Бойко В. Трагедии Балтийского подплава. Создание и развитие подплава Балтийского моря

   Подводные силы Балтийского моря с базированием первого соединения подводных лодок на военно-морской базе Либава были созданы по указу императора Николая II.

Строительство подводных лодок перед мировой войной 1914-1918 годов шло в соответствии c Малой и Большой судостроительными программами: шесть подводных лодок тип «Морж» и «Нарвал», двенадцать подводных лодок тип «Барс», шесть подводных лодок тип «Лебедь», шесть подводных лодок тип «Барс» для Сибирской флотилии. Дальнейшие усовершенствования подводных лодок «русского» типа претворялись в жизнь И.Г. Бубновым на подводных лодках тип «Морж», «Барс» и «Лебедь».

 14 октября 1909 года Балтийский завод представил в Морское министерство проект подводной лодки водоизмещением 600 тонн, разработанный на базе подводной лодки «Акула». Весной 1911 года доработанный проект водоизмещением 630 тонн был утвержден, а 16 августа 1913 года состоялась закладка трех подводных лодок этого типа. На однокорпусных подводных лодках тип «Морж» прочный корпус в носу и в корме оканчивался двойными сферическими переборками, пространство между которыми разделялось горизонтальным шельфом. Верхняя часть отсека, над шельфом использовалась под дифферентовочные цистерны, ко всем балластным цистернам был подведен воздух высокого давления для продувки балласта на любой глубине погружения. 

   Подводные лодки тип «Барс» имели большую дальность плавания и скорость хода, в связи с чем была увеличена мощность энергетической установки и запасы топлива. В результате этого увеличилось водоизмещение до 650/780 тонн. Существенным недостатком подводных лодок тип «Барс» было низкое расположение в надстройке решетчатых торпедных аппаратов. При ходе подводной лодки в надводном положении во льду эти аппараты повреждались. Потребовалось поднять решетчатые торпедные аппараты и установить их на верхней палубе. Другим недостатком было отсутствие водонепроницаемых переборок внутри прочного корпуса. Из-за этого при 20% запаса плавучести в надводном положении не обеспечивалась непотопляемость подводной лодки в случае аварийного поступления воды внутрь прочного корпуса.  

   Постройка первых четырех подводных лодок типа «Барс», заказанных Балтийскому заводу, началась в августе 1913 года. Церемония закладки уже строившихся лодок «Барс», «Вепрь», «Волк» и «Гепард» состоялась 15 сентября.

   Дизельные двигатели мощностью 1320 л. с. для первой подводной лодки «Барс» были заказаны германскому концерну «Ф. Круп» (верфь «Германия»), для двух последующих — заводу «Фельзер и Ко» в Риге. Дизели для четвертой подводной лодки должен был изготовить Балтийский завод, который осваивал их производство по германской технологии.

   Торпедные аппараты и гребные электродвигатели заказали традиционным поставщикам этого оборудования — заводам «Г.А.Лесснер», «Сименс и Шуккерт» в Петербурге и «Вольта» в Ревеле.    

   Аккумуляторные батареи производило Общество Русских аккумуляторных заводов «Тюдор», а электрические кабели — Общество кабельных заводов в Петербурге. Закладка подводных лодок на верфи «Ноблесснер» запоздала на год. Все двенадцать подводных лодок заложили одновременно 3 июля 1914 года.     

   Вступление в строй подводных лодок тип «Барс» качественно изменило состав подводных сил на Балтике и позволило сформировать полноценную Дивизию подводных лодок Балтийского флота. К 1 января 1917 года Дивизия подводных лодок насчитывала в своем составе двенадцать подводных лодок тип «Барс», которые были сведены в три Дивизиона.

   Подводных лодок катастрофически не хватало. 22 июня 1915 года американская фирма «Electrik bot compani» через верфь «Ноблесснер» в Ревеле предложила министерству поставить для русского флота три — пять подводных лодок системы Голланда надводным водоизмещением 355 тонн. Подводные лодки предполагалось строить в Ванкувере, а затем в разобранном виде доставлять на пароходах во Владивосток Окончательный договор был заключен на поставку двенадцати подводных лодок.

   Этот тип подводных лодок получил название «АГ» («Американский Голланд») и отличался рядом достоинств: хорошей мореходностью, разделением корпуса водонепроницаемыми переборками на пять отсеков. На этих подводных лодках был принят веретенообразный корпус, причем центр тяжести подводной лодки располагался в нос от миделя, что способствовало устойчивости на курсе и уменьшению сопротивления движению в подводном положении.

   Вооружение включало четыре однотрубных торпедных аппарата калибром 450-мм, расположенных в носу попарно, один над другим. Носовые горизонтальные рули были откидными, в рабочее положение они устанавливались только при переходе лодки в подводное положение. Кормовые горизонтальные рули располагались за гребными винтами, в результате увеличилась эффективность их работы и улучшилась устойчивость подводной лодки в вертикальной плоскости при ходе под водой. 

   26 октября Балтийский завод получил наряд Морского министерства на проведение работ со сроком готовности первого минного заградителя 1 мая 1917 года, а вскоре был выдан второй наряд на переоборудование в минный заградитель подводной лодки «Ёрш» с тем же сроком исполнения заказа. Технические трудности изготовления устройства постановки мин, а также длительные забастовки рабочих задержали постройку «Ерша» примерно на месяц. Спущенная на воду летом 1917 года подводная лодка «Ёрш» была предъявлена к испытаниям только осенью 1917 года.  Не были построены и малые подводные заградители 3-1, 3-2, 3-3, 3-4, водоизмещением 228/268 тонн, заказанные Балтийскому и Русско-Балтийскому заводам.    Кроме подводных лодок, о которых говорилось выше, в ноябре 1914 года в строй вступили три сверхмалые подводные лодки водоизмещением 35/45 тонн, построенные по заказу Военного министерства на Невском судостроительном заводе в Петербурге. Первоначально они предназначались для прибрежной обороны морских крепостей, а затем были переданы флоту. Подводные лодки строились по проекту «Holland-278».

   В мае 1916 года заключены контракты с заводами на постройку двадцати восьми подводных лодок первой очереди. Заказы получили: «Ноблесснер» (проект «Голланд») — 10, «Руссуд» (проект «Holland» и проект «Фиат») — 8, Балтийский завод — 4, Русско-Балтийский завод (проект Бубнова) — 6 подводных лодок.

15 октября подводная лодка Е1 вышла из Ярмута, а русских  уведомили только 17 числа. 17 октября Е1 выпустила две торпеды в крейсер и позднее ушла в Либаву. 22 числа туда же пришла Е9. Е11 прорваться не смогла. Поход был весьма сложным, но если бы подводные лодки шли все вместе, вероятность успеха у них была бы гораздо большей. Русское командование пыталось скрыть факт прибытия англичан. Флаги спущены, номера на рубках закрашены, команда на берег не увольняется, офицеры только в штатском. Однако англичанам это не понравилось, они правила не выполняли, и 25-го германское командование точно знало, где стоят англичане. Поскольку немцы быстро узнали о новом противнике, стрельбы в Кильской бухте свернули, и больше корабли там не появлялись. Патруль у Киля начался 21 числа, а 25-го бухта уже опустела. Английские корабли подчинили русскому командованию только после настоятельных просьб и категорических требований 26 октября.

   Моряки флота Его Величества в основном получили район патрулирования в Данцигской бухте, где появлялись крупные корабли. В 1914 году они выполнили четыре атаки без успеха. Из наших подводных лодок туда могла дойти только «Акула», которая 22 октября промахнулась торпедой по пароходу. В этом же месяце «Макрель» и «Минога» были переведены в Або-Аландские шхеры с базированием на Люм. С конца октября русский флот начал широкие минно-заградительные операции, подводные лодки перебазировались в Утэ, выходя прикрывать эти постановки. Балтийские подводники нарабатывали тактику использования нового оружия. Редкие атаки не привели к успеху. Хотя балтийские подводники гораздо больше тренировались, чем их черноморские коллеги, ни одна торпеда в цель не попала. Это объясняется отсутствием методов маневрирования, стрельбой одиночными торпедами и часто без прицеливания, на глазок. К тому же, позднее вскрылся недостаток самих торпед. Они в наружных аппаратах при погружении на глубину более пятнадцати метров получали повреждения, кормовые отделения торпед наполнялись водой, и ни о какой точной стрельбе говорить не приходилось.

   За первые месяцы Великой войны русское командование творчески подходило к использованию подводных лодок. В начале — пассивное «стояние» на якорях перед минной позицией, затем — нарезка позиций впереди линии дозорных крейсеров, поиск противника в море у его берегов и, наконец, с получением в оперативное подчинение более совершенных английских подводных лодок — самостоятельные действия у баз противника против боевых кораблей. Всего за 1914 год подводные лодки выполнили восемнадцать походов, один из них едва не закончился трагически.

   В сентябре 1914 года  «Минога» возвращалась из похода. В шторм подводная лодка должна была определиться по Люзерорту.  Однако открывшийся маяк не походил на нужный. Командир решил подойти поближе, чтобы уточнить свое место. Неожиданно с хода подводная лодка выползла на мель и легла почти на бок, винт повис в воздухе. Оказалось, что подводная лодка вышла к маяку Фильзанд у о.Эзель. В том районе плавание запрещалось, поэтому с острова срочно вылетел аэроплан, чтобы разобраться в обстановке. Гидросамолет долго кружил, пытаясь рассмотреть флаг на корме. Наконец, пилот разглядел Андреевский крест и сел на воду, но так неудачно, что сломал самолет. Летчик рассказал подводникам, куда они попали, и «Минога» подняла нужный сигнал, по нему с Эзеля пришел катер и увел самолет на буксире. Командир подводной лодки дал радио о происшествии и попросил прислать на помощь миноносец. Однако погода начала свежеть и, наполнив кормовую цистерну, команда добилась того, что винт ушел в воду. После этого, дав реверс дизелям, подводная лодка сползла на глубокую воду, затем потихоньку вернулась на базу и встала в ремонт.    Значение подводных лодок явно недооценивалось, и все они, кроме подводной лодки «Акула», были сконструированы еще в начале века и морально устарели. Только после заключения союзных соглашений с Англией и Францией Российским правительством принимается судостроительная программа 1912 года, в соответствии с которой были заложены новые  подводные лодки тип «Барс». Однако их готовность реально ожидалась не ранее середины 1915 года.

Как использовать подводные лодки никто толком не представлял. В первый же день войны миноносцы вывели их в море и оставили «на посту» до вечера. Германские подводники сделали  то же самое. Позднее подводные лодки были переброшены на Моонзундские острова и стали выходить в море по утрам, возвращаясь на базы к моменту наступления темноты. Столь пассивная тактика не устроила командира подводной  лодки «Акула» лейтенанта Н.А.Гудима, он самовольно остался в море и 7 сентября 1914 года подошел к шведскому берегу. У Готска-сканде  «Акула» встретила германские корабли и 8 сентября в 04.05 выпустила торпеду в немецкий миноносец. Так состоялась первая в истории Российских подводных сил реальная торпедная атака.

   Но, торпеды той поры были крайне несовершенны — при погружении на глубину более пятнадцати метров их кормовые части заполнялись водой, и в итоге ни один из 50 торпедных залпов за 1914-1915 года, не увенчался успехом.  30 апреля 1915 года подводная лодка «Дракон» обнаружила немецкий крейсер, шедший в окружении миноносцев. Подводная лодка была обнаружена, обстреляна артиллерией и преследовалась кораблями охранения.

   Несмотря на это, командир «Дракона», искусно уклоняясь от огня, сблизился с крейсером. Заняв позицию, выгодную для залпа, командир выстрелил и ушел на глубину двадцать метров. Все в подводной лодке ясно слышали взрыв. 10 августа 1910 года у западного побережья острова Эзель в Балтийском море подводная лодка «Гепард» впервые атаковала немецкий крейсер «Любек», выпустив пять торпед с интервалом в несколько секунд. Команда «Гепарда», погрузившегося на глубину двадцать метров, слышала сильный взрыв.

   Во время Великой (Первой мировой) войны сказалась и конструктивная отсталость подводного флота. На Балтике за два первых года войны подводными лодками было захвачено всего два немецких парохода. Однако к компании 1916 года боевой потенциал подводного флота резко усилился — в строй вступили подводные лодки тип  «Барс» с модернизированными торпедами.

   Действия российских подводников принудили немцев ввести систему конвоев, в состав которых включали обычно 12-14 транспортов, в качестве кораблей охранения использовали вспомогательные крейсера, миноносцы и вооруженные траулеры. Охранение всегда было круговым, но это не останавливало российских подводников. Подводная лодка «Волк» потопила 16 мая 1916 года три немецких транспорта в районе Нерчинской бухты, везущих шведскую железную руду в Германию.  В следующем году «Волк» потопил еще один транспорт.

   Наибольшего успеха в годы Великой войны достигали подводные лодки: на Балтике — «Волк» и «Пантера». 

   На Балтике подводная лодка «Волк» потопила четыре крупных вражеских транспорта. Однако наибольшей известностью пользовалась на Балтике подводная лодка «Пантера». Она потопила вражескую канонерку и повредила один крупный боевой корабль. Во время гражданской войны «Пантера» атаковала подводные лодки англичан и пустила на дно английский эсминец.      В  ходе войны широко развернулось строительство новых подводных лодок. Если в 1915 году было заказано шесть новых подводных лодок тип «Барс», то по мере возрастания роли подводного флота, в 1916 году, российские корабелы заложили уже двадцать восемь подводных лодок. Двенадцать подводных лодок Россия приобрела в Америке. Планы на 1917 год предусматривали беспрецедентную закупку подводных лодок: четыре подводные лодки конструкции фирмы Фиат (В1 — В4), четырнадцать — конструкции Голланда (Г1 — Г14), десять — конструкции Бубнова (Б1 — Б10). По совокупности это позволило сформировать Дивизию подводных лодок на Балтике и бригаду на Черном море. К 1921 году по штату планировалось пятнадцать адмиральских должностей только для управления всей этой армадой

   Свержение монархии в феврале 1917 года не приостановило действий русских подводных лодок, они продолжали выходить в море, но чувствовался какой-то надлом. Это можно проследить по статистике потерь. Всего в боях погибли шесть русских подводных лодок. Из них до конца 1916 года не вернулась с моря только одна «Акула», а в 1917 году — «Львица», АГ — 14, «Барс», «Гепард» и «Морж».

После октябрьского переворота 1917 года  вся организация подводной службы рухнула, а в феврале 1918 года Российский Императорский Флот был официально распущен новой властью. Началась полоса сплошных утрат. В апреле 1918 года на полуострове Ханко моряки-балтийцы взорвали весь Дивизион подводных лодок АГ для предотвращения их захвата немцами.

 «Красные подводные лодки» выходили на Балтике в море в 1918-1919 годах в основном в целях разведки, однако 31 августа 1919 года «Пантера» торпедировала восточнее острова Сескар английский эсминец «Виттория». Кроме этого, впервые было совершено два Боевых похода подводных лодок в Ладожское озеро.

   Ускоренное развитие подводного флота в годы Великой войны привело к тому, что подводные лодки стали грозным оружием. Всего за время войны 600 подводных лодок воюющих государств потопили 55 линейных кораблей и крейсеров, 105 эсминцев, 33 подводные лодки. Общая грузоподъёмность потопленных торговых судов составила около 19 миллионов регистровых тонн.      

   По итогам Великой войны был сделан вывод о необходимости взаимодействия подводных лодок с надводными кораблями эскадр, поэтому в период между мировыми войнами преимущественно совершенствовались надводные Тактико-технические характеристики подводных лодок.  

   Накануне Октябрьского переворота 1917 года в состав российского военно-морского флота входили помимо надводных кораблей 52 подводные лодки, из которых 41 находилась в строю, 7 — в постройке и сборке, 4 — на хранении в порту. По количеству подводных лодок российский флот не уступал флотам многих крупнейших морских держав.

    На Балтийском море имелись 32 подводные лодки шести типов. Лишь около 60% подводного флота (31 подводная лодка тип «Касатка», «Минога», «Морж», «Барс» и «Краб») строились на отечественных судостроительных заводах по проектам российских конструкторов. Остальные  

подводные лодки были либо построены в России по иностранным проектам, либо закуплены у иностранных фирм. Из 52 подводных лодок 49 были торпедными и 3 — минными заградителями.

   К началу 1918 г. на Балтике ПЛ находились в следующих базах:

   — в Ревеле – подводные лодки «Пескарь», «Белуга», «Щука», «Стерлядь», «Кайман», «Аллигатор», «Крокодил», «Дракон», «Тигр», «Пантера», «Рысь», «Кугуар», «Ягуар», «Единорог», «Тур», «Змея», «Угорь».

   — в Хельсингфорсе – подводные лодки «Вепрь», «Волк», «Леопард», «Ёрш».

   —  Хангэ – подводные лодки «АГ-11», «АГ-12», «АГ-15», «АГ-16»).

   — в Петрограде – подводные лодки «Минога», «Касатка», «Кета», «Макрель», «Окунь», «Форель», «Язь».  

   Подводные лодки «Форель» и «Язь» были переведены из Ревеля в ноябре 1917 года. Подводные лодки «Минога», «Касатка», «Кета», «Макрель» и «Окунь» прибыли из Финляндии для капитального ремонта 19 декабря 1917 года. 

   В связи с признанием 18 (31) декабря 1917 г. государственной независимости Финляндии  Советское правительство считало абсолютно необходимым полное передислоцирование кораблей Балтийского флота на новую систему баз — Кронштадт, Петроград, Сестрорецк, Лужская губа.

Подводные лодки «Почтовый» и «Сиг».
Пирс Учебного отряда Подводного Плавания.
Либава.
Подводные лодки «Барс» и «Гепард»
на Балтийском заводе во время достройки.
1915 год.
Подводные лодки АГ-11, АГ-12, АГ-15 и АГ-16 у борта плавбазы «Оланд».




Подводные лодки «Барс» и «Гепард» у борта плавбазы «Тосно».
1916 год.
Подводные лодки «Дракон» и «Крокодил» в море.
Подводные лодки «Крокодил» и «Кайман».

 

15 февраля 1918 года на флот поступило распоряжение подготовить все находившиеся в Ревеле ледоколы. 16 февраля начальник 1-й Бригады крейсеров в Ревеле получил приказание привести корабли в двухсуточную готовность для перехода в Хельсингфорс. В тот же день Морской Генеральный штаб дал срочную директиву командованию флота, в которой , в частности, предусматривалось перебазирование кораблей из Ревеля и Хельсингфорса в Кронштадт.
   17 февраля начальнику дивизии подводного плавания было приказано немедленно начать перевод в Хельсингфорс всех подводных лодок, плавучих баз и прочих вспомогательных судов, зимовавших в Ревеле.    Почти на всех подводных лодках Дивизии подводного плавания, зимовавших в Ревеле, производился ремонт механизмов 20 февраля из Ревеля на буксире ледокола «Волынец» вышли первые три подводные лодки. Спустя два дня ледокол «Ермак» повел в Хельсингфорс еще две подводные лодки и два груженых транспорта. 24 февраля из Ревеля вышел транспорт «Европа» вместе с подводными лодками «Тигр» и «Кугуар». 

   Балтийские моряки в чрезвычайно тяжелых условиях вывели из Ревеля девять подводных лодок тип «Барс». На переходе в Хельсингфорс затонула неисправная подводная лодка «Единорог».

В полдень 25 февраля в Ревель вступили германские войска и захватили подводные лодки «Белуга», «Пескарь», «Стерлядь» и «Щука», также четыре подводные лодки тип «Кайман», устаревшие и поэтому сданные в порт.

   3 апреля в Хангэ высадилась германская дивизия, поэтому подводники 4-го дивизиона были вынуждены взорвать подводные лодки «АГ-11», «АГ-12», «АГ-15» и «АГ-16» и уничтожить плавбазу «Оланд», чтобы они не достались интервентам.

   К этому времени в Хельсингфорс сосредоточились двенадцать подводных лодок тип «Барс». Идти своим ходом могли только семь подводных лодок.

   В ночь на 5 апреля начал переход в Кронштадт второй отряд. На буксире линкора «Андрей Первозванный» шла подводная лодка «Тур», у крейсера «Олег» — подводная лодка «Тигр», у крейсера «Баян» — подводная лодка «Рысь».  На рассвете 7 апреля сторожевые корабли «Ястреб» и «Руслан» вывели совместно с буксиром «Аркона» из Хельсингфорса восемь подводных лодок. 9 апреля покинули гавань подводная лодка «Угорь»  и подводная лодка «Кугуар» (на буксире у плавбазы «Тосно»). 15 апреля в наступлением темноты подводные лодки «Вепрь», «Волк», «Ягуар», «Рысь», «Ёрш», «Змея», «Леопард», «Кугуар» на буксире прибыли в Кронштадт, и  на следующий день они перешли в Петроград. 17 апреля пришла подводная лодка «Угорь», 18 апреля – подводная лодка «Пантера». Таким образом, переход третьего отряда кораблей был успешно завершен.

  16 мая 1918 года были разделены на три категории: Действующий флот, Вооруженный резерв, Корабли на долговременном хранении. Вместо 6 дивизионов подводных лодок были сформированы два. Первый дивизион являлся резервным и насчитывал одиннадцать подводных лодок: «Волк», «Вепрь», «Ёрш», «Змея», «Форель», «Кугуар», «Язь», «Угорь», «Кета», «Касатка», «Окунь». Все они нуждались в ремонте или находились в достройке.
Во второй дивизион входили наиболее боеспособные подводные лодки: «Тигр», «Пантера», «Рысь», «Тур», «Ягуар», «Леопард», «Минога» и «Макрель». 

   В июле на действующем флоте было оставлено лишь шесть подводных лодок: «Тигр», «Пантера», «Ягуар», «Леопард», «Рысь», «Тур», сведенные в отдельный Дивизион. В резерве в Петрограде находились подводные лодки «Волк», «Вепрь», «Ёрш», «Форель», «Минога», «Макрель», остальные подводные лодки (с начала августа также «Минога» и «Макрель») — на хранении в Петроградском порту. Подводная лодка «Кета» была  исключена из состава флота.
   Четыре подводные лодки действующего Дивизиона вели разведку в Финском и Нарвском заливах, две — в Ладожском озере с целью воспрепятствовать высадке вражеских десантов на ближних подступах к Петрограду.      В связи с обострением обстановки на Восточном фронте правительство настаивало на переброске сюда еще нескольких миноносцев и подводных лодок. В Петрограде срочно готовились к отправке на Каспий железнодорожным путем подводные лодки «Минога», «Макрель», «Касатка» и «Окунь». Подводные лодки были доставлены в Саратов и спущены на волжскую воду. 15 ноября подводные лодки «Минога» и «Макрель» прибыли в Астрахань и вошли в состав Астрахано — Каспийской флотилии, сформированной в октябре 1918 года. Подводные лодки «Касатка» и «Окунь» зазимовали под Саратовым.

Командиры подводных лодок и командование подводных соединений и флота:

Первый командир отряда подводного плавания Щенснович Эдуард Николаевич
Начальник бригады подводного плавания Левицкий Павел Павлович
Командир подводной лодки «Пескарь» Клочковский Вяччеслав Евгеньевич
Командир подводной лодки АГ-14 фон Эссен Анатолий Николаевич
Командир подводной лодки «Аллигатор» Бескровный Борис Сергеевич
Командир подводной лодки «Крокодил» Подгорный Яков Иванович
Командир подводной лодки «Сиг» Гадд Александр Оттович
Командир подводной лодки «Минога» Гарсоев Александр Николаевич
Командир подводной лодки «Акула» Гудим Николай Александрович
Командир подводной лодки «Аллигатор» Вальронд Ростислав Константинович
Командир подводной лодки «Пескарь» Власьев Сергей Николаевич
Командир подводной лодки «Минога» фон Герсдорф Карл Павлович
Командир подводной лодки «Пескарь» Вурм Николай Васильевич
Командир подводной лодки «Дракон» Ильинский Николай Никалаевич
Командир подводной лодки «Волк» Мессер 1-ый Иван Владимирович
Командир подводной лодки «Тур» Коль Николай Александрович
Командир подводной лодки «Макрель» Карабурджи Дмитрий Ставрович
Командир подводной лодки «Почтовый» Никифараки Апполинарий Николаевич
Командир подводной лодки «Окунь» Меркушев Василий Андреевич
Командир подводной лодки АГ-15 Матыевич-Мациевич Константин Людвигович
Командир подводной лодки «Угорь» Знаменский Иван Константинович
Командир подводной лодки АГ-12 Соболев Константин Львович
Командир подводной лодки АГ-15 Эльзенгр Альберт Адольфович
Командир подводной лодки «Ягуар» фон Нерике Константин Карлович
Командир подводной лодки «Пескарь» Клочковский Вячеслав Евгеньевич
Командир подводной лодки «Кета» Янович Сергей Александрович
Командир подводной лодки «Пантера» Бахтин Александр Николаевич
Командир подводной лодки Е-1 Ноэль Лорен
Командир подводной лодки Е-9 Макс Хортон
Командир подводной лодки Е-19 Аллан Кроми

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.