Чухраев Э. Адмиралы трагических судеб: А.В. Колчак.

Адмирал Колчак А.В. – Верховный правитель России

В Петрограде на 13 июня  был назначен отчет Колчака на заседании Временного правительства.  До этого дня столичные журналисты успели взять у адмирала интервью, в котором Александр Васильевич рассказал о причинах, заставивших его покинуть Черноморский флот. 13 июня в «Маленькой газете» А. А. Суворина вышла передовая статья, в которой говорилось: «Пусть князь Львов уступит место председателя в кабинете министров адмиралу Колчаку. Это будет министерство Победы. Колчак сумеет грозно поднять русское оружие над головой немца, и кончится война! Настанет долгожданный мир!». В статье шла речь о неспособности Г. Е. Львова управлять страной. Затрагивался и вопрос о диктатуре. В контексте статьи в качестве выбранного народом диктатора выступал адмирал Колчак.

Колчак в новой морской форме Временного правительства (без погон, со знаками отличия на рукавах и пятиконечной звездой на кокарде), лето 1917 года

Таким образом, 13 июня для отчёта о своей деятельности на заседание Временного правительства пришёл выступать новый кандидат в диктаторы. Министры встретили его с явным недоверием и сочли нужным дать бой этой попытке. Члены Временного правительства выслушали отчет Колчака (больше походивший на  политический прогноз) о катастрофическом развале флота и всех вооруженных сил, грозящем в скором будущем потерей государственности и большевистской диктатурой, с печальным пониманием, вяло пообещав обсудить эту проблему в кабинете министров.. В итоге министры постановили отложить обсуждение вопроса о вине Колчака за бунт на Черноморском флоте до окончания работы специальной комиссии, уже отправившейся в Севастополь для расследования. Когда комиссия вернулась в Петроград и подтвердила правомерность всех шагов Колчака, адмиралу предложили вернуться к командованию флотом. Это предложение Александр Васильевич отверг. 17 июня в Зимнем дворце состоялась встреча Колчака с американским адмиралом Дж. Г. Гленноном. При переговорах присутствовал и глава американской делегации сенатор Э. Рут. Оказавшемуся не у дел Колчаку было предложено приехать в США для участия в разработке операции по высадке десанта в Дарданеллах. По существу речь шла о его прямом участии в боевых действиях  флота США. Адмирал это понял и дал согласие. План был секретным, и официально Колчак ехал в Америку как специалист по минному делу и борьбе с подводными лодками.

Вокруг поездки адмирала Колчака в США до сих пор много не ясного. Но важно понимать, что не только согласие самого Александра Васильевича послужило причиной этой поездки. В США адмирал Колчак поехал не  по собственной инициативе. Его послали туда во главе русской военно-морской миссии (в составе шести морских офицеров). Эпопея с поездкой Колчака в Америку была выгодна в первую очередь А. Ф. Керенскому, видевшему себя главой России, а Колчака — своим соперником в борьбе за власть. Керенского не могла радовать перспектива восхождения на российском политическом небосклоне новой яркой звезды, которую общественность уже рассматривала, наравне с генералом Л. Г. Корниловым, как потенциального кандидата в военные диктаторы. Чтобы выпроводить из страны опасного конкурента, договорились о поездке адмирала в Америку. Гленнон сделал запрос в российское Адмиралтейство, последовал отказ. Сенатор Рут обратился к Временному правительству, на заседании которого 28 июня вопрос был решён положительно. Однако миссия не имела ни дипломатического статуса, ни определённой цели.

Наблюдение за общественно-политической жизнью России в период пребывания в Петербурге привело в июне 1917 года Колчака к мысли, что либерально-демократическая общественность не способна управлять страной, довести войну до победы и остановить хаос революции. Он принял приглашение «Республиканского центра», претендовавшего на роль организатора разнородных контрреволюционных и антисоветских элементов и ставившего задачу установления военной диктатуры, водворения порядка и восстановления дисциплины в армии, вступить в эту организацию и возглавить её военный отдел. «Республиканский центр» в качестве возможных диктаторов рассматривал две кандидатуры: Колчака и Корнилова. Колчак своей задачей считал объединить разрозненные офицерские кружки, наладить их взаимодействие. 1 июля Колчака посетили члены Главного комитета Союза офицеров армии и флота и преподнесли ему саблю, взамен выброшенной в море, с надписью «Рыцарю чести от Союза офицеров армии и флота». Адмирал выразил согласие остаться в России, пусть даже на нелегальном положении, и не ехать в Америку. Но 19 июля Корнилов стал Верховным главнокомандующим. Колчак с Корниловым соперничать не собирался, наоборот, он ценил этого талантливого и смелого генерала. Корнилов, в свою очередь, считал Колчака своим сторонником, и фамилия адмирала фигурировала в различных вариантах списков корниловского правительства. О политической активности и антиправительственной деятельности опального адмирала Колчака Временное правительство было хорошо информировано. 21 июля Александр Васильевич получил от Керенского срочную телеграмму с требованием в кратчайший срок отбыть в США и донести о причинах задержки.

В итоге 27 июля русская военно-морская миссия во главе с адмиралом Колчаком  отправилась в США.

Группа русских и американских морских офицеров во главе с Колчаком (сидит в центре) в Нью-Йорке. Лето 1917 года

Приехав позднее в Вашингтон, Колчак с удивлением обнаружил, что его там не ждали. Американские официальные лица не понимали цели русской миссии, а во время обсуждения планов Дарданелльской операции определённо заявляли о её неосуществимости. Выяснилось, что никакой операции американский флот никогда и не планировал. Так отпала главная причина поездки Колчака в Америку, и с этого момента его миссия носила военно-дипломатический характер. 

Колчак пробыл в США около двух месяцев. За это время он встречался с русскими дипломатами во главе с послом Б. А. Бахметьевым,  морским и военным министрами и государственным секретарём США. 16 октября 1917 года Колчака принял американский президент В. Вильсон. В письме от 12 октября 1917 года Колчак писал: «моё пребывание в Америке есть форма политической ссылки и вряд ли моё появление в России будет приятно некоторым лицам из состава настоящего правительства». Своим спутникам Колчак прямо говорил, что Керенский заставил его покинуть Родину против его желания. По приглашению морского министра Колчак знакомился с американским флотом и на флагмане «Пенсильвания» более 10 дней участвовал во флотских манёврах.

Колчак и американский адмирал Д. Коффман на палубе флагманского линкора «Пенсильвания». США. Лето 1917

По просьбе коллег- союзников он работал в американской Морской академии, где консультировал слушателей академии по минному делу, признанным мастером которого являлся. Американцы предложили русскому адмиралу остаться в Америке. Ему готовы были дать кафедру минного дела в лучшем военно-морском колледже США.  Колчак, не задумываясь, сказал «нет».

Александр Васильевич считал, что миссия в Америку не удалась. Было решено возвращаться в Россию через Тихий океан.

В Сан-Франциско, уже на западном побережье США, Колчак получил телеграмму из России с предложением выставить свою кандидатуру в Учредительное собрание от кадетской партии по Черноморскому флотскому округу.  Он ответил согласием. Однако его ответная телеграмма опоздала. 12 (25) октября (в день начала Октябрьской революции в России) Колчак с офицерами отправился из Сан-Франциско на японском пароходе во Владивосток. Через две недели пароход прибыл в японский порт Йокогама. Здесь Колчак узнал о свержении Временного правительства и захвате власти большевиками, о начале переговоров правительства Ленина с германскими властями в Бресте о сепаратном мире. Александр Васильевич остро переживал случившееся на Родине, своё бессилие что-либо изменить: Колчаку теперь предстояло решить тяжёлый вопрос, что делать дальше, когда в России утвердилась власть, которую он не признавал, считая изменнической и повинной в развале страны. Связывать служение Родине с большевизмом для него было немыслимо.

Адмирал принимает неожиданное решение: он едет в Токио и вручает британскому послу просьбу о приеме его в английскую действующую армию хоть рядовым. Посол советуется с Лондоном и отвечает просителю, что тот назначен в штаб Индийской армии, воюющей в Месопотамии (Ближний Восток). По дороге туда, в Сингапуре, Колчака настигает телеграмма одного из лордов британского правительства, что российский посланник в Китае князь Кудашев Н.А. просит его прибыть в Пекин для встречи по неотложному делу. Князь принимает адмирала как долгожданного гостя. Он рассказывает, что на юге России уже началась битва против большевистского диктата. И предлагает Колчаку включиться в такую борьбу на востоке России. Александр Васильевич соглашается.  Сначала он  создает в Харбине вооруженные силы для защиты Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД).

Колчак (первый слева) на Китайско-Восточной железной дороге в форме КВЖД. 1917 год.

C прибытием Колчака в Китай завершился период его зарубежных скитаний. Теперь адмирала ожидала политическая и военная борьба с большевистским режимом внутри России. Местом организации сил предполагалась КВЖД, построенная русскими к 1903 году, с центром в Харбине. Но в сентябре 1918 года адмирал прибыл во Владивосток. Здесь он изучил положение на восточных окраинах страны, узнал о состоявшемся в Уфе совещании представителей различных демократических сил и об образовании Директории, претендовавшей на роль «Временного Всероссийского правительства» — объединённого антибольшевистского правительства на территории от Волги до Сибири. Узнав о приезде Колчака, с ним захотели встретиться многие морские офицеры. На частном совещании с ними адмирал заявил, что из конкурирующих правительств он поддержал бы Сибирское. В ноябре 1918 года Колчак прибывает в Омск, Ко времени приезда туда Колчак утвердился в мысли, что единственным средством победить большевизм может быть только военная диктатура. Ему предлагают пост военного и морского министра в правительстве Директории. Спустя две недели (18 ноября 1918 года), не питающие к социалистам симпатий, офицеры делают переворот и арестовывают левых членов Директории. Колчак, по его собственному признанию, не знал о заговоре, но ответил согласием на просьбу заговорщиков возглавить новое руководство. Вскоре после этого (25 июня 1919 года) он принял предложенный ему титул Верховного правителя России.

А. В. Колчак, официальная фотография 1919 года

Колчак был произведён в полные адмиралы, ему было передано осуществление верховной государственной власти. В его подчинение входили все вооружённые силы государства. Верховный правитель мог предпринимать любые меры, вплоть до чрезвычайных, по обеспечению вооружённых сил, а также по установлению гражданского порядка и законности. Колчак первым приказом по армии объявил о принятии звания Верховного главнокомандующего всеми сухопутными и морскими силами.

Адмирал Колчак (в центре), его офицеры и представители союзников. 1919 год

Колчак так определял направление работы на посту Верховного правителя: «Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях Гражданской войны и полного расстройства государственных дел и жизни, объявляю, что я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной целью я ставлю создание боеспособной армии, победу над большевиками и установление законности и порядка». Общественность отнеслась к свершившемуся перевороту или безучастно, или радостно, уповая на установление твёрдой власти. Страны Антанты поддержали Колчака.

Деятельность новой власти объявлялась нацеленной на то, чтобы «временная верховная власть Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего могла бы передать судьбу государства в руки народа, предоставив ему устроить государственное управление по своей воле». Важнейшей идеологической константой колчаковского правления стала формула-лозунг «восстановления законности». В целом А. В. Колчак продолжил экономический и политический курс Временного Сибирского правительства.

Несмотря на то, что представители кадетской партии, правые круги и большинство военных поддержали Колчака, провозглашение его Верховным правителем не прошло гладко. Находившиеся в Уфе и Екатеринбурге члены Учредительного собрания во главе с эсером В. М. Черновым заявили, что они не признают власти адмирала Колчака, откроют фронт большевикам и будут всеми силами противодействовать новой власти. Однако концентрация в руках Колчака военной, политической и экономической власти дали возможность белым оправиться от поражений, понесённых ими в Поволжье осенью 1918 года. В результате событий 18 ноября 1918 года антибольшевистское движение трансформировалось в Белое движение. Колчак надеялся, что под знаменем борьбы с красными ему удастся объединить самые разнородные политические силы и создать новую государственную власть. Поначалу положение на фронтах благоприятствовало этим планам.

Колчак организовал расследование дела о расправе большевиков с семьёй императора Николая II, поручил это следователю Н. А. Соколову.  На основе раскопок, сбора и анализа документов, поиска и допросов свидетелей Соколов установил время, место и обстоятельства трагедии. Но  останки убитых до отступления Русской армии от Екатеринбурга в июле 1919 года найти не успели.

К лету 1919 года усилиями правительства положение на железных дорогах было исправлено, поезда стали ходить по расписанию, сократилось число злоупотреблений и беспорядков. Особое внимание Колчак уделял освоению стратегически важного для России Северного морского пути, которым адмирал интересовался ещё со времён полярных плаваний его юности. 23 апреля 1919 года по личному почину Александра Васильевича при Российском правительстве начал работать специальный Комитет Северного морского пути. В планах значились и новые исследовательские экспедиции, одна из которых была проведена в 1919 году в Карском море под руководством друга А. В. Колчака Б. А. Вилькицкого. Планировалось  и строительство нового порта в устье Енисея.

Чтобы снизить социальную напряжённость, правительство Колчака принимало специальные меры: несмотря на неизбежную во время военных действий инфляцию, особый комитет при министерстве труда утверждал специальные прожиточные минимумы по регионам, и в зависимости от них время от времени производил индексирование зарплаты госслужащих.

Личный самолёт Верховного Правителя

Успешно развивались и боевые действия армии Колчака. В конце ноября 1918 года началась операция по наступлению на Вологду (чтобы выйти на соединение с архангельскими белыми частями и получить доступ к помощи союзников через порты Архангельск и Мурманск). Понёсшие значительные потери советские войска отступали к опоясанной несколькими рядами окопов и проволочных заграждений Перми, которую красное командование надеялось удержать. Но войска Колчака, перерезав железную дорогу, не дали советским частям дивизии Блюхера усилить гарнизон города, павшего 24 декабря. Сообщение о взятии Перми вызвало восторженную реакцию в Омске. Совет министров постановил наградить Колчака, находившегося и действовавшего всё время операции в боевой обстановке, орденом Святого Георгия 3-й степени за большой вклад в подготовку операции. В связи с взятием Перми личное поздравление Верховному правителю прислал премьер-министр Франции Ж. Клемансо.

Весной 1919 года началось Генеральное наступление армий Восточного фронта. Восточный фронт красных имел сильные фланги и слабый центр, что давало возможность Восточному фронту  армии Колчака нанести удар в центр Советской России. Согласно стратегическому плану Ставки Колчака при успехе наступление должно было продолжаться двумя главными ударами на обоих направлениях и перерасти в наступление на Москву с севера, юга и востока. Генеральное наступление планировалось Ставкой на апрель 1919 года. В конце апреля армии Колчака вышли на подступы к Казани, Самаре, Симбирску, заняв значительные территории с важными промышленными и сельскохозяйственными ресурсами. Занятие этих районов открывало армиям Колчака прямую дорогу на Москву.

«Полёт к Волге», как стали называть весеннее наступление 1919 года, произвёл сильное впечатление на современников. В буржуазных и общественных кругах России чувствовался подъём, связанный с надеждой на скорую победу над большевиками. Ленин объявил Колчака главным врагом Советской республики и призвал «напрячь все силы в борьбе с ним». Летом 1919 года Советское правительство назначило премию в 7 млн. долларов за голову Колчака. Значительно возрос авторитет Колчака. Начала поступать помощь союзников. 30 мая 1919 года Главнокомандующий вооруженными силами Юга России (ВСЮР) генерал А. И. Деникин признал власть адмирала Колчака как Верховного правителя Русского государства и подчинился ему как Верховному главнокомандующему Русской армией. Вокруг Колчака были созданы единые вооружённые силы и образовалось Российское государство, хотя и состоявшее из трёх разрозненных частей.

На посту Верховного правителя  России. Колчак сидит (второй слева)

Но к  середине 1919 года численность Красной армии дошла до 1,5 миллионов человек. Большевики восстановили свой численный перевес на Восточном фронте, сосредоточив на главном направлении 33-х тысячную группировку. «Все на Колчака!» — гласил лозунг большевистского правительства в эти дни.  Колчак отступил из Поволжья и потерял стратегическую инициативу. Боеспособность его армии заметно снизилась. Тем не менее, в июне 1919 года Колчак отклонил предложение К. Г. Маннергейма (будущего главного правителя Финляндии)  двинуть 100-тысячную финскую армию на Петроград в обмен на признание независимости Финляндии, заявив, что «не поступится никогда и ни за какие минутные выгоды» «идеей великой неделимой России». «Кадровый голод» привёл, в конечном итоге, к поражению белых армий в 1919 году. Колчак проиграл.

Он и его помощники рассматривали варианты дальнейших действий. Был выдвинут план ухода в Монголию. Конечно, адмирала должны были преследовать. Но у него был конвой численностью более 500 бойцов, с которым преследования можно было не опасаться. Колчак загорелся этим планом. Адмирал надеялся на верность своих солдат и офицеров. Собрав конвой, он предложил остаться с ним всем тем, кто готов разделить его судьбу и верит в него, предоставив остальным свободу действий. К утру из 500 человек осталось с ним лишь десятеро. За одну ночь, поняв, что он предан и спасения нет, Колчак поседел.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Лидия Сикорская

    Спасибо большое, Эдуард Максимович. Много узнала нового. Неоднозначная личность. До сих пор внутри себя не могу определиться : как все-таки относиться к адмиралу? Фото интересные. Некоторые увидела впервые.
    С уважением, Лидия Сикорская

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.