валерий Бабич

    Прекрасная, глубокая статья. Спасибо Александру Владимировичу Беляеву.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.