Были и байки плавсостава. Кнехт

На кораблях ВМФ любят хорошую шутку, любят подначивать молодых. Неоднократно приходилось видеть, как молодые матросы машут вениками в районе антенн, разгоняя помехи, слышать, как молодых матросов отправляли к главному боцману за ведром для менструации.

Это считалось нормой.

Однажды, прибывшего на практику курсанта первого курса одного из военно-морских училищ, старшина привел на бак к кнехту, и глубокомысленно рассказал, что уши кнехта мешают снимать металлические концы и надо их срочно отрезать – отпилить.

Курсант провинился – спустился по трапу правого борта, где положено ходить только адмиралу и командиру.

— Вот тебе напильник – старшина протянул курсанту маленький напильник – отпилишь до завтрашнего утра и доложишь. Понял?

— Так точно товарищ старшина. Только одно ухо или оба? – спросил курсант.

— Оба конечно. Поэтому до завтрашнего утра.

Курсант устроился поудобнее рядом с кнехтом и начал пилить. После часа работы на кнехте еле была видна тонкая, маленькая, еле видная полоска, менее полумиллиметра.

Курсант вытер пот рукавом робы, сел рядом с кнехтом и глубоко задумался.

Садиться на кнехт он не решился, так как знал, что сесть на кнехт – это все-равно, что сесть на голову боцмана и за это наказание вполне серьезное.

Откуда-то снизу из открытого люка разнеслось жужжание болгарки. Что-то там делали матросы.

Он заинтересовано встал и спустился вниз на две палубы. Там два молодых матроса с нулями перед боевыми номерами перестраивали душ и спиливали металлические уголки.

— Жаль напильника нет выровнять распил – посетовал один матрос.

— А у меня есть – похвастался курсант, показывая напильник.

— Классно! Дай на время – предложил один из них.

— А вы мне болгарку и удлинитель ненадолго.

— А зачем тебе? – спросил белобрысый и веснушчатый прищурившись.

— Да старшина уши у кнехта приказал спилить – вздохнул курсант.

Матрос помялся немного, а потом сказал:

— Если старшина приказал, то надо спилить.

— Вот и я говорю вам, что надо. Вы поможете мне, а я помогу потом вам.

Оба матроса встали:

— Иди показывай, что тебе и где надо пилить.

Через час оба уха у кнехта были отпилены.

Поработав немного с матросами курсант пошел докладывать о выполненной работе старшине.

Уже шел обед, и довольный старшина не донеся ложки с первым до рта, внезапно увидел курсанта, вынырнувшего из люка.

— Вы почему бросили работу без моего ведома? – он с улыбкой обвел, сидевших рядом с ним годков.

Те сразу сделали серьезные лица.

— Да почему? – говорили их глаза.

Курсант принял стойку смирно, приложил руку к берету и четко выговаривая слова проговорил:

— Товарищ старшина. Ваше приказание выполнено. Оба уха у кнехта отпилены.

Доклад встретило молчание старшин и полное недоумение. Старшина так и не донес полную ложку до рта и в волнении вылил ее на чистую робу.

— Пойдем посмотрим – еле слышным голосом сказал он.

Все вышли из-за стола и гурьбой направились на бак.

На баке рядом с кнехтом стоял главный боцман и глядя на отпиленные уши кнехта со слезами на глазах, вздымал руки вверх и с помощью весьма грозных, тяжело произносимых слов угрожал немедленно утопить, уничтожить, растоптать того, кто сделал подобную диверсию.

Рядом с кнехтом валялись аккуратно отпиленные болгаркой боковые уши кнехта.

Немая сцена.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Дошутились, однако!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.