Блытов В. Черное золото. Заправка

Глава из приключенческого морского романа «Черное золото»

В ходовую рубку прибыли Полищук, Шпагин и помощник командира Михайлов.

— Товарищ командир — начал доклад Полищук – мы тут продумали, что трап можно подать на танкер с вертолетной площадки.

— А что это нам даст – командир внимательно посмотрел на Шпагина.

Шпагин выдохнул воздух, усмехнулся и ответил:

— Если, что, то в случае штурма с танкера у них под контролем будет только корма. С нее вход только в ангар, где находятся спасенные рыбаки. Остальные входы мы перекрыли насмерть изнутри.

— А выход на правый борт и левый? – спросил задумчиво командир – не вовремя эти рыбаки нам попались и в другое место их не разместишь. А если проблемы с вертолетом нарисуются, то садится некуда?

— Это проблема – согласился Михайлов задумавшись.

— Ладно давайте дальше. Мы этот вопрос продумаем — предложил командир.

«Стерегущий» под небольшим углом подходил к борту танкера. Светало и борт танкера освещали мощные прожектора с сигнального мостика. Пошел дождик. Небо закрыло тучами.

— По левому и правому борту трапы подъем наверх к автоматным площадкам мы на всякий случай раскрепили. Правый трап убрали совсем и перенесли на бак, а левый закрепили на концах и в любой момент можем его вытащить наверх.

Командир задумался немного, потом махнул рукой Михайлову:

— Ты вот что Олег Константинович занимайся швартовкой, а мы сейчас здесь все обсудим.

Через пятнадцать минут «Стерегущий» был пришвартован к правому борту танкера.

Борт танкера сиял чистотой краской и возвышался над маленьким боевым кораблем аж до ходового мостика «Стерегущего». Матросы начали устанавливать поданный с борта танкера длинный деревянный трап.

— Командир — раздался по радио вызов с танкера – это Ван Бао. Можно пригласить на борт адмирала Литовченко. Мне надо передать ему маленький презент из Сингапура. И еще есть что передать представителю вашего спонсора Гуссейнова Ахмеду Аталгирееву. Я бы хотел видеть их у себя на борту.

Командир почесал левой рукой мочку левого уха, как делал всегда, когда немного нервничал. Потом нажал кнопку громкоговорящей связи с каютой адмирала.

— Максим Юрьевич китайский представитель Ван Бао хочет видеть на борту танкера вас и Аталгиреева.

— А я, что говорил, что без меня вы не заправитесь. Бергера прошу включить в группу. Нам нужен с собой еще переводчик.

Командир посмотрел на Шпагина и тот лишь кивнул головой – мол путь идет.

— Утверждается – усмехнулся командир.

— Верните еще личное оружие Аталгирееву и Бергеру – сказал после некоторых раздумий Литовченко.

Шпагин отрицательно покачал головой.

— Нет оружие возвращать не будем. Оно им не к чему. И просим решить вопрос передачи на танкер 12 рыбаков, терпевших бедствие из Малайзии с затонувшего рыболовецкого судна «Леданг Куанг». К сожалению, 3 рыбака погибли, по словам капитана Деванторо Джамала. Онп находятся у нас в ангаре.

Перед тем, как произнести трудное для русского языка название судна и фамилию капитана, командир посмотрел на записи в своем блокноте.

— И еще с вами Максим Юрьевич пойдут на танкер командир БЧ-5, начальник химической службы и несколько матросов химиков БЧ-5. Надо сделать анализы топлива и воды, прежде, чем принимать их.

— Хорошо – согласился Литовченко – где установлен трап командир? Не заставите же вы адмирала лезть на борт танкера по штормтрапу?

— На корме с вертолетной площадки. Нам подали его с танкера – пояснил командир.

— Отлично командир. Видите, и мы вроде пригодились вам – усмехнулся адмирал.

Командир посмотрел на Шпагина и старпома и зама, стоящих рядом с ним.

— Не хитрит адмирал, как всегда? – спросил старпом Мещеряков.

Командир повел головой.

— А кто же его знает?

Через пятнадцать минут вся группа, во главе с адмиралом, надевшим в честь этого белую парадную форму, идущих на танкер в прозрачных голубых плащах-накидках и с зонтиками собралась у трапа, у которого уже стоял пост из двух морских пехотинцев и мичмана Макарова в черных плащ-палатках.

Рыбаки, собравшиеся у дверей ангара разглядывали танкер и перекрикивались на своем языке с каким-то матросами, высыпавшими к борту танкера и глазевшими на военный корабль, находившийся где-то внизу.

Наверху на трапе адмирала встречал с круглой улыбающейся физиономией Ван Бао в накидке. Он обнял адмирала, потом Аталгиреева и Бергера. Они о чем-то оживленно заговорили и быстро ушли куда-то в надстройку танкера.

Вслед за адмиралом на борт танкера поднялась группа офицеров и матросов корабля во главе с командиром БЧ-5.

— Готовность номер один – передал Полищук по рации морским пехотинцам и приданным к ним матросам, расположенным в определенных точках корабля со снайперскими винтовками и пулеметами.

По очереди, морские пехотинцы, разбитые на группы, подтверждали свою готовность с помощью условных сигналов. Внутри корпуса корабля в тамбурах и переходах расположились группы вооруженных автоматами матросов, проверяемых помощником командира.

На какое-то время наступила зловещая тишина. Все бывшие на танкере у бортов куда-то делись. На «Стерегущем» тоже никого, кроме поста у трапа, сигнальщика на ходовом мостике никого не было видно. Сигнальщики освещали из прожекторов палубу танкера. Так же прожектора были вооружены на автоматных площадках и освещали трап на танкер.

Командир явно нервничал и ходил от борта к борту и периодически поглядывая на палубу танкера, которая словно вымерла. И в свете рождающегося рассвета и косых струях сильного дождя

— Александр Иванович. Может зря мы так волнуемся. Заправка как заправка – спросил из штурманской рубки замполит.

— Дай господь Михаил Прохорович, чтобы было так. Но сердце не на своем месте – ответил командир.

Внезапно у борта танкера появились несколько матросов в накидках и стали спускать на палубу шланги для передачи топлива и воды.

— Евгений Юрьевич – вызвал командир ПЭЖ (пост энергетики и живучести) с танкера падают шланги для приема топлива и воды – передал командир командиру группы живучести Зимовскову. Давайте на левый шкафут и приготовьтесь к приему топлива и воды. Шланги пока я не скомандую не подключать.

— Есть товарищ командир – ответил Зимовсков – мы сейчас с лейтенантом Стоцким прибудем на левый шкафут и будем разбираться.

— Плащ-палатки возьмите, а то здесь льет, как из ведра.

— Поняли товарищ командир – ответил Зимовсков.

В ходовую рубку вошел мокрый особист Шпагин и сразу стал отряхиваться от воды.

— Как дела здесь товарищ командир? – спросил он внезапно чихнув.

— Будь здоров Петрпалыч – усмехнулся командир – пока ничего. Ушли десять минут и ничего. Шланги спустили для передачи топлива и воды.

— Не нравиться мне эта тишина – сказал Шпагин, напряженно разглядывая палубу танкера.

— Александр Иванович – внезапно заработала станция голосом Литвиненко – здесь такое дело. На танкере находятся законные власти этого архипелага и требуют немедленно осмотреть ваш корабль.

— Началось – нахмурился Шпагин.

— На каком основании осмотреть – спросил спокойным голосом командир – мы находимся в нейтральных водах. Мы военный корабль, пользующийся даже в чужих водах правом экстерриториальности. Никто не будет осматривать наш корабль, пока я командир.

— Слушай командир – строгим голосом заговорил Литовченко.

Чувствовалось, что он говорит не сам, а ему подсказывают, что сказать.

— Ваши люди задержаны властями этого архипелага за незаконную добычу морских ресурсов. У вас на борту находятся незаконно удерживаемые вами граждане этого архипелага.

— У нас на борту находятся задержанные нами в бою пираты при попытке захвата танкера «Вей Лонг 15» под флагом Белиза. Мы их передадим законным властям Индонезии. На борту есть 12 человек рыбаков с затонувшего судна «Леданг Куанг» приписки порт Куантан Маллазия. Но передайте законным властям этого архипелага, если они законные.

Командир специально сделал ударение на слове законным.

— Мы готовы обменять их людей на наших, захваченных при нахождении на необитаемых островах архипелага с разрешения по вашим словам Максим Юрьевич законными властями Индонезии.

— Александр Иванович – голос Литовченко стал просительным – мы здесь в какой-то мере заложники, как и командир БЧ-5 и начхим и сопровождающие их матросы. Я прошу вас допустить на «Стерегущий» досмотровую группу. Иначе нас могут здесь даже расстрелять – голос Литовченко сбился и было похоже, что он всплакнул. Сдайте корабль и обещают освободить всех нас.

— Пока корабль у нас мы имеем шансы освободить вас. А если мы его сдадим, то шансов нет никаких. Я лучше утоплю корабль, чем сдам его

— Командир посмотри – позвал командира Шпагин к иллюминатору.

На танкере вдоль правого борта показались какие-то люди с красными повязками на головах и с пулеметами и гранатометами в руках.

— Командир наши пехотинцы доложили, что вступили в бой с рыбаками. По трапу на корабль рвутся какие-то люди.

— Механики в корпус – закричал командир корабля по ГГС – ПЭЖ – полный вперед.

«Стерегущий» вздрогнул корпусом и начал движение вперед. Нос его прижимало к танкеру, но концы полопались почти моментально.

— Товарищ командир – трап с людьми упал в воду – доложил сигнальщик с левого борта.

По корпусу корабля хлестнула пулеметная очередь. Раздались автоматные очереди и на корабле.

— КПС. Кривошея передать на флот сигнал номер один. Подвергся нападению вступил в бой – командовал командир корабля – рулевой курс 135.

— Есть — раздались ответы из КПСа и рулевого почти одновременно

Где-то в корме раздалось несколько взрывов гранат.

Корабль сильно ударило кормой о борт танкера. В ходовой рубке, кроме рулевого почти все попадали с ног.

— Самокат я Бублик-135 – раздался по радио доклад с вертолета – наблюдаю группу целей курсом на корабль. 50 или 70 катеров. Сзади всех этих катеров идет большой корабль типа малого ракетного корабля. По мне стреляют. Ухожу за облака – голос Красука резко изменился

Вертолет прошел над кораблем и резко взмыл вверх. С борта танкера поливали борт «Стерегущего» пулеметные очереди.

— БИП – данные по целям – скомандовал командир в БИП (боевой информационный центр).

С грохотом и массой осколков разлетелось стекло ходовой рубки.

Внутри корабля также раздались выстрелы. Шпагин побледнел и быстро выскочил из ходовой рубки. Танкер быстро скрывался в дымке дождя и тумана.

Танкер снимается с якорей – доложил сигнальщик

— БЧ-2 принять целеуказания по малоразмерным целям, приближающимся к кораблю с юго-запада.

— Цели наблюдаю – доложил беспристрастным голосом Федорчук – наблюдаем около 50 скоростных малоразмерных целей курсом на корабль.

Он начал перечислять пеленга и дистанции.

БЧ-2 разрешаю открывать огонь без приказания.

Сразу заработали автоматические пушки АК-630.

Из тумана и дождя выскакивали скоростные катера и поливали «Стерегущий» из пулеметов.

— Самое страшное – это ракетный корабль – подумал командир.

— Большеразмерная скоростная цель курсом на корабль с юго-запада. Предполагаю VHR/ На запросы «свой-чужой» не отвечает.

— Еще бы ответила – подумал командир.

Внезапно на 16 канале УКВ на русском языке вызвали «Стерегущий»:

— «Стерегущий» я «Молния» иду на помощь к вам. «Молнией» командует старший лейтенант Кузьмин.

Командир посмотрел на замполита, тот недоуменно посмотрел на командира.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *