Бойко В. Трагедии Балтийского подплава

Командиры подводных лодок Балтийского подплава и их начальники времён Великой Отечественной войны

Подводные лодки Балтийского Подплава у плавбазы «Смольный».
Подводные лодки «Калев» и «Лембит».
Подводные лодки «Ронис» и «Спидола» в порту Таллинна.
Подводная лодка Щ-309 в порту Турку (Финляндия).
Зима 1944—1945 гг.
Подводные лодки М-74 и М-75 на фоне эсминцев тип «Новик».
Подводные лодки «Лембит», М-90 и М-102.
Турку (Финляндия).
1945 год.

Подводная лодка «Лембит» 9 октября выставила на подходах к Кольбергу пять минных банок, по четыре мины в каждой банке. 23 октября здесь подорвалось буксирное судно противника. 3 декабря «Лембит» выставила несколько минных банок у мыса Брюстерорт. Позже в этом районе от взрывов на минах затонули два транспорта. На минном поле, выставленном Л-21 (командир капитан 3 ранга С.С.Могилевский), гитлеровцы потеряли еще два транспорта.
До конца года подводными заградителями в общей сложности было поставлено семьдесят семь мин. От взрывов на этих минах затонули пять транспортов, два боевых корабля и буксир противника. В среднем приходилось около десяти мин на каждую подорвавшуюся единицу.

В итоге длившейся около трех месяцев кампании 1944 года подводными лодками Балтийского флота было уничтожено тридцать три транспортных судна противника, совершено тридцать четыре Боевых похода, выполнена шестьдесят одна торпедная атака, израсходовано сто тридцать две торпеды. Артиллерийское оружие применяли три подводные лодки: С-18, К-51, С-4. Объектами артиллерийских атак стали малые транспортные средства. Все артиллерийские атаки были успешными.

В связи с тем, что противник большей частью совершал переходы морем в темное время суток, возросло в процентном отношении число ночных торпедных атак, однако их успешность была ниже дневных. Примечательно, что в течение трех месяцев Боевых действий против вражеского судоходства Балтийский флот не потерял ни одной подводной лодки.

Действия подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота 1945 год

Стремительное январское наступление наших войск вдоль побережья Балтийского моря привело к окружению в районах Кенигсберга, реки Вислы и полуострова Хела крупных группировок немецко-фашистских войск. Прижатый к морю, противник вынужден был думать в первую очередь о спасении. Для этой цели он задействовал все находившиеся в районе корабли и транспортные суда. Нашим подводникам была поставлена задача — всемерно воспрепятствовать эвакуации врага. У морских баз Виндава и Либава, откуда отправлялись фашистские суда с живой силой и техникой, подводным лодкам назначались позиции в виде секторов. В феврале — марте 1945 года в связи с массовой эвакуацией гитлеровцев с южной части побережья было увеличено число подводных лодок, действовавших между Данцигской и Померанской бухтами (закрепленные за ними районы были довольно обширны), а в апреле — мае, чтобы сорвать эвакуацию вражеских войск с курляндского плацдарма, лодки были вновь сосредоточены на Либавском направлении.

   Для боевой деятельности подводных лодок в 1945 году характерно применение различных методов их использования: позиционного, позиционно-маневренного и крейсерства в ограниченных районах. Их действия согласовывались с действиями сухопутных войск — лодки сосредоточивались на тех направлениях, которые в данный момент считались главными.

Исключительного результата добилась команда подводной лодки С-13 (командир капитан 3 ранга А.И.Маринеско).  Вечером 30 января в районе маяка Хела акустик уловил шумы винтов. В 21.10 рулевой-сигнальщик заметил вражеские суда, выходившие из Данцигской бухты. Это были лайнер «Wilhelm Gustloff» и крупный теплоход «Hanza». Теплоход вскоре остановился (из-за неисправности), лайнер продолжал путь. Корабли охранения располагались мористее: противник и мысли не допускал, что со стороны берега могут действовать советские подводные лодки.

   Лайнер шел курсом 280° со скоростью 15 узлов. Чтобы выйти на курсовой угол цели, С-13 отошла несколько в сторону от лайнера и легла на параллельный курс. Погода была свежая, и подводную лодку, шедшую полным ходом в позиционном положении, сильно заливало. Однако она продолжала движение.

   Поравнявшись с целью, С-13 поворотом вправо вышла на боевой курс. В 23.08  с дистанции 5 кабельтов был произведен четырехторпедный залп «веером». Менее чем через минуту раздались три мощных взрыва. С мостика подводной лодки было видно, как одна торпеда взорвалась в районе фок-мачты лайнера, другая — у машинного отделения, третья — под грот-мачтой. Лайнер с дифферентом на нос и большим креном на левый борт стал медленно погружаться. Корабли охранения включили прожекторы, но С-13, выполнив срочное погружение, уже уходила в северном направлении. Считая, что большая безопасность будет обеспечиваться в районе погружения лайнера (здесь бомбить противник не стал бы из-за оказавшихся в воде людей), командир повернул на обратный курс. Маневр помог С-13 благополучно оторваться от преследования.

   Продолжая боевые действия, С-13 10 февраля к северу от маяка Ярославец обнаружила крупный транспорт «General von Steuben», следовавший в охранении миноносца и катера — торпедолова. С-13 сделала попытку атаковать транспорт торпедами из носовых аппаратов, но миноносец, неожиданно оказавшийся перед подводной лодкой, закрыл своим бортом цель. Тогда подводная лодка, развернувшись, произвела двухторпедный залп из кормовых аппаратов. Обе торпеды попали в транспорт.

   17 апреля 1945 года подводная лодка Л-3 (командир капитан 3 ранга В.К.Коновалов потопила захваченное гитлеровцами норвежское транспортное судно, на борту которого находилось более 5000 гитлеровцев.

   Два похода совершила в 1945 году подводная лодка Щ-310 (командир капитан 3 ранга С.Н.Богорад). Потопив три транспорта противника, она довела свой боевой счет до десяти.

   Высоких боевых успехов добились подводная лодка К-52 (командир капитан 3 ранга И.В.Травкин), уничтожившая шесть судов и сторожевой корабль противника, а также подводные лодки Л-21 (командир капитан 2 ранга С.С.Могилевский), Щ-318 (командир капитан 3 ранга Л.А.Лошкарев), Щ-309 (командир капитан 3 ранга П.П.Ветчинкин).

   Подводные заградители поставили в 1945 году семьдесят две мины, на которых подорвались два транспорта и девять боевых кораблей противника. За четыре месяца Боевых действий балтийские подводники, безраздельно господствуя на морских сообщениях противника, уничтожили двадцать шесть транспортных судов, совершили двадцать семь Боевых походов, выполнили пятьдесят две торпедные атаки, израсходовали сто пятьдесят две торпеды.

   За весь период войны подводные лодки Балтийского флота, участвовавшие в Боевых действиях, выполнили 239 торпедных атак, израсходовали 479 торпед. В среднем на каждое потопленное или поврежденное судно расходовалось четыре торпеды. Было поставлено 278 мин, на которых подорвались 20 транспортов и 16 боевых кораблей противника. Артиллерийское оружие подводные лодки применяли ограниченно и только при условии, если был израсходован торпедный боезапас или торпедная атака была невозможна. Артиллерийским огнем было уничтожено семь транспортов и два малых боевых корабля.

   Опыт Боевой деятельности подводных лодок со всей очевидностью показал, насколько сложно использование этого рода сил в условиях Балтийского моря. Несмотря на исключительно трудные условия, подводники Краснознаменного Балтийского флота достигли высоких боевых результатов и с честью выполнили свои задачи.

   Родина высоко оценила самоотверженный героизм балтийцев. Бригада подводных лодок была награждена орденом Красного Знамени. Подводные лодки Щ-307, Щ-310, Щ-320, Щ-323, Щ-406, С-13, «Лембит» и К-52 стали именоваться Краснознаменными, Щ-303, Щ-309 и Л-3 — гвардейскими. Капитаны 3 ранга С.Н.Богорад, В.К.Коновалов, С.П.Лисин, И.В.Травкин и капитан-лейтенанты М.С.Калинин, Е.Я.Осипов были удостоены звания Героя Советского Союза. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *