Чухраев Э. Русский «авось» и Военно-Морской Флот России. Как выглядит российский Военно-Морской Флот по итогам 2020 года?

cepu-library.blogspot.com

Итоги по показателям впечатляют. В них действительно есть много положительного и результативного, что позволяет утверждать:  ВМФ РФ в 2020 году активно и настойчиво решал учебно-боевые задачи, пополнял свой состав новыми кораблями, уверенно осваивал их, новую технику и оружие.

В 2020 году,  в ситуации пандемии,  сложных выборов президента в США, провокационных действий НАТО в Черном и Балтийском морях, в разгар кризиса в Белоруссии и военного конфликта в Карабахе, инцидента между российским и американским военными кораблями в Тихом океане, Россия уверенно демонстрировала боевую готовность сил своего Флота.  Провела внезапные масштабные учения Черноморского и Балтийского флотов, где отрабатывались все виды задач (перехват, защита территории, десантные атаки, действия на берегу).  Разместила на Курильских островах системы ПВО С-300. Заключила соглашение о базе российского флота в Судане. В условиях создания нового американо-норвежского арктического альянса подняла статус Северного флота до уровня военного округа.

Общая картина итогов 2020 года такова.

  • 21 декабря 2020 года на заседании расширенной коллегии МО в присутствии Верховного Главнокомандующего (Президента России)  Министр Обороны РФ заявил, что  ВМФ России за 2020 год получил две современные подводные лодки, 7 надводных кораблей, 10 боевых катеров, 10 судов и катеров обеспечения.
  • Уточним: с  учетом декабря по боевым кораблям ВМФ в 2020 году принял:

— АПКР «Князь Владимир» нового проекта 955А;

— дизельную ПЛ «Волхов» проекта 06363;

— большой десантный корабль (БДК) «Петр Моргунов» проекта 11711;

— первый серийный фрегат «Адмирал Касатонов» проекта 22350;

— корвет «Гремящий» проекта 20385;

— корвет «Герой Российской Федерации Алдар Цыденжапов» проекта 20380;

— патрульный корабль «(ПК) «Павел Державин» проекта 22160;

— малый ракетный корабль (МРК) «Одинцово» проекта 22800;

 — базовый тральщик (БТЩ) «Яков Баляев» проекта 12700;

— три боевых катера (БК) типа «Раптор»;

— один БК-16.

— по количеству береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион» Береговые войска ВМФ в 2020 году вышли на показатель 74% от потребности

  • В 2020 году завершился срок выполнения Государственной программа вооружений (ГПВ-2020). Официальные итоги таковы:

— ВМФ получил 108 баллистических ракет для подводных лодок, 4 стратегических подводных крейсера проекта 955 типа «Борей», 7 современных подводных лодок и 161 надводный корабль, а также 17 ракетных комплексов противокорабельной обороны «Бал» и «Бастион».

  •   Главными достижениями в 2020 году были:

—  4-х ракетный залп баллистической ракетой «Булава». Но специалисты считают, что было бы гораздо интереснее, если бы две подводные лодки выстрелили парой ракет каждая. — Проведено несколько успешных пусков сверхзвуковых ракет «Циркон».

Но с появлением «Циркона» еще более остро встал вопрос о необходимости точного целеуказания (а это остается большой проблемой для ВМФ). Процесс создания спутниковой системы целеуказания «Лиана» неоправданно затягивается. Может быть, стоит подумать об альтернативном разработчике и поставщике этих средств. Иначе «Цирконами» придется стрелять на «авось».

Успешно проведены ракетные стрельбы кораблей. Флагман ТОФ ракетный крейсер «Варяг» и атомный подводный крейсер «Омск» выполнили в акватории Беренгова моря совместную ракетную стрельбу по морской цели (дальность стрельбы была соответственно 450 и 320 км.).

Проведена ракетная стрельба береговых мобильных комплексов «Бастион» по сложной мишени в акватории Анадырского залива. Комплексы, доставленные на Чукотку большими десантными кораблями, совершили 50-ти километровый марш в позиционный район по пересеченной местности. 

— В ходе учений «Океанский щит — 2020» корветы ТОФ «Громкий» и «Совершенный» впервые провели в Чукотском море совместную артиллерийскую стрельбу на подавление невидимой береговой цели, скрытой рельефом местности. Вот такие итоги. Но важно увидеть и правильно оценить просчеты и недостатки, сделать выводы и приять оперативные решения для исправления ситуации. Потому что она реально по некоторым позициям выглядит тревожной и даже опасной и для Флота, и для страны в целом. С ней условно можно смириться, если действительно только рассчитывать на то, что авось в ближайшие годы с Россией никто не решится воевать. А так вполне намек, может быть, даже  на Цусиму.

Тревожные моменты итогов ВМФ России за 2020 год (на основе публикаций в СМИ и отрытых  источников Министерства обороны РФ). 

Первое. Иногда создается впечатление, что руководство Министерства обороны и ВМФ не представляют Верховному Главнокомандующему реальную обстановку на Флоте по основным показателям боевой готовности и боеспособности ВМФ (сравните оценки по итогам выполнения ГПВ-2020 Министерства обороны и реальные показатели).

В январе 2020 года в Севастополе Главнокомандующий ВМФ докладывал Президенту РФ о перспективах развития ВМФ. При этом публично был озвучен ряд знаковых для ВМФ тем. Одна из них – строительство УДК (универсальных десантных кораблей, два корпуса из которых через полгода заложили на заводе в Керчи).  Решение об их строительстве было неожиданным (в конце 2020 года тоже неожиданно принято решение об увеличении водоизмещения УДК до 40.000 тонн). Еще в середине 2019 года вопрос по этим проектам не стоял. Шло строительство гораздо более скромных амфибийных кораблей. Конечно, иметь таких два УДК для Флота, это хорошо. Но, чтобы их эффективно использовать, нужны два необходимых условия, которых в стране нет. 1. Надежное авиационное прикрытие (его нет) и наличие современных вертолетов (старых не хватает, а строить новые не планируется). 2. Наличие соответствующего плавучего тыла (его тоже нет). С учетом этого о серьезных амфибийных операциях ВМФ говорить сложно. И строящиеся УДК могут стать просто кораблями для парадов. Но какие средства будут истрачены на строительство этих УДК?!

ГК ВМФ также представил Президенту РФ проект нового перспективного корабля океанской зоны (на базе проекта 20386), оснащенного ракетным комплексом «Калибр». При этом он публично доложил, что на корабле будет 32 пусковые установки (ПУ) этих ракет. На самом деле проект предусматривает лишь 16 ПУ ракет  «Калибр», а еще 16  — это для других ракет – ЗРК «Редут». Получилась вот такая «хитрая военно-морская арифметика».

Докладывают ли Верховному Главнокомандующему о серьезных проблемах с подводным флотом? Очень большие сомнения, что он знает о том, что атомный подводный крейсер  «Князь Владимир» был принят ВМФ  без проведения всего объема необходимых испытаний и фактически без противоторпедной защиты (без  средств и отказа ВМФ от проведения их объективных испытаний). Явно существуют большие проблемы по новой АПЛ «Казань» (это головная подводная лодка проекта 885М). Срок сдачи ее Флоту неоднократно переносится. И снова перенесен, теперь  на 2021 год. Принятая Флотом дизельная ПЛ «Волхов» не имеет даже гибкую протяженную буксируемую антенну (ГПБА) , об антиторпедах и речь не идет (как и об устранении ряда других серьезных недостатков).

Но зато Верховному Главнокомандующему ГК ВМФ представил новый «перспективный» корабль дальней морской зоны проекта 20386. На самом деле совсем не проработанный и очень дорогой проект (по оценкам специалистов проект – крайне слабый), который хотят пустить не только вместо корветов, но вместо объективно хорошего фрегата проекта 22350. Главным достоинством этого проекта выдвигается его модульность. Но специалисты считают, что эта идея выльется в очередной просчет для Флота. Флоту нужны именно такие фрегаты как первый серийный проекта 22350 «Адмирал Касатонов» (принят в состав ВМФ в 2020 году), но с усиленным вооружением.

Радует то, что все же в 2020 году (несмотря на «серьезные баталии») было принято решение о закладке дополнительных фрегатов проекта 22350 и возвращении к постройке ранее отвергнутых Флотом (как, якобы, уже устаревших) корветов проектов 20380 и 20385.

Второе. Военно-Морской Флот идет на поводу у ВПК: соглашается строить не эффективные корабли и суда, ускоренными темпами принимает в состав Флота от промышленности некачественно или с большими недоделками построенные корабли.

Промышленные структуры, не стесняясь, рвут под себя кораблестроительный бюджет, не очень заботясь о качестве и надежности, пытаются сдавать неготовые корабли, пропихивают какие-то «бредовые» проекты. А заказчик (то есть Флот) вместо жесткого отстаивания своих интересов почти совсем не сопротивляется этому.

Напомним позорный факт для ВМФ России. 30 декабря 2013 года состоялось необычное и странное событие: принята в состав ВМФ головная многоцелевая АПЛ с крылатыми ракетами проекта 855 «Ясень» «Северодвинск». Событие странное потому,  что лодка была принята только в опытную эксплуатацию без подъёма Андреевского флага.  Так как она находилась с критическими для боеспособности  недоделками и не  готова по техническому состоянию к выполнению своих боевых задач. Однако акт о приемке  такой лодки  подписал Главнокомандующий ВМФ адмирал В.В. Чирков.  Но совесть в нем  все же заговорила, и он через день отозвал свою подпись. Тем не менее, через полгода Флот все равно принял абсолютно небоеспособную лодку. И с того времени (с 2014 года) промышленность не передала Флоту ни одной подводной лодки этого проекта.

Кораблестроительные результаты ВМФ в 2020 году убедительно показывают, что Флот фактически «лег под промышленность». К тому, что уже упоминалось в этом отношении, есть и другие факты. В декабре (буквально накануне нового года) Флот принял с большими недоделками БДК «Петр Моргунов» и БТЩ «Яков Баляев». А корветы проекта 20385 «Гремящий» и проекта 20380 «Герой России   Алдар Цыденжапов» в это же время были приняты, по сути, небоеспособными из-за больших проблем с ПВО.

В январе 2020 года Северный флот получил новый средний морской танкер проекта 23130 «Академик Паншин» (танкер долгострой). В 2024 году планируется, что на СФ прибудет второй такой же танкер. А всего заявлено о строительстве для ВМФ еще пяти танкеров этого проекта. Но строительство для вспомогательного флота ВМФ России таких судов как танкер «Академик Паншин» – это, как минимум, большая ошибка. Этот танкер получился одним из наиболее скандальных морских заказов Министерства обороны. Он очень дорогой, но при этом у него слишком мал дейдвуд (в результате сильно возрастает тяговое усилие на гребной винт).  А это не просто количество топлива. Это фактически урезанные стратегические возможности по проецированию силы в дальней морской  и оперативной зоне. Но его сознательно навязали Флоту, открыв под конкретный заказ и завод.

Третье.  Несмотря на наличие важных положительных итогов, боевая подготовка в ВМФ страдает показухой и упрощенностью.

Знаковыми событиями в 2020 году были: оперативное учение с межфлотской группировкой разнородных сил ВМФ «Океанский щит – 2020» и стратегическое командно-штабное учение «Кавказ – 2020». На учении «Океанский щит – 2020» проведено двусторонне бригадное тактическое учение соединений, дислоцированных в Приморском крае и на Камчатке. При плдготовке к нему осуществлена переброска личного состава комбинированным способом – морским и воздушным транспортом.
Примечательно, что в рамках практических действий корабли десанта прошли на учении 116 тысяч морских миль. Подразделения морской пехоты ТОФ впервые провели бой при высадке десанта на необорудованное побережье в районе бухты Проведения на Чукотке. Самолеты Ан-26 и Ан-12 доставили десант в тыл оборонявшегося «противника». Это все здорово!

Но на учении «Океанский щит – 2020» снова не обошлось без показухи. Вместо «вертикального охвата» и «захвата господствующих высот» (как было объявлено в задачах учения) высадка десанта с вертолетов производилась (увы, как обычно) только на урез воды. Как это будет выглядеть против серьезного противника? Но получается, что начальствующему взору так (на урез воды) гораздо красивее и приятнее.

И еще. Подобные учения без поддержки авиации – это снова в высшей степени показуха. Но у Флота своей авиации для такой поддержки нет.  А дальняя авиация ВКС выделила на эти учения для ФМФ … всего лишь один Ту-95, без противолодочных ракет  и никак не способный действовать против надводных целей. Это выглядит, как издевательство. Но такое на флоте стало давно нормой.

А в учении «Кавказ – 2020» на фоне того, что делали силы армии и ВКС, ВМФ по большому счету вообще занимался сплошной показухой. Тем самым  показывал, что он пребывает в состоянии «авось войны не будет». Но отчет получился звучащим: «Задачи, поставленные силам Черноморского флота и Каспийской флотилии в ходе этого учения,  были выполнены профессионально. Было проведено свыше 430 различных мероприятий боевой подготовки, в том числе более 170 боевых упражнений  с практическим применением оружия».

Четвертое. Противоторпедная и противоминная подготовка в ВМФ России остаются на крайне низком уровне, что в целом подрывает боеспособность флота. Вот факты:

—  Приз ГК ВМФ по торпедной атаке надводных кораблей взяла подводная лодка ТОФ  «Рязань». Но призовую стрельбу она выполняла старыми торпедами 53-65К (дистанции стрельбы для практического варианта менее 30 кабельтовых или менее 5,6 км.).

— Приз за торпедную атаку подводной лодки получила дизельная подводная лодка (тоже старыми торпедами СЭТ-65). Но при этом на подводной лодке не в состоянии применять свои штатные телеуправляемые торпеды ТЭСТ-71М.

— В ВМФ фактически сорвано освоение новой торпеды «Физик-1». Флот показал неспособность ее освоить.

—  В составе СФ и ТОФ до конца декабря 2020 года не было ни одного не только современного противоминного корабля, но даже элементарных противоминных подводных аппаратов! Сейчас появился БТЩ «Яков Баляев» (с единственным аппаратом). На все морские  стратегические ядерные силы России один тральщик, концепция использования которого (якобы, новейшего корабля)  уже тоже устарела!

— ВМФ России совсем не проводит подледные торпедные стрельбы. Флот в Арктике «успешно стреляет ракетами». Только вот – по кому? Реальные угрозы России в Арктике сегодня исходят или из-подо льда, или из-под воды, или с воздуха.  Но, несмотря на большой «скандал», который был пару лет тому назад, ни одной торпедной стрельбы подо льдом с включенными системами самонаведения так и не провели. На сегодня торпеды (в целом, морское подводное оружие) – это наиболее критическое и провальное направление в вооружении ВМФ России. Фундаментом стратегических ядерных морских сил будет не «дальность полета и количество боеголовок БР», а неотвратимость ответного удара, основой чего является боевая устойчивость этих сил (важнейшей частью которой является подводное оружие и торпеды).

Пятое. Морская авиация ВМФ России по-прежнему малочисленна и отстает от современности. Состояние Морской авиации должно вызывать тревогу у руководства ВМФ. Но этого не происходит. В отчете МО РФ за 2020 год очень тревожат удивительно малые цифры налета авиации.

А в Морской авиации этот показатель традиционно значительно хуже. Средний налет на один экипаж чуть превысил 60 часов. И это выдается как достижение!

Вот такие итоги сегодняшнего ВМФ, такую правду  должен знать Верховный Главнокомандующий РФ. Эту реальность должны честно воспринимать, осмысливать и решительно действовать все флагманы ВМФ, командиры и начальники всех рангов, руководители российского Военно-промышленного комплекса. Тогда будут соответствующие действия,  и обязательно будет повышаться реальная боевая готовность и боеспособность Военно-Морского Флота России.

Рост угроз со стороны США и НАТО в 2021 году

Слабые позиции становятся еще более ощутимыми и опасными на фоне роста угроз, прежде всего военных, со стороны США и НАТО против РФ. Лишь в декабре 2020 года (с задержкой на 2 месяца) был принят военный бюджет США на 2021 финансовый год  (740,5 млрд. долларов).  Приоритетное внимание в бюджете уделяется финансированию программы, которая займется обеспечением боевого преимущества США против Китая и России, в том числе разработкой высококлассных боеприпасов, беспилотных систем, гиперзвуковых ракет. США официально считают Россию одной из главных военных угроз. Поэтому в 2021 году они выделяют 290 миллионов долларов только на борьбу с Россией. Расходы на ядерное вооружение в 2021 году в сравнении с прошлым годом вырастут  на 18%. Значительная часть денег пойдет на разработку ядерной боеголовки W93, закупку истребителей и подводных лодок с баллистическими ракетами класса «Колумбия». Американский флот пополнят девять боевых кораблей и субмарина четвертого поколения класса «Вирджиния», которая оснащена необитаемыми подводными аппаратами. Помимо этого, в планах командования ВС США строительство десантного корабля USS Saipan (LHA 9). Авиация ВМС получит восемь противолодочных самолетов P-8 «Посейдон».

В 2021 году ВМС США проведут крупномасштабные маневры нескольких авианосных групп с десантными операциями («невиданными в новейшей истории»). Там впервые задействуют небольшие тактические кибер-группы, применяющие новые наступательные вооружения и информационные ресурсы.

Значительную роль в современном противостоянии на море в ближайшие годы США отводят искусственному интеллекту. Информационные и цифровые технологии в стратегии ВМС США занимают центральное место. «Цифра» решает все, позволяет быстро и эффективно вести морской и сухопутный бой.

ВМС США приказали боле агрессивно действовать против русских кораблей в приграничных водах России и в Арктике. В 2020 году стратегические бомбардировщики США имитировали ракетные удары по воинским частям и кораблям Балтийского и Черноморского флотов. Весной 2020 года корабли ВМС США и Великобритании впервые за 30 лет зашли в акваторию Баренцева моря.

В 2021 году Россия и США продлили действия Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ, СНВ-3). Это хороший знак. Но с новым президентом США  Джо. Байденом  российско-американские отношения, скорее всего, не улучшатся.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *