Чухраев Э. Пётр Великий и Военно-Морской флот России. Морская составляющая величия Петра

Никитин Иван Никитич. Петр I на фоне морского сражения. 1715

По сути дела, до 23 лет Петр как царь серьезно государственными делами, управлением страной не занимался. К этому же времени (1695 год) завершилось и окончательное формирование его личности (довольно позднее по меркам того времени).

Все эти годы молодой Петр жил как бы в двух мирах. В одном – традиционном – он был царем, являлся в царском облачении на торжественных церемониях и молебнах в Кремле. Этот мир был для Петра скучным и нелюбимым, даже потенциально опасным (здесь все время шла борьба за царский трон). В другом – «преображенском мире» (в царской резиденции в селе Преображенском под Москвой, в 7 км от Кремля) – он жил игрой, возводил укрепления, маршировал среди своих «потешных» (так называли тех, кто с ним играл в военные игры, сначала это была небольшая рота, а потом выросли целых два полка), бил в барабан, стрелял из пушек, штурмовал земляные крепости. Здесь ему было интересно, он был в кругу единомышленников.

Этот «преображенский мир», с одной стороны, смог рано выявить большую тягу царственного мальчика к военному делу, а с другой стороны, активно способствовал развитию в нем способностей именно военного направления. Здесь Петр окончательно и серьезно увлекся военным делом.

В результате уже в юные годы Петр хорошо разбирался в военной сфере. Гениальное и «прозорливое око его» могло усматривать уже в том возрасте все мелочи русского военного строя. Петр рано понял, что вся сила государева зиждется на хорошо устроенной армии. С юности для него был ясен вопрос, должен ли сам царь быть военачальником. Поэтому все свои главные силы и практически всю жизнь он употребил на преобразование армии и создание военного флота в России. Почти все историки приписывают Петру Романову военный талант, многие говорят о его гениальности в военном, особенно в морском деле.

В Преображенском совершенно неожиданно в нем открылся и талант морского человека. В нем проснулся сильный морской инстинкт, который со временем разбудил в нем природного морского гения. Он резко и навсегда увлекся морем, кораблями, военным флотом. Это увлечение отодвинуло от него все остальное. Сначала играя, он стал жить морем, заниматься морем и морским делом.

А потом игра переросла в серьезное занятие, которое стало главным смыслом всей его жизни. Он почувствовал в себе не только тягу к морю и флоту, но и уверенность в том, что в нем есть какие-то особенные морские природные силы. Настолько почувствовал, что начал сам учиться строить настоящие корабли, создал целую «потешную» флотилию на Плещеевом озере. И здесь в юном сознании Петра еще смутно, но уже начали складываться мечты, идеи о русской морской державе, о ее военном флоте. Пока это еще только забавлялась душа молодого Петра. Но забавлялась причудливо. У него не было еще моря, а он уже строил корабли, устраивал с ними «потешные» сражения.

Но какие великие идеи таились в этих забавах и какие могущественные последствия дали они позже! Все это стало залогом морского будущего России, которое задумал гениальный Петр.

Феномен произошедшего состоял в том, что этой идеей возгорелся не просто способный и волевой государственный деятель, а главный правитель страны, молодой монарх, в руках которого для реализации этого непростого замысла были все возможности и необходимые силы. Притом это был даже не просто монарх, но еще гениальный, необычный правитель. В этих обстоятельствах морская идея Петра была обречена на успех. Стремление как можно быстрее реализовать эту идею заставило Петра I по-настоящему повернуться к выполнению своих государственных обязанностей.

С этих пор он превращается в реального царя России, начинает серьезно управлять государством. Морские дела подтолкнули Петра I к необходимости обновления России, реформированию ее не только в военной сфере, но и в других областях. Именно в последнее десятилетие XVII века сформировалась морская составляющая личности Петра I, родилось и окрепло увлечение морем, появилась идея строительства флота в России и страстное желание пробиться к морю.

Зубов А.Ф. Портрет Петра I. Фрагмент. 1712

Гениальность Петра в морской сфере состояла в том, что все свои таланты и способности он направил на создание военного флота, добычу моря для России и превращение ее в сильное морское государство.

Три события, случившиеся последовательно за пять лет (с 1693 по 1698 год), окончательно определили главную направленность жизни и деятельности еще совсем молодого царя Петра: он выбрал главный курс своей жизни – на море.

Первым таким событием стали две поездки Петра в Архангельск на Белое море в 1693 и в 1694 годах. Здесь царь впервые увидел морские корабли, настоящее море, совершил первые плавания при штормовой погоде. Это дало мощный толчок его фантазии, укрепилась еще больше мечта о море для России. Именно с этого момента у него начал складываться и в течение всей жизни расти культ корабля.

1702 год. Петр I на пути в Архангельск. Город Тотьма. Ильин Максим. 2017

Теперь уже увлечение морем, кораблями для Петра I стало не просто капризом, как это было раньше, а большим государственным делом. Юный гений Петра осознал всю принужденность России быть слабой из-за отсутствия выхода к морю. Он стал рассуждать, как бы этому помочь, как бы достать море, свободный выход в него, а вместе с этим силу, мощь и богатство стране. Как писал М.В. Ломоносов, «это побудило неусыпный дух Петров к полезному рачению основать флот и на морской глубине показать российское могущество».

Второе важное событие, которое активно продолжило пробуждать морской гений Петра Великого, – это два похода (1695 и 1696) против турецкой крепости Азов. Здесь у него появился настоящий первый богатый военный опыт. Первая неудача осады Азова в 1695 году, опыт управления большой настоящей армией. Потом в 1696 году тяжелая победа не на привычных «потешных» учениях под Преображенским, а в настоящем бою с серьезным противником. В Азовских походах Петр I окончательно поверил в силу военного флота и его важную роль в жизни государства. Более того, он принял в 1696 году окончательное решение – ускоренно строить регулярный Военно-Морской Флот, которого до этого не знала вообще Россия.

Осада Азова. 1696. Гравюра Шхонебека

Для второго Азовского похода в невероятно короткие сроки и в невероятно трудных условиях на верфях под городом Воронеж на реке Дон Петр I организовал строительство большого «морского каравана», который положил начало первому в России регулярному морскому формированию – Азовскому флоту, без которого победа под Азовом была бы невозможна.

На берегу Азовского моря Петр начал возводить необычный город Таганрог – первый в России военный порт для базирования кораблей Азовского флота – в чем-то прообраз Санкт-Петербурга. Все это стало для Петра I генеральной репетицией тех больших дел, которые через 6 лет, но уже в иных, грандиозных масштабах он развернул на Балтике. Под стенами Азова в сознание Петра вошло еще большее представление о собственном месте, роли в жизни России, которую судьба отвела ему. Цель Азовских походов состояла в том, чтобы испробовать возможность прорыва через Азовское море в Черное. И молодой царь понял, что это вполне можно сделать. Это уже была для Петра I настоящая война, хотя и здесь над ним еще во многом висел максималистский и легковесный юношеский груз села Преображенского и Плещеева озера. Потом, на Балтике, он почти повторит схему Азова: завоюет море и берег, построит военный флот, крепости и порты.

Но все это будет уже совсем на другой основе – более осмысленной и взвешенной идеи резко повзрослевшего человека и монарха.

Третьим важным событием в морском становлении будущего императора России была его первая и длительная поездка за границу в Западную Европу (1697–1698), где он был в составе Великого посольства под именем десятника Петра Михайлова. Эта поездка преследовала в основном морские цели: изучить опыт строительства кораблей и организации военного флота в ведущих морских державах, набрать за границей на русскую службу опытных кораблестроителей и профессионалов-моряков, а также заручится поддержкой и помощью у правителей западных стран в борьбе с турками за выход России к Черному морю. По содержанию это было богатое и насыщенное интересными событиями настоящее морское заграничное путешествие Петра I. Почти во всех странах он шел на различных катерах, кораблях и яхтах по рекам и по морям.

Путешествие доставляло ему особое удовольствие, он еще больше «оморячился» и влюбился в море. В Риге он нанял за 60 червонцев два малых бота и тайно покинул ее, убыв в Курляндию, откуда на судне «Святой Георгий» из Митавы (столицы Курляндии) 2 мая 1697 года пошел морем в Кенигсберг (ныне российский город – Калининград). Так он впервые увидел Балтийское море, которое вскоре овладело всеми его помыслами. В конце июня Петр вновь на корабле пошел в порт Пиллау (ныне российский порт Балтийск), чтобы потом оттуда отправиться в Голландию. Но морское плавание пришлось прервать, так как в море появились пираты, нанятые французами.

Петр I высадился в Германии, чтобы продолжить путешествие по суше. Но фактически он продолжал свой путь снова по воде: по реке Рейн и по каналам. 7 августа 1697 года он прибыл в Амстердам (Голландия) и тут же поспешил к морю. На следующий день он поселился в Саардаме, небольшом городке на морском побережье, где была корабельная верфь. Здесь он часто выходил в море и умело управлял яхтой, иногда совершал прогулки на небольшом буере.

Маркус. Великое посольство Петра I в Европу. 1697–1698 гг. Справа портрет Петра в одежде матроса во время его пребывания в голландском Саардаме

Но Саардам не был главным центром судостроения в Голландии, здесь сооружали в основном купеческие суда и мелкие лодки. Большие же корабли строили в Амстердаме. И 16 августа Петр был уже там. Здесь он с восхищением увидел настоящие большие морские суда и военные корабли. И вновь свободное от работы на корабельной верфи время он проводил в море, выходя туда на гребных лодках и на яхтах.

Адмиралтейство Амстердама в наши дни (справа). Почетная доска «Здесь работал царь Петр Великий с 30 августа 1697 по 15 января 1698» (слева)

В Амстердаме Петр I присутствовал на показательном морском сражении в заливе Зюйдерзее, данном в его честь городскими властями. В нем участвовало большое число военных кораблей и береговая батарея. Корабли, построенные, как обычно, в две линии, вели между собой артиллерийский бой. Русский царь, находившийся вместе с послами и бургомистром Амстердама на разукрашенной яхте, с большим интересом впервые в своей жизни наблюдал за учебным боем боевых кораблей. И настолько вошел в азарт баталии, что не выдержал роли пассивного наблюдателя и, перейдя на один из кораблей, сам принял участие в маневрах, которые начались ранним утром и закончились далеко за полдень.

Абрахам Сторк. «Посещение Петром I Голландии. Показательный бой на реке Эй в честь Петра I 1 сентября 1697 года». 1700
Заандам, Нидерланды. Памятник Петру I. Скульптор Леопольд Бернштам. Установлен в 1910 году

Позже король Англии Вильгельм III пригласил Петра I в свою страну и прислал за ним три военных корабля и две яхты, чтобы доставить его в Лондон. 9 января 1698 года корабли подняли паруса, и Петр  отплыл в сторону Альбиона, а утром 11 января он уже прибыл в Лондон. Большую часть времени на переходе морем он, одетый в платье голландского матроса, провел на палубе. Адмирала Митчела, его сопровождавшего, он засыпал вопросами по части навигации, устройства кораблей. Однажды он полез на мачту, пригласив последовать за ним и адмирала, но тот, ссылаясь на свою дородность, вежливо уклонился.

Памятник Петру I в Дептфорде (Лондоне). Открыт в 2001 году. Автор Шемякин Михаил

В Лондоне русский царь неоднократно встречался с королем Англии и с жаром говорил ему о своих планах создания военного флота, выхода России к морям. Король слушал молодого русского повелителя, не скрывая недоверия, превосходства и иронии. Он пригласил Петра I посетить главную базу военно-морского флота Англии – Портсмут, где специально для русского царя были устроены учения военных кораблей, самых мощных в тогдашнем мире. Наблюдая их, Петр не скрывал своего восхищения. И даже воскликнул: «У адмирала Англии значительно более веселая жизнь, чем у царя России». В Портсмуте он три дня осматривал корабли, а на линейном корабле «Гамбург» даже выходил на рейд.

Все это произвело на него сильное впечатление. В период обучения морскому делу в Англии Петр I по максимуму возможности познакомился со всем, что относилось к военно-морскому флоту. Он неоднократно посещал Вулидж, где находился главный артиллерийский арсенал английского флота, и другие объекты. Лондон, увиденный Петром I, был крупнейшим городом мира, который насчитывал 700 тысяч человек жителей. Порт Лондона в 1698 году принял более 14 тысяч кораблей.

25 апреля 1698 года царь отплыл из Англии снова в Голландию. Море было бурным, корабли бросало с волны на волну. Но он был рад такому морю и делу, которое ему удалось сделать в Англии. Заграничное путешествие было большой и полезной морской школой.

Что дало это заграничное путешествие Петру I? У него появилось не наивное, как было до этого, а достаточно профессиональное понимание и умение в области морского дела. Он более взвешенно и реально начал осмысливать суть задуманного им – построить военный флот и добыть России выход к морю. В итоге этого путешествия будущий адмирал вывез из Европы еще один важный вывод, который он понимал предельно просто, даже упрощенно: грядущее морское могущество России возможно лишь на путях реформ, посредством переноса на русскую почву европейских институтов, порядков, науки и культуры.

Петр стал одним из первых русских правителей, который ясно понимал, что для упрочения своей власти и достижения могущества российского государства необходимо, как можно быстрее, перенять и приспособить к условиям России, к менталитету ее народа все самое новое и полезное, что есть на Западе, будь то технология, машины, военный флот, воинские уставы или обычаи. Слава Петра I вовсе не становится меньше, оттого что он многое, особенно в морском деле, заимствовал у развитых европейских морских держав.

Джон Мюррей. «Тройной портрет», около 1692 года. Изображены три адмирала, отличившиеся в войне против Франции в 1692–1693. В центре адмирал Джон Бенбоу, который принимал Петра в Дептфорде в 1698 году.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Спасибо Эдуард Максимович! Очень познавательно. Очень интересная подборка материалов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.