Чечельницкий В. (полковник Чечель). О таких людях надо снимать кино

«Воин света даёт, не дожидаясь просьбы.
    Видя такое, кое-кто из его товарищей замечает: «Кому надо, тот попросит».
    Но воин знает, что на свете много людей, которые не могут – просто-напросто не могут – просить о помощи. Рядом с ним живут люди с таким хрупким сердцем, что и любовь, посещающая их – слаба и болезненна. Эти люди изголодались по ласке, но стыдятся показать это.
    Воин собирает их у костра, рассказывает разные случаи, делится с ними своими припасами, хмелеет вместе с ними. И на следующий  день они чувствуют себя лучше.
    Тот, кто безразличен к чужому несчастью – самый несчастный».
                (Паоло Куэльо «Книга воина света», стр. 157)

     После просмотра фильма «Путешествие в мир Абсолютной магии» и знакомства с человеком, который послужил прототипом Карлоса Кастаньеды, (а это российский путешественник Виталий Сундаков), я стал внимательнее относиться к знакам, посылаемым нам судьбой. Более того, я стал их понимать. Для примера:

    1) Неделю назад я сидел на балконе своего дома, на 8-ом этаже, любовался снегом, который шёл крупными хлопьями и поднимался снизу вверх, что создавало совершенно фантастическую картину. Умом я понимал, что просто встречный ветер дует на дом и образует этот восходящий поток, возносящий снежинки вверх, но мои  чувства и эмоции были просто заворожены этим волшебным представлением. Наступило состояние сродни экстазу.

     И вдруг почти на высоте балкона в снегу, в строю клин, пролетели три белоснежных лебедя, как привидение. Я даже протёр глаза – не снится ли мне всё это? Но нет, посмотрел вслед, лебеди исправно махая крыльями, скрылись в снежной завесе. С одной стороны, в этом не было ничего удивительного. В Херсоне есть остров, который так и зовётся Гидропарк, а на нём расположен небольшой зоопарк под открытым небом, где живут в вольерах медведи, волки, лисицы, дикие козы, свиньи, еноты и прочая живность, каждой особи по несколько штук. А ещё по территории бегают павлины, фазаны, а в прилегающем заливчике плавают дикие утки, гуси и лебеди. Т.е., этот клин лебедей, которые сейчас пролетели мимо, как привидение, скорее всего оттуда. Но почему три, и что их согнало с насиженного места? В общем, мистика, но я не  стал на ней заморачиваться, просто сказал себе: «Вася, жди новостей», — и они не замедлили явиться.

    Вечером пришло письмо от Ларисы Севериковой (Апакидзе). Обычно мы уже около 19 лет обмениваемся с ней короткими записками-сообщениями, с тех пор как 17 июля 2001 года на аэродроме Остров погиб её муж, Герой России, генерал Тимур Апакидзе – разбился на СУ-33, выполняя пилотаж на авиашоу в честь 85-ой годовщины с момента создания Морской авиации. Но в этот раз письмо было достаточно большим и развёрнутым. Я ещё к нему вернусь, а сейчас приведу второй пример мистики и прочтения знаков.

    2)  Два дня назад прямо над нашим домом пролетел военный вертолёт. Вы знаете, мы с Ириной живём в Херсоне 12 лет, и, учитывая, что  здесь дислоцируется сначала вертолётный полк, а сейчас, кажется, бригада, вертолёты летают достаточно часто, особенно в 2014-15-ом годах. Но обычно их маршрут проходит над Днепром, до которого от меня 200 метров, а тут МИ-8 прошёл прямо через весь город, хотя каждый «ёжик» знает, что над домами летать запрещено, мало ли что…

      Я как-то вдруг понял – будут новости, и не очень хорошие. Так и произошло. Через час жене позвонили из Уфы и сообщили, что сегодня в Санкт-Петербурге ушёл из жизни её Учитель, Мастер по массажу и духовным практикам, Голубев Александр Фёдорович. Прямо во сне, ночью, остановилось сердце. Соратники сказали: «Он в последнее время работал на износ, вот сердце и не выдержало». Ира была в шоке – крепкий мужик, всего 69 лет, полный юмора и оптимизма, и вот ушёл так рано…

                ДРУЖБА С ТИМУРОМ

     Надо вам честно признаться, что каждый год, на протяжении уже 20-ти лет, с приближением месяца марта меня начинает терзать какое-то внутреннее беспокойство. А всё оттого, что 4 марта дни рождения двух моих близких друзей. Моего правого лётчика, Героя России, Юрия Лончакова, и палубного лётчика, Героя России, Тимура Апакидзе. Ну, с Юрой-то ладно, он жив, здравствует, недавно только вернулся из Шерегеша, где гонял на горных лыжах, но Тимура-то давно нет в живых. А у меня, ещё тогда, когда служили вместе, сначала в  гарнизоне Чкаловск под Калининградом в далёком 1982 году, а потом в составе 33 ЦБП Морской авиации в Николаеве (где 100-ый киап дислоцировался в Очакове, т.к. на ас Саки два года ремонтировали ВПП), появилась потребность периодически встречаться с Апакидзе. Как лётчик с лётчиком и командир полка с командиром, мы откровенно говорили о всех бедах и проблемах, в которых застряла наша Морская авиация, и что мы, каждый на своём посту, можем сделать для их решения.

    Когда СССР развалился, эта потребность в общении с Тимуром, хотя бы раз в год, вылилась в тягу, чтобы я приезжал к ним гости, в Саки. Обычно прилетал всегда без предупреждения, чтобы не связывать его лишними заботами, и с учётом его распорядка дня, разумеется. После чаепития или товарищеского ужина в лётной столовой, а иногда и дома, Апакидзе селил меня в домик Командующего, и я там жил, сколько позволяло моё личное или служебное время, иногда до недели, продолжая общаться с Тимуром, когда позволяли его служебные обязанности.

    Соответственно, именно  Апакидзе меня познакомил с большинством лётчиков-испытателей, прилетавших проводить полёты на «Нитке» на ас Саки: Виктором Георгиевичем Пугачёвым, Сергеем Мельниковым, Виктором Андреевичем Россошанским — впоследствии ведущим группы «Украинских соколов», Владимиром Кондауровым, Анатолием Квочуром, Владимиром Макагоновым, а также с пилотами своего полка: Виктором Дубовым, Игорем Кожиным, Сергеем Рассказовым и другими лётчиками типа Геннадия Бакулина, Ивана Бохонко и т.д. Я в свою очередь свёл Тимура и Лесю с бардом Константином Фроловым, и потом это общение у них переросло в тесную дружбу…

   Так вот, когда Тимур погиб у меня, точнее, у нас у всех на глазах, эта душевная рана долго кровоточила, а если честно, не затянулась она и до сих пор, у меня появилась потребность смотреть на себя его глазами и итожить свою жизнь: а всё ли ты сделал для того, чтобы наша страна и Авиация процветала, не допускал ли поступков, за которые впоследствии придётся стыдиться и т.д. Причём судить себя по самым строгим меркам совести и морали, т.е. так, как всегда оценивал свои дела генерал Апакидзе.

                ПИСЬМО

          Впрочем, я с разрешения Леси, обещал показать письмо – вот оно:

       «Вася, добрый день!  Ещё раз благодарю тебя за книгу, знаю, как непросто было её издавать. Поделюсь своими впечатлениями.

        В 2017 году ты подарил мне две книги «Морская авиация как она есть» и «Надежность летчика». Я прочитала их на одном дыхании, в них вся твоя жизнь, твоя судьба, трудная, яркая, счастливая…

       Книга «Со щитом или на щите» не оставила у меня целостного впечатления.
Анекдот про Дона Хуана сразу настроил на легкомысленный лад, и дальнейшее чтение подтвердило, что это сборник миниатюр понемногу обо всем, некий микс, как у Гоголя — «Выбранные места из переписки с друзьями» на самые разные темы. Оправданно ли это — не знаю, смотря какие цели ты ставил.

        В книге очень много цитирований, чужих текстов, и порой неясно, где заканчивается высказывание цитируемого автора и где начинается твоё. Слова Ефремова перетекали в твои, цитата из Кустова заканчивалась подписью Демидова и т.д. Это мне очень мешало, поскольку твой голос терялся! Ошибки тоже отвлекали.

       Не обижайся, пишу об этом, потому что хорошо отношусь к тебе и твоему творчеству. Мне понравились главы » Магия огня» и «Моя милая Ирина», здесь уже был весь ты! И конечно, прекрасные стихи Константина Фролова.

       Понятно, что ты прислал эту книгу, потому что там есть глава о Тимуре. Несколько раз её перечитала, хотя и раньше была знакома с этими материалами. Название точное «Версия»…, так как окончательного ответа на причину гибели Тимура нет. В каждой версии есть своя правда, каждый летчик, на практике столкнувшись с какой-то критической ситуацией, предполагает, что и у Тимура могло быть что-то подобное . И я соглашусь с каждой Версией. Но слова Пугачева в целом точно характеризуют произошедшую трагедию — слишком много всего сошлось и создало цепную реакцию…

       На смерть Пушкина кто-то из современников написал : «Его убило окружение». Про гибель Тимура я тоже так сказала бы, подразумевая абсолютно все факторы — технические, политические, физические, психологические, ментальные, которые роковым образом сошлись в одной точке. Помню слова Тимура: «Я всем мешаю!»…

         Когда хоронили Сашу Раевского на Троекуровском кладбище, ко мне подошёл Федин, с которым я не общалась. Он чуть ли не на коленях целовал мне руки, плакал, просил прощения… Я простила его, потому что он был искренен, и потому что понимала — не каждый, особенно из начальства, способен на такой поступок. Ты понимаешь, вина здесь не одного Федина. Все, кто был рядом с Тимуром и у кого есть совесть, будут винить себя.

        20 лет нет Тимура, 20 лет я, просыпаясь, смотрю на его фотографию. Он по-прежнему рядом со мной, единственный.

                Отправлено из мобильной Яндекс.Почты

                РАЗДУМЬЯ

     Вы знаете, свои выводы из Лесиного письма я сделал, в том числе полностью принял её критику насчёт своих опусов. В стремлении дать лётчикам как можно больше  рекомендаций, своих и чужих, как летать безопасно, я, конечно же, переборщил. Спасибо Лесе – учтём на будущее. А вот познакомить народ с творчеством Ивана Ефремова считаю своим долгом – просто надо выделить, где его слова, а где мои и остальной публики. В целом, размещая с разрешения Ларисы Севериковой её письмо, хотелось бы, чтобы каждый из его читавших сравнил бы свою жизнь с судьбой Героя России Апакидзе Тимура Автандиловича и сделал в отношении своей персоны правильные  выводы. Для примера, вот что написал мне штурман Морской авиации Олег Сливко:

     «Oleg 17:44  В письме всё сказано . . . комментарии излишни ! Самое горькое , самое чистое и самое бесценное , из написанного тебе… Помни и береги его!»

    Кстати, мнение Леси в отношении бывшего Командующего авиации ВМФ России, генерал-лейтенанта Федина, полностью подтверждаю: не каждый начальник вот так открыто способен признать свои упущения в гибели лётчика. Генерал-лейтенант, который не дал даже минуты генерал-майору, Заслуженному лётчику-испытателю СССР Александру Федотову, чтобы озвучить своё мнение  по поводу дальнейшей эксплуатации истребителя МИГ-23, свою ошибку так и не признал. Как не признал её и генерал-лейтенант – начальник Чкаловского гарнизона в отношении полковника Серёгина – инструктора Юрия Гагарина. Так ведут себя баре  по отношению к своим холопам – лётчикам, а что те  потом погибают после разговора с ними, это их, похоже, не сильно колышет. Слава Богу, что Иван Дмитриевич Федин не такой. Мне довелось с ним служить в 240 мрап в Быхове, когда мы оба были комэсками, и я подтверждаю слова жены Тимура, Леси, что с высокой должностью генерал не растерял свои высокие душевные качества.

   Поговори со мной о крыльях (Памяти Тимура Апакидзе) (исполнитель и автор: Константин Фролов)

      Данная песня посвящена памяти Тимура Апакидзе — лётчика-снайпера, героя России. Тимур трагически погиб 17 июля 2001 года, разбившись во время выполнения фигур высшего пилотажа на истребителе Су-33.

Поговори со мной о крыльях
Что позволяют нам летать
Покуда не покрылась пылью
Гранита тяжкая плита
Пока струится через двери
Твоей улыбки ясный свет
Пока я не смогу поверить
В то, что тебя, дружище, нет

Ты расскажи о первом взлёте
Совсем зелёных новичков
О полукруглом горизонте
И снежной вате облаков
О неофициальном культе
С друзьями долгожданных встреч
И о проклятой катапульте
Что не смогла тебя сберечь

Поведай, было ли сомненье
Или ты знал наверняка
Что будешь делать в то мгновенье
Когда не сдюжат два движка
Ведь ты из поднебесной выси
Свой самолёт, свидетель Бог
Сажал на палубу «Тбилиси»
А вот на землю сесть не смог

Поговори со мной, дружище
Покуда не оструган крест
Таких, как ты, всю жизнь мы ищем
Как свой заветный Эверест
Но сколько б взлётов беспримерных
Нам не пришлось бы испытать
Для нас всегда ты будешь первым
Среди умеющих летать
Но сколько б взлётов беспримерных
Нам не пришлось бы испытать
Для нас всегда ты будешь первым
Среди умеющих летать…

     На основе замечательной книги жены, Ларисы Севериковой «Тимур и его небо» уже написан сценарий полнометражного художественного фильма о Тимуре Апакидзе, и дай Бог, чтобы в России не тянули с постановкой и выходом этой картины на экраны кинотеатров. А то сплошь и рядом видишь примеры, как дешёвые сериалы выходят в интернете  и по телевизору пачками, т.е., чтобы их снимать, деньги находят, а на порядочное кино их вечно не хватает. Хочется надеяться, что в министерстве культуры России ещё остались честные, ответственные люди, и мы этот фильм скоро увидим вживую. Т.к. нынешней молодёжи, как никогда, необходимо видеть настоящих, реальных героев – патриотов своего Отечества и Родины, чтобы, взяв их жизнь за основу, строить по ней свою судьбу.

     П.С.   Добрый  вечер Василь Василич !   «С  кого  делать  жизнь »  — конечно  очень  личный  и  этим   интересный  рассказ .  Но если  Леся  разрешила , то  оно  того  стоит  . . .  Можно  по  пальцам пересчитать  Генералов , которых  не  испортила  высокая  должность .  Конечно, первый  из них  — это  Тимур Апакидзе .  И  Человек , и Командир , и  Лётчик  самой  сложной  из  всех  видов  — Палубной  Авиации  . . .  —   каждое  слово  о  нём   хочется   писать  с  большой  буквы !!!  Можно  назвать  фамилии  и  ещё  нескольких  генералов ,  которые  пользовались  и   пользуются    огромным  уважением как  лётного  , так  и  технического состава : Это  генерал — лейтенант Федин ,  генерал  — майор  Ивкин ,  генерал — майор  Быков, и ещё ряд других… Их  знает  офицерский  состав  Морской  Авиации  всех   Флотов России,   и  фамилии   передают  из уст  в  уста  . . .

     [25.02.2021] Василий Чечельницкий: Я бы добавил ещё Дейнеку, Пироженко и Сердюка (из тех, с кем довелось служить, кроме третьего — Я поставил Алексея Сердюка комэской, но каков он на генеральской должности — не знаю. В своё время он был НШ ВВС ТОФ, должен был стать Командующим, но на ТОФ упал самолёт, и его сделали «КРАЙНИМ», после чего сослали в город Ейск и назначили «вечным» генерал-майором командовать Центром Морской авиации России.)

© Copyright: Полковник Чечель, 2021
Свидетельство о публикации №221022601416 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.