Кают-компания. Все неприятности в жизни от баб, а все неисправности в технике от контактов

Четырёхтрубный торпедный аппарат bigpicture.ru

Вечерний чай в кают-компании начался, как всегда. Обеспечивающая смена расселась за столы с разрешения старпома. Вестовые забегали разнося вечерний чай.

— А разрешите я сегодня расскажу историю – вызвался с улыбкой усатый капитан-лейтенант с инженерными молоточками на погонах.

— А что? Это интересно – усмехнулся старпом – нам механических историй только и не хватало за нашим столом.

Все лейтенанты навострили уши и приготовились слушать интересный рассказ механика.

— А вот и нет. Мой рассказ не про механические чудеса, а про другое – вдруг даже рассмеялся механик – мой рассказ про БЧ-3.

— Ну вот и началось – усмехнулся замполит – сейчас минёры начнут встречно рассказывать истории про механиков или ракетчиков.

Минёр посмотрел на механика кивнул головой – мол пусть рассказывает. Все без обид.

— Во-первых то, что я расскажу случилось не на нашем корабле и не нашем флоте. Поэтому никого мы здесь персонально не заденем. А вот минёр поправит, если я что-нибудь скажу не так.

Минёр важно кивнул головой. Мол поправим, если надо.

— Дело было на одном эсминце. Шло обычное проворачивание оружия и технических средств. Всё было так, как это делалось каждый день. Команда. Личный состав разбежался по боевым постам и начал проверять оружие и технические средства, ка это делается каждый день на корабле. Дорожки проторены, инструкции все матросы, старшины, мичмана и офицеры знают наизусть – кто в какое время что делает и как. Все написано у каждого матроса и мичмана в книжке боевой номер каждого матроса, старшины и мичмана, соответственно это все записано в книге корабельных расписаний. И если, что и случается, то разбираются, кто, как и какой пункт инструкции нарушил. Делается не один день, не один месяц и даже не один год. Меняются люди, а инструкции и расписание остаётся неизменным для всех кораблей этого проекта, имеющего на вооружении одинаковое вооружение.

— а я слышал – вдруг хлебнув громко чай из блюдца – заявил замполит.

Любил замполит пить чай из блюдечка с клубничным варением. А сегодня как раз дали клубничное варение. Невольно даже вспоминается фильм «белое солнце пустыни, как это смачно делал таможенник Верещагин. Любил замполит так пить чай.

— а тут он вдруг встрепенулся и громко сказал:

— Слышал я это случай, когда СКР выстрелили торпедой по соседнему кораблю во время проворачивания оружия и технических средств. Ничего такого. Просто хулиганство, чуть не закинувшиеся трагедией. Командира БЧ-3 тогда, по-моему, даже из партии исключили или строжайше наказали по партийной линии. И было это на Балтийском флоте в Лиепае.

— Нет это не тот случай – усмехнулся усатый механик – там немного было по-другому. Во время проворачивания проверяются цепи стрельбы. Правильно я говорю минёр?

— Да по инструкции положено проверять – согласился с механиком минёр.

— Во и я говорю, что всё было, как всегда. Проверяли цепи стрельбы и внезапно торпеду выбрасывает сжатым воздухом из торпедного аппарата, она выбивает заглушку со вей дури врезается в рубку дежурного по кораблю. На этих проектах торпедный аппарат в походном положении направлен в аккурат на рубку дежурного.

— Да ты что? – восклицает старпом – как же это может быть, когда там устанавливаются блокировки при развороте торпедного аппарата на опасные углы для корабля. Не могут в этом случае сработать цепи стрельбы.

Минёр хитро покачал головой и усмехнулся – мол спецы хреновы механик и старпом артиллерист.

— А что? – начал лезть в бутылку старпом – у нас орудия в БЧ-2 тоже не могут выстрелить по своему кораблю и имеют углы безопасности.

— Понятно, что не могут. Каждый день проверяли и не случалось, а тут случилось такое ЧП – продолжил свой рассказ механик – торпеда пробила первую переборку, разгромив, что там было и уткнулась во вторую.

— а торпеда боевая или учебная? – заинтересовался старпом.

— Я точно не знаю, но то, кто мне рассказывал эту историю, говорит, что не просто боевая, а ещё с ядрёной головой.

— Ну это ты друг мой сочиняешь для красного словца – вмешался минёр и вздохнув пояснил,- на этих торпедах проворачивание не проводиться. Вернее, проводится, но не полном объёме. Но цепи стрельбы проверяются. На в базе специальное изделие, а не на боевой службе весьма сомнительно.

— Я за что купил, за то и продаю – спокойно сказал механик – я не спец в ваших торпедах, ракетах. У меня и своих проблем хватает, чтобы они взлетали нормально. Так вот в рубке дежурного сидели на диванчике и отдыхали от дел праведных дежурный по кораблю и горнист. Горнист, как всегда дремал. А дежурный прибежал откуда-то и только присел на старый помятый и продавленный диванчик. Хотел сесть на стул и заполнить свой журнал нужными записями, да решил, что не убежит один вид сладко спящего горниста, заставил присесть на диванчик и тоже придремнуть.

— И что? Торпеда прямо по ним жахнула? – заинтересовался замполит.

— Нет прямо перед ними. Все что висело на переборках полетело от удара в разные стороны. А изумлённый дежурный по кораблю, открыв сразу глаза увидел огромный полуметровый член, торчащий из переборки и упёршийся в переборку напротив, прижав к ней шинель дежурного по кораблю. Проснувшийся сразу горнист в ужасе заорал. Может подумал – надо же такое приснилось?

— Слава Богу жертв не было – пробурчал старпом – ЧП, но без жертв совсем другой подход – потом задумался и тихо сказал – а если головка ядрёная, то ЧП по высшей категории.

— Я не знаю ядрёная она или нет? – улыбнулся механик – но сам факт происшествие. Доложили командованию. Прибежало командование стало охать да ахать. Ходить вокруг торпедного аппарата, изучать, кричать на командира БЧ-3, как это положено. На старшину, который кнопочку нажимал перед выстрелом. Обещали всем минёрам без разбора новоселье с видом солнечного Магадана. Составляли акты, писал объяснительные. Ну, что там делается при таких ЧП. Даже механиков подвязали, что подали не то напряжение или фазы поменяли.

— А могли? – спросил старпом.

— Ну я не знаю – задумчиво ответил механик – все может быть.

— Это обязательно надо как следует расследовать – важно сказал замполит – и политические и специальные органы должны разобраться – а может это диверсия. Может кто-то умышлено решил взорвать корабль и всю базу, если торпеда была специальная. Тут не все просто так, а может быть и этак получается, когда все не так как надо. Кстати, а почему она не взорвалась?

— Ну не взорвалась потому что блокировки с неё не сняли. Там их штук 16 блокировок наверно – прокомментировал минёр – почесав задёргавшуюся бровь

— Замполит ты прямо Цецерон – усмехнулся старпом – давай механик закругляйся. Это конец надеюсь?

— Нет не конец, а скажем так середина.

Михеич хихикнул:

— Ну ты мех меня переплюнул. Такую историю утаивал от друзей. В себе наверно переживал лет пару, прежде чем ее нам рассказать.

Механик развёл руками:

— Ну извини. Понимай, как знаешь. Но извини слов из песни не выкинешь, а если выкинешь что-то, то и история будет не та уже. Значит продолжаю. На корабль разбираться досконально должна была прибыть комиссия из Москвы.

— Тогда торпеда точно ядрёная – авторитетно сказал старпом – если уж комиссия из Москвы. Никто не погиб, ничего не случилось. Так ерунда на рубль и пятнадцать копеек.

— Ну наверно – согласился механик – корабль покрасили от клотика до киля. Заварили дырку в рубке дежурного, заменили поврежденные приборы, горнисту выдали новый горн, вместо раздавленного торпедой. Всё с иголочки. Приехала комиссия. Капитаны 1 и 2 ранга, представители промышленности засучили рукава, прозвонили все линии, заменили контакты на всякий случай, некоторые старые приборы поменяли. Сложно сказать нашли или нет, но решили проверить всё так, как было тогда при ЧП. Единственное торпеду на всякий случай заменили на учебную болванку.

— У нас торпеды не болванки – заступился за БЧ-3 минёр – у нас учебные торпеды имеют ту же начинку, что и боевые за исключением боевой части.

— Ну я об этом и говорю – согласился механик – последние контрольное испытание, всё как было на том злополучном проворачивании. Всё сделали, как надо и последняя проверка – нажатие на кнопку, после чего …… случилось ну это ….. Старшина категорически отказывается нажимать. Говорит, что хотите делайте. Не нажму. Адмирал руководивший проверкой – говорит нажимай сынок – тебе ничего не будет. Я всё беру на себя.

— Нельзя верить таким словам адмиралов – внезапно сказал Михеич – сначала скажет, что берут всё на себя, а потом с полпинка откажутся от свои слов. Мол не так меня поняли, я имел ввиду совсем другое. Ни одному адмиралу не захочется расставаться со своим погонами и благополучием в Москве.

— Приблизительно так и получилось – нахмурился механик – короче уговорили. Нажал старшина кнопку, и торпеда снова вылетела из трубы с грохотом выбив заглушку из торпедного аппарата и опять воткнулась в рубку дежурного по кораблю в то же самое место, которое было уже неделю, заварено и красиво покрашено. Пробило переборку, как и прошлый раз стукнулась во вторую переборку выгнув и ее переломав все новые приборы, развешенные на переборках и конечно новый горн горниста.

— А горнист и дежурный по кораблю что? Не пострадали?– спросил открыв рот замполит.

— Они вышли на всякий случай. Чем чёрт не шутит? Кстати первый дежурный по кораблю был замполитом БЧ-5 и недавно перевёлся на корабль. Так сказать, исполнил вековую мечту детства.

— Я так и знал, что всё закончиться у механика — поливанием грязью замполитов – криво усмехнулся замполит.

— Я же говорю, что слов из песни не выкинешь. Я мог бы сказать, что артиллерист, но ведь оказался случайно замполит. Ну не я это придумал – сказал усатый механик, в отчаянии, что замполит не верит.

— Понятно и что он? Раз уж вы начали о нём? – строго спросил замполит.

— Что написал на тот же день рапорт на имя ЧВС с просьбой срочно вернуть его назад в танковые войска. Не выдержала душа второго такого испытания. Особенно когда ему их механик, сказал, что у нас такое случается каждую неделю. Подначил, а у парня нервы не выдержали.

— Вы механики горазды поглумится на замполитами – проворчал замполит.

— Так чем кончилось? Нам уже не построение собираться пора. Давай быстрее механик рожай и не отвлекайся на мелочи – проворчал старпом вставая.

— Чем? Чем? Минёра сняли с должности, как всегда это делается. Должен быть виновник. Приехали заводчане, разобрали всё и нашли.

— Минер во всем виноват оказался — нахмурился минёр — а причин с тысячу может быть.

— Что нашли? – заинтересовался Михеич.

— Что, что? Откуда я знаю, что – начал вставать механик – нашли, что контачит, что-то там, где не надо или не контачит ещё что-то там, где надо. Другого и не придумаешь. Чудес-то, то не бывает. как вы думаете? — и механик с самым невинным лицом посмотрел на замполита.

Замполит увидев взгляд механика скривился.

Михеич увидев это усмехнулся:

— Все неприятности в жизни от баб, а все неисправности техники от контактов — как всегда.

Crew members from the aircraft carrier USS RANGER (CV-61) study the 21-inch antisubmarine torpedo tubes while visiting the Russian guided misisle destroyer Admiral Vinogradov (BPD-554). The RANGER is part of a multinational naval force participating in exercises in the region.

— Все быстро на построение – заревел старпом.

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Хороший рассказ, изложение страдает.

  2. Интересный и поучительный рассказ! И верные выводы сделаны! Критиковать, конечно же, всегда легче и удобнее, чем предложить свой вариант. Например, изложить эту же историю, но по-своему! Как Вам, Сергей, идея? Каждый имеет право на своё видение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *