Блытов В. На вахте. Кам-рань

Заход корабля в базу, сход на берег, после длительного пребывания в море, большая радость для экипажа. Это с одной стороны ремонт механизмов, с другой стороны отдых экипажа. Офицеры и матросы планировали не только произвести планово-предупредительные ремонты механизмов корабля, но и по примеру, ранее заходивших кораблей, организовать отдых, купание, добычу кораллов, рапан, звезд, проведение спортивных мероприятий на корабле и на берегу.

Мансур Асланбеков угрюмо смотрел в иллюминатор ходовой рубки на приближающийся берег военно-морской базы Кам-Рань. «Брест» становился на якоря в бухту Бинь-Бо, так называемую, внешнюю бухту военно-морской базы. «Стерегущий» проходил дальше во внутреннюю бухту прямо к причалу, за ним шла туда же, всплывшая уже в бухте Бинь-Бо подводная лодка «Касатка», а «Страшный» становился в дежурство по охране «Бреста» со стороны моря на входе в бухту Бинь-Бо.

Американский эсминец «Мак Коул» остался ждать советское соединение на границе территориальных вод Вьетнама.

— Не задерживайтесь там долго, а то без вас скучно – давал напутствие командирам советских кораблей на международной частоте 156,8 мГц. командир «Мак-Коула» – и не забудьте записать на каменной скале при входе во внутреннюю бухту название своих кораблей.

— Чего он хочет – спросил адмирал Сатулайнен, отдыхавший в своем кресле.

— Не знаю –задумчиво ответил командир корабля – эти америкосы, сами не знают, чего хотят ,про какую-то скалу сказал вроде.

— Ну, и Бог с ним, завидует небось, что мы заходим, а он остается – пробурчал адмирал.

Командир БЧ-7 капитан 3 ранга Муравьев рассматривал в «Визир» местный пейзаж, приближал отдельные элементы на берегу и рассматривал их более подробно.

— Да живописно. Наверно америкосам не хотелось уходить отсюда. Какой песок, какие пляжи – век бы не уходить отсюда.

— Тебе твоя Валентина даст тебе, век не уходить отсюда – проворчал командир корабля – тоже придумал, не возвращаться. Особист тебе покажет, не возвращаться.

— Это я так фигурально сказал товарищ командир – начал оправдываться Василий Васильевич.

— В сталинские времена, ты бы уже скрученный лежал бы в карцере за попытку изменить Родине – вылез откуда-то из угла замполит.

Василий Васильевич глубоко вздохнул и пошел на свой командный пункт в БИЦ.

Замполит тут же занял освободившееся место за «Визиром».

Справа от входа во внутреннюю бухту стоял приткнувшийся к берегу, видимо брошенный при уходе из Вьетнама, американский десантный корабль, справа от него виднелась шикарная зеленая растительность, и на ее фоне проглядывал идеально белый песок пляжа.

— Вот там буду купаться каждый день – потирая руки, сказал замполит.

— Зам ты бы лучше подумал, где будут купаться матросы – немного поморщившись, сказал замполиту адмирал.

— Матросам купаться необязательно. Нам главное для политуправления набрать побольше кораллов, рапанов, морских звезд и прочих «колониальных чудес». Член военного совета из Владивостока уже три раза звонил, просил им побольше доставить, им и для Москвы – многозначительно сказал замполит, подняв палец, как бы показывая,что «колониальные товары и чудеса» подлежат доставке туда наверх в Москву.

— Олег Николаевич, а ты знаешь, что если вьетнамцы тебя поймают, за этим занятием,могут и страну оштрафовать и тебя к ответственности привлечь, а зная их крутой нрав, наверно могут и к стенке поставить. Если им своих не жалко,  то чужих тем более  — улыбнулся адмирал.

— Не поставят – мы им войну выиграть помогли. Мы для них, как отец или старший брат для ребенка. Но если поймают, конечно придется отвечать, но и доставить как-то надо «колониальные чудеса» в Москву. Здесь их начальники, наши там – какие ближе? – задал риторический вопрос замполит и сам на него тут же с улыбкой ответил – те ближе географически, а те во Владивостоке и в Москве ближе к поощрениям, орденам и прочим наградам. Так что как не смотри – вздохнул он и натянул фуражку на голову – Москва ближе нам при всех раскладах! А я пулемет и автоматы возьму на баркас – пусть возьмут.

— Зам ты так третью мировую развяжешь – давился от смеха, после замовских рассуждений адмирал – иди уж Аника-воин, не втрави нас в международный скандал.

Зам поискал глазами по ходовой рубке командира БЧ-4 и увидев обрадовался:

— Так, Мансур Умарханович – вы подготовьте, мне ящики, из под своей аппаратуры побольше для «колониальных чудес», в которых мы будем их отправлять в Москву и во Владивосток.

И уже обращаясь к командиру, сказал – я тут Виктор Александрович набрал группу водолазов во главе с помощником – будут с утра до вечера заниматься полезным Родине делом. Помощника я уже озадачил.

— А кто же будет выполнять обязанности помощника, Олег Николаевич? Ты или кого из своих замов назначишь?

— Это он пусть сам разбирается, а у меня есть задача по рапанам и кораллам – взъелся замполит – вы же не захотите Виктор Александрович поссориться с Политуправлением флота?

— Конечно, не захочу. Ладно, занимайся зам, раз уж так вопрос ставишь – сквозь зубы процедил командир и пошел на другой борт.

Довольный зам, строго погрозил пальцем командиру БЧ-4:

— И чтоб без разговоров сдать ящики сегодня помощнику командира — и опять уставился в«Визир». 

Во внутренней бухте на рейде было затоплено много американских и других кораблей и судов и были видны только торчащие из под воды мачты и надстройки. Замполит начал считать, но потом сбился со счета и плюнул

— Постарались вьетнамцы, молодцы – здорово они америкосов здесь топили.

Мансур выругался по-тихому про себя, чего за ним никогда раньше не наблюдалось, и спросив разрешение у командира корабля, пошел инструктировать старшего инженера БЧ-4 о том, чтобы подготовил ящики из под ЗИП-а и передал их помощнику командира.

— К нам катер идет вьетнамский – доложил вслух командир корабля.

— Чего они от нас хотят – спросил адмирал и перебежал на левый борт, откуда был виден в иллюминатор вьетнамский катер.

— Подготовить правый трап – скомандовал командир корабля вахтенному офицеру.

— Вьетнамский катер на выходе из внутренней бухты – доложил вахтенный сигнальщик матрос Барамидзе.

— Вахтенный офицер корабль к постановке на якоря приготовить – скомандовал командир корабля и отодвинув замполита от «Визира», стал рассматривать, приближающийся катер – командование их идет, видимо адмирал со свитой – доложил адмиралу.

Замполит стоял у него за спиной:

— Дай, командир разглядеть этих супостатов.

— Какие же это супостаты? Супостаты, на выходе из Кам-Рани остались, а это союзники понял Зам – поучительным тоном сказал адмирал, оттирая командира от «Визира» — нечего Зам здесь песочек разглядывать – иди лучше на правый трап и готовь со старпомом к встрече гостей, вернее хозяев. Гости-то здесь мы – хихикнул он.

— Дежурный –скомандовал командир корабля, оттесненный адмиралом от «Визира» — правый трап к приему вьетнамского командования приготовить. Вызови начхима и помощника по снабжению – пусть готовят, к встрече салон флагмана.

— Есть готовить трап и салон флагмана и направить туда начхима и помощника по снабжению – доложил дежурный по кораблю старший инженер БЧ-7.

— Виктор Александрович – вы не переживайте. Я уже тут за всем посмотрю, чтобы все было нормально – доложила рубка дежурного голосом замполита.

— Как он туда успел? Как электрический веник, летает, что ли по трапам? – удивился командир корабля – только здесь был и с этими кораллами баламутил, а уже там.

— Так он у тебя не летает, а на командирском лифте катается – рассмеялся адмирал, а вслед за ним все бывшие в ходовой рубке.

— Все машины полный назад, скомандовал командир вахтенному офицеру Валиеву.

— Корабль в точке якорной стоянки. Корабль встал – докладывали в штурманскую и ходовую рубку штурмана с бортов.

— Товарищ командир авианосец в точке якорной стоянки – доложил командиру старший штурман корабля капитан-лейтенант Вальтер Фоншеллер.

— Помощник отдать оба якоря – скомандовал командир.

Из носовых швартовых устройств пошли доклады главного боцмана старшего мичмана Водограя:

— Оба якоря пошли, левый якорь встал, правый якорь встал, левый якорь забрал, правый якорь забрал.

— Корабль стоит на якорях в точке якорной стоянки — доложил командиру старший штурман корабля капитан-лейтенант Вальтер Фоншеллер.

— Сигнальщики! Гюйс поднять, флаг перенести! – скомандовал вахтенный офицер.

— Товарищ капитан 1 ранга авианосец «Брест» и сторожевой корабль «Страшный» встали в точках якорной стоянки в бухте Бинь-Бо, сторожевой корабль «Стерегущий» и атомная подводная лодка «Касатка» встали к причалу в порту Кам-Рань – доложил по связи адмирал Сатулайнен оперативному дежурному тихоокеанского флота –Сейчас будем встречаться, с командованием четвертого позиционного района, вьетнамского флота. Да понял приказание командующего флотом! Все будет нормально! – адмирал, положил трубку телефона правительственной связи и улыбнулся.

— Вьетнамский катер перешел на правый борт и подходит к правому трапу – доложил вахтенный сигнальщик.

— Ну что командир пойдем встречать высокое вьетнамское руководство – взял под руку командира адмирал, и повел их ходовой рубки, под звуки сигнала.

— Вахтенный офицер мы с товарищем адмиралом в салоне флагмана. Выставьте вахту ПДСС – успел крикнуть в дверях командир, пропуская адмирала вперед.

— По правому борту встать к борту! – доносились до них команды дежурного по кораблю и сигнал горном «Захождение».

Командир и адмирал зашли в салон флагмана, где матросы, начхим и помощник по снабжению накрывали стол.

— Сережадавай сюда две бутылки Посольской водки – скомандовал командир, начхиму, главному хранителю спиртного боезапаса салона флагмана.

— Командир, а вдруг они не пьют – с заинтересованным видом включая пластинку на проигрывателе, спросил адмирал.

После некоторого скрипения, раздалась плавная музыка.

— Да пьют они все, недаром у них рисовая водка, как и у китайцев, самая любимая. Пусть попробуют нашу – ответил командир, рассматривая бутылку принесенную начхимом.

— Молодец Сережа. Наше изготовление или государственная – спросил командир, пробуя пробку.

— Государственная, — покраснев, ответил начхим.

— Точно пробка сидит, как влитая – попробовал командир повернуть пробку.

— Да, ты посмотри командир на его физиономию. Разве мог он пройти мимо «Посольской»водки, наверняка нам подсунул разновидность шила, а водку еще на переходе выпил – засомневался адмирал в искренности начхима.

— Да вы что товарищ адмирал, разве эти глаза могут вам врать? – вроде как застеснялся начхим – чего нам прыгать на эту «Посольскую», когда у нас есть великолепный спирт, а так, как делает его начмед, никто не делает – с витаминами, полезная не то, что эта гадость.

— Огнинский иди отсюда, не порть праздничного настроения – с улыбкой приказал адмирал – нет командир, ты посмотри на этого гуся, водка наша ему уже не по вкусу. Больше ничего не давать ему на хранение. Остатки водки сдать мне.

Командир стоял и улыбался – он давно знал все секреты салона и деятельности начхима. И ему стало смешно, от этих слов адмирала:

— Товарищ адмирал, тогда до Индии точно останемся без «боезапаса». 

— Да нам предстоит сегодня принять много делегаций. Ты начхим приготовь подарки, вьетнамцам, да и наши представители придут наверно, тоже надо не забыть –приказал адмирал

— Товарищ адмирал уже готово, каждому будет подарено по буханке черного хлеба с запеченным цыпленком – отрапортовал начхим и увидев, поднимавшихся по трапу вьетнамцев с замполитом, спросил – разрешите быть свободным товарищ адмирал?

— Разрешаю – сказал адмирал – но будь здесь рядом, а то вдруг понадобишься.

Начхим проинструктировал командирских вестовых и слетел по трапу вниз:

— Нужен я им, как бы не так? Они пить будут, а я смотреть должен и слюнки пускать – бурчал он про себя.

В салон зашли три вьетнамских офицера, за ними протиснулись замполит и старпом.

Один что-то сказал по-вьетнамски, а второй из прибывших, видимо переводчик, тут же перевел на русский язык:

— Командующий четвертым позиционным районом военно-морского флота Демократической республики Вьетнам контр-адмирал Нгуен Чан Вонг.

— Командующий соединением советских кораблей контр-адмирал Сатулайнен Александр Сулович – с улыбкой ответил наш адмирал, пожимая руку вьетнамскому адмиралу.

Тот с упоением и улыбкой на лице, сильно пожал руку нашему адмиралу.

— Командир авианосца «Брест» капитан 1 ранга Гиоев Виктор Александрович.

Вьетнамские моряки горячо по очереди пожали руку командиру авианосца.

— Товарищ адмирал – приглашаю к столу пообедать – показал адмирал Сатулайнен, в сторону накрытого стола.

Мансур Асланбеков, извлек из под своей ящика койки — ласты, маску, и трубку для подводного плавания. Перед самым заходом в Кам-Рань он заказал большой трезубый гарпун в мастерской БЧ-5 и теперь демонстрировал его возможности  Василию Васильевичу Муравьеву.

— Вася ты посмотри, какой классный гарпун. Длина метр двадцать, можно, прежде чем брать руками, сначала проверить под водой любую гадость гарпунам, и в случае нападения, есть чем отбиться.

Василий Васильевич взял в руки гарпун, проверил на вес, острие зубцов и с одобрительным видом отдал Мансуру:

— Берегись все рыбы и кораллы! Мансур плывет с гарпуном.

Мансур достал доску из-за двери и с расстояния трех метров – метнул гарпун в доску. Гарпун с силой вошел в доску. Мансур еле вытащил его:

  — Ты смотри, как зубцы расположены не в линию, а по кругу, можно зубцами, как пальцами брать неизвестные вещи.

— Мансур, да брось ты. Давай, лучше в картишки сыграем, пока командиры общаются – предложил Василий Васильевич.

Раздался стук в дверь и вошел Кузьма Гусаченко:

— Привет честной компании. Чем занимаетесь?

— Да вот я к подводному плаванию готовлюсь, а Василий Васильевич предлагает, в картишки сыграть.

— Давайте лучше сыграем в кубики, я вас научу играть в игру, тысяча называется – вытащил Кузьма и бросил на стол шесть одинаковых кубиков – любимые игры пиратов.

Василий Васильевич взял в руки кубики и заинтересованно стал их разглядывать.

Дверь открылась, и вошел начхим Сергей Огнинский, он поставил бутылку на стол:

— Кто будет «Посольскую» водку от вьетнамских адмиралов?

Василий Васильевич взял бутылку и понюхал:

— Ты смотри настоящая. Давайте по немного по поводу захода.

Серега стал шкафчика доставать стаканы. Мансур и Кузьма сразу отказались.

— А что, пьют вьетнамцы? – спросил, удивленный Мансур.

— Ну как что? То, что сварил им из спирта твой старший инженер Маркович – вареное шило.

— Ничего себе, а если тебя Серега поймают? – присвистнул Мансур.

— Не поймают, сегодня им эта «водка» понравиться, больше чем настоящая «Посольская» — Маркевич, классные напитки делает. А мы немного побалуем себя «Посольской». С адмиральского плеча попробуем оригинал. Вот тут у меня еще есть красная икорка, паштет, сейчас Боря Мальков хлебца принесет и пару джеучей – Сергей стал доставать деликатесы из кармана.

— Давай за благополучный заход – Василий Васильевич стал разливать по стаканам водку.

С шумом в каюту зашел помощник по снабжению Боря Мальков.

— Долго тебя ждать Боря? Смотри, водка нагрелась! – пошутил Сергей Огнинский и притворно попробовал стакан, какбы обжегшись о него.

Дверь открылась, и в каюту ввалились летчики второй эскадрильи.

— Во, где они спрятались! У связиста! А мы смотрим, никого нет и тишина. Давайте разливайте и нам – обратился комэск Валера Осипенко к присутствующим.

Сергей Огнинский и Гена Мальков убежали за дополнительными стаканами и креслами.

Последним протиснулись в уже полную каюту Миша Морозов с гитарой, Вальтер Фоншеллер и Саша Герасимов с какими-то документами.

— Двигайтесь ребята, Миша с гитарой пришел – стали двигаться летчики на диване –Валя садись со мной – делился со штурманом половиной раскладного стула командир эскадрильи Валера Осипенко.

Мансур со вздохом достал из бара еще пару бутылок знаменитого переваренного шила из бара.

И через несколько минут по коридорам слышалась из каюты командира БЧ-4 неслась разудалая песня:

— А на «Бресте», а на «Бресте» — вот такие мужики!

Непьющий Кузьма задвинулся совсем в угол на полутораместной койке Мансура, и с удовольствием слушал рассказы друзей. А на звуки песни в каюту зашел доктор Игорь Муратов.

— Распитие без доктора спиртных напитков просто пьянка, а с доктором культурное мероприятие – заулыбался он, пододвигая немного Кузьму на койке.

Друзья радостно встретили доктора, Сергей подал ему стакан и бутерброд с закуской и разудалое веселье продолжилось.

Конечно небольшой отдых, расслабление на боевой службе – это здорово. Просто расслабиться, поплавать в чистейшей воде, полежать и погреть тело на белом мелком песочке вьетнамского побережья, Окунуть свое тело в теплую тропическую воду. Для моряков нет лучше возможностей, чем отдохнуть на боевой службе.

Напряжение боевой службы отражается на здоровье и нервах моряков. Постоянно висящий над головой каждого «дамоклов меч», когда в любой момент от каждого — от адмирала до последнего матроса, может потребоваться, выполнение  своего воинского долга до конца, как того требует воинская присяга, приказы высшего командования, и логика существования своей страны, вплоть до гибели корабля и всех членов экипажа. И с этим приходится постоянно жить и мириться каждый день, каждый час, каждую минуту -когда неприятель рядом, вот он, постоянно ощупывает тебя локационными волнами своих радаров, стрельбовых станций наведения оружия. Когда на тебя направлены постоянно торпедные аппараты, готовые в любой момент выплюнуть из своих чрев несколько многотонных торпед в обычном снаряжении, или с ядерной начинкой,разорвать борта кораблей, через которые внутрь корпуса ворвется океанская вода,уничтожая все живое на своем пути. Или обжечь ядерным огнем корпуса кораблей,когда алюминиево-магниевые надстройки, противоосколочная броня начнут плавиться и гореть вместе с попавшими в их объятия телами моряков.

И здесь кто быстрее мы их или они нас. Это состояние, постоянно воздействующие на нервы, истощает нервную систему, снижает психологический тонус. Постоянное существование советских моряков в таком напряжении, накладывает определенные  черты на качества характера, поведение, состояние психики. Не одного моряка увезли на гражданских судах в Советский Союз с психологическими срывами, надломами, когда съезжала крыша и люди начинали совершать не логические поступки, а зачастую и просто старались уйти из этой жизни.

— Товарищи офицеры, мы встречались с вьетнамским командованием – инструктировал командир офицеров в кают-компании – нас проинструктировали, что мы можем высаживаться на баркасах на берег. Старшими пойдут командиры боевых частей. В группах человек по сто, пара водолазов, обязательно радист и патрули – два матроса и офицер с двух сторон пляжа сигнальщик с рацией и фельдшер с аптечкой на всякий пожарный случай. Гадости всякой здесь видимо невидимо. Кто не умеет плавать от берега далеко не отплывать. Первым старшим пойдет обеспечивать купание матросов старший руководитель полетов майор Венев, вторым пойдет командир БЧ-5 капитан 2 ранга Пономарев.

— Что товарищ командир, Пономарев и Пономарев – завелся вдруг старший механик – у меня между прочим планово-предупредительный ремонт сразу двух эшелонов. Куда я пойду, на кого товарищ командир я брошу свои машины? Или кто за меня это все сделает?

— Отдохнуть-то надо Владимир Михайлович. В конце концов, ты себя угробишь, а так один раз сходишь, сам покупаешься, а заодно и отдохнешь.

— Вот закончу с планово-предупредительным ремонтом – тогда и покупаюсь – скривился Пономарев – вон химику ремонтировать нечего – отправьте его. У него не убудет.

— Товарищ командир – это инсинуации, что мне делать нечего. У меня может работы не меньше, чем у механика – возмутился начхим — я протестую против такой постановки вопроса и потом меня замполит уже в свою спец группу записал, на отлов кораллов. Я, как коммунист не могу подвести специальное поручение политического отдела.

Командир слушал их перепалку улыбаясь и поглядывая искоса на замполита, тот стоял выжидая момент вмешаться в перепалку и наконец, услышав долгожданное упоминание о партии и политическом отделе он вмешался:

— Владимир Михайлович ты ставишь под вопрос задание партии и хочешь сорвать важнейшее мероприятие?

— Хорошо партийное мероприятие – фыркнул командир БЧ-5 – воровать кораллы и рапаны у дружественного вьетнамского народа.

Замполит аж задохнулся от негодования:

— Вы шо это товарищ капитан 2 ранга против политики партии и родного Советского правительства? Мы вам это не позволим делать.

— Да нет, уважаемый Олег Николаевич я за то чтобы с высоким качеством и в кратчайшие сроки провести планово-предупредительный ремонт машин и механизмов – механик отвернулся, и чтобы не хихикнуть, прикрыл рот рукой – поэтому если что не так сказал извините, но для меня дело главное.

— Партийное дело должно быть самым главным на корабле – начал успокаиваться замполит.

— Все хватит – закончил их препирательства командир, улыбаясь – значит, после завтра на берег, обеспечивать купание  идет Мансур Умарханович. Других кандидатур пока нет, а за ним Василий Васильевич Муравьев – это ответственные офицеры на которых можно положиться. И еще штаб соединения переходит на сторожевой корабль «Стерегущий», чтобы более качественно руководить силами. Там есть узел связи, под боком вьетнамское командование, с которым можно решить любой вопрос. И третье – в Кам-Рани из числа вьетнамцев готовились американцами боевые пловцы против советского флота,многие из которых сейчас находятся в партизанских отрядах в джунглях. Наш авианосец для них весьма лакомый объект и надо быть готовыми к подобному развитию ситуации. Поэтому командиру БЧ-7 вооружить по бортам малогабаритные гидроакустические станции обнаружения ПДСС, командиру БЧ-3 выставить по бортам в восьми местах противодиверсионные реактивные бомбометы, готовые в любой момент к использованию и помощнику командиру продумать выставление караула ПДCC с проведением систематического гранатометания и осмотром поверхности, на всех баркасах идущих к берегу иметь пулеметчика с пулеметом. Извините товарищи офицеры, здесь недавно была война и вьетнамские товарищи предупредили нас о бдительности. В случае приближения к кораблю любых шхун, лодок и т.д. они подлежат немедленному уничтожению. Вьетнамцы предупредили нас, что все рыбаки предупреждены, что к нам подходить категорически запрещено. Все понятно? Здесь пока военное положение. И еще у вьетнамцев аллергия на бороды. Большинство американцев ходили с бородами и теперь их командование просит нас сбрить свои бороды.

Надо сказать, что многие офицеры отпустили на боевой службе бороды и всячески ухаживали за ними. Гордились своими бородами и даже соперничали у кого больше,лучше, пышнее.

— А если я не сбрею бороду, то сходить не буду – спокойно спросил начмед Игорь Муратов.

— Да не будете – ответил командир корабля.

— Тогда я предпочитаю не сбривать свою бороду и отказываюсь от схода не берег. Мне борода дороже любого вьетнамского берега – погладив свою пышную бороду, заявил начмед.

— Кто еще придерживается такого же мнения и не хочет сбривать бороду – спросил, давясь от смеха, командир корабля.

Больше желающих, не нашлось и командир закончил совещание:

— Товарищи офицеры – скомандовал командир корабля и все офицеры встали.

— Вот тебе и отдохнули? – шепотом пробурчал начхим.

Командир БЧ-7, командир БЧ-3 и помощник командира записывали в блокноты приказания командира, касающиеся их действий по обороне авианосца от подводных диверсантов.

Утром следующего дня на первом баркасе и командирском катере убыли на «Стерегущий»офицеры штаба и адмирал.

— Штаб с корабля, команде легче – шутил начхим, отправляющийся в составе экспедиции для добычи кораллов, рапан, моллюсков и прочих «заморских чудес».

В баркас матросами загружались пустые ящики, из под связной аппаратуры, водолазное снаряжение, подводные пистолеты и т.д. Лично замполит тащил, полученный в арсенале пулемет. Сигнальщик Васо Барамидзе с радиостанцией залез в кабину баркаса, предварительно, установив антенну на крыше баркаса. Запрыгнул в баркас дежурный врач с аптечкой Саня Борисов с пышными буденовскими усами.

— Так все в баркас – скомандовал помощник командира корабля Леша Коноваленко.

Матросы-водолазы запрыгивали первыми. За ними запрыгнул начхим и помощник. После начхима в баркас запрыгнул замполит с пулеметом и сразу полез устанавливать его на крышу баркаса.

— Берегись вьетнамские чудеса – прошептал начхим, помощнику и баркас, заложив небольшой вираж направился к видневшемуся неподалеку берегу.

На корабле командиры боевых частей строили матросов, для отправки на купание. Желающих было хоть отбавляй. Все хотели сойти на берег и накупаться, как следует.

Пока командиры боевых частей инструктировали подчиненных, отбирали для купания самых достойных на берег,

Дежурный покораблю Вальтер Фоншеллер побежал проверять построенных матросов на полетной палубе.

Майор Венев обходил построенные шеренги матросов из различных боевых частей, стоявших с пакетами в руках.

Отдельно стоял патруль во главе с лейтенантом Ведьминым с боевой части один, фельдшер с медицинской аптечкой и сигнальщик с радиостанцией.

— Кто не умеет плавать – шаг вперед – скомандовал майор Венев.

Вперед шагнули человек десять, из стоявших в строю. Венев их аккуратно переписал в свой блокнот.

— Кто плавает неуверенно – два шага вперед – скомандовал он снова. Вперед шагнули человек сорок.

Он опять переписал всех в блокнот.

— Самые опасные – это те, кто считает, что умеет плавать – с философским видом произнес он – поэтому, те кто не умеет плавать и плавает неуверенно – плавать, там где можно достать дно. Тем, кто считает, что плавает уверенно – плавать разрешаю на пять метров дальше.

Он обошел строй – выбрал пять самых приметных старшин первой статьи:

— Вы, слейтенантом Ведьминым, будете осуществлять контроль, за выполнением моих приказаний. И последнее, кто имеет разряды по плаванию? Три шага вперед!

Вперед вышли три человека:

— Вы товарищи матросы, будете составлять группу спасения, и всегда находиться рядом со мной.

— Так это товарищ майор мы тоже купаться хотим – сказал веснушчатый старшина 2 статьи с курносым носом и хитрым выражением лица.

— Ну, так это будете купаться, когда кто-нибудь будет тонуть это первое. И второе сделаете мне навес из простыни.

Надо сказать, что майор Венев взял с собой простыню, четыре опоры, раскладное кресло и книжку, которая называлась «Современный польско-чешско-словацкий детектив».

Вальтер Фоншеллер со стороны наблюдал за инструктажем и построениями матросов. Рядом с ним стояли офицеры с разных боевых частей. Через дверь выхода на полетную палубу вышел командир авианосца капитан 1 ранга Гиоев, поправил тропическую пилотку на голове и направился к строю.

Матросы зашептали, разошедшемуся в своем инструктаже майору Веневу

— Командир идет!

Венев засуетился, забежал в начало строя и скомандовал

— Равняйсь! Смирно!

Высоко поднимая ноги и приложив руку к козырьку тропической пилотки майор Венев направился навстречу командиру авианосца. Офицеры, наблюдавшие инструктаж заулыбались. Венев подошел к командиру на два шага остановился и доложил:

— Товарищ командир! Выделенные на купание матросы и старшины построены на инструктаж. Старший группы майор Венев.

Командир опустил руку, отдававшую честь и скомандовал:

— Вольно!

— Вольно — отозвался эхом майор Венев.

— Товарищи матросы и старшины. Вы первые идете открывать купальный сезон. Многие из вас не умеют плавать, берегите себя и свое здоровье – это главное. И помните в воде много различной гадости, способной нанести вред вашему здоровью. Не знаете, не хватайте руками! И еще американцы, когда уходили из Вьетнама побросали в воде много оружия – на корабль тащить оружие запрещаю. Владимир Маркович – обратился командир к майору Веневу – по окончанию купания производите осмотр матросов и старшин на предмет наличия американского оружия. И смотрите, чтобы никто не брал оружия в руки – может выстрелить, взорваться.

— Есть товарищ командир, досмотрим все, как положено – ответил, нахмурившись, майор Венев.

— Дежурный по кораблю, баркас у трапа? – спросил командир корабля Вальтера Фоншеллера.

— Никак нет товарищ командир! Первый баркас ушел с замполитом и его командой, а второй с летчиками и техниками в Кам-Рань на аэродром.

— Плохо товарищ дежурный. Впредь пока не отправите купающихся, никаких других рейсов баркасов не проводить. Ну да я поговорю с замом по авиации и замполитом, чтобы они не захватывали баркасы.

Командир нахмурился, походил перед строем:

— Придется ждать возвращения баркасов. Всем стоять в строю и никому не расходиться — и обратившись, к майору Веневу сказал – Владимир Маркович, командуйте!

Свести матросов на купание удалось лишь только после обеда, так как баркас, отвезший летчиков задержался из-за каких-то причин.

Мансур наблюдал в «Визир» за купающими. Был виден шатер из простыней майора Венева, который сидел под навесом и читал книгу. Весь берег, и прибрежная часть воды были покрыты светло-коричневой пеной. Матросы плескались, ныряли и просто загорали на песке.

Результаты купания оказались печальными. Майор Венев лично сгорел даже под покрытием из простыни, так сгорел, что не мог ни лечь, ни ходить, ни стоять. У него поднялась температура, и начмед был вынужден положить его в санчасть.

— Командир БЧ-4 готовься, завтра ты ко мне ляжешь в таком же виде – предупредил Мансура резко покрасневший Венев, который встретил его случайно в коридоре, когда он шел и ахал и боялся прикоснуться даже к коже.

Утром Мансур построил желающих купаться на полетной палубе, осмотрел матросов,записал тех, кто не умеет плавать или плавает плохо, проинструктировал всех и повел на площадку правого трапа к баркасу. Во второй баркас старшим сел начальник патруля старший лейтенант Герасимов из БЧ-4. На трапе провожал всех дежурный по кораблю старший лейтенант Огнинский начальник химической службы.

— Мансур принесешь мне пару звезд, там где мы были вчера таких звезд не было – попросил начхим.

— Не вопрос Серега! Обязательно привезу – улыбнулся Мансур и прыгнул в баркас.

На командирском катере, сошли на берег по приглашению какого-то авиационного командования летчики авиаполка во главе с заместителем командира по авиации подполковником Марчуком, якобы для изучения брошенной на ближайшем аэродроме американской техники.

— Там«Фантомы» — шепнул Сергею Юровскому, дежурному по кораблю, майор Осипенко — Если получиться, то полетаем.

— Это как Валера? – спросил озадаченный Серега, не понимавшей, как это можно полетать на чужих самолетах.

— Вот так полетаем. Надо же знать слабые и сильные места противника. А так не узнаешь,пока не сядешь на их самолет. Из Москвы добро есть! – шепнул растерявшемуся Сергею, Осипенко – настоящий летчик должен уметь летать на всем, что летает или в принципе может летать.

Отдав честь, отходившим от  борта авианосца на катере летчикам и техникам, Сергей побежал смотреть приготовление пищи на камбузах, закладывать дрожжи в опару для выпечки хлеба.

Баркас с выделенными для отдыха и купания подошел к маленькому баркасному причалу. У большого причала стоял американский десантный корабль, приткнутый к берегу, на котором суетились вьетнамские моряки. С корабля раздавался поросячий визг.

— У них там, что свиноферма что ли? – спрашивали друг друга матросы.

Перед большим причалом была большая зацементированная площадка по бокам которой росли чахлые деревья, напоминавшие пальмы. Углы площадки были завалены каким-то мусором.

На берегу Мансур построил матросов, пересчитал, повернул и повел мимо бывшего американского десантника на пляж. Вьетнамские матросы, многие из которых работали на берегу, подняли головы и смотрели исподлобья на маршировавших мимо веселых советских матросов. Кто из матросов помахал рукой вьетнамцам, но они не ответили и опустив головы уткнулись в свои работы.

— Да что-то у них не так – сказал высокий светловолосый старшина гидроакустиков Эно Оонурме.

На пляже, Мансур приказал, всем распределиться в одну шеренгу и раздевшись аккуратно квадратиками сложить свою форму одежды. Легче будет определить, если кто не выплывет или пропадет. Еще раз проинструктировал по правилам поведения в воде и разрешил купаться. Патрульные заняли места по краям определенного места для купания. Мансур назначил несколько хорошо плавающих матросов, ответственных за спасение тонущих и контролирующих купание. Матросы с криками стали прыгать вводу, плескаться, брызгаться, многие поплыли сразу подальше.

— Вот за этими смотреть внимательно.

Синяя, прозрачная вода позволяла разглядеть все на глубине более 10 метров. На дне были видны кораллы, звезды и множество плавающих разноцветных рыб. Казалось, что матросы попали в новый неизведанный им мир известный по фильмам Ива Кусто и познавательным рассказам журнала «Вокруг света».

Мансур быстро переоделся в легкий спортивный костюм.

— Что бы, не пораниться о кораллы – пояснил он Саше Герасимову, подавшему ему маску, трубку и ласты.

Мансур, надел, присев в теплую тропическую воду ласты, на голову маску и трубку и попросил Сашу подать ему гарпун.

— Пока я вводе – ты за меня Саша, если что зови – приказал Мансур и полностью надев маску, проверил, не пропускает ли она воду, опустив голову в воду и когда убедился,что все нормально пошел в воду. Толчок и он плывет. Саша Герасимов завистливо посмотрел на Мансура и пошел исполнять свои обязанности. У самого конца пляжа он заметил, как из кустов, оглядываясь, пробирается матрос в плавках.

— Товарищ матрос идите сюда – приказал Саша.

Матрос, ошалевший от появления начальника патруля, аж присел на песок и спрятал руку за спину.

— Представьтесь —  приказал Саша.

— Матрос Ленин, боевая часть пять — представился дрожащим голосом матрос.

— Как, как? — переспросил Саша?

— Да Ленин Серега он – ответил за матроса, подошедший к ним начальник дальнего патруля высокорослый старшина 2 статьи Ковтун – у них в боевой части и Маркс есть из Латвии и Энгельс из Эстонии.

— Так точно, матрос Ленин – подтвердил слова старшины, задержанный матрос.

— И что это товарищ Ленин вы в кустах делали, пока все купаются – убедившись со слов Ковтуна, в правильности названной матросом фамилии, спросил Саша.

— Так я это, в туалет по большой нужде ходил. Живот схватило.

— А что это товарищ Ленин у вас в левой руке, которую вы все время за спину прячете? –спросил Саша, пытаясь заглянуть за спину матроса, но тот повернулся к нему опять лицом.

— Так ничего там товарищ старший лейтенант.

— Покажите левую руку – приказал Саша и Ковтун зашел к нему за спину.

На белоснежный песок за спиной Ленина упал ржавый револьвер. 

— И это ты говоришь ничего – поднял Саша револьвер и стал внимательно разглядывать.

Револьвер сильно поржавел, но было видно, что он заряжен.

— Так там, товарищ старший лейтенант, полно такой дряни валяется, я взял ребятам показать– оправдываясь, сказал Ленин.

— А знаете,товарищ матрос, что за хранение оружия и боеприпасов статья есть в Уголовном кодексе? – строго спросил Саша.

Мансур сделав несколько гребков, оказался далеко от берега, там резвились несколько матросов.

— Здесь очень глубоко товарищ капитан-лейтенант и без ласт не донырнуть – сказал,отплевываясь водой один из матросов – может вы донырнете, там много звезд и кораллы хорошие.

— Попробую – сказал Мансур и зажав посильнее губами загубник трубки, нырнул на глубину.

Сверху казалось, что неглубоко, но уйдя под воду, Мансур почувствовал, как маска все сильнее сдавливает лицо и вода сдавливает барабанные перепонки в ушах. Он продулся носом и почувствовал себя более и менее нормально. Дойти до дна не составило большого труда. На дне действительно было много звезд, которые Мансур стал собирать, прижимая левой рукой к груди. Он увидел великолепные заросли кораллов, множество красных, желтых и многоцветных рыб. Они прятались от него в кораллах. Он увидел несколько черных с синими глазами морских ежей,ощетинившихся колючками при виде его. Воздуха стало не хватать и он пошел наверх,где светило солнце и виднелись болтающиеся ноги нескольких матросов.

— Держите – вынырнув, он стал передавать звезды матросам.

Те с удовольствием брали звезды, засовывали их в сетки из под картошки.

— Ты смотрим молодцы, хорошо придумали – подумал Мансур, намереваясь еще раз нырнуть.

— А может, вы на катер нырнете? Здесь, немного дальше есть затопленный американский катер с флагом даже. Хотелось бы знать, что там есть.

Мансур отплыл подальше и когда увидел силуэт катера, вздохнул побольше воздуха и нырнул на глубину. Опять на глубине метров пяти обжало маску и зажало уши. Он продул нос и пошел спокойно на глубину. Действительно на глубине метров пятнадцати на дне лежал американский катер. Что катер американский можно было опознать по выцветшему американскому флагу, располосованному на кормовом флагштоке. Мансур увидел на палубе какие-то зеленоватые ящики и проржавевший автомат. Он открыл полуоткрытый ящик и увидел много гранат, аккуратно разложенных по ячейкам.Также аккуратно он закрыл ящик и поплыл в сторону ходовой рубки. Там тоже прямо на палубе валились ржавые остатки оружия автоматов и пулеметов. Воздуха стало не хватать, и Мансур пошел на всплытие, навстречу солнцу и ожидающим его ногам матросов, танцующих наверху непонятный танец.

— Откуда вызнаете об этом катере? – спросил он, сорвав с головы маску и трубку и глотнув свежего воздуха.

— Так вчера ребята купались здесь и обнаружили, а вот донырнуть не смогли. Может, вы дадите ласты, и маску попробовать – попытался уговорить Мансура матрос.

— Катер заминирован, туда нырять не разрешаю. Давайте плывите в другое место – приказал Мансур.

Матросы послушно направились нырять в другое место поближе к берегу. Оглянувшись вокруг и увидев, что дальше, его никого нет, Мансур тоже поплыл ближе к берегу.

Прибывшие на аэродром летчики с «Бреста», осматривали трофейные «Фантомы» и транспортные самолеты. Залезали в кабины и старались освоить разнообразные приборы управления и объективного контроля.

— Так это понятно указатель топлива, это указатель крена, это высотомер, это связь,реверс двигателей, управление посадочным крюком, катапультирование –раздавались голоса летчиков, облепивших два самолета с американскими опознавательными знаками.

— Эх, если бы полетать, посмотреть, как он себя в воздухе ведет – спрашивал других летчиков Валера Осипенко.

— А чего там сейчас заправим и взлетай. Вьетнамские летчики приезжали, взлетали. Говорят классная штука, наш МИГ-21 напоминает по управлению – сказал Валере один техник из обслуживающего аэродром персонала.

— А заправить есть чем? А связь, как нормально? – завелись Белобородов и Осипенко.

— Да ихнего добра полно здесь и связь есть на СКП. Сейчас я приведу вьетнамского старшего, если разрешит, то почему не взлететь?

— Товарищи летчики, вы что напридумывали? – попытался вмешаться заместитель командира корабля по авиации.

Но летчики уже завелись, возможностью полетать на американских «Фантомах».

— Вы что Владимир Иванович – это же единственный шанс за всю жизнь. Нам же никто не разрешит, если брать официальное добро. Если что не так, то система катапультирования работает. А мы только по коробочке – взлет и посадка –уговаривал Марчука Осипенко.

Через несколько минут техник, приволок вьетнамца, со звездочками на погонах:

— Вот их старший авиационный начальник. Поговорите с ним.

Летчики обступили вьетнамца, стали жать ему руку. Осипенко вручил бутылку спирта, взятую для организации контакта с береговыми авиаторами на аэродроме.

— Это тебе! Презент! – пытался он объясняться с вьетнамцем.

Тот улыбался всем и бутылку взял.

— Мы хотим полетать на этих самолетах. Взлет – посадка. Понимаешь?Ты не против? – пытался Валера объясняться с вьетнамцем. Он показывал рукой на самолеты, на взлетную полосу и КДП, показал рукой, как взлетают, а затем садятся самолеты, затем нас ебя со Славиком Белобородовым.

Вьетнамец крутил головой, смотрел то на Белобородова, то на Осипенко, то на самолеты, то на подаренную ему бутылку спирта.

— Не понимает, ни фига – вынес резолюцию Красук и попытался объясниться с вьетнамцем по-английски, по-немецки и по-французски.

Тот улыбался и что-то пытался сказать по-вьетнамски, показывая тоже на самолеты, на Осипенко с Белобородовым, то на бутылку водки.

— Он что выпить с нами хочет? – спросил Белобородов техника.

Тот пожал плечами.

— А есть тут, кто может на вьетнамский язык перевести? – спросил Осипенко.

— Есть у них один техник – он в Союзе учился. Я его, сейчас приволоку – радостно вспомнил техник и убежал в сторону далеких зданий.

— Скоро не придет. Пол часа, минимум – определил Осипенко — Паша давай стаканы и закуску. Будем знакомиться с собратом по небу.

Через пару минут импровизированный столик был накрыт прямо на земле у самолетов. Открытые консервы, аккуратно порезанный хлеб и телескопические металлические рюмки украшали стол. Валера достал из сумки, вторую бутылку спирта, выпрошенную у Мансура, и разлил спирт по рюмкам. Одну рюмку он подал Марчуку, вторую вьетнамцу.

— Здесь спирт разбавлен пятьдесят на пятьдесят. Ты, как не против или ты любишь неразбавленный пить? – спросил Валера, глядя своими детскими голубыми глазами вьетнамскому старшему авиационному начальнику в глаза.

Тот улыбался, но рюмку взял, понюхал содержимое стакана, произнес какую-то фразу,как в фильмах про японцев и залпом выпил. Несколько секунд, он обалдело,смотрел на Валеру, а потом громко закричал.

— Обжегся что ли? Блин запивать надо! Давайте сюда воды – кричал Валера на летчиков со своей эскадрильи. Кто-то сунул ему в руку стакан чистой воды и бутерброд с закуской.

Валера протянул их вьетнамцу

Тот сразу перестал кричать, поставил рюмку на полотенце, вытер рукой рот, выпил стакан воды и моментом проглотил бутерброд.

— Ну, слава Богу! Наш человек! Настоящий летчик! – сказал растроганный Валера и похлопал вьетнамца по плечу.

Тот радостно заулыбался, дожевывая бутерброд.

– А я подумал, что он умрет на месте или всех расстреляет  – сказал Марчук, показывая, на висевший, на боку вьетнамца пистолет и выпил свою рюмку.

Красук тут же налил рюмки следующим летчикам. Но вьетнамец не понял и снова взял рюмку.

— Ты смотри, как он расхрабрился, как бы, не к беде – озадаченно сказал Осипенко – больше ему не наливать.

Вьетнамец выпил еще с Красуком, и его лицо раскраснелось, он что-то стал рассказывать по-вьетнамски Осипенко и Белоусову, показывая на американские «Фантомы». Он горячился, что-то пытался объяснить.

Наконец приехал на американском Джипе техник с вьетнамским знатоком русского языка. Тот выслушал внимательно Осипенко и перевел вьетнамскому офицеру. Тот тоже очень внимательно выслушал и что-то сказал.

Вьетнамский техник тут же перевел:

— Товарищ  полковник разрешает слетать вам на этих самолетах, если это надо для укрепления нашей дружбы. Сейчас он даст команду заправить самолеты и необходимо попросить ваших руководителей полетов руководить взлетом и посадкой. Ваша техника связи не совсем хорошо стыкуется с американской, но на СКП есть американские радиостанции и сейчас мы организуем связь – объяснил тот на ломанном русском языке.

Через полчаса Осипенко и Белоусову привезли американские шлемы, топливозаправщики заправили два самолета с нарисованными мордами акул.

— Дистроер блин – прочитал Валера название на шлеме – уничтожитель.

— А у меня Тайгр – тигр по ихнему – посмотрел на свой шлем Белоусов – ладно Валера давай по машинам. Взлет, коробочка и посадка и все!

Марчук подкрепил приказание энергичным помахиванием кулака, но вьетнамский полковник уже разлил снова спирт по рюмкам и отвлек Марчука от важного занятия, как проводы летчиков.

Техники наши и вьетнамские дали раскрутку самолетов и Осипенко и Белоусов вырулили на взлетную полосу. Выруливая, летчики опробовали приборы управления, проверили работоспособность разнообразных указателей.

— Хорошо управляется – сказал по связи Белоусов Осипенко.

Тот радостным урчанием, подтвердил это.

— Вышка я первый прошу добро на взлет – запросил Белоусов.

— Первый и второй – вам добро. Все средства ПВО по маршруту полета оповещены. Все будет нормально. Взлет, полет по коробочке вам разрешаю – донесся спокойный голос руководителя полетов.

Самолеты, набрав обороты, сорвались с места и понеслись по взлетной полосе. Самолет Осипенко на корпус отставал от ведущего Белобородова.

— Взлетаем – скомандовал Белобородов.

— Взлетаем — подтвердил Осипенко.

И оба самолета оторвались от взлетной полосы.

— Полоса класс! – радовался Осипенко, как ребенок – как по зеркалу, ни одного стыка.

— Точно – подтвердил Белобородов – вышка я на первом, прошу добро.

— Вам добро – раздался доклад с СКП.

— Слава пройдем над «Брестом» и на посадку!

— Добро коробочка, как раз второй разворот над заливом – разрешил Белобородов.

На «Бресте» все готовились к обеду. На корабле была объявлена приборка и матросы разбежались по своим заведованиям наводить порядок в коридорах, на палубах, в вентиляторных, умывальниках и гальюнах. Дежурная смена накрывала уже столы в столовой.

— Товарищ капитан-лейтенант – внезапно доложил дежурному по БИЦ дрожащим голосом вахтенный радиометрист – на экране две быстроходные цели со стороны океана курсом на корабль. По элементам движения похожи на «Фантомы» или «Интрудеры».На запрос «свой-чужой» не отвечают.

— Ешь, кошь — Вобликов ты соображаешь, что докладываешь? – спросил расслабившийся перед обедом капитан-лейтенант Морошкин – ну ка дай посмотреть – он нехотя вытащил расслабленное тело из кресла, не спеша подошел к экрану станции, и тут лицо его изменилось, и он бросился к громкоговорящей связи:

— Ходовой –БИЦ по пеленгу 65 на дистанции 35 километров два самолета, предположительно американские истребители-бомбардировщики курсом на корабль, скорость 300 метров в секунду,  высота предположительно 300 метров.

— Боевая тревога! Боевая тревога! Боевая тревога! – разнеслась команда вахтенного офицера по кораблю и длинный сигнал колоколами громкого боя.

По кораблю понеслись на свои боевые посты офицеры, мичмана, матросы. Прибегая на боевой пост, они включали технику и настраивали ее для работы.

— Василий Васильевич, доложите, что это у нас там? – спросил запыхавшийся командир авианосца.

— Товарищ командир две воздушные цели, предположительно истребители-бомбардировщики типа«Фантом» курсом на корабль, скорость 300 метров в секунду, дистанция 15 километров.

— Командир БЧ-2 принять целеуказания! – скомандовал командир корабля, и обращаясь командиру второго дивизиона БЧ-4, занявшему место за пультом командира корабля– командир БЧ-4 свяжитесь с эсминцем «Мак Коул» и запросите о действиях их самолетов. И доложите о ситуации командиру соединения.

— Есть — ответил командир второго дивизиона и сразу стал докладывать оперативному дежурному соединения. Тот доложил:

— Адмирал с вьетнамским адмиралом поехали осматривать виллу Никсона на озеро и связи с ним нет. Никаких данных об этих «Фантомах» у оперативного дежурного соединения и оперативного дежурного базы нет. Сейчас разбираемся – минуту ждать.

— Ни хрена себе минуту ждать, а они нам выложат на палубу пару бомб, тем более идут с носовых курсовых углов, что делать категорически запрещено.

— Товарищ командир носовыми комплексами самолеты противника наблюдаю. Ракеты на направляющих. Прошу разрешения уничтожить самолеты, если войдут в зону поражения? – запросил командир БЧ-2 капитан 3 ранга Бондаренко.

— Минуточку ждать, сейчас запросим американцев – ответил спокойно командир.

Прибежавший по тревоге в ходовую рубку спецпропагандист, вызвал по радиостанции «Рейд» на международной частоте:

— «Мак Коул» я «Брест» нас атакуют два американские самолета с северо-востока.

— «Брест» я наблюдаю их по локации и уже запросил командующего шестым американским флотом. Никаких наших самолетов над Вьетнамом быть не может – раздался слегка озадаченный голос командира «Мак Коула» — ничего не предпринимайте. Мы пытаемся вызвать эти самолеты на связь, но они почему-то не отвечают.

— Наверно это южно-вьетнамские партизаны с какого-нибудь лесного аэродрома – предположил командир корабля — Командир БЧ-2 цели опасные, вошли в сектор уничтожения,самолеты уничтожить!

Командир БЧ-2 развернулся на кресле и спокойным тоном передал на командный пункт командира первого дивизиона ПВО:

— Кузьма Степанович – уничтожайте эти самолеты. С Богом!

Гусаченко твердым голосом передал команду об уничтожении самолетов командирам батарей.

— Огонь – твердой рукой сдвинул он в сторону предохранитель, повернул тумблер и нажал на кнопки пуска ракет.

— Кормовые посты приготовиться в случае прохода самолетов над кораблем — скомандовал он.

Конечно, впервые он стрелял по такой реальной цели, в которой находились живые люди, но они хотели уничтожить его корабль, забрать его жизнь. Иначе зачем? Ему не дано было знать в тот момент, что оба пилота, что есть сил, вызывают авианосец на всех каналах. Летчики увидели сверху появление ракет на направляющих, но изменить уже ничего не могли.

— Уходим с разворотом вверх и с бочкой разворот направо – скомандовал Белобородов.

Две ракеты с ревом ушли в сторону выскочивших из-за небольшой горки над заливом «Фантомов»и сразу пошедших в набор высоты с разворотом. Летчики, увидев выпущенные по ним с корабля ракеты, постарались сделать противоракетный маневр с набором высоты и изменением параметров полета. Первому самолету удалось проскочить, буквально в сантиметрах, увернуться от своей ракеты, а второму повезло меньше, ракета попала самолету в хвостовое оперенье и взорвалась. Самолету буквально оторвало хвостовую часть и он, разломившись на несколько частей, стал падать. Первый самолет, избегший попадания, развернувшись в сторону берега, снизился и ушел за ближайшую сопку в сторону моря.

— Долетались блин – подумал Белобородов, не рискуя вернуться назад к упавшему в воду самолету Осипенко.

Мансур вынырнул на поверхность с очередным уловом из звезд и каурий. У самой поверхности он услышал сильный взрыв и удар огромного предмета о воду. Вынырнув, он увидел упавший на воду самолет с белыми звездами, резко уходящий погружающийся в воду и  белый купол парашюта над заливом.  Где-то сзади проревел другой самолет с белыми американскими звездами на борту и мордой акулы. Все это было за гранью реального. Мансур бросил в воду звезды и каурии и быстро поплыл к берегу, куда выскакивали из воды озадаченные матросы. 

— Построиться в две шеренги – крикнул он на ходу.

Мансур сам оделся, быстро пересчитал всех матросов. Все были на месте, и повернув направо повел бегом к месту, где их должен был их ожидать баркас. Вьетнамцы столпились на корабле и громко обсуждали, произошедшее.

С борта корабля наблюдали за падением самолета. Командир рассматривал в «Визир», приводнившегося летчика.

— Вертолету спасателю и обоим баркасам к месту падения летчика. В вертолет и баркасы свободную смену вахты ПДСС, пилот может быть вооружен.  Командир БЧ-4 доложите оперативному дежурному, произошедшее. Пилот вроде жив. Доложите на «Мак Коул», что их самолет сбит при попытке атаковать «Брест». Ждем их объяснений.

Первым купавшему пилоту подлетел вертолет спасатель, и какого было изумление летчиков вертолета, когда они увидели спокойно раскачивавшегося на воде майора Осипенко,снявшего шлем и поющего какую-то песню. Он что-то кричал летчикам, махал рукой, но те не слышали его из-за шума винтов. С вертолета спустили спасательную петлю и майор спокойно влез в нее. Бортинженер стал поднимать на лебедке и с корабля наблюдали, как за майором Осипенко на различных веревочках поднимается все спасательное американское оборудование, включая спасательную лодку, пистолет, рацию, сухой паек, нож и так далее.

— Ты почему«Брест» не предупредил о нашем полете? — тряс Белобородов за грудь руководителя полетов с аэродрома.

— Так у нас есть штатное расписание оповещения при полетах. Уже не раз летали вьетнамцы и ничего. Кто ж помнит про этот «Брест»? Сейчас с ним связались и все нормально пилот жив, здоров и даже пытался кому-то морду набить.

Белоусов и Марчук облегченно вздохнули:

— Так все летчики в автобус и на корабль. Будем там разбираться.

Марчука и Белоусова взял под руки вьетнамский полковник:

— Что вы так расстраиваетесь у нас осталось еще восемь «Фантомов». Одним больше, одним меньше – переводил переводчик.

Марчук и Белоусов пожали руки полковнику и побежали садиться в автобус.

Вечером в каюте  сорок пять, где жил майор Осипенкос обрались все летчики авиаполка, командиры боевых частей и был персонально приглашен Кузьма Гусаченко.

— Ну, ты Кузя мастер! Как попал, самолета нет, а я в плену. Так надо же попасть? Давай с тобой выпьем за то, что я сегодня случайно остался жив – Осипенко поднял стакан, наполненный спиртом.

Кузьма не мог отказаться и тоже немного пригубил.

— Плохо я стрелял – внезапно сказал он – второй-то ушел.

Дружный смех летчиков и моряков взбудоражил все ближайшие каюты и коридоры.

— Ладно, Кузьма, я пью за тебя – предложил Белобородов, покачал головой и усмехнулся – работа у нас такая, чтобы в нас не всегда попадали.

— А он не даром Герой Союза – обнял Кузьму Осипенко и подмигнул – его одной ракетой не сшибешь, вот так! Видел, как он драпанул за сопку?

До трех часов ночи в сорок пятой каюте шла пьянка моряков и летчиков, посвященная удивительному спасению Осипенко и Белоусова.

— А вообще самолеты так себе – наши двадцать первые ничем не уступают – доказывал Осипенко Лене Балуевскому.

— А чего ты всю эту дребедень потащил в вертолет – лодку, нож, паёк и т.д.

— Дак теперь это же мое. Если бы я их бросил – так было бы ничье или того, кто нашел, а так все у меня в каюте – теперь мое. Мечтал о такой надувной лодке для рыбалки и нож такой, что бросать жалко.

— А пистолет?

— Не пистолет, а настоящий револьвер – шепнул Валера на ухо Лене – пригодиться в хозяйстве. Я же настоящий хохол, а у нас добро выбрасывать не принято. Понятно?

Командир корабля с адмиралом, заместителем по авиации, командиром береговой авиационной группы разбирались с этим происшествием.  Как все это могло получиться? Марчука наказали за эти неофициальные полеты.

— В боевой обстановке надо было сбивать оба самолета Виктор Александрович и так близко не подпускать к авианосцу – подвел результаты совещания адмирал.

Мансура записал в специальную группу по ловле кораллов для высокого командования замполит.

— Что ты Мансур Умарханович так неправильно используешь маску и ласты, отдал бы кому из наших пловцов – заготовителей «заморских чудес».

— А может, я сам поработаю в этой группе. Тем более, что ваши люди работают в таких районах, где просто интересно побывать – с хитринкой, посмотрел на замполита Мансур.

— Ну, что ж, конечно ты нам сам не нужен, пловцов у нас и так много, а нам прежде всего, нужны твои ласты и маска, но если ты никому не дашь, то придется включить в эту группу тебя. Завтра собирайся, пойдешь с утра с нами – вздохнул замполит.

Утром Мансур стоял на трапе, где собирались назначенные замполитом матросы и офицеры. Большинство имели ласты, маски, трубки, специальные мешки для сбора кораллов и рапан и спортивные костюмы. У матросов многих было нижнее, голубое офицерское белье – кальсоны и рубахи.

-Оцарапаешься о кораллы, потом нарывает, а так хоть защита – убеждал Мансура Сергей Огнинский, показывая свои голубые кальсоны.

Мансур сбегал в каюту и захватил с собой темно-синий спортивный костюм, подаренный женой для занятий спортом.

— Еле успел, спасибо, что проинструктировал – шепнул он Сергею Огнинскому.

Баркас направился к противоположному берегу внешнего залива, куда до этого никто не ходил, и вдалеке виднелась небольшая вьетнамская деревня. Баркас встал на якорь и матросы и офицеры стали прыгать за борт. Замполит взгромоздился с пулеметом на крышу баркаса

— Акул можете не бояться я здесь на вашей охране – прокричал он, размахивая руками – вперед в воду.

Мансур тоже переоделся, одел спортивный костюм, ласты и маску и прыгнул за борт.Незабываемая картина открылась перед ним. Заросли разнообразных разноцветных кораллов, в которых резвились разноцветные рыбки, было множество разнообразных морских ежей, раковин. В одном месте Мансур увидел в коралловых зарослях голову небольшой мурены.

— Надо, поаккуратнее быть – подумал он и стал выбирать кораллы покрасивее. Вот в одном сидел маленький крабик он сорвал его и положил в свой мешок. Вокруг всплывали и ныряли в темносиних и голубых костюмах другие пловцы. Кто-то тащил наверх кораллы, кто-то уже снова нырял за ними. Мансур не заметил, как оказался вблизи берега. Ровный белый песок привлекал себе и Мансур, решил немного отдохнуть на песочке. Он расслабился, прилег в теплой воде и волны, набегая на берег омывали его. Мансур стал рассматривать улов. Красивые узоры разнообразных кораллов приковывали к себе взгляд. А на одном из них выглядывал на него недовольно маленький крабик

Внезапно он почувствовал, что кто-то на него смотрит. Он оглянулся и увидел вьетнамского мальчика лет двенадцати. Он стоял на самом берегу и рассматривал Мансура.

Мансур спросил его по-английски, понимает ли он его, но тот что-то стал горячо говорить и протянул Мансуру кучу каких-то острых и длинных ракушек.

Мансур встал, подошел к нему, взял раковины и стал разглядывать. Жестами он попытался узнать подарок это или мальчик хочет их ему продать.

Тот показал на темную спортивную майку Мансура.

— Понятно хочет поменять. Нет, она сама мне нужна — и отдал мальчику раковины. Немного постоял и пошел в воду. Внезапно сзади раздался сильный гортанный окрик. Мансур повернулся и увидел, что мальчик стоит с автоматом Калашникова и направив его на Мансура передернул затвор и что-то горячо заговорил, показывая на спортивную майку.

Мансур усмехнулся фантастичности ситуации. Получить пулю, ни за что. Интересен, однако маленький бандит:

— Ладно – пусть заберет майку, если она так ему нужна – подумал он.

Мансур улыбнулся, снял майку и бросил ее мальчишке. Тот подобрал ее и все время держа Мансура на мушке автомата, отступил осторожно за ближайшие прибрежные холмы. Мансур расхохотался комичности ситуации – его советского офицера, ограбил маленький вьетнамский мальчик. Причем его аргументы, были весьма весомыми.

— Я мог его пристрелить. Не надо было давать ему майку – прокричал сверху Мансуру замполит.

— Из-за чего пристрелить? Из-за майки? Да вы что? – крикнул, Мансур рассмеявшись – мне не жалко – пусть носит, если ему нравиться.

До обеда Мансур наслаждался купанием и вытаскивал кораллы и рапаны. Помощник командира Леша Коноваленко придирчиво отбирал самые хорошие, а то что ему не нравилось тут же выбрасывал за борт.

Удовлетворенный, приключениями Мансур с удовольствием пообедал на корабле и завалился спать. На корабле был высочайше утвержденный со времен Петра Великого адмиральский час,когда весь экипаж корабля имел возможность после обеда расслабиться и отдохнуть.

— Пойдем Мансур, позагораем на верхнюю палубу – предложил, зашедший к нему с ковриком Василий Васильевич.

— Нет, Василий Васильевич – ты иди, а я посплю немного в каюте. Здесь прохладнее  – отнекался Мансур,который хотел написать письмо Светланке и Русланчику.

Так прошло несколько дней. Утром отправляли матросов на купание. Пару раз свозили офицеров на автобусные экскурсии. Больше всего Мансуру, Кузьме и Василию Васильевичу понравилась дача Президента США Никсона, располагавшаяся, на красивом озере. Запомнилось и купание в океане, на так называемом американском пляже.

Разобрались наконец, что за надпись надо было сделать на камнях по слова командира эсминца«Мак Коул». Гора, которую огибали при проходе, во внутреннюю бухту была расписана названиями американских кораблей. На каждом камне видимо корабельные умельцы — художники выводили красками названия своих кораблей.

— О, смотри «Мак-Коул» — был здесь недавно наш страж – обрадовался, увидев знакомое название, Сергей Огнинский.

Помощник командира завелся, и через несколько дней, на одном из самых верхних камней было красивой славянской вязью написано авианосец «Брест». А через несколько дней на соседних камнях появились и названия сторожевых кораблей «Страшный» и «Стерегущий» и подводной лодки «Касатка».

В один из дней стоянки с утра матросов увел купаться на пляж Василий Васильевич. Мансур сутра отрабатывал каналы правительственной связи, с Москвой и ему было не до отдыха. Отработав каналы, он поднялся в ходовую рубку, где дремал в кресле командира корабля вахтенный офицер лейтенант Вересаев с БЧ-2. Он вскочил из кресла, но увидев Мансура, успокоился. Лейтенанты знали, что Мансур, не из тех, кто качает свою власть.

 — Как дела Валентин Валентинович? – спросил Мансур и подошел к «Визиру».

Берега сразу приблизились. Он даже увидел входящего в воду Василия Васильевича. Скоро все вернуться на корабль – вон он уже баркас собирается за купающимися.

Внезапно вахтенного офицера выбил из кресла доклад по громкоговорящей связи вахтенного ПДСС:

— Товарищ лейтенант две малоразмерные цели со стороны моря вдоль берега вошли в бухту пеленг – 96 градусов удаление 25 кабельтовых.

— Что делать? – спросил Мансура, побледнев молодой офицер.

— Играй тревогу – сквозь зубы приказал лейтенанту Мансур, а сам бросился к связи и запросил стоявший в дозоре на входе в бухту корабль: —

«Стерегущий» я «Брест» — наблюдаете малоразмерные цели на гидроакустическихстанциях ПДСС.

—  Никак нет, не наблюдаем, а что вы что-то видите – ленивым голосом ответил «Стерегущий».

Раздался длинный гудок колоколов громкого боя:

— Боевая тревога, боевая тревога, боевая тревога – неслись по корабельной трансляции команды дрожащим голосом взволнованного лейтенанта.

— Волнуется, небось – подумал Мансур и запросил вахтенного на гидроакустической станции– как цели?

— Цели двигаются вдоль берега на удалении двадцать кабельтовых и по пеленгу восемьдесят четыре градуса.

— Что тут у нас вахтенный офицер доложите – появился в ходовой рубке всегда подтянутый командир корабля, видимо слышавший переговоры командира БЧ-4 с вахтенным гидроакустического поста – Мансур Умарханович доложите об этом командиру соединения.

Вахтенный офицер хотел доложить, но командир отмахнулся рукой, мол все и так понятно и побежал к «Визиру» и стал разглядывать то место, где были должны быть подводные пловцы.

— Недаром идут вдоль берега, прячутся от гидроакустики. Понятны их действия. «Брест»хотят заминировать – сделал вывод командир корабля.

В ходовую рубку стали прибывать матросы, мичмана и офицеры. Узнав, что произошло, начинали готовить материальную часть.

— В БЧ-5 снимаемся и выходим – скомандовал вахтенному офицеру командир – гидроакустики, какая скорость целей?

— Пять или шесть узлов. Скорость меняется – идут каким-то зигзагом – доложил взволнованным голосом командир гидроакустической группы капитан-лейтенант Васильев.

— Петр – следить за ними, как только начнут приближаться, сразу доклад мне. Явно используют подводные мотоциклы.

— Командир немедленно снимайся и выходи в море – прокричал по связи голос командира соединения адмирала Сатулайнена.

— Снимаемся, но у нас два эшелона в ППР. Как механики уложатся?

— Так поторопи их – приказал по связи адмирал – я «Стерегущему» фитиль вставил, за то, что пропустили. Они снимаются и будут вокруг вас отпугивать этих и прикрывать вас.

Было видно, что и на «Стерегущем» сыграли тоже боевую тревогу, но он пока не снялись с якорей.

— Механики, когда ход дадите – запросил командир ПЭЖ, командир.

— Виктор Александрович, что за дурацкие учения – раздался спокойный голос командира БЧ-5– у нас два эшелона в ремонте. Половина матросов купается на берегу.

— Какие к черту учения Владимир Михайлович? Боевые пловцы подплывают. Корабль минировать будут. Вот взлетим на воздух, тогда скажешь – учения – раздраженным голосом ответил  командир.

— А ты их глубинными бомбами накрой – предложил командир БЧ-5.

Командир бросился к штурману посмотреть, где пловцы. Вальтер Фоншеллер, подвинулся у карты и показал карандашом место, где должны были находиться в это время боевые пловцы.

— Черт, черт, черт – пробормотал командир – там же несколько вьетнамских рыбачьих лодок. И не долбанешь теперь по ним. Спрятались под лодки. Надо ход давать, иначе сейчас пойдут к нам.

— Товарищ командир цели изменили курс – идут прямо к кораблю – доложил командир гидроакустической группы – разрешите их пугнуть гидроакустикой, включу станцию на полную мощность. Барабанные перепонки порвет.

— Погодь, Петр минуточку, сейчас узнаю, как у механиков? На такой небольшой глубине и узком  объеме действительно может порвать перепонки – командир корабля включил ПЭЖ – Владимир Михайлович, ну что там сходом?

— А у вас там еще не рассосалось Виктор Александрович? – каким-то отрешенным голосом спросил главный механик – ход дам через пятнадцать минут. А ты как хотел? У нас приготовление даже экстренное минимум полчаса.

Встревожено смотрел на командира представитель особого отдела на корабле старший лейтенант Лебедев:

— Что будем предпринимать товарищ командир?

— Что, что?– разозлился, не вовремя заданным вопросом командир корабля – сначала пугнем, потом уничтожим, коли не испугаются.

— Товарищ командир цели на расстоянии десять кабельтовых приближаются — бесстрастно  докладывал гидроакустический пост голосом капитан-лейтенанта Васильева – наши действия?

— Эх, елки зеленые, тут еще эти рыбаки копошатся. Долбануть бы по ним? А Мансур? –командир корабля улыбнулся и Мансур почувствовал себя значительно увереннее – командир БЧ-3 – атака подводных целей подводными ракетами ПДСС на дистанции семь кабельтовых по курсу 15 градусов.

— Есть, товарищ командир атака подводных целей подводными ракетами ПДСС. В зоне поражения будут цели через четыре минуты – доложил командиру, твердым командир БЧ-3.

Все члены экипажа, бывшие на мостике и на боевых постах, понимали уровень опасности и переживали за действия командира корабля.

— Командир гидроакустической группы – включай гидроакустическую станцию «Уран» на полную мощность в режиме импульса – скомандовал командир, понимая, что другого пока у него нет. Надо хоть немного выиграть время.

— Есть включить гидроакустическую станцию «Уран» в режиме импульса – ответил командир гидроакустической группы.

Послышалось блямканье гидроакустической станции – БЛЯМ, БЛЯМ!

С корабля было хорошо видно, как купающиеся матросы на пляже, как ошпаренные выпрыгивали из воды, многие держались за уши. В том месте, где были диверсанты, наверх выпрыгнули из воды, две темно-белые спины касаток. Они видимо были очень недовольны произошедшим и быстро направились на выход из бухты.

wallup.net

— Цели обошли корабль и быстро удаляются на выход из бухты – доложила гидроакустическая рубка.

В ходовой рубке раздался дружный смех присутствующих. Громче всех смеялся командир корабля.

— Товарищ командир готов к даче хода – внезапно доложил командир БЧ-5.

— Не надо уже механик, отводи пар от маневровых – вытирая слезу, ответил командир корабля.

Сторожевой корабль «Стерегущий» снялся с якоря и обходил по большому кругу «Брест».

— Где там ваши пловцы – гремел по связи командир «Стерегущего» — Дайте пеленг на них и дистанцию.

С берега кораблю грозили кулаками купавшиеся офицеры и матросы, так и не понявшие, зачем на корабле включили мощную гидроакустическую станцию на передачу и так долбанули, всем купавшимся, по ушам.

Через пару недель закончился отдых экипажа и корабли пошли на выход из гостеприимной бухты. С «Бреста» взлетели самолеты и первыми прошли, над ожидавшими выход наших кораблей «Мак Коулом» и вернувшимся из траурного похода в Союз «Свирепым». ОН доставлял туда тело разбившегося летчика-испытателя.

— Желаем счастливого плавания» — подняли по международным сводам сигналы флагами расцвечивания, встречающие в море корабли.

На полетной палубе расставляли стойки с разноцветными дымами, прибывшие после аварии с испытателем, на корабль представители науки.

— Курс на север – ноль градусов, скорость восемнадцать узлов – скомандовал командир соединения, усевшийся в свое кресло.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *