Чухраев Э. Ему мы обязаны Черным морем. Потёмкин — создатель Черноморского флота

Григорий Александрович Потёмкин-Таврический (1739, по другим источникам 1736 – 1791) — русский государственный и военный деятель, дипломат, генерал-фельдмаршал, князь. Неизвестный художник XIX века

После подписания 8 апреля 1783 года императрицей Екатериной II манифеста, окончательно закрепляющего Крым за Россией, первыми шагами Потёмкина по реализации этого манифеста стали строительство Севастополя (военного и морского порта России)  и создание Черноморского флота, как военного, так и торгового. В связи с этим задаем вопрос: Был ли Потёмкин командующим Черноморским флотом?

Ответ однозначный – не был! Тем не менее, очень часто, в различных источниках утверждается  —  будто бы он командовал флотом. Иногда его даже называют флотоводцем. Это не соответствует действительности. В чем здесь дело? Во-первых, сам Потёмкин, чтобы поднять свою роль создавал для себя какие-то особые полномочия в отношении флота, которые Екатерина II формально иногда фиксировала в официальных документах. Так, Потёмкин в них звучит как «Главноначальствующий над Черноморским Флотом» (по званию Екатеринославского и Таврического генерал-губернатора),  «главнокомандующий Черноморским флотом и главнокомандующий в Черноморском адмиралтейском правлении» (с 13.08.1785),  «командующий сухопутною и морскою силою, яко строитель военных судов» (1788).

Во-вторых, когда началась седьмая по счету Русско-турецкая война (1787-1791), Потёмкин взял на себя функции командования объединенными силами армии и флота.  Он возглавлял  1-ю Екатеринославскую армию, и одновременно светлейший князь Таврический руководил действиями Черноморского флота. И в этом отношении, конечно, флот ему подчинялся, и он ставил ему задачи, координировал совместные действия армии и флота.

Но все это совсем не означало, что Потёмкин непосредственно командовал флотом, управлял его силами и водил в море корабли. Да, он был одним из создателей Черноморского флота (с 1775 года ру­ко­во­дил строи­тель­ст­вом ко­раб­лей для флота) и его баз — Хер­со­на, а так­же Се­ва­сто­по­ля. А в 1783 году Екатерина II поручила ему руководить всем процессом создания флота.  Но командующими Черноморским флотом (главными командирами флота) в это время были другие флотские люди, флагманы  – адмиралы. На снимках вверху представлены реальные командующие Черноморским флотом при Потёмкине.

Слева на право.

·       Федот Алексеевич Клокачев, вице-адмирал (1739-1783). Он был первым командующим Черноморским флотом, командовал лишь один год (1783, умер от чумы). До этого он был командующим Азовской флотилией и осуществил перевод главной базы флотилии из Керчи в Ахтиар (будущий Севастополь).   

·       Яков Филиппович Сухотин, вице-адмирал (1725-1790), годы командования флотом 1783-1785. Он командовал строящимся флотом, находился в Херсоне.     

·       Николай Семенович Мордвинов, контр-адмирал (1754-1845), годы командования 1785-1789.

·        Марко Иванович Войнович, контр-адмирал (1750-1807), годы командования флотом 1789-1790. Он объединил Азовскую и Днепровскую флотилии на Черном море в  единый Черноморский флот.

— Федор Федорович Ушаков, контр-адмирал (1745-1817), годы командования 1790-1798. Он был командующим Черноморским корабельным флотом.

А вот миссия и заслуга А.Г. Потёмкина состояла в том, что он с 1775 по 1791 годы осуществлял руководство процессом создания, строительства  и развития Черноморского флота. Он был во главе этого процесса. И честь ему и хвала за это!

Как создавался Черноморский флот России

Заметим: роль Потёмкина в создании и развитии Черноморского флота до сих пор известна не достаточно. А ведь этот флот одержал ряд блестящих побед и сыграл особую роль в защите новых земель на юге России. Это были первые и достойные победы вновь созданного Черноморского флота. Поэтому мы попытаемся убедить читателей в том, что именно Потёмкину принадлежит заслуга строительства Черноморского флота в годы его создания.

Для чего Потёмкину нужен был флот на Черном море? Напомним: у него был задуман проект («греческий») уничтожения Турции и возрождения  Византийской империи во главе с российским императором и столицей на территории России. Реализация этого проекта, конечно, была сложной и вообще сомнительной. А  без военно-морского флота на Черном море тем более. Присоединение Крыма к России, по сути, было частью этого грандиозного проекта Потёмкина. Поэтому еще до того, как Крым сделался российским, Потёмкин стал заниматься  созданием военного флота на Черном море. Указ о строительстве флота был издан Екатериной II в декабре 1775 г, чтобы после победы в Русско-турецкой войне (1768-1774) закрепить обладание черноморским побережьем.   По приказу Екатерины флот, стоявший в одной из бухт Азовского моря, начал готовиться к экстренной переброске в акваторию Черноморского побережья. В южных морях Россия тогда располагала лишь судами Азовской флотилии, в составе которой, кроме вспомогательных судов, было только 2 малых фрегата «Почтальон» и «Архипелаг».

П.Ж. Волэр «Бой в Хиосском проливе». На первом плане пакетбот «Почтальон»

Но турки, узнав о тайных планах русского правительства, отказались пропускать военные корабли. Россия же в этот момент была к войне не готова, имелись  другие планы, потому императрица решила не рисковать. Возможность оснащения Черного моря судами из Азовского моря, таким образом, была утеряна. Возникла настойчивая необходимость постройки флота на месте, где-то на побережье Черного моря. Указ императрицы 1775 г. предписывал построить 20 больших военных кораблей.  Чтобы осуществить это намерение требовалась верфь, в которой можно было строить морские суда и выводить их прямо в Черное море. Ввиду чего был издан указ о сокращении средств на постройку судов в Азовском море и передачи их на строительство нового Черноморского флота

31 марта (11 апреля) 1778 г. официально строительство флота на Чёрном море было поручено губернатору Новороссии, генерал-аншефу князю Григорию Александровичу Потёмкину. Эта задача стала одной из центральной в его деятельности.

Поиск места для новой верфи занял три года. Императрица на столь длительный срок реагировала нетерпеливо: «…Мне все равно где бы ни стоял, лишь бы у меня корабли строились и двойной крепостной и иной работы не было».

Подгоняемый высочайшим нетерпением Г.А.Потёмкин решился сделать выбор. Он остановился на предложении контр-адмирала С.Б. Шубина заложить верфь в 70 км.  от открытого моря, в неглубокой части реки Днепр. Он руководствовался степенью близости нового порта к Крыму и Очакову — главной турецкой крепости.  Новый город, названный Херсоном, был основан в 1778 г. На него делалась ставка как морской базы будущего Черноморского флота. Впоследствии выбор места для его строительства был признан неудачным по сравнению с расположением Николаева и Одессы. Но в момент основания Херсона территории, на которых позже возникли эти два города, России либо не принадлежали, либо были уязвимы с турецкой стороны. Императорским рескриптом возведение новой верфи и города были отданы тоже в ведение Потёмкина.

Минусы положения Херсона порождали ряд проблем. Так, из-за болотных испарений город в 1784 и 1789 гг. стал добычей чумных эпидемий. Возможности порта ограничивало то, что глубокосидящие суда не могли проходить непосредственно в Херсон.  Разгрузку производили в тридцати верстах — у Глубокой пристани. Для решения этой проблемы Г.А.Потёмкин предлагал вырыть канал в Дмитровском лимане.

Несмотря на все усилия, Херсону не суждено было превратиться в главный черноморский порт. С приобретением Крыма морской базой стал Севастополь, а основной верфью с 1791 г.- Николаев. Порт в Николаеве стал строиться в годы Русско-турецкой войны (1787-1791). Местоположение его оказалось более удачным. Потёмкин проявлял большую заинтересованность в строительстве нового порта. По его приказу, были выделены 1 тыс. каменщиков и до 3 тыс. мастеровых, которым велено было платить жалованье за казенные работы от 3 до 5 рублей в месяц. Но все это было позже. А в 1778 году Потёмкин активно принялся за строительство в Херсоне морского порта и корабельной верфи. Непосредственное руководство строительством было возложено на начальника морской артиллерии И.А.Ганнибала (А.С. Пушкин был внучатым племянником И.А. Ганнибала). Работы велись на широкую ногу, средства предоставлялись светлейшему князю без особых проволочек. Императрицу не беспокоила величина денежных затрат, она была заинтересована в том, чтобы не останавливались работы. «Есть ли сей суммы мало будет на производимые работы, в таком случае уведомьте меня сколько ея надобно…»,  — заверяла Екатерина II.

Иван Абрамович Ганнибал (1735 — 1801) — русский военачальник, генерал-аншеф. В 1770 году участвовал в штурме турецкой крепости Наварин, с 1778 г. руководил строительством города Херсон и корабельной верфи

7 июля 1780 г. в Херсоне были заложены два первых корабля. Согласно планам адмиралтейства, там должны были строиться по 4 корабля в год. Однако к 1783 г. на воду не спустили ни одного. Первый из заложенных — 60-ти пушечный линейный корабль «Святая Екатерина» сгнил и был разобран прямо на стапеле. Да и у второго — «Слава Екатерины» — обшивка наполовину сгнила. Причины коренились в сложности организации работ. Как здесь ни вспомнить  строительство Азовского флота Петром I (1696 год). Точно так же корабли строили в спешке и из плохого леса, поэтому многие из них были плохого качества.

Уже в конце 1782 года Екатерина II приняла решение о создании военного флота на Черном и Азовском морях,  и командование им возложила на вице-адмирала Федота Клокачева. Своим указом от 11 января 1783 года она предписала Адмиралтейств-коллегий: «Для командования заводимым флотом нашим на Черном и Азовском морях повелеваем тотчас отправить нашего вице-адмирала Клокачева, которому для принятия потребных наставлений явиться у нашего Новороссийского и Азовского генерал-губернатора князя Потёмкина. На проезд его Клокачева всемилостивейше пожаловали мы 2000 рублей, да сверх того покуда при командовании там флотом останется, до назначения туда адмирала, производить ему на стол по 200 рублей на месяц. Мы не применем назначить и других флагманов в команду его. Адмиралтейств-коллегия долженствует по требованиям его вице-адмирала подавать ему всякое зависящее от нее пособие». Это был первый документ, подтвердивший существование флота на Черном море. Клокачев поступал в полное распоряжение Потёмкина, который передал ему под командование и находившиеся в достаточно плачевном состоянии к тому времени Херсонские верфи. Но имеющий достаточно большой опыт в командовании флотом,  адмирал достаточно быстро разобрался с состоянием дел и к моменту обретения Россией Крыма сумел существенно их исправить,

Доступность средств на строительство Херсона и спешка при осуществлении работ приводили к злоупотреблениям.  «Вы, матушка, не можете представить, сколько мне забот по здешнему краю одно Адмиралтейство», — сообщал князь, отмечая сильную запущенность в делах ведомства. Реакцией на жалобы Потёмкина стало фактическое отстранение императрицей в 1783 г. Адмиралтейств-коллегии в Санкт-Петербурге от руководства созданием Черноморского флота. И в 1785 г. официально начальником Черноморского адмиралтейства был назначен князь Потёмкин со званием главнокомандующего. Острой проблемой освоения Новороссии являлся дефицит рабочих рук, при строительстве флота он выступил на первый план. Распоряжения Адмиралтейств-коллегии о переводе людей с недоукомплектованного Балтийского флота не дали ощутимых результатов. Матросам и солдатам, занятым на верфях, по предложению Потёмкина увеличили заработную плату. Чтобы создать резерв рабочей силы Потёмкин продал в адмиралтейские поселения более 1 300 своих крепостных и собирался выкупить у помещиков крестьян близлежащих сел, чтобы приписать их затем к адмиралтейству. Как итог всех его мероприятий — к 1792 г. черноморские верфи имели около 5,5 тыс. собственных мастеров. Однако тяжелые условия труда вызывали отток рабочих рук. До 1786 г. херсонская верфь выпускала по одному кораблю, а с 1787 г. — по два.

Сквер Потёмкина в Херсоне. 2020 год

Другой постоянной заботой черноморских верфей был корабельный лес. Он шел из Польши, Белоруссии, Воронежа. Потёмкин, зная огромную нужду Северного Причерноморья в лесе, продал свое имение Дубровна и купил новое в Польше близ Смелы, где он уже приобретал лес раньше. Князь предоставил Черноморскому адмиралтейству право льготных заготовок, не получив за них от казны ни одной копейки. Его вклад в решение проблемы корабельного леса позволял ему сказать, что «почти каждую доску для строительства кораблей он пронес на своих плечах».

Сплавленный по рекам лес, сразу же шел на корабельное строительство, что сказывалось на качестве судов. Австрийский император Иосиф II, который присутствовал при торжественном спуске кораблей в Херсоне во время путешествия Екатерины II на юг (1787), обратил внимание на то, что корабли изготовлены из сырого леса. Из его писем в Европе стали распространять мнение, что новые русские корабли годны скорее на показ, чем в дело. Ощущался недостаток и других материалов.

Именно с качеством леса и спешкой при строительстве свяжут современники тяжелые последствия жестокого шторма 1787г. Во всех судах Севастопольской эскадры тогда началась течь, многие потеряли мачты. Фрегат «Крым» затонул, а линейный корабль «Мария Магдалина», потеряв управление, прибился к Босфору, где был взят турками в плен. Адмирал М.И.Войнович вынужден был поставить эскадру на якоря. Два дня на кораблях отливали воду и чинили повреждения. Так что упреки в адрес Потёмкина по поводу качества новых судов не были беспочвенными.  Черноморский флот обходился казне дороже Балтийского из-за высокой цены леса и рабочей силы. На его строительство ежегодно выделялось 1 млн. 200 тыс. рублей.  Но из-за вечной нехватки денег в казне средства поступали нерегулярно и не в полном объеме. Пользуясь тем, что штат адмиралтейства был не укомплектован, Потёмкин свободными средствами, выделяемыми на содержание личного состава, финансировал строительство кораблей. При этом в росписи их И.А.Ганнибалу, он точно указывал как статьи расходов, так и сроки выполнения работ. Князя возмущали факты неразборчивости в расходовании государственных средств должностными лицами и подрядчиками.

В 1783 г.  по собственной инициативе Потемкин начал реализовывать совершенно новую кораблестроительную программу. Он не стал терять время на ожидание высочайшего утверждения, которое последовало только в 1785 г.  Потемкин сделал ставку на создание универсальных фрегатов, пригодных для боя, разведки и крейсерства. В его замыслы входило строительство 8 таких фрегатов.

Контр-адмиралу Ф.Ф.Клокачеву было приказано изменить конструкцию фрегатов так, что в результате появился новый тип судов — линейные фрегаты.  По заданию Потёмкина корабельным мастером C.И. Афанасьевым было создано 3 линейных фрегата «Святой Георгий», «Святой Андрей» и «Александр». Они прекрасно проявили себя в годы Русско-турецкой войны (1787-1991).  Кроме того, по указанию князя начали строить 80-ти пушечные линейные корабли с двумя, а не тремя палубами. Их конструкция позволяла устанавливать более тяжелое вооружение и облегчала стрельбу при волнении и крене. По оценке Ф. Миранды (революционер, национальный герой, знаковая фигура Республики Венесуэла, полковник русской службы, сопровождал Екатерину II во время вояжа в Крым в 1787 году) корабли Черноморского флота по конструкции напоминали английские и были лучше испанских и французских кораблей.

Г.А.Потёмкин выступил также с инициативой закладки 100- и 120-ти пушечных кораблей. Инженерная часть этой сложной задачи была успешно решена, но проект в целом остался нереализованным. В то время корабли и фрегаты имели на вооружении орудия разного калибра. Потёмкин распорядился все орудия перевести в 30 и 36-мм. калибры. Увеличение калибра пушек было важной составной частью новой кораблестроительной программы. «…В морском деле моя система состоит в калибре пушек, с чего меня не собьют все адмиралы в свете», — убежденно заявлял об этом Потёмкин.

Морские сражения  новой Русско-турецкой войны (1787-1791)  подтвердили прозорливость Потёмкина, так как именно превосходство русских судов по калибру пушек позволило адмиралу Ф.Ф.Ушакову использовать новые приемы боя и добиваться побед над сильным турецким флотом.

К началу Русско-турецкой войны (1787-1791) в штате Черноморского флота насчитывалось 12 линейных кораблей, 20 фрегатов и 23 корабля других типов. Во время войны для обороны тесного и мелководного Днепровско-Бугского лимана Потёмкин приказал строить маленькие гребные суда, имевшие на вооружении орудия крупного калибра: единороги и мортиры. К лету 1788 г. было построено до 140 таких судов. Маневренные и мощно вооруженные ( в народе их называли «жучки», они доставили много хлопот турецкому флоту. Князь Таврический сам говорил о результатах своей деятельности, что  «в то время, когда я сюда приехал, во всем Черном море было не более 4 фрегатов, тогда как там было 10 турецких судов; ныне же я располагаю 18 русскими судами и желаю, чтобы турецких не оставалось более 4 фрегатов».

Медаль «На учреждение Черноморского флота». 1783 год. И. А. Тюрин с оригинала Г. Дау

Не все предложения Потёмкина в области кораблестроения были удачными, случалось, что он отдавал предпочтение определенному типу судов в ущерб другим, как это произошло со ставкой на 56-ти пушечные корабли. Характерные для Потёмкина торопливость в сочетании с грандиозностью проектов дали себя знать при строительстве Черноморского флота так же, как и в других его начинаниях. Это, впрочем, не повод лишать его славы одного из создателей флота. Появление Черноморского флота наряду с развитием Балтийского позволило России занять место рядом с такой морской державой как Франция.  «Покрыл Понт Черный кораблями…», — так писал Г.Р. Державин, отмечая заслуги Г.А. Потемкина по созданию Черноморского флота. И это действительно так. Под руководством Потёмкина была создана первая кораблестроительная база России на Черном море. И именно Потёмкину принадлежит заслуга создания мощного  Черноморского линейного флота, который обеспечил России морское господство в этом регионе. Во временном отношении речь идет о 80-х годах XVIII столетия. Срок для создания этого флота по «мировым стандартам» того времени очень небольшой. Тем более значительным становится осуществление Потёмкиным такого важного государственного дела.

Щемлинский, «Потёмкин представляет Черноморский флот Екатерине II” (в 1787 году)

Конечно, создание, строительство и первые победы Черноморского флота связаны с именами адмиралов Ф.А. Клокачева, М.И.Войновича, Т. Маккензи, Ф.Ф. Ушакова, Д. Н. Сенявина. Но будет справедливо заметить, что первым руку здесь уверенно приложил именно князь Г.А. Потёмкин.

Роль Потёмкина в создании и строительстве Севастополя

Особая заслуга Потёмкина еще в том, что он, по сути,  основал город Севастополь, сделав его главной военно-морской базой России на Черном море, и первым организовал его обустройство. Сразу же после присоединения Крыма к России (манифест Екатерины II «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу» был издан 8 апреля 1783 года) на полуострове стали искать удобную гавань, где предполагалось построить стратегически необходимый военный порт для базирования флота на Черном море.  Лучшей признали Ахтиарскую бухту на юго-западной оконечности Крымского полуострова (удобную для базирования флота и строительства города-крепости).

Памятный знак в честь основания Севастополя

Еще в конце 1782 года в Ахтиарской бухте (неподалёку от развалин древнего города Херсонеса-Таврического) на зимовку расположились два корабля «Храбрый» и «Осторожный». Весной  1783 года фрегат «Осторожный» под командованием капитана 2 ранга Ивана Берсенева осмотрел бухту у  селения  Ахтиар и рекомендовал ее в качестве базы для будущего флота. С этим согласился Потёмкин, о чем сделал доклад императрице.

И. М. Берсенев. «Карта Ахтиарской гавани от Бельбека до Херсонского мыса». Июнь 1783 г. Рукопись, тушь, чернила, акварель. Под картушем надпись: «Контр-адмиралу и Кавалеру Федоту Алексеевичу Клакачеву»

Однако не будем забывать и роль А. Суворова в рождении Севастополя. Еще в 1778 году, когда было принято решение о создании в Крыму русских военных объектов, Александра Суворова назначили командовать этими воинскими подразделениями. По его приказу русский гарнизон расположился в Инкермане и Балаклаве, а по обоим берегам Ахтиарской  бухты сооружались временные земляные укрепления, и было размещено по 3 батальона пехоты.  Суворов сразу обратил внимание на эту огромную и пустынную бухту, отметив, что «подобной гавани не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море другой не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на оном удобнее и спокойнее помещены быть могли».  И  вскоре в Ахтиарскую бухту уже вошла эскадра кораблей под началом адмирала Ф.А. Клокачева, которая состояла из кораблей Азовской флотилии.  2 мая 1783 года офицеры русского крымского корпуса Суворова приветствовали в восхищении корабли этой эскадры. А 7 мая сюда же прибыли и корабли Днепровской флотилии.  С этого времени морские силы России на юге стали именоваться Черноморским флотом с базированием в Ахтиаре. 28 судов стали боевым ядром нового флота, мощь которого росла с каждым днем. «На Севере вы умножили флот, а здесь из ничего сотворили, — писал князь Потёмкин Екатерине II, — Черноморский флот обязан возвысить славу России!». 

Ахтиарская бухта. 1783 год

Поскольку Южная бухта со всех сторон защищена от ветров, здесь решили разместить эскадру. Клокачев отдал указ о строительстве складов и жилья по берегам гавани. А также отправил сообщение Потёмкину в Санкт-Петербург: «… При всей Европе нет подобной сей гавани – положением, величиной, глубиной. Можно в ней иметь флот до ста линейных судов, ко всему тому же сама природа такие устроила лиманы, что сами по себе отделены на разные гавани, то есть военную и купеческую…». Черноморский флот рос и развивался очень быстро. В течение нескольких лет после основания Черноморского флота моряки осваивались на новой местности: исследовали береговую черту и изучали глубину дна.

Датой основания современного Севастополя считается 14 июня (3 июня по старому стилю) 1783 года.

В этот день под руководством контр-адмирала Фомы Фомича Мекензи были заложены первые четыре каменные постройки Севастополя: дом командующего севастопольской эскадрой Томаса Маккензи (Фомы Фомича Макензи), часовня, кузница в Адмиралтействе и пристань, названная впоследствии Графской. Поэтому его справедливо причисляют к основателям города.  Надо сказать, что имя адмирала Мекензи одно время пытались вычеркнуть из истории Севастополя и флота. Поэтому сделаем отступление и напомним.
Фома Фомич Мекензи (1740 —1786) — российский контр-адмирал шотландского происхождения. Он оступил на русскую службу в 1765 году мичманом. Служил в Балтийском море . Командовал несколькими кораблями. Участник Чесменского сражения (1770). Произведённый 28 июня 1782 года в капитаны генерал-майорского ранга, Мекензи 1 января 1783 года переименован в контр-адмиралы с назначением для службы в Черноморский флот. Приняв эскадру из 9 фрегатов и нескольких мелких судов, с которыми ему предстояло перезимовать в почти необитаемой Ахтиарской бухте, Мекензи с помощью судовых команд начал расчистку берегов от леса и 3 июня 1783 года по поручению князя Потёмкина положил начало новому городу — Севастополю.

По инициативе Мекензи приступили к постройке адмиралтейства, магазинов, госпиталя и церкви, а также казарм и жилых домов для офицеров; его заботами устроены были каменоломни и печи для выжигания извести. Хорошо налаженное хозяйство на отведённых морскому ведомству землях давало большую часть предметов, необходимых для снабжения тогдашнего деревянного флота и питания команд.
Оставаясь начальником эскадры и держа свой флаг на фрегате «Крым», Мекензи был, в сущности, первым главным командиром севастопольского порта. Памятью о его трудах осталось название Мекензиевых гор вокруг Севастополя, на которых находился его хутор, данный Мекензи Г. А. Потёмкиным в награду за службу. Для Мекензи в Севастополе был построен дом, в котором впоследствии останавливалась императрица Екатерина II, а против этого дома начата каменная пристань, законченная графом Войновичем и названная Графской.

Недостаток средств, настоятельные требования жизни и службы, для удовлетворения которых Мекензи не жалел не только сил, но и отчасти своей репутации, не останавливаясь перед формальными упущениями для достижения лучших результатов, дали повод к обвинениям Мекензи в неправильном расходовании казённых сумм. Все это преждевременно подорвало его здоровье. Мекензи умер 10 января 1786 года в Севастополе.

Первоначально поселение называлось Ахтиар: по имени бывшей на месте города крымско-татарской деревни Ак-Яр (белый берег, обрыв).  Но 10 (21) февраля 1784 года Екатерина II своим указом повелела Г.А.Потемкину устроить на его месте большую крепость и назвать Севастополем. Само греческое название нового города отражает концепцию Екатерины II  и Потёмкина о необходимости восстановления Греческой империи (Византии)  — и Крыма как вместилища греческих традиций в Российской империи. Город строился на средства, полученные Потёмкиным с новроссийских земель. Административно Севастополь включили в Таврической область, образованную в составе Екатеринославского наместничества.

Севастополь. 1784 год

Название города состоит из двух греческих слов (Севастос)  — «высокочтимый, священный» и (полис) — «город». Также Севастос — эквивалент латинского титула «Август». Поэтому Севастополь означает и «августейший город», «императорский город». В советской литературе приводились переводы, не связанные с императорским титулом. Например, в Большой Советской энциклопедии название переведено как «величественный город», «город славы».

Еще очень важно, что Севастополь находится на территории греческого города Херсонес. В V веке до н.э. древними греками, выходцами из Гераклеи Понтийской, основан Херсонес Таврический. Сейчас руины Херсонеса находятся в городской черте в Гагаринском районе Севастополя, где расположен Херсонесский музей-заповедник. Значительную часть современного Севастополя занимала хора (сельскохозяйственная территория) Херсонеса. Херсонес был независимым полисом, входил в состав Римской и затем  Византийской империй.

Во время своего путешествия Херсонес посещал святой апостол Андрей Первозванный. В Херсонесе принял мученическую смерть муж апостольский святой Климент, папа Римский (I век н. э.). В Херсонесе умер в ссылке святой Мартин Исповедник, также папа Римский (VII век н. э.).

В 988 году городом Херсоном (как стал именоваться город в византийское время) овладел киевский князь Владимир Святославович, который вместе со своей дружиной принял здесь христанство. Таким образом, Херсонес считается наиболее вероятным местом крещения Руси. Прямых подтверждений в исторических источниках этому нет. Но, с другой стороны, иных мест крещения, кроме херсонесского, на территории Руси неизвестно.

Сохранившиеся до наших дней фрагменты древнего города Херсонеса

Херсонес был окончательно уничтожен войском Золотой Орды в 1399 году. А территория нынешнего Севастополя контролировалась княжеством Феодоро, а также частично Генуэзской республикой. В 1475 —1781 годы — частично Крымским ханством, и частично напрямую Османской империей.

Но имя Севастополь город носил не долго. В 1797 году император Павел I переименовал его снова в Ахтиар. Однако, наряду с этим именем, среди военных моряков сохранялось имя Севастополь.  И только в 1826 году сенатским указом городу было возвращено прежнее, греческое, имя — Севастополь.

В 1784 г. Г. А. Потёмкин назначается президентом Военной коллегии, получив 2 февраля чин генерал-фельдмаршала. В то же время он продолжал активно заниматься нуждами Черноморского флота и Севастополя, получившего 10 февраля 1784 г. статус  главного военного порта на Черном море.

Князь Потёмкин приказал составить план строительства города и порта. Позднее этот план был представлен на высочайшее рассмотрение. По нему предусматривалось создание адмиралтейства с полагавшимися ему строениями, постройка заводов – кирпичного и известкового, пристаней и крепостей для обороны порта, пороховых складов, жилищ для рабочих, кладовых для продовольствия и т.д. Сам Потёмкин принимал активное участие в составлении этого плана. Подтверждением тому служит хранящийся в Российском государственном архиве древних актов документ,  датированный 1796 годом: «Краткая идея об укреплении Севастопольского пристанища».  В нем говорится: «Его Светлость Высокоповелительный господин Генерал-Фельдмаршал и разных орденов кавалер Князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический в 1784 г., обозревая лично сие пристанище и его окрестности, разрешил сомнения и назначил под крепость место, на котором и проект оной здесь прилагается».

После смерти Потёмкина (1791) реализацию первоначальной схемы строительства города взял на себя адмирал Ф.Ф.Ушаков, назначенный в 1788 году командующим портом и севастопольской эскадрой. Он построил много домов, казармы, госпиталь, дороги, рынки, колодцы.

Изначально корабельный состав Черноморского флота был невелик. Но уже

к концу 1786 г. Черноморский флот представлял собой довольно внушительную силу, насчитывая в своем составе четыре линейных корабля, 19 фрегатов, семь шхун, столько же ботов, 24 малых военных судна и 11 транспортов и 13,5 тысяч человек личного состава.

13 (24) августа 1785 года были утверждены штаты Черноморского адмиралтейства и флота непосредственно подчинявшиеся Потёмкину, получившему от императрицы кайзер-флаг. Строящийся Черноморский флот императорским указом Екатерины II  был выведен из подчинения у находившейся в Петербурге Адмиралтейств-Коллегии и подчинён Потёмкину. Утвержденный первый штат Черноморского флота предусматривал: 80-ти пушечных линейных корабля — 2; 60-ти пушечных линейных кораблей — 10; 32-х и 22-х пушечных фрегатов — 20; боевых шхун — 5; транспортных судна и другие суда — 23.

В этом же году для непосредственного управления флотом в Херсонесе было создано особое Черноморское адмиралтейское правление, устроенное наподобие петербургской Адмиралтейств-Коллегии, и был утверждён штат этого правления: председателем Адмиралтейского Правления был «флагман, командующий флотом из адмиралов или вице-адмиралов», и при нём капитан над портом из капитанов 1-ранга. Членами правления были обер-кригс-комиссар, цейхмейстер, казначей и контролёр. Центральными органами управления были Канцелярия при правлении и шесть экспедиций Кригсрехтских дел, Экипажская и интендантская, Контрольная, Казначейская, Комиссариатская и Артиллерийская. Всего по штату 1785 г. в Правлении и Экспедициях должно было состоять 145 человек, с годовым жалованием 17758 рублей 50 копеек.  Председателем Черноморского адмиралтейского адмиралтейского правления в 1792—1799 был адмирал Н.С.Мордвинов.

Екатерина II была очень довольна созданным флотом. По воспоминаниям современников, императрица гордилась Черноморским флотом и говорила: «Черноморский флот есть наше заведение собственное, следственно, сердцу близко». 

Однако флот — это не только корабли. Потёмкин занимается и вопросами комплектования нового флота.  Из документов видно, что Потёмкин очень внимательно относился к подбору офицеров для нового флота. Кроме строительства кораблей, создания структуры и организации, Потёмкин лично решал и вопрос создания кадров командиров для рождающегося Черноморского флота. Именно ему принадлежит заслуга открытия для флота Федора Ушакова, который позже стал одним из самых славных адмиралов России.  Князь Потёмкин-Таврический внимательно наблюдал за молодыми офицерами созданного им флота и уже в 1780 году отметил среди других Ушакова и оказывал ему покровительство.

В августе 1785 года Ушаков в чине капитана бригадирского ранга прибыл из Херсона в Севастополь командиром 66-ти пушечного линейного корабля «Святой Павел».

Потёмкин высоко ценил этого командира, продвигал по службе и всячески поддерживал его деятельность. Можно сказать, что их связывали теплые человеческие отношения.

Генерал-фельдмаршал Потёмкин безмерно доверял Ушакову и всегда был на его стороне. Князь писал Ф.Ф. Ушакову 2 ноября 1790 г.: «…я люблю отдавать справедливость. Никто у меня, конечно, ни белого очернить, ни черного обелить не в состоянии и приобретение всякого от меня добра и уважения зависит единственно от прямых заслуг. Служите с усердием и ревностью и будьте впрочем спокойны». Примером могут служить и взаимоотношения Ф.Ф. Ушакова и его подчиненного Д. Н. Сенявина (будущего замечательного флотоводца России). В это время Д. Н. Сенявин, будучи командиром одного из кораблей флота, одновременно являлся адъютантом Г. А. Потёмкина, с которым у него сложились прекрасные отношения. Однажды Сенявин, будучи недовольным «придирками» Ушакова обратился за поддержкой к Потёмкину. Однако, несмотря на свое доброе отношение к Дмитрию Николаевичу, князь встал на сторону старшего по званию.

В 1790 году светлейший князь Потёмкин  пишет в письмах Екатерине II: «Есть во флоте Севастопольском контр-адмирал Ушаков. Отлично знающ, предприимчив и охотник к службе. Он мой будет помощник», «Контр-адмирал и Кавалер Ушаков отличных достоинств. Знающ, как Гоу, и храбр, как Родней. Я уверен, что из него выйдет великий морской предводитель».

Ф.Ф. Ушаков и А.В. Суворов

Получив согласие императрицы, Потёмкин издает ордер, которым Ушаков назначается командующим Черноморским флотом: «Не обременяя Вас правлением Адмиралтейства, препоручаю Вам начальство флота по военному употреблению». 

Мысли, идеи и указания генерал-фельдмаршала, сохранившиеся в многочисленных документах, в его переписке с различными лицами, характеризуют Потёмкина с выгодной стороны. Князь умел подбирать людей для достижения конкретных целей. Он не только замечал талантливого человека, можно сказать, что даже предвидел его будущее, и умело направлял деятельность своих «выдвиженцев». Для того чтобы проводить успешно «кадровую» политику на флоте он стремился лично знать большинство морских офицеров. Осуществляя общее руководство, доверял тем, кого назначал на высокие посты, поддерживал их и в тоже время поощрял их инициативу. В результате продуманной деятельности князя, успешно строился флот, черноморские порты, в том числе и Севастополь.  К началу XIX столетия в Севастополе проживало около 30 тысяч человек. Севастополь стал самым крупным городом на полуострове. В городе был водопровод, госпиталь  на 300 человек и адмиралтейство. В 1804 году в Севастополь из Херсона перевели главную базу Черноморского флота. Город долгое время был только военным, полностью обеспечивающим флот. Так международного торгового порта в Севастополе не было до 1867 года. А внутри российский коммерческий порт то открывался, то снова закрывался. Например, в 1890 году Севастополь причислен к разряду крепостей, а торговый порт перенесён в Феодосию. Но не только с военным делом связан начальный период истории города. Так, в 1827 году уже были начаты археологические раскопки Херсонеса Таврического — древнейшего поселения в черте Севастополя.


Итак, Севастополь.

  • Теперь – это  город-Герой.
  • Стойко выдержал две обороны от врагов (во время Крымской войны и во время Великой Отечественной войны).  По планам немецких нацистов, город должен был быть переименован в Теодорихсхафен (нем. Theoderichshafen), однако эти планы не были реализованы.
  • Город морской славы.
  • Был в составе Российской империи (1783—1917). В период советской власти: 1917 -1920 – город последовательно подчинялся советской России, самостоятельной Украинской республике, Белому движению генерала Врангеля. С 1920 по 1922 годы – находился в составе Российской Советской Республики, с 1922 по 1991 – в составе Советского Союза, с 1991 по 2014 годы —  в составе независимой Украины.

 С 2014 года является субъектом Российской Федерации — городом федерального значения.

  • Незамерзающий морской торговый и рыбный порт, промышленный, научно-технический, рекреационный и культурно-исторический центр.
  • Главная военно-морская база Черноморского флота Российской Федерации.
  • Город входит в перечень исторических поселений федерального значения России.            

Как Потёмкин поразил Екатерину II Черноморским флотом

Чтобы продемонстрировать императрице плоды своих трудов, Потёмкин уговорил ее в 1787 году  посетить Новороссию и Крым. Знаменитое путешествие Екатерины II в Крым обратилось в торжество Потёмкина. Прибывшим на речных судах по Днепру в Херсон высоким гостям показали спуск на воду двух линейных кораблей. Херсон, со своей крепостью, удивил всех,  даже иностранцев.  После этого Екатерина отправилась в Крым, в Севастополь, где ее ждало новое и приятное потрясение – встреча с Черноморским флотом.

Потёмкин по традициям того времени устроил грандиозный обед в Инкермане  (на берегу Ахтиарской бухты). Обед проходил по-обычному — чинно и пышно: смена блюд, приятная музыка, неспешные беседы. И тут Потёмкин, большой любитель спецэффектов, подготовил гостям грандиозный сюрприз. По его команде занавес, скрывавший большой балкон, обращённый к Ахтиарской бухте, внезапно раздвинулся, и изумлённые участники увидели… Севастополь!  А в бухте красовался флот: линейные корабли, фрегаты, транспорты.

Визит Екатерины в Севастополь в 1787 году

«Внезапно отворились двери большого балкона, и взорам нашим предстало величественное зрелище: между двумя рядами татарских всадников мы увидели залив верст на  двенадцать вдаль и на четыре в ширину: посреди этого залива в виду царской столовой выстроился в боевом порядке грозный флот. Нам казалось непостижимым, каким образом в 2000 верстах от столицы, в недавно приобретенном крае, Потёмкин нашел возможным воздвигнуть такие здания, соорудить город, создать флот и поселить столько жителей. Это действительно был подвиг необыкновенной деятельности!», — писал граф де Сегюр (французский дипломат) о посещении Севастополя.

А Иосиф II (австрийский император) оценил так: «Стоящие в бухте корабли и батареи салютовали гостям. Был устроен торжественный смотр эскадры и продемонстрирована атака флотом берега. Светлейший князь обставил эти мероприятия очень эффектно».

Приветствуя высоких гостей, корабли и береговые батареи открыли огонь. Гром пушек возвестил европейское сообщество о том, что Россия пришла на берега Черного моря всерьез и  надолго. А позже, уже в самом Севастополе, Екатерина II  увидела обширный рейд, где в парадном строю стояли главные силы Черноморского флота.

Потёмкин демонстрирует Екатерине II созданный им Черноморский флот в 1787 году

Вид Севастопольского рейда с эскадрой в 15 больших и 20 мелких судов был самым эффектным зрелищем всего путешествия. Потёмкин мог гордиться достигнутым эффектом. В письме к барону Гримму (немецкий публицист, дипломат) императрица отметила: «Здесь, где тому назад три года ничего не было, я нашла довольно красивый город и флотилию, довольно живую и бойкую на вид; гавань, якорная стоянка и пристань хороши от природы, и надо отдать справедливость князю Потёмкину, что он во всем этом обнаружил величайшую деятельность и прозорливость». Отдавая должное заслугам светлейшего, Екатерина II в письме ему от 22 августа 1787 г. отмечала: «Теперь граница наша по Бугу и по Кубани. Херсон построен, Крым — область Империи и знатный флот в Севастополе». В результате светлейший князь Г. А. Потёмкин стал именоваться Таврическим, а Европа и Турция осознали, что Россия не откажется от Крыма.

Севастополь – главная база Черноморского флота России. 2020 год

Безусловно, чрезвычайно важным делом Потёмкина было сооружение флота на Черном море. Однако в вину Потёмкину справедливо  ставят то, что первый русский Черноморский флот строился впопыхах, с множеством недочётов, некачественно. Всё так.  Но в следующей войне с Турцией (1787-1791) этот флот сыграл чрезвычайно важную роль и завоевал первые славные победы, несмотря на все свои недостатки. Изречение князя Потёмкина о том, что Черноморский флот должен принести России славу, оказалось пророческим.                                             

(Продолжение следует).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *