Чухраев Э. Морские богатыри России: Часть 1. Адмирал Г.А. Спиридов

Речь пойдёт о трёх славных российских адмиралах: Г.А. Спиридове, Ф.Ф. Ушакове и П.С. Нахимове.

Почему о них? Что их объединяет?

Почему морские богатыри?

Да, они настоящие богатыри!  Богатыри. Витязи. В Древней Руси и в России так называли персонажи былин и сказаний, отличающиеся большой силой и совершающие подвиги религиозного или патриотического характера.  Богатыри стояли на страже Руси. И хотя богатырь  — это слово имеет восточное происхождение (оно зафиксировано во многих языках: тюркских, монгольском, бурятском, иранских, хинди), но оно уже давно укрепилось у савян и в русском языке. На разных языках слово богатырь означает почти одно и то же: смелый, военачальник, герой, храбрец. Это почетное прозвище с древних времен давали сами люди за особые заслуги в армии.

И вполне нормально, естественно и заслуженно называть сегодня еще и богатырями наших знаменитых адмиралов России – Г.А. Спиридова, Ф.Ф. Ушакова и П.С. Нахимова. Морскими богатырями. Их морская слава, мощные морские дела и победы во славу российского флота давно стали действительно былинными. Их подвиги и события необычной флотской службы и жизни передаются людьми из уст в уста, от поколения в поколение. О них складывают легенды, стихи и песни, пишут книги, ставят спектакли и делают фильмы. Они стали реальными народными героями. Славные адмиралы и морские богатыри России!  

Почему именно эти адмиралы – морские богатыри? И что их объединяет?

Во-первых. Можно уверенно говорить, что это самые славные боевые адмиралы  России. Именно боевые. Они добились побед в морских боях и сражениях  мирового уровня, которые существенно повлияли на развитие межгосударственных отношений. Они прославили Россию своей ратной службой и укрепили ее международный авторитет. Именно они в сражениях завоевали главные морские победы России. Это воистину морские богатыри России.

Во-вторых. Они были простыми и в то же время большими  «пахарями», неутомимыми тружениками моря. Ратно трудились, бескорыстно отдавая себя флоту,  службе и морю.  У них не было цели —  выслужиться перед  кем бы то ни было: ни перед верховным правителем, ни перед начальниками и своими сослуживцами, ни перед подчиненными.  Они служили не для славы и не для чинов и званий. Слава сама нашла их.

В-третьих. Это были адмиралы особой чести и высокого достоинства. Они всегда  требовали уважительного отношения к себе и справедливых оценок своих заслуг. Это были сильные, самобытные личности, с волевым характером, способные отстаивать и защищать свои мнения, решения и действия. Они не терпели в свой адрес незаслуженных упреков и несправедливых оценок. По своим действиям они были бунтарями против несправедливости.

В четвертых. Несмотря на большие заслуги этих адмиралов, Россия (в лице ее правителей) не только не оценила достойно их необыкновенный ратный морской труд, но вообще периодически надолго почти забывала их имена, которые не часто упоминались не только в истории государства, но даже в истории Военно-Морского Флота (меньше это коснулось П.С. Нахимова). И лишь только в XX веке эти имена стали возрождаться. А имя адмирала Г.А. Спиридова, к сожалению, и сегодня почти не известно основной массе россиян.

И еще. Этих морских богатырей объединяет то, что они, будучи флагманами, отчаянно и храбро сражались с турецким флотом в борьбе России за реализацию давней и сложной российской идеи, рожденной еще Петром Великим, — овладеть проливами Босфор и Дарданеллы, чтобы Черное море снова окончательно стало Русским. О том, как Военно-Морской Флот России сражался за Черноморские проливы, есть отдельный рассказ в серии «Неизвестное об известном».

Итак, адмиралы Г.А. Спиридов, Ф.Ф. Ушаков и П.С. Нахимов…

В чем сила и необыкновенная мощь этих  морских богатырей России? Что каждый из них сделал наиболее значимое для укрепления  морской славы России?  В чем особенности личности каждого богатыря и его флотского пути? Вот об этом и будут три рассказа. Первый —  об адмирале Г.А. Спиридове

Русский Нептун, морской богатырь, адмирал Спиридов Григорий Андреевич

Григорий Андреевич Спиридов (1713 —1790) — российский адмирал (1769). Участник Русско-турецкой войны (1735—1739), Семилетней войны (1756—1763), Русско-турецкой войны (1768—1774). Руководитель Первой Архипелагской экспедиции российского флота (1769-1775) и победоносного Чесменского морского сражения 1770 года
  • Григорий Спиридов из российских дворян, родился в 1713 году в семье майора, служившего комендантом города Выборг под Петербургом.
  • Вся жизнь и служба Григория Андреевича прошли на море. На флотскую службу поступил добровольцем в 10-летнем возрасте в 1723 году и был «при флоте на море» пять кампаний для морской практики и в те же годы обучался навигацким наукам.
  • В 15-летнем возрасте получил звание гардемарина после сдачи экзаменов по курсу навигационных наук и послан в Астрахань на Каспийском море
  • С того времени продолжал службу на Балтийском, Азовском, Белом и Средиземном морях.
  • В 1732 году был переведён в Кронштадт и досрочно произведён в мичманы мичманы.
  • Был командиром на 10-ти разных кораблях: от гекбота до линейного корабля.
  • В 1756 году возглавил в чине ротного командира Морской шляхетский кадетский корпус (создан в 1752 году на базе Морской академии, Навигацкая школа и Гардемаринская рота были упразднены).
  • Служил в Адмиралтействе (1762-1763).
  • Был командиром Ревельского, затем Кронштадтского портов (1764-1765)
  • Прошел вместе с флотом три войны, прославился в 4-х сражениях: при осаде прусской крепости Кольберг (1761), взятие турецкой крепости Наварин (апрель 1770), Хиосское морское сражение (июль 1770) и Чесменская битва (июль1770).
  • Апофеозом флотоводца стал знаменитый морской бой при Чесме.
И. Айвазовский. Чесменский бой
  • В 1774 году по собственному желанию в возрасте 60 лет вышел в отставку с правом получения пенсии, равной полному адмиральскому жалованью.
  • Последние 16 лет своей жизни провел на малой родине в селе Нагорье Переславского уезда в своем имении (не далеко от Москвы).
  • Адмирал имел четырех сыновей (и двух дочерей), которых с детских лет приучал к морю и флотской службе. В период Семилетнй войны в 1760 году Спиридов принимал участие в первой осаде крепости Кольберг,  командовал флагманским кораблем «Св. Дмитрий Ростовский». С ним в походе были сыновья 8 и 10 лет (Алексей и Андрей соответственно). Оба в 1770 году участвовали в Чесменском сражении. Андрей, будучи адъютантом отца, в этом бою погиб. Алексей, будучи в должности генеральс-адъютанта при графе А. Г. Орлове (командующий всеми русскими силами в Архипелаге), был послан в С.-Петербург с реляцией о победе при Чесме. В последствие дослужился до полного адмирала.
  • Умер адмирал Спиридов Г.А. в 1790 году, был похоронен в своём имении — селе Нагорье, в склепе церкви, ранее построенной на его средства. Провожали его в последний путь местные крестьяне и верный друг — Степан Хметевский, командир корабля «Трёх иерархов» в Чесменском сражении.
Алексей Григорьевич Спиридов (1753 — 1828) – сын адмирала Г.А. Спиридова, русский адмирал из рода Спиридовых. Главный командир Ревельского порта. (1792—1811). Военный губернатор Архангельской губернии (1811 —1813)

Характерные черты адмирала Спиридова Г.А. (оценки его командиров и подчиненных): честный и храбрый офицер; талантливый командир; высокие организаторские способности и личное мужество; большой опыт морских походов; блестал флотоводческим талантом и умелым руководством; терпеливый, но не мирился с несправедливостью. Французский писатель и дипломат Клод Рюльер говорил о Спиридове, как о человеке «прямом, простом и мужественном, грубого, но легкого нрава».

Все три морских богатыря, о которых идет речь, безусловно, сами были сильными личностями. Но заметим: у каждого из них еще была удача. Им повезло: у них были и сильные покровители, учители. И это, безусловно, помогло им раскрыть и реализовать свои способности и талант флотоводца.

Покровители и учители Спиридова Г.А. С учителем и наставником Григорию Спиридову повезло с самого начала его долгого морского пути. Действительную службу он начал нести на Каспии (1723) под началом Алексея Нагаева, известного гидрографа и составителя морских карт,  впоследствии адмирала. В 1728 году Спиридов, успешно сдав экзамены, получил звание гардемарина.  Молодого офицера отправили в Астрахань, где командуя трехмачтовыми грузовыми судами – гекботами «Шах-Дагай» и «Святая Екатерина», —  он несколько лет плавал по Каспийскому морю. Наставником его в эти годы  по-прежнему был Алексей Нагаев, который высоко отмечал способности трудолюбивого моряка.

Алексей Иванович Нагаев (1704 — 1781) — русский гидрограф и картограф, адмирал (1769)

В 1732 году Григорию присвоили чин мичмана и перевели в Кронштадт. До февраля 1733 он плавал по Балтике, после чего получил новое направление – на Донскую флотилию. Здесь на него обратил внимание сам командующий флотилией, ветеран петровского флота, вице-адмирал Петр Петрович Бредаль (в 1714 году за отличие в морском сражении при Гангуте награжден золотой медалью), взяв в феврале 1737 года Григория Андреевича к себе в адъютанты «ранга капитанского».

Герб Петра Бредаль. Бредаль Пётр Петрович (1683 — 1756) — вице-адмирал русской службы, норвежского происхождения, главный командир Ревельского и (потом) Архангельского портов, создал Азовскую флотилию.

И под его началом Спиридов  участвовал в составе Донской военной флотилии в Азовской экспедиции против Османской империи, сражался во всех морских боях Русско-турецкой войны (1735-1741).  Звание адъютанта было сохранено и после производства его в лейтенанты, когда он вместе с Бредалем убыл служить в Архангельский порт.

Впервые о Г. Спиридове как о талантливом командире заговорили во время второй осады прусской крепости Кольберг в период Семилетней войны. В 1761 году в помощь  русской сухопутной армии (15-ти тысячный корпус П.А. Румянцева)  был отправлен объединенный русско-шведский флот под командованием вице-адмирала Андрея Ивановича Полянского, состоящий из 24 линкоров, 12 бомбардирских кораблей и фрегатов и огромного количества транспортных судов, привезших к Кольбергу семитысячное подкрепление. В этой кампании Спиридов командовал кораблем «Святой Андрей Первозванный», который входил в состав эскадры адмирала Семена Ивановича Мордвинова.

Семён Иванович Мордвинов (1701 — 1777) — русский адмирал, отец морского министра графа Н. С. Мордвинова.

В сентябре 1761 года капитану Григорию Спиридову было поручено возглавить двухтысячный сводный сухопутно-морской десант  для поддержки осадного корпуса. «Над оным морским войском, — издал приказ вице-адмирал Полянский, — главная команда поручается господину капитану флота Григорию Спиридову, который при оных будет состоять за полковника». Командир десанта проявил себя с самой лучшей стороны. Благодаря распорядительности Спиридова, операция была произведена удачно. Сам он все время был в огне. Очевидцы отмечали, что в сражениях он действовал отважно и грамотно. Мордвинов писал в Петербург, что «не единожды слышал об отважных поступках капитана флота Спиридова, в чем и врученный ему (Спиридову) от Румянцева аттестат свидетельствует». Действительно, после взятия Кольберга командующий сухопутными войсками П.А. Румянцев высоко оценил организаторские способности и личное мужество Г. Спиридова, назвав его в своей аттестации «честным и храбрым офицером».

Благоволила к Г.А. Спиридову и сама Екатерина II, и знаменитый граф Орлов А. (будущий Орлов-Чесменский). Граф был активным участником дворцового переворота 1762 года, в итоге которого Екатерину провозгласили императрицей.

Великая княгиня Екатерина Алексеевна с супругом императором Петром III Фёдоровичем (у которого она в 1762 году силою забрала императорскую власть и правила Россией почти 35 лет, до своей смерти в 1796 году)

В 1762 г. Спиридову, произведённому в контр-адмиралы, поручено было командование эскадрой, посланной в крейсерство к берегам Померании. Эскадра начала плавание 1-го июня. В бурю и густой туман, растеряв часть кораблей, Спиридов к 15-му июня дошёл до Кольберга. Эскадра стала на рейде на якорь, и отсюда по два корабля поочередно направлялись в крейсерство. 29-го июня эскадра и крепость, расцветившись флагами, торжественно праздновали тезоименитство императора. Петра III. А 7-го июля с берега пришли вести о государственном перевороте в России: были получены от графа Румянцева экземпляр печатного манифеста Екатерины II и присяжный лист. Спиридов, без сомнения, поддержал новую императрицу.  Собрав на шканцах командиров всех судов и офицеров своего корабля, он громогласно прочел манифест. Затем последовала присяга и благодарственный молебен. Переворот на эскадре был принят безропотно, по крайней мере, в шканечном журнале не упоминается о каких-либо инцидентах. Так же послушно присягнули и все экипажи кораблей. Видимо, Екатерина II это оценила и запомнила (правда, не на долго).

Во всяком случае, в 1762-1763 гг. Спиридов уже находился в Петербурге, при Адмиралтействе; его имя упоминается на парадах, при торжественных посещениях императрицею Адмиралтейства и судов эскадры. Осенью 1763 г. учреждена была при Адмиралтейств-коллегии «морская российских флотов и адмиралтейского правления комиссия». В число членов ее был назначен Спиридов. И, наверное, не случайно в ходе Русско-турецкой войны (1768-1774) в районе Балканского полуострова сошлись пути адмирала Спиридова Григория Андреевича (он командовал эскадрой кораблей Балтийского флота), фаворита Екатерины II графа Орлова Алексея Григорьевича (Главнокомандующий Архипелагской экспедицией, но истинным руководителем кампании стал адмирал Г.А. Спиридов.) и уже фельдмаршала Румянцева Петра Александровича (командовал 1-й русской армией на Дунайском театре военных действий). Они хорошо знали друг друга.

Что касается покровителей Г.А. Спиридова, еще раз отметим следующее. Да, некоторые французские историки (и русские тоже) рассуждают, что своим возвышением Григорий Андреевич обязан братьям Орловым, которых он знал еще в молодости. Эти историки считают, что поднявшись вместе с ними, Спиридов оставался командующим «только по имени», перекладывая славу графу А. Орлову, а труды – адмиралу Грейгу. Поэтому они относят Спиридова всего лишь к «почтенному, но вполне заурядному служаке». Это совсем не так. Своей карьерой Григорий Андреевич не мог быть обязанным Орловым, хотя бы потому, что в 1733 году, когда родился Иван (старший из братьев Орловых), Спиридову уже было 20 лет, десять из которых он провел на флоте. Разумеется, это не исключает его знакомства с Орловыми, а также и то, что на поздних этапах карьеры они могли способствовать его продвижению. Однако и до них за Спиридова замолвили слово такие достаточно заметные фигуры в отечественном флоте того времени как Нагаев, Бредаль, Полянский, Мордвинов. И все они отмечали талант и усердие Григория Андреевича.

Продлолжение следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.