Дементьев Ю. Партсобрание

Ребятам из штаба 10 ОПЭСК

Это партийное собрание имело две части, объединённые общим сюжетом.

Часть первая, трагическая.

 

Тогда штаб 10 опэск сидел на бпк 1 ранга проекта 1134Б «Ташкент». Как положено, раз в месяц коммунисты собирались на партсобрание. Парторганизация была общая: штаб и политотдел. Штабных ребят было больше. А потому в острые моменты можно было дожать свою линию против политотдельцев. А политотдельцев мы не любили.

В общем, идет собрание, что-то обсуждают с умными лицами. Коммунисты демонстрируют вместе с докладчиком готовность колебаться вместе с линией партии, стойко выдерживая  намеченный Политбюро курс на коммунизм, который еще со времён Хрущева был не за горами. Выступать надо было обязательно, подтверждая свою лояльность режиму. Всё, как обычно.

А флагманский химик, капраз  Александр Михайлович Казар-ов вместе с флагманским рэповцем и разведчиком – тоже морскими полковниками — приняли перед собранием на грудь по девять капель шильца и тихонько сидят подальше от трибунки. Как те три богатыря в засаде. А на собрание, как назло, все начальники пришли: и комэск, и начпо, и начальник штаба и очень опасный и умный  – замначпо.

Но пока без замечаний.

Вот  доклад закончен,  коммунистам предлагают высказаться.

Коммунисты выступают. А химик, как выпьет, то у него цицеронистый синдром пробуждается. Синдром-то проявляется, но проговорить даже тостик простенький не получается. А говорить всегда в таком состоянии ему очень и очень хочется. Флагрэп это знал прекрасно и бдительно держал Сашкину шаловливую ручонку, что тянулась слово просить. Сашка не отступал и схитрил. Сидел Саша, просто сидел, и ничто не предвещало беды.       Саша  всем видом показывает, что не он стремится потрясти коммунистов пламенной речью. У-у-уф! Флагрэп и расслабился, отпустил Сашину руку. Но, увы: вдруг Саша тянет ручонку решительно и высоко! – слово коммунистическое, мысль партийную массам донести хочет.

Флагманский рэп чуть со стула не упал: прозевал момент, потерял бдительность. Хватает Сашу за ручонку:

-Молчи, Сашка, твою мать!

Но поздно:

-Слово имеет коммунист Казар-ов.

Флагрэп аж скривился:

-П……. Сашке!

И не ошибся он: звиздец подкрался незаметно. Встал наш дорогой капитан первого ранга  и целый флагманский химик и попытался толкнуть речь. Убедительно и зажигательно, полагаем, хотел поднять коммунистов штаба и политотдела на новые свершения.

Но с дикцией у него как-то не заладилось. И ничего из его речи коммунисты не поняли, но об основном, что усиленно хотел скрыть флагманский рэп – догадались.

Сашино бормотание верно определил не кто иной как комэск:

-Коммунист Казар-ов, да вы пьяны!

Его римская прямота изменила повестку дня, и коммунисты дружно проголосовали за рассмотрение на внеочередном собрании персонального дела коммуниста Казар-ова.

Троица покидала собрание в миноре. Один флагрэп не унывал:

-Ничего, Саша, мы этим г………… из политотдела тебя в обиду не дадим!

Но Саша, пьяный-пьяный, а всё усек правильно: светлого будущего ему не видать в ближайшее время.  И время пошло…

 

Часть вторая, оптимистическая.

 

Через недельку (чего уж тут затягивать!) в той же кают-компании «Ташкента» внеочередное партсобрание. Слушалось персональное дело коммуниста Казар-ова. Пришли все, кроме комэска и начпо: их куда-то высвистали наверх. Наверное, в штаб ТОФ. Очень это даже хорошо. Тем более что замначпо был второго ранга, а аксакалы штаба – все как на подбор суровые капразы. Им палец в рот не клади: они шило стаканами пьют, и дело при этом,  как ни в одном глазу исполняют!

Прошла официальная часть. Встает замначпо и предлагает выступить коммунисту Казар-ову

Но сразу же за ним встает флагманский рэп – мужчина очень даже представительный и заявляет, что он лично имеет другое предложение.

-Товарищи коммунисты! Все мы были на прошлом собрании. Так? Так! И что нам нового может сказать коммунист Казар-ов? Поэтому я предлагаю вам не слушать коммуниста Казар-ова, а обсудить его поступок и не затягивать собрание. Будем деловыми людьми!

Коммунисты штаба дружным голосованием провели мысль своего товарища.

После чего все выступающие осудили поступок коммуниста Казар-ова.

Правда имелась некая странность и закономерность. Например, все коммунисты политотдела гневно клеймили поступок Казар-ова и требовали выговора с занесением в учётную карточку.

Напротив, все коммунисты штаба считали, что это нехарактерный случай для прекрасного человека и специалиста, что оступился человек от перегрузки  на служебной ниве. Но наказать его непременно надо. И предлагалось объявить замечание без занесения в учётную карточку.

Дуализм мнений разрешило голосование: победила точка зрения большинства. Демократический централизм победил.

Побитая армия политотдельцев понуро покидала поле боя.

 

         Эпилог

Несколько дней пролетели мгновенно. Мы крутили в море очередное ученье, где флагманским был тот же «Ташкент», и на предварительном заседании в каюте был намечен срок снятия заслуженного взыскания.

После выпитого шила, флагманский рэп заявил:

-Наказали тебя, Сашка, правильно: а не х.., бдительность терять! И я, из-за тебя, опозорился  тоже – и бдительность потерял и товарища не выручил.

Ну, твое здоровье! Исправляйся!

 

00.04.  08 января 2008г. Калининград

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *