За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Дементьев Ю. Аривидерчи, колонель!

Примечание: Магадишо — столица Сомали, крупнейший порт страны.

Всем красивым дамам

Раздрызганый единственный пассажирский причал Могадишо. Это  сооружение! Как он еще держался на полусгнивших досках и кривых стволах опор. Доски пирса рассыпались, растрескались, истерлись. Кривые ржавые разнокалиберные гвозди, потеряв точку опоры,  торчали  из ветхого покрытия. Сквозь щели хорошо просматривалось пространство до воды метра в 3 — расчет на прилив. И это – столичный пирс?

Это не хухры-мухры, а пирс столицы целого государства.

Было ощущение, что пирс этому государству вообще не нужен. Никто ведь не будет спорить, что бывшая, потерявшаяся в песках Нубия, – великое морское государство? А тогда, зачем ему какой-то пирс?

Когда мы ехали на экскурсию, то гид в военной форме с нескрываемой гордостью показал четырехэтажный дом, который удалось построить собственными силами сомалийским инженерам и рабочим! И даже по собственному проекту!

В чём я тогда, не скрою, сильно сомневался.

Ну, да ладно: какое государство – такой и пирс. Жаль, что друзья у нас, у СССР,  всё какие-то занюханные. Но других нет. Другие строить социализм почему-то не хотят.

А пока  мы – героические советские матросы во главе с лейтенантом ждём баркас.

На крейсере – большая пьянка – официальный приём дипломатического корпуса в этой забытой богом и никому не нужной (кроме СССР, конечно) стране.

Все на пьянке, а я – на добровольной экскурсии в африканской деревне. Мне её под видом большого одолжения неназойливо подсунул мой бывший соученик по училищу лейтенант Ч.

Он очень хотел на прием, и игра его изощренного ума нашла выход: он пришёл ко мне и  так ярко описывал прелести африканской деревенской жизни, что я  охотно согласился его заменить.

И вот мы вернулись, обожравшись бананами, походив по краснозему плантации папайи и посетив круглую пустую из травы национальную хижину.

Вид у нас не очень парадный: сказалось посещение плантации папайи: ботинки и белые форменки в коричневой пыли.

Ещё у нас имеется громадная ветка бананов, которую матросы моей группы тащат в мою каюту на закуску, но по дороге она серьезно похудела.

Однако уже часа четыре, и солнце светит не слабо. Пирс пуст, в смысле на нем  только мы.

Крейсер на рейде качает зыбь. Вот от него отвалила точка: все, скоро будем на корабле.

Минут через пять видим забитый до отказа командирский катер, бодро буравивший морской простор.

Вот катер у пирса. Смотрим сверху вниз. Ого, да там и женщины! Легкая мысль сожаления, что я – сущий дурак, согласившись на экскурсию, и что  Ч. меня просто надул. Но, глядя на дам, все, кроме одной, понятно, мысли  испарились мгновенно.

Каким-то образом иностранные гости  стали выбираться наверх по вертикальному трапу. Они не спешили: дипломаты, однако. Но куда делась их неспешность, когда оказалось, что наш катер  стал терпеть кораблекрушение, а попросту – тонуть.

Это просто: при швартовке к пирсу катер напоролся на торчащий кусок железа, какой-то стальной прут и незаметно принял воду. Дырочка была маленькой, а воды он принял быстро и много! Тут народ поспешил изо всех сил. И дамы и господа проявляли уже недипломатическую ловкость и сноровку.

Все обошлось: катер-таки затонул, ткнувшись носом в берег, добираясь туда из последних запасов водоизмещения, а дипломатический корпус, поглазев на жертву кораблекрушения, стал расходиться по  машинам.

Мы с кислыми лицами, остаёмся ждать рабочий баркас.

Из выбравшейся группы сразу выделилась высокая, стройная и очень красивая брюнетка в вечернем платьё. Американка. Рядом стоял ее муж – в чёрном.

Пара выбралась из толпы и быстрым шагом  пошла к длинной чёрной машине с американским флажком.

-Ариведерчи, колонель! – обернувшись влево, коротко бросила брюнетка толстяку в оливковой форме.

Толстяк помахал ей рукой.

Женщина из другого капиталистического мира, недостижимого социального и  материального положения быстро уходила, а я смотрел на её стройные ноги, играющий зад  и прямую спину, как на недостижимую мечту.

Она прошла мимо  меня, даже, не увидев, как мимо пустоты.

Больше я в Могадишо не был. Но на всю жизнь осталось:

-Ариведерчи, колонель!

Калининград

06 января 2009г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme