Чухраев Э. Адмиралы трагических судеб: А.В. Колчак

Расстрелянный и не реабилитированный адмирал А.В. Колчак

Колчак Александр Васильевич  (1874-1920) — российский военный и политический деятель, вице-адмирал российского императорского флота и адмирал Сибирской флотилии.

Кто он – адмирал Колчак?

Жизнь адмирала Колчака А.В. богата событиями и героического, и драматического содержания. Совсем не долгая (он прожил всего 46 лет) она получилась из трех основных частей: 

  • Служба российской и мировой науке. Именно на этом поприще Александр Васильевич Колчак приобрел свою первую большую известность. И здесь он – ученый-океанограф. Один из крупнейших полярных исследователей конца XIX — начала XX веков, участник ряда русских полярных экспедиций.
  • Служба в Военно-Морском Флоте России. И здесь А.В. Колчак – славный морской служитель. Участвовал в Русско-японской (1904-1905) и Первой мировой (1914-1918) войнах. Герой Порт-Артура, Георгиевский кавалер.  Командовал несколькими кораблями, был командиром минной дивизии Балтийского флота (1915—1916), успешно командовал Черноморским флотом (1916-1917).
  • Военно-политическая деятельность. И здесь он — руководитель и вождь Белого движения на востоке России (1918-1920). Верховный правитель России (1918—1920). Но его верховное правление завершилось крахом. Он получил расстрельную пулю.

Именно революция 1917 года и Гражданская война в России  резко изменили всю жизнь Александра Васильевича, которая, в конце концов, завершилась трагически. До сих пор и политики, и ученые спорят о роли этого адмирала в истории России. Одни возвеличивают эту роль, другие считают, что на нем много крови невинных людей в период, когда он носил титул Верховного правителя России. Действительно, в начале Гражданской войны судьба России во многом была в руках адмирала Колчака А.В.  Надо ли было ему, славному адмиралу, идти в политику и брать на себя миссию «вершителя» судеб России? Вопрос, может быть, звучит риторически, но он очень важен, по сути.

Несомненно, Александр Васильевич Колчак своей флотской службой, полярными исследованиями, развитием минного дела в боевой обстановке, эффективным использованием  сил флота на Балтике и на Черном море во время Первой мировой войны значительно укрепил морскую славу России.  И он справедливо должен остаться в исторической памяти россиян.

Как Колчак стал морским служителем России

Будущий флотоводец Колчак А.В. родился в Петербурге, как он сам писал, «в чисто военной семье».  Отец его — Василий Иванович — был морским артиллеристом, участвовал в Крымской войне (1853-1856). В ходе обороны Малахова кургана отличился и был награждён солдатским Георгиевским крестом. Чин прапорщика В. И. Колчак получил, будучи раненным при обороне Севастополя. После войны он окончил Горный институт в Петербурге и был командирован для прохождения практики на Урал, в Златоуст. Дальнейшая судьба Василия Ивановича была связана с Обуховским сталелитейным заводом в Петербурге. Многие годы он трудился здесь, принимая для флота крупнокалиберные орудия и заведуя опытной мастерской, дослужившись до генерал-майора.

Родители адмирала Колчака: отец – генерал-майор Василий Иванович Колчак, мать – Ольга Ильинична Колчак (урожденная Посохова)

В 1885—1888 годах Александр Колчак учился в Шестой петербургской классической гимназии, где закончил три класса из восьми. С ним учился Вячеслав Менжинский, сын статского советника, будущий главный чекист советской России и преемник Ф. Э. Дзержинского. Но в 1888 году «по собственному желанию и по желанию отца» Александр Колчак поступил в Морское училище. В стенах Морского кадетского корпуса, как с 1891 года стало называться училище, проявились большие способности и таланты Колчака. Он много и упорно трудился, тщательно изучал науки, военно-морское дело. Между тем известно, что приезжавший в Петербург английский изобретатель и пушечный король У. Дж. Армстронг предлагал молодому кадету Александру Колчаку отправиться в Англию, изучить дело на его заводах и стать инженером. Однако желание «плавать и служить в море» взяло верх. И Александр продолжил обучение в Морском кадетском корпусе. В 1894 году А.Колчак блестяще окончил Морской кадетский корпус, произведён в мичманы и получил премию адмирала П. И. Рикорда с вручением 300 рублей, полагавшуюся «отличнейшему во всех отношениях воспитаннику».

Здание Морского кадетского корпуса на Набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге. 2020 год.

Заметим, что в 2001 году руководство Морского корпуса Петра Великого в Санкт-Петербурге (это учебное заведение продолжает историю Морского кадетского корпуса) решило в честь своего знаменитого воспитанника Колчака А.В. установить памятную мемориальную доску. Замысел был реализован в 2002 году

Колчак – талантливый ученый, известный полярный исследователь

Первичную известность и российскую славу Александр Васильевич получил  почти сразу после выпуска из Морского корпуса. И это было на поприще его увлечений по исследованию морей и океанов, а также результатов полярных экспедиций, в которых он принимал самое активное участие.  В этой научной деятельности он значительно преуспел.

Выйдя из Морского корпуса в 7-й флотский экипаж, в марте 1895 года Колчак был назначен для занятий штурманским делом в Кронштадтскую морскую обсерваторию. А спустя месяц, его определили вахтенным офицером на только что спущенный на воду броненосный крейсер 1-го ранга «Рюрик». 5 мая «Рюрик» вышел из Кронштадта в заграничное плавание через южные моря к Владивостоку.  В этом походе Колчак занимался самообразованием, пытался изучить китайский язык. Здесь он увлёкся океанографией и гидрологией Тихого океана; особенно его интересовала северная его часть — Берингово и Охотское моря. В перспективе он надеялся исследовать и южные полярные моря, задумывался о рывке к Южному полюсу.

Но в 1897 году Колчак был направлен в качестве вахтенного учителя на парусный корабль «Крейсер», который использовался для подготовки боцманов и унтер-офицеров. Командир «Крейсера» Г. Ф. Цывинский оставил такой отзыв о молодом офицере: «Это был необычайно способный и талантливый офицер, обладал редкой памятью, владел прекрасно тремя европейскими языками, знал хорошо лоции всех морей, историю европейских флотов и морских сражений».

Клипер «Крейсер», на котором начал служить мичман Колчак

5 декабря 1898 года «Крейсер» отправился из Порт-Артура в расположение Балтийского флота, 6 декабря Колчак был произведён в лейтенанты. В этом звании из-за ухода в Императорскую академию наук Колчак пробыл около 8 лет (в то время звание лейтенант считалось высоким — лейтенанты командовали крупными кораблями).

Во время плавания по Тихому океану Колчак узнал, что в поход на остров Шпицберген в составе русско-шведской экспедиции планируется судно «Бакан», а новейший мощный ледокол «Ермак» готовится отплыть в путешествие в глубины Арктики под руководством адмирала С. О. Макарова. Молодому офицеру была известна знаменитая лекция Макарова «К Северному полюсу напролом», прочитанная в 1897 году в Русском географическом обществе. Колчак стремился попасть в одну из этих экспедиций. Но по служебным обстоятельствам он не мог этого сделать. И вместо «Бакана» и «Ермака» Колчак попал на фрегат «Князь Пожарский».

В 1899 году, по возвращении из плавания,  Колчак свёл воедино и обработал результаты собственных наблюдений над течениями Японского и Жёлтого морей. Он опубликовал в «Записках по гидрографии», издаваемых Главным Гидрографическим Управлением, свою первую научную статью: «Наблюдения над поверхностными температурами и удельными весами морской воды, произведённые на крейсерах „Рюрик“ и „Крейсер“ с мая 1897 года по март 1899 года».

Участие в полярных экспедициях (1900 – 1904)

В это время в Академии наук готовился проект Русской полярной экспедиции, которой ставилась задача пройти Северным морским путём от Кронштадта до Владивостока. Руководить экспедицией был назначен известный полярный исследователь Э. В. Толль (1858-1902), с которым Колчак по поводу своего участия встречался в сентябре 1899 года.

Барон Эдуард Васильевич Толль (1858 — 1902) — русский геолог, арктический исследователь и организатор экспедиций

Определённого ответа Толль не дал, и Колчак, не любивший неопределённости, перевёлся на новейший броненосец «Петропавловск» и отправился на нём на Дальний Восток. Но вскоре, когда корабль стоял в греческом порту Пирей, Колчаку доставили телеграмму из Академии наук от Э. В. Толля  с предложением принять участие в Русской полярной экспедиции на шхуне «Заря» — той самой экспедиции, в которую он так стремился попасть ещё в Петербурге. Александр Васильевич сообщил о своём согласии. Колчак был временно переведён с военной службы в распоряжение Академии наук, благодаря ходатайству великого князя Константина Константиновича, президента Императорской Академии наук.

Участники экспедиции Толля на борту шхуны «Заря». В верхнем ряду: третий слева над Толлем — Колчак. Второй ряд: Н. Н. Коломейцев, Ф. А. Матисен, Э. В. Толль, Г. Э. Вальтер, Ф. Г. Зееберг, А. А. Бялыницкий-Бируля

В начале января 1900 года Колчак прибыл в Петербург. Начальник экспедиции предложил ему руководить гидрологическими работами, а также исполнять обязанности второго магнитолога. Всю зиму и весну Колчак готовился к экспедиции: начал работы в Павловской магнитной обсерватории, совершил командировку в Норвегию для консультации с известным норвежским полярным исследователем Ф. Нансеном, в течение некоторого времени проходил у него стажировку. 8 июня 1900 года путешественники тронулись от пристани на Неве и взяли курс на Кронштадт, где экспедицию гостеприимно встретил главный командир порта и военный губернатор города адмирал С. О. Макаров. Уже 18 июля путешественники покинули Екатерининскую гавань (Кольский залив) и взяли курс в направлении Таймырского полуострова.

Плавание «Зари» в навигацию 1900-1902 годов. Маршруты Толля и спасательной экспедиции Колчака 1903 года

С приближением к Таймыру плыть в открытом море стало невозможно. Борьба со льдами приняла изнурительный характер. Двигаться удавалось исключительно по шхерам, несколько раз «Заря» садилась на мель или оказывалась запертой в бухте или фиорде. 22 сентября 1900 года экспедиция остановилась на зимовку около бухты Колина Арчера. Толлю не удалось выполнить свой план:  доплыть в первую навигацию до малоисследованной восточной части полуострова Таймыр. Теперь он хотел, чтобы, не теряя времени, добраться туда через тундру, для чего надо было пересечь полуостров Челюскина. Руководитель экспедиции назначил этот поход на весну 1901 года. Задача осложнялась тем, что, не имея расположенного на этом пути склада, добраться до восточного берега на собаках было невозможно. Такой склад решено было заложить, не дожидаясь наступления полярной ночи. В поездку собрались четверо, в том числе Толль с Колчаком, на 2-х тяжело нагруженных нартах.

А. В. Колчак на зимовке у полуострова Таймыр (1900—1901)                    

Стартовали 10 октября. Морозы стояли крепкие, свыше 30 градусов. В палатке было минус 20, спали в мешках. У высокой скалы заложили склад с провизией для запланированного весеннего похода отсюда вглубь полуострова. 19 октября путешественники вернулись на базу. Колчаку, производившему по дороге астрономические определения ряда точек, удалось внести существенные уточнения и исправления в старую карту, сделанную по итогам экспедиции Нансена 1893—1896 годов.

В следующую поездку 6 апреля 1901 года на полуостров Челюскина поехали на санях снова Толль и Колчак. Из-за нехватки собак исследователи часто сами впрягались в собачьи упряжки. 1 мая Толль сделал 11-часовой марш-бросок на лыжах. Толлю с Колчаком приходилось тянуть лямку наравне с оставшимися собаками. На протяжении всего 500-вёрстного пути Колчак вел маршрутную съемку. 18 мая путники достигли базы. Поездка длилась 41 день.

Колчак в кают-компании «Зари»

На протяжении всей экспедиции А. В. Колчак усиленно трудился, проводил гидрографические, океанографические работы, измерял глубины, изучал состояние льдов, плавал на катере, делал наблюдения по земному магнетизму. Неоднократно Колчак совершал и походы по суше, занимаясь изучением и исследованием малоизученных территорий различных островов и материка. О личной роли Колчака в экспедиции лучше всего говорит аттестация, данная ему самим бароном Толлем в донесении президенту Академии наук Великому князю Константину Константиновичу. Руководитель экспедиции, будучи очень довольным Колчаком, отмечает его энергию и преданность делу науки и называет молодого лейтенанта «лучшим офицером» экспедиции и в своем сообщении президенту Академии наук в январе 1901 г. пишет: «Станции начинались всегда гидрологическими работами, которыми заведовал лейтенант А. В. Колчак. Эта научная работа выполнялась им с большой энергией, несмотря на трудности соединить обязанности морского офицера с деятельностью ученого».

Гидрограф А. В. Колчак берёт пробу воды на гидрохимический анализ батометром Тимченко. 1901

В 1901 году Толль увековечил имя А. В. Колчака, назвав его именем один из открытых экспедицией остров в Таймырском заливе и мыс в том же районе. При этом сам Колчак во время своих полярных походов назвал другой остров и мыс именем своей невесты — Софии Федоровны Омировой — дожидавшейся его в столице. Мыс Софьи сохранил свое название и переименованиям в советское время не подвергся. 19 августа 1901 года «Заря» пересекла долготу мыса Челюскин. Шхуна стала 4-м судном после «Веги» с её вспомогательным кораблем «Лена» (экспедиция Норденшельда) и «Фрама» Нансена, обогнувшим северную точку Евразии.  10 сентября 1901 года началась вторая зимовка экспедиции.

Лейтенант Колчак А.В. (3-й слева) со спутниками отправляется на остров Бельковский во время 2-й зимовки «Зари»

23 мая 1902 года Толль и еще три исследователя (Колчака среди них не было)  двинулись в сторону острова Беннетта на 3 нартах, везя с собой запас продовольствия чуть более, чем на 2 месяца. Путь занял 2 месяца, и к концу путешествия провиант был уже на исходе. Перед Толлем теперь вставали задачи не только исследований, но пропитания и обратной дороги. Колчак впоследствии говорил по этому поводу следующее: «Действительно, предприятие его было чрезвычайно рискованное, шансов было очень мало, но барон Толль был человек, который верил в свою звезду и в то, что ему все сойдет, и пошел на это предприятие». Больше барона Толля никто уже не видел.

А 8 августа, проведя некоторые необходимые судовые работы, оставшиеся члены экспедиции, отправились на «Заре» в направлении острова Беннетта. Однако уже 17 августа лед заставил повернуть назад.  К 23 августа на «Заре» оставалась минимальная норма угля, на обратный путь его уже не хватало. 30 августа в бухту Тикси вошла «Лена», тот вспомогательный пароход, что обогнул когда-то мыс Челюскин вместе с «Вегой». Опасаясь ледостава, капитан парохода дал экспедиции на сборы всего 3 дня. Колчак нашел укромный тихий уголок в бухте, куда отвели шхуну «Заря». Так завершилась для Колчака эта трудная экспедиция в Арктику. В начале декабря 1902 года он добрался до столицы. За Русскую полярную экспедицию Колчак был награждён орденом Святого Владимира 4-й степени. По итогам экспедиции в 1903 году Александр Васильевич был также избран действительным членом Императорского Русского географического общества. По прибытии в Санкт-Петербург Александр Васильевич доложил Академии о проделанной работе, а также сообщил о предприятии барона Толля, от которого ни к тому времени, ни позднее никаких вестей не поступило.

Вскоре Колчак уже занимался подготовкой экспедиции, целью которой было спасение группы Толля. 9 декабря 1902 года прошло заседание Комиссии по снаряжению Русской полярной экспедиции. Был принят план 28-летнего лейтенанта А. В. Колчака, согласно которому к Беннетту надо было отправиться на шлюпках, а дальше — на санях по льду. Он же вызвался эту экспедицию возглавлять. Колчак впоследствии писал по этому поводу так: «Когда я предложил этот план, мои спутники отнеслись к нему чрезвычайно скептически и говорили, что это какое-то безумие, как и шаг барона Толля. Но когда я предложил самому взяться за выполнение этого предприятия, то Академия наук дала мне средства и согласилась предоставить мне возможность выполнить этот план так, как я нахожу нужным».

5 мая 1903 года Колчак выступил с материка в направлении Новосибирских островов, имея своей конечной целью остров Беннетта. Общая численность экспедиции составляла 17 человек, в том числе 7 человек так называемой вельботной команды, считая самого начальника экспедиции. 18 июля тронулись в сторону острова Беннетта в надежде встретить группу Толля. Однако следов его группы они нигде не обнаружили. Но вельботная команда продолжила свой путь на остров Беннетта. Возможность путешествия по Ледовитому океану на шлюпке казалась невероятной. Но  Колчак шел вперед. 4 августа вышли на берег острова Беннетта. Здесь была найдена бутылка с запиской Толля и планом острова. Взяв с собой 2-х человек, Колчак двинулся на другую сторону острова, через 2 ледника, туда, где была расположена поварня Толля. Переход через второй ледник едва не закончился трагически: перепрыгивая очередную трещину, Колчак не рассчитал прыжок и скрылся под водой. Но его удалось спасти. И  Колчак продолжил путь. Он вышел к устью небольшой реки, где и стояла небольшая избушка Толля. Но там никого не было. Колчак провел на острове 3 суток, побывав во всех 3-х его концах.

Экспедиция Колчака обследовала все острова Новосибирской группы, однако следов группы Толля нигде так и не обнаружили. По-видимому, она погибла во время перехода с Беннетта на Новую Сибирь. Оставленные для неё на южном направлении запасы продовольствия остались нетронутыми. 26 января 1904 года, добравшись до Якутска, Колчак дал телеграмму президенту Академии наук, в которой сообщал, что партия Толля покинула остров Беннетта осенью 1902 года и исчезла без вести. Эта телеграмма Колчака была опубликована многими газетами. В 1906 году Русское географическое общество присудило Колчаку свою высшую награду — Константиновскую медаль  «за участие в экспедиции барона Э. В. Толля и за путешествие на остров Беннетта». А. В. Колчак был четвёртым из полярных путешественников, награждённых этой почётной наградой, и первым из русских: до него этой медали удостаивались лишь трое знаменитых полярных исследователей, все иностранцы: Ф. Нансен, Н. Норденшельд и Н. Д. Юргенс.

Экспедиция Северного Ледовитого океана (1909-1910)

Личные и научные данные Колчака были высоко оценены президентом Академии наук. Колчак приобрел известность в научных кругах.  C 29 декабря 1905 года по 1 мая 1906 года Колчак был прикомандирован к Академии наук «для обработки картографического и гидрографического материалов».  Они оказались настолько богатыми, что для их изучения была создана специальная комиссия Академии наук. Это был уникальный период в жизни Александра Васильевича, когда он вёл жизнь учёного и научного работника.  Работа над отчётом о спасательной экспедиции, которой руководил Колчак, была завершена 12 ноября 1905 года.

В 1909 году Колчак опубликовал своё самое крупное исследование — монографию, обобщавшую его гляциологические исследования в Арктике — «Лёд Карского и Сибирского морей». Однако не успел издать другую монографию, посвящённую картографическим работам экспедиции Толля. Значение труда А. В. Колчака состояло в том, что в нём он заложил основы учения о морских льдах.

В 1909 году Колчак отбыл в новую экспедицию, Это была гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (1910—1915).  Во время службы в Морском генеральном штабе (с 1906 года) Колчак не переставал интересоваться Севером, входил в комиссию Северного морского пути и продолжал научные исследования. В 1906 году была создана комиссия во главе с адмиралом В. П. Верховским для изучения вопроса о Северном морском пути. Комиссия поручила Колчаку составить доклад для морского министра об условиях плавания вдоль арктического побережья России. Записка была подготовлена Колчаком в сентябре 1906 года. Возглавлявший Главное гидрографическое управление морского министерства генерал-майор А. И. Вилькицкий лелеял мечту об открытии Великого северного пути из Атлантического океана в Тихий. Вилькицкий заручился поддержкой правительства и решил организовать экспедицию. Он обратился к Колчаку с предложением возобновить исследовательскую работу в Северном Ледовитом океане, включиться в подготовку экспедиции и быть одним из её руководителей. Колчак согласился (он тогда служил в Морском генеральном штабе). Согласно разработанному комиссией Верховского плану в комплексную экспедицию предполагалось отправить три отряда по два судна в каждом, на арктическом побережье и островах построить 16 геофизических станций. Колчак разработал проект экспедиции с применением стальных судов ледокольного типа. Проект был представлен Вилькицкому и получил одобрение. 29 мая 1908 года, ещё до окончания строительства судов, Колчак был назначен командиром ледокола «Вайгач». 30 сентября он был зачислен во 2-й Балтийский флотский экипаж и покинул Морской генштаб.

Ледокол «Вайгач», на котором Колчак через южные моря ходил в Арктику в 1909—1910 годах

Судна экспедиции считались военными, степень их надёжности и непотопляемости была для своего времени очень высокой. Ледоколы долго служили исследователям и спасателям и позволили сделать крупнейшие географические открытия, в том числе открыть архипелаг Северная Земля и проложить Северный морской путь. Как в создании этих ледоколов, строившихся на Невском судостроительном заводе в Петербурге, так и вообще в развитии ледокольного флота заслуги Колчака были велики. Однако в советской литературе и историографии они замалчивались.

28 октября 1909 года «Вайгач» и «Таймыр» вышли в море, имея на борту по четыре морских офицера и 38—40 человек команды. Пройдя Балтийское, Северное, Средиземное, Красное моря и Индийский океан, 3 июня 1910 года экспедиция пришла во Владивосток. Здесь был произведен ремонт судов, на «Вайгач» прибыл начальник экспедиции, полковник корпуса флотских штурманов И. С. Сергеев, известный гидрограф.

Колчак горел идеей открытия Северного морского пути и заражал этой идеей своих спутников, энтузиазм участников экспедиции был высок. На навигацию 1910 года Главным гидрографическим управлением экспедиции ставились ограниченные задачи прохода в Берингов пролив и обследования этого района. Основная же часть работы экспедиции была спланирована на весну 1911 года.  17 августа 1910 года суда вышли из бухты Золотой Рог и подошли к Камчатке, после чего пересекли Авачинскую бухту и достигли Петропавловска-Камчатского. Пройдя мимо мыса Дежнёва, экспедиция вошла в Северный Ледовитый океан. Но в октябре 1910 года Колчака вызвали в Петербург для продолжения службы в Морском генштабе. Александру Васильевичу было досадно, что приходилось отказываться от дальнейшего участия в экспедиции, которой было отдано столько усилий и у которой были хорошие перспективы. Колчак согласился на предложение продолжить работу в Генеральном штабе. В морском министерстве произошли благоприятные перемены и теперь открывались новые возможности реализации судостроительной программы, за которую ратовал Колчак, и которая теперь обрела поддержку главы правительства России самого П. А. Столыпина. Желание способствовать возрождению Российского флота перевесило.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.