Чечельницкий В. (полковник Чечель). Опыт, как импотенция, приходит с годами.

АХТУНГ — КУРСАНТАМ АВИАЦИОННЫХ УЧИЛИЩ И ИНСТРУКТОРАМ ЧИТАТЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО !!!

    Ребята, чтобы вам пришлось меньше набивать шишек на этапе становления вас как лётчиков — «профи — перенимайте опыт АКСАКАЛОВ, кто уже через всё это в своё время прошёл. Мой «дружбан» (именно так он подписался под своим портретом в первый день нашей встречи) Российский путешественник Виталий Сундаков говорит: «Ошибка, не повторенная дважды, не является НЕУДАЧЕЙ — это УРОК»…

   А ещё именно Виталию принадлежат слова: » Внимание —

   «Лицам, страдающим ментальной клаустрофобией летать вне стаи категорически рекомендуется».
                (Виталий Сундаков «Эпидемия любви»)

   Я просто поражаюсь, насколько верно сказал Александр Бахвалов в моём любимом романе о лётчиках «Нежность к ревущему зверю»: «Душевная избирательность сложна. Подчас довольно очень немногого, чтобы проникнуться расположением к человеку, и ровным счётом ничего не нужно, чтобы он вызвал в тебе неприязнь. Достаточно всего лишь однажды дать человеку понять, что ты на его стороне, а ему оценить это, и вам обоим будет легко друг с другом всю жизнь». Первый, кому я обязан, что вспомнил эти слова, был подполковник Александр Быхалов, летающий на сверхзвуковом ракетоносце ТУ-160. Началось это всё письмом благодарного читателя за прочитанную книгу лет семь назад, а закончилось, точнее, продолжается — поздравлением меня с днём Рождения в момент, когда Саша находился в полёте над Северным полюсом. Согласитесь — необычное место, чтобы слать приветы, хотя бы и мысленные.

    После Александра Быхалова, с которым меня уже связывает многолетняя, проверенная временем дружба, появились авиационный инженер Галина Ацерова и её муж Николай — историк, с которыми мы уже вместе летали и путешествовали по Крыму, авиационный инженер ГА Евгений Михно, КВС «Аэрбаса» — пилот-инструктор Сергей Шевцев, бывший военный лётчик Риф Рафиков, вертолётчик и писатель Виктор Феофанов (Степаныч Казахский), яхстмен и писатель с Израиля Володя Пастернак,… лётчики аэродрома Первушино. И этому процессу притяжения людей друг к другу по образу и подобию своему конца не видно. Сейчас вот ещё несколько людей притянулось, разрешивших полковнику озвучить некоторые фрагменты их таких непростых и замечательных судеб, что я всё время БлагоДарю судьбу, что дала возможность общения с такими замечательными людьми. Не все разрешают обнародовать их подлинные имена и фамилии, но за подлинность описываемых событий они ручаются. Поэтому от теории перейдём к практике:

   Вот история курсанта Василия Торопова — 68 г. выпуска из ОВВАКУЛ им. И.С.Полбина:

     «[14.02.20 Василий, привет. А хочешь расскажу, как я делал во втором самостоятельном полёте в зону мёртвою петлю? Хотя нам и запрещали это делать, но как удержишься от этого соблазна. Прочитал инструкцию. Но не всё запомнил. Хотя мне наш командир звена майор Пикулев и показывал в контрольном полёте не раз. Короче я набрал высоту на тысячу больше положенного по инструкции. Ну, запас высоты задницу не е…..т. И скорость набрал чуток побольше. Ввёл в пикирование, потянул ручку на себя. Перегрузка была 4.5.

      И я её взятием ручки на себя старался сохранять. На скорости примерно 350 самолёт сильно трахнуло и меня и головой о фонарь ударило,  поднял голову убедиться, что фонарь цел. Посыпались стёкла. Это очи разбились. Вижу, земля где-то за головой и слегка болтает, ну как при штопоре, но слабее. Штопор! Я попытался вывести из штопора. Инструкция следующая — Определить направление вращения. Дать ногу по штопору, взять ручку на себя. Как только самолёт начнёт устойчивое вращение, дать противоположную ногу для превращения вращения, отдать ручку от себя и при прекращении вращения и в пикировании набрать необходимую скорость.

    Определил направление вращения, дал ногу по вращению, самолёт мгновенно начинает вращение в обратную  сторону. Не понял. Так я ещё погонялся раза три, не получается. Короче, я всё поставил нейтрально и отключился. Вдруг меня из оцепенения вывел нарастающий гул от скорости. Я глянул на указатель скорости, он показывал 350. А земля всё-таки была за головой. При  скорости 500 я начал брать ручку на себя. Но не так резко, как вначале. Боялся снова сорваться в штопор. Глянул на высотомер, было где то около 800 м. Падал я где-то 5000 метров. Ноги на педалях дрожали не от испуга, а от того что узнают, выгонят к чёртовой матери.

     Ладно. Пора и возвращаться. Восстановить ориентировку и домой. А на АРК я не догадался глянуть. Но я помнил деревни, которые нам инструктор показывал. Вышел на одну деревню, переворотом пошёл на вторую деревню. Не понял. Показывали в одной деревне церковь. Эта деревня была ближе к аэродрому. Но при восстановлении ориентировки обе деревни были с церквями. Я самолёт развернул поперёк и сравнением определил, куда мне нужно лететь. Зашёл, сел. зарулил.

     Инструктор где-то задержался. Встретил техник и два курсанта. Я им ситуацию быстренько объяснил. Они говорят. Положи шлемофон под плоскость, якобы упал и очки разбились. Так я и сделал. На следующий день разбор наших полётов командир звена учинил, держа в руке наши пленки. Спросил одного курсанта, другого, третьего, глядя на пленки. Потом добрался и до меня.  Я смело рассказал, что положено было сделать по инструкции. Он понял, в чём дело, и не дал этому ход! Передал мне плёнку. Я её отвез на родину. Потом заглянул в  инструкцию. По методу моего вывода я догадался, что это был ПЕРЕВЁРНУТЫЙ штопор.  Вот такой он был человек!!! Фамилия его была майор Пикулев. 

[14.02.2019] Василий Торопов: Кстати, майор Пикулев при Гагарине тоже был майором. Его два раза снимали с должности. Один раз, когда гонялся на самолёте Ил-2 за своим мотоциклом, угнанным без спроса другим инструктором, якобы в какую-то деревню к родственникам. Второй раз за то, что при окончании полётов взлетная полоса находилась на почтительном расстоянии, и чтобы сократить время переруливания, он взлетел на Л-29-м и сел поблизости от парковочной площадки самолётов. Третий раз — присматривался пролететь под двумя мостами реки Урал: железнодорожным и автомобильным…

    Но его заложили, и он не рискнул. Что говорили инструктора за Гагарина. Ни чего особенного. Но ему пришлось по неизвестной причине продлить вывозную программу. После продления пошло как по маслу! Всё! Кстати он был Мастером Самолётного Спорта, дважды победителем СССР по самолётному спорту. Пилотаж выполнял очень красиво. И всех курсантов звена лично проверял на устойчивость к пилотажу, смотря в зеркальце на лицо курсанта. А были и такие, что рвали прямо в кабине. Меня тоже проверял.

    И чего только он на этом Л-29 не вытворял: и петли, и максимальные перегрузки до 10-ти — положительные и до 4-х — отрицательные, и колокол, и поворот на горке. и полет задом, и скорость 0. Ну, всё, на что что способен самолёт! И видел в моём лице только улыбку до ушей! Я ему очень понравился, и он поэтому отдал мне пленку, где я сорвался в перевёрнутый штопор, но вывел! Он говорил, на Л-29 на курсантов: Ледчик! А на Ил-28 — Лечик! 😀 😀 😀

     Кстати, есть одна личность, однокашник, и мой земляк, Александр Цветков. Он закончил службу в звании подполковник, комэской в Федотово на 95-ых. Это он сочинил гимн лётчиков «Вылетные». Слышал об этой песне? И вообще он сочинил песен 20! И все на курсантскую тему, и серьёзные, и шуточные. А сочинял на моём аккордеоне. Слова сочиняли разные курсанты. В основном курсант Бухтояров.  Хочешь познакомлю тебя с Цветковым? Он бывал на Кубе, когда там была наша база. Летали они через Анголу. Садились в Луанде, в которой я тоже был при переходе Североморск — Владивосток. Может тоже чего то важного из себя представляет. Он у меня в одноклассниках, а сейчас живет в Феодосии».

     [14.02.2019] Василий Чечельницкий: Василий, тёзка, огромный РАХМАТ за рассказ, я как будто снова побывал в своей юности. Я ведь тоже петлю на Элке делал. Только мне её НИКТО НЕ ПОКАЗЫВАЛ. Всё сам — по наитию. В итоге, на первой петле потерял скорость до нуля и исполнил «колокол» с отмашкой на спину.

    Что интересно, на средних высотах 2000-4000 метров я уже уверенно крутил по нескольку петель подряд, а когда полетел в свою первую высотную зону 6000-8000 метров — опять повторил ошибку, думая, раз высота большая — надо всё делать плавнее. Опять потерял скорость до нуля. В штопор не сорвался чудом, но страху наложил — полные штаны. Долго ходил в г.п., успокаивал нервы, пока решился на следующую попытку…

   Пикулева прекрасно помню. Слетать с ним — за честь считали все курсанты. С Цветковым, конечно, хочу познакомиться. Я его хорошо запомнил ещё курсантом с твоим аккордеоном. Когда кто-то сказал, что он из консерватории пошёл в лётное училище — это мгновенно вызвало у меня большое уважение к этому курсанту, который в отличие от нас солопедов первого курса, уже летал и сочинял такую замечательную музыку о полётах. И вообще, песни Цветкова-Объедкова-Бухтоярова часто пели у нас на курсе. Мне особенно запомнилась: «Сыплет золотом на земь добряк-листопад. Я к тебе вместе с солнцем в палатку войду. Пусть уходишь в тайгу, позабыв, что назад, может целую вечность шагать на звезду…» — я же, если бы не взяли в лётное, пошёл бы в геолого-разведку, такой у нас с братом резервный вариант был.

     Или «Промокнут над Москвой рекой мосты и съёжатся дома в ночи…» и т.д. Тем более, я каждый год, летая на горе Клементьева на планерах и парапланах, в Феодосии бывал раз десять, а однажды даже жил на квартире Главного инженера ЦАГИ Серёжи Силевича. Его жена Оля на Климухе бар держит. Пошли Цветкову мой рассказ… «Обычно в жизни бывает по всякому» — там стихи — он оценит…

http://www.proza.ru/2011/12/27/42

     А сам прочти  http://www.proza.ru/2012/10/25/1285

        Или  http://www.proza.ru/2012/09/30/1830 — По идее в каком-то из этих рассказов описан этот случай — как я петли крутил

    А ЗДЕСЬ ЕСТЬ И про БУХТОЯРОВА

http://www.proza.ru/2012/11/16/2097

   Кстати, мой однокашник Коля Карпусь на Кубе почти два года РП просидел. Как он сам выражался:  «Я был в круглогодичном отпуске с министерским окладом». А однажды меня попросил срочно прислать мешок лука-цыбули. Когда же я приказ друга исполнил, прислал мне огромную ветку зелёных бананов. Они зиму провалялись у  меня на балконе, а по весне — это такой «цимус» был. Бух. же, когда служил у нас в Николаеве, все выступления на партсобраниях всегда начинал одной фразой: «Я счас выступлю как всегда — сумбурно и оригинально», — и надо отдать ему должное — так он и выступал. Слушали его всегда с интересом, потому что убеждались — у него особый склад ума, не такой как у всех, он любое событие высвечивал как-то по-другому.

   В общем, господа курсанты — будущие лётчики — гордость ВКС и ГА, впитывайте наш лётный опыт в вашем возрасте, не повторяйте наших ошибок, и никому, кроме своей мамы не пытайтесь доказать, что вы вундеркинд. Всем Удачи!!!

© Copyright: Полковник Чечель, 2019
Свидетельство о публикации №219021402299 

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Интересно!
    Но продолжаю усиленно ждать обещанное Инструкции по развитию интуиции!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.