Блытов В. Черное золото (продолжение)

Путь наш во мраке.

(Один из островов архипелага Анамбас)

Именно в трудностях проявляется сущность человека, показывает его способность их преодолевать, находить пути нелегких (порой смертельно опасных) решений или сгибаться под их тяжестью и сдаваться

— Лишь только достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой – сказал тихо Кузьмин, присаживаясь на стул в комнате, куда их привели.

Бамбанг тут же спросил громко Юй Луня, глядя на Кузьмина.

— Как лучше перевести, то что вы сказали – почесал висок китаец, обращаясь к Кузьмину.

Ким с Потоцким опустили голову.

Кузьмин слегка усмехнулся и вздохнув ответил, гладя в глаза Агунгу:

— Переведите, что это слова Иоганна Вольфганга фон Гетте, которая призывает никогда не опускать руки, а выполнять поставленную задачу, какой бы трудной она не была.

Юй Лунь быстро перевел.

Бамбанг, приблизив свое лицо к лицу Кузьмина, тут же быстро что-то со злобой ответил.

Его черные глаза блестели злобой, а рот перекосился.

— Что он сказал – спросил Кузьмин, не отводя взгляда от взгляда Бамбанга.

Его мышцы напряглись, и он был готов вступить в бой.

Уважаемый Куанг Мехмед Бамбанг сказал, что видит всех вас насквозь и если вы что-то задумаете, то он отправит вас тут же на корм акулам и барракудам, которых здесь очень много.

— Кузьмин усмехнулся, чем вызвал новый приступ ненависти Бамбанга. Он стал что-то кричать, но китаец ему спокойно ответил и Бамбанг сразу успокоился.

— Я ему сказал, что криками он не отремонтирует ракетный катер и подводную лодку. А если, что-нибудь с вами случиться, и вы не выполните задание Ибрагима Хвана по его вине, то его самого скормят акулам.

Ким тоже напрягся, он был готов вступить в схватку, если такая состоится. Он мысленно просчитывал шаги для того, чтобы обезоружить Хвана, не дать вынуть пистолет из кобуры и длинный нож, висевший на боку.

Потоцкий тяжело вздыхал и на всякий случай опустил взгляд, чтобы случайно не встретиться со взглядом Бамбанга.

Но спокойный китаец, что-то сказал Бамбангу и потом обратился к Кузьмину:

— Вы должны составить списки того, что вам надо для введения в строй ракетного катера и подводной лодки. Мы пока с господином Бамбангом прогуляемся и посмотрим систему вашей охраны, а вы составьте списке. Потом мы с господином Бамбангом уедем к господину Хвану, а вы здесь будет ждать необходимые материалы. Охранять вас будет господин Гунтур – китаец показал на невысокого черноволосого человека, длинные волосы, которого были стянуты красной лентой, стоявшего на Бамбангом.

Тот, поняв, что говорят о нем, осклабился и большим пальцем правой руки показал на своей шее, как он будет резать головы.

Черные глаза его горели злобой.

— Один черт краше другого – усмехнулся Кузьмин.

Китаец, что-то еще тихо, но весьма жестко сказал обоим пиратам, и они за ним вышли из дома. У двери сразу занял позицию пират, вооруженный десантным вариантом автомата Калашникова.

Кузьмин махнул рукой и мрачно обратился к Потоцкому и Киму:

— Что будем делать господа офицеры?

— Драться бесполезно. Они все очень хорошо вооружены. Силы не равны пока – тихо ответил Ким – мне кажется. что самое главное вытащить сюда из ямы, как можно скорее, наших матросов. А уж с ними можно подумать и о свободе. Восточная мудрость говорит, что для любого действия должна сложиться нужная ситуация. Значит нам надо создать так, что ситуация благоволила к нам. А пока мы должны работать и по возможности ввести что-то в строй. Славик, что ты скажешь насчет движков? Ты у нас единственный мех

Славик немного помялся, усмехнулся, погладил больную ногу и потом ответил:

— В строй можно ввести все, если есть соответствующие запасные части. Чтобы ответить точно надо перебрать движки и проверить исправность винтовой системы, проверить рулевую систему, проверить электронику, связь, локацию, проверить исправность вооружения.

— Славик на тебе двигатели, валы и винты и трюмное хозяйство, сначала делаем ракетный катер – сказал Кузьмин, наклоняясь вперед – я отвечаю за рулевую систему и вооружение, а Саня делает всю электронику, связь и локацию. Давай составим списки, что нам необходимо, и кто необходим. Хорошо бы вытащить сюда судовых механиков с захваченных судов и хотя бы часть наших матросов.

— Я согласен со всем – ответил Ким.

Потоцкий усмехнулся:

— Как всегда, больше всего работы механикам.

— Славик ты должен с гордостью носить звание главного маслопупа на этой коробке. Кто на что учился. Я вот не разбираюсь в вашем деле и искренне завидую тебе – улыбнулся Ким.

— Точно завидуешь – серьезно спросил Потоцкий.

— Точно.

— Тогда составляем списки необходимого и списки людей, которые нам здесь нужны – вмешался в их разговор Кузьмин – давай Славик, кто из людей тебе нужен здесь?

— Мне нужен дизелист Орлов, электрик Доценко, Грязин с БЧ-6, дизелист Славнов, электрик Грозин. Турбинист Бабаев я понял для нас потерян? – спросил Потоцкий. посмотрев на Кузьмина.

То почесав ухо ответил поморщившись:

— Как тебе Славик сказать. Наверно потерян.

— Тогда механики с танкеров? Там их матросы где-то работают на плантациях. Я бы им нашел здесь работу.

— Давай запишем все. Я понял, что Хвану нужны наши корабли, как можно скорее – Кузьмин откинулся на стуле — пусть дает, все, что мы попросим. Я попрошу своего Громова, Савельева – торпедиста, комендора Носова, боцмана Глотова. А тебе связист кто нужен.

Ким почесал ухо и тихо сказал:

— А мне кто останется – получается радиометрист Сидоренко и радист Ушаков Коля. Все больше никого нет.

— Подытожим, кто у нас тогда остается мичман Даниленко, финансист Васильев и санитары Жилин и Зорькин и все.

— Даниленко говорил, что до спецназа срочную служил дизелистом, по-моему. Он сам говорил – задумчиво сказал Потоцкий – возможно мне он пригодиться и мне кажется, что лучше его держать рядом с нами.

— Согласен. Надо брать. Тогда и Васильева, и Жилина с Зорькиным надо брать. Пусть чистят помещения, приводят в порядок и катер и лодку, и драят все, что можно, а то так загажено – задумался Кузьмин – и так теперь списки необходимого оборудования.

— Инструменты нужны, ключи, монтировки, смазки, отвертки, топливо, снаряды для пулеметов. Ракеты наверняка не достанут, хотя кто его знает? В первую очередь нужно хорошее освещение. Сначала переноску с берега бросим, а потом, когда дизель-генератор запустим будет свое.

— Саня, а ты в электрике шаришь?  — спросил Потоцкий Кима.

_ Ну так работал с отцом на заводе электриком перед системой.

— Может возьмешь электрику на себя, а то я тут с движками завязну.

— Придется – улыбнулся Ким, — но тогда электриков Доценко и Грозина отдашь мне.

— Согласен – поморщился от боли Потоцкий и потер рукой ногу – мне еще нужны токарный станок, фрезерный, сверлильный. Детали вытачивать наверняка придется. Всего не закажешь.

— Будем заказывать. Не дадут, значит ничего не сделаем – резонно заметил Кузьмин – давайте берите бумагу и записывайте абсолютно все, что надо для дела и станки и инструменты.

Часа через два передали списки Юй Луню. Он все внимательно прочитал, по ходу объяснения Кузьмина делал какие-то правки, что-то переспрашивал. Ему по очереди объяснили то Потоцкий, то Ким, то Кузьмин.

В конце встал, поклонился офицерам и сказал, что попросит Хвана предоставить все, что можно.

После этого он пригласил в комнату свою внучку Сю Инь.

Она вошла с медицинским ящичком и всем поклонилась, Увидев внимательное лицо Кима она зарделась, щеки ее покраснели, и она опустила глаза.

Ким тоже смутился.

Юй Лунь сделал перевязку Потоцкому, осмотрел и смазал раны и ссадины, потом осмотрел Кузьмина. Закончив он опять поклонился и сказал:

— Я с Бамбангом поеду к Хвану, а вы прямо сейчас приступайте к работам. Вашей переводчицей я оставлю вам Сю Инь. Они и переведет все, что надо и будет следить за вашими ранами. Все общение с охраной только через нее. К вашему матросу не надо обращаться.

— Поняли все – угрюмо ответил за всех Кузьмин.

Упоминание о матросе Бабаеве его смутило. В России всегда к предателям было отношение негативное.  А здесь матрос с его группы, когда погибли люди, вдруг оказался предателем

— Спать будете здесь, но учтите здесь никуда не убежишь. Не надо и пробовать. Кормить вас будет русская буфетчица Светлана и Сю Инь. Утром на работу, вечером назад сюда. Бойтесь рассердить Абдулджабара Гунтура. Он весьма опасен.

— Это который — спросил Кузьмин.

— С красной повязкой на голове – ответил китаец – кстати и ваш этот матрос тоже останется вас охранять.

— Хорошо – усмехнулся Кузьмин – только сегодня без инструментов и материалов ничего не сделаешь.

— А вы поищите что-нибудь на кораблях. И мы с Хваном еще дадим вам своего электрика. У нас есть смыслящий в этом деле парнишка и моториста хорошего можем дать.

— Что же они раньше ничего не сделали без нас?

— Значит не все знают и умеют.

— А как мы будем с ними объясняться?

— А через Сю Инь. Хотя она русский язык знает плохо, но мне кажется. что языковая практика с вами поможет ей поднять свой уровень знания вашего языка.

Когда все ушли, кроме охранника, который стоял у двери, и они остались втроем в комнате, то стали обсуждать первоочередные задачи.

Но стоило попытаться Кузьмину заговорить о попытке освобождения, как Ким предостерегающе прислонил палец к губам и тихо сказал:

— Пока не надо об этом.

— Так он же по-русски ни бэ, ни мэ, ни кукареку — возразил Кузьмин кивнув на охранника, внимательно слушавшего их.

Ким усмехнулся:

— Ты проверял? Ты уверен на 100%, что он не понимает?

— Нет, не знаю этого – неуверенно ответил Кузьмин.

— Это Азия мой любимый штурман. И здесь коварства полно о котором тебе даже не снилось.

— То-то я смотрю, какой ты коварный Александр.

— Менталитет здесь такой, что надо быть на чеку – не обратил внимания на выпад Кузьмина Ким. — Давай Леха так. Славик пусть полежит. Он и так находился сегодня со своей раной, а мы с тобой полазим еще по лодке и катеру, может действительно, найдем что-то толкового.

Когда Кузьмин и Ким ушли Славик Потоцкий, покосившись на оставшегося в комнате охранника, тяжело вздохнул и лег на диван.

Немного полежав он быстро уснул.

Охранник так и остался стоять в дверях.

Кузьмин и Ким еще раз осматривали ракетный катер поднявшись на его палубу. Рядом с ними, стоял Гунтур с пистолетом, сдвинутом на живот, презрительно смотревший на них, а на причале остались еще два охранника, державшие их постоянно под прицелом коротких автоматов типа «Узи».

— Смотр Леха здесь же установлены для ПВО комплексы «Панцири-М», новые противокорабельные ракеты Х-35, орудие АК-176 — 76 миллиметров, автомат АК-630. Скорость до 40 узлов. Экспортный вариант.

— Одуреть – сказал Кузьмин, трогая рукой контейнера для ракет – после училища хотел попасть служить именно на такой катер.

Ким горько усмехнулся:

— Все мечты в конце концов сбываются.

Гунтур закурил и предложил сигареты закурить офицерам, но оба отказались отрицательно покачав головами.

— Он зе шип до нот смокинг (на корабле не курят) – сказал по-английски Кузьмин, но Гунтур отрицательно покачал головой в знак того, что не понимает и отошел в сторону, не мешая разглядывать корабль.

Офицеры прошли на бак, откуда было несколько задраенных люков.

— Здесь по идее матросский кубрик, а там продовольственные кладовые, ну а там цепной ящик наверно.

— Давай слазим посмотрим, что там – предложил Кузьмин, показывая рукой на матросский кубрик.

Ким отдраил люк и первый полез вниз по вертикальному трапу. Там было темно и пахло мочой и человеческими испражнениями.

— Спускаться некуда – мрачно снизу сказал Ким Кузьмину– затоплено и без фонарика здесь делать нечего. Надо одевать химкомплект и противогаз, прежде чем лезть сюда.

— Вылезай — мрачно сказал Кузьмин.

Ким вылез и сел на палубу. Солнце почти не пробивалось через листья больших деревьев и маскировочную сетку.

Кузьмин сел рядом с ним.

— Ну что скажешь?

— Грязно, темно и воняет. Надо свет проводить. Давай на ходовой поднимемся.

Они вошли в надстройку и поднялись в ходовую рубку. Гунтур, бросив сигарету за борт, достал пистолет и полез за ними

— Хм – хмыкнул Ким, кинув взгляд на него – в такой ситуации я его в два приема разоружу и разложу.

— Погодь Саня. Не время. Что у нас тут? Понятно Навигационная РЛС «Печора», «Эхалот», а это что за телевизор – заинтересовался Кузьмин увидев на прокладочном столе штурмана маленький телевизор, заляпанный краской. Ага это «Магновокс» – штатовская разработка. Спутниковая система навигации. Классная штучка. Я такие только на картинках видел в системе. С ней можно и в океан.

Подадим питание – посмотрим, что там. Он щелкнул индикатором и вдруг экран засветился.

— Ого. Да тут питание от аккумулятора. А аккумулятор похоже цел. Здорово. Опа смотри наши координаты показывает.

Гунтур через их плечо посмотрел на прибор и презрительно сплюнув, отошел в сторону.

— Слышал есть штатовская система спутниковой навигации «Джипиэс». Довольно точно дает место. Это вот такая же штучка огромная помощь штурману в море – Кузмин почесал затылок, – гирокомпас здесь стоит. Видимо ГКУ-1, автопрокладчик АП-5. Нормально. Все вроде учил и знаю.

— А я вижу здесь радиостанция «Рейд-1» 78 каналов международной связи — показал Ким на пульт управления, висевший на переборке, рядом с «Визиром». Отличная радиостанция. Может она тоже на аккумуляторах. Тогда мы сразу свяжемся со «Стерегущим».

Он щелкнул тумблером, но экран и лампочки не засветились.

— Ничего наладим связь в лучшем виде – усмехнулся он.

— Сначала здесь грязь надо вычистить. А у «Стерегущего» есть такая станция?

— Точно такая же только ПДУ поновее этого – ответил с восторгом Ким.

— Ладно пойдем к Славику. Фонари привезут, свет наладим и будем осматривать – сказал Кузьмин и знаком показал Гунтуру, что надо выходить.

Гунтур пропустил их вперед и последним сбежал по трапу с катера.

— Пойдем на лодку? – спросил Ким Кузьмина, показывая на подводную лодку, стоявшую по другую сторону причала.

— Саня давай дождемся фонарей, проведем электричество, хотя бы времянки и начнем исследовать только потом.

Кузьмин повернулся к Гунтуру и знаками показал, что надо идти к дому, питаться и ложиться спать.

Гунтур в знак того, что понимает кивнул головой, что-то сказал охранникам, и они построившись в полукруг пошли к дому, сопровождая офицеров.

— Знаешь Ким, о чем я думаю – спросил Кузьмин шагая к дому.

— Наверно, как сбежать отсюда – Ким усмехнулся.

— Не а. Я думаю о Марине – серьезно сказал Кузьмин.

— Забудь – разъярился Ким – я же тебе говорил, ты бабник, а она чистая, хорошая, правильная девушка. Между прочим, моя родственница и я отвечаю перед ее родителями и Богом за нее.

— Нет, Саша погоди. Не факт, что мы вернемся домой. Но светлый образ твоей сестры будет заставлять меня сделать все ради того, чтобы хотя бы увидеть ее. А если нам придется умереть, то я умру с ее светлым образом. Я ее, когда увидел там на рыбалке, понял Саша, что жил до сих пор неправильно, делал все не так. Она для меня наверно, как для тебя Сю Инь.

— Не сравнивай Леша. Сю Инь чистая девушка и мои чувства к ней чисты. А твои чисты по отношению к Марине?

— Клянусь самым дорогим, что у меня есть, что чисты.

— Ладно Леха нам бы выбраться отсюда.

На при чале их ждала Сю Инь. Увидев Кима она просияла, но наткнувшись на жесткий взгляд Гунтура тут же наклонила голову и поклонилась.

Гунтур подошел к ней и что-то сказал.

Она посмотрела Кима и перевела.

— Господин Гунтур говорит, сто сейцас вам плинесут усин и потом мосно спать.

— А спроси его, можно ли у них здесь помыться? Душ принять. А то мы испачкались пока лазили там – спросил Кузьмин, показав на катер и лодку.

Сю Инь перевела.

Гунтур подумав ответил, что-то очень эмоционально, размахивая руками.

— Господин Гунтур говорит, сто мыться мосно в моле – перевела Сю Инь и показала рукой на залив.

Кузьмин посмотрел на залив, но ничего не ответил.

Когда они пришли в дом, то Потоцкий спал на диванчике. Вид его заставил Кима и Кузьмина улыбнуться. Он лежал улыбаясь и наверно, как в детстве сладко пускал пузыри.

— Ты смотри – показа Кузьмин Киму – он счастлив похоже.

Ким тяжело вздохнул и ответил:

— Надо будить и всем пойти искупаться на море.

— А ему можно у него все же рана – спросил Ким.

— Надо спросить Сю Иннь может ли она его перевязать и можно ли ему купаться.

Он покосился на охранника, стоявшего в дверях, как истукан. Глаза его шевелились в разные стороны, но сам он замер, как статуя.

— Где наш Бабаев? – спросил Ким – что-то я его не видел.

— За чем он. Толку от него никакого, а предатель он и есть предатель. Я его и видеть не хочу ответил Кузьмин – мне вообще хочется надраить ему рожу. Так что даже хорошо, что он нам не показывается на глаза.

Потоцкий зашевелился, открыл глаза и увидев друзей улыбнувшись спросил:

— Вы уже все осмотрели? Нашли что-нибудь интересное.

— Свалку грязи и мусора – усмехнулся Ким – но что-то полезное искать там можно только при хорошем освещении и этим мы займемся завтра, когда привезут людей и какое-нибудь оборудование.

— Славик нам разрешили искупаться – сказал Ким – как ты смотришь на это. Сможешь?

— Не то, слово, хочу смыть с себя грязь – он почесал голову – это хорошо, что можно искупаться.

— А заодно и помыться – сказал Ким, плюхаясь в кожаное кресло.

— Тогда собираемся и ждем Сю Инь и Гунтура. Бритву мы взяли с собой?

— Да я взял станочек на всякий случай – ответил с улыбкой Потоцкий, доставая из кармана станок «Жилета», завернутый в какую-то тряпочку.

— А я свой оставил там. Придурок я – тяжело вздохнул и развел руками Кузьмин, усаживаясь тоже в свободное кресло – дашь побриться?

— Негигиенично говорят – усмехнулся Потоцкий.

— Да успокойтесь вы. Дадут нам новые станки. Что будем делать? – спросил Ким наливая себе в стакан воды из пластмассовой бутылки.

— Саня налей и мне – пододвинул ему еще один стакан Кузьмин.

Ким медленно разлил воду в три стакана. Один стакан подвинул Кузьмину, второй взял и отнес Потоцкому. Славик взял стакан, посмотрел на свет и отхлебнул немного.

— Что будем делать господа хорошие?

— А у нас другого выхода нет- стал серьезным Кузьмин – будем ремонтировать. Делать, то, что они с нас спрашивают. И другого нам не дано.

Небольшой еврейский анекдот для разрядки сказал Славик:

Пожилая одесская пара решила заняться сексом:

— Сёма, надень презерватив!

— Ты шо, боишься забеременеть?!

— Нет, боюсь подхватить сальмонеллу. Роза сказала, шо она водится в старых яйцах!

Все дружно рассмеялись.

Кузьмин посмотрел в сторону охранника и тот тоже улыбался:

— Так понятно. Значит понимает по-нашему. Может не все понимает, но явно понимает- подумал он.

Славик между тем продолжал:

— Водолаз всегда выйдет сухим из воды.

Опять все рассмеялись

— Дай Господь нам всем выйти из этой воды сухими – внезапно сказал Ким и опустил голову.

Открылась дверь и в комнату вошли Гунтур и Сю Инь.

Гунтур о чем-то быстро перекинулся несколькими словами с охранником. То ответил быстро. В ответ Гунтур удовлетворенно кивнул головой и уже обращаясь к Сю Инь что-то сказал.

Она перевела:

— Господин Гунтур говорит, сто можно идти купаться сейсас. Там лесат полотенса – она показала в сторону шкафчика, стоявшего у окна. Там есть все сто вам надо – блитвы, мыло и другое.

Кузьмин открыл шкафчик и достал разноцветные полотенца, упакованные в красивые коробки бритвенные принадлежности, мыло.

Гунтур что-то сказал и Сю Инь тут же его перевела:

— Мосно ити сейцяс.

— А ему можно купаться – спросил Кузьмин, показывая на Потоцкого.

— Мосно — кивнула она головой.

Ким обратил внимание, что она старается на него не смотреть и к нему не обращаться. И он старался ее лишний раз не провоцировать, хотя все же замечал брошенные на него тайком взгляды.

Гунтур вышел из комнаты. За ним пошла быстро Сю Инь, за ней пошли Кузмин и Ким, поддерживая под руки Потоцкого.

На берегу небольшого залива было немного прохладно. Все же пальмы давали какую-то прохладу. Но небольшой ветерок был приятен для тела. Это был теплый ветерок.

Кузьмин привычно окинул взглядом море и не увидел на горизонте привычный силуэт «Стерегущего».

Они быстро разделись. На берегу остались Сю Инь, Гунтур и двое охранников с автоматами, сопровождавшие их почти до воды.

Кузьмин длинными прыжками добежал до воды и с разбега прыгнул в воду. Теплая вода обволокла тело и Кузьмин быстро и размашисто поплыл саженками подальше от острова. Вздох три гребка и опять вздох. Усталое и натруженное тело требовало выхода энергии. Он греб вдохновенно, самозабвенно, потихоньку удаляясь от острова.

Счет – раз, два, три – вздох, – раз, два, три – вздох, – раз, два, три – вздох.

Внезапно до его ушей донеслась длинная автоматная очередь.

— Тра, та, та, та.

Кузьмин остановился, повернул голову и увидел, что на берегу Гунтур машет ему рукойю

— Мол плыви к берегу – и показывал на автомат одного из охранников, который метился в него, в Леху Кузьмина.

Где-то у берега Саша Ким помогал войти в воду Потоцкому и Кузьмину стало стыдно за то, что он забыл о друзьях, и он быстро поплыл к берегу.

— Ну что купаемся?

Оба офицера ему замученно улыбнулись.

— Леса сан – прокричала ему Сю Инь – господин Гунтур просил вас далеко не уплывать. Он будет стрелять сказал.

Кузьмин в знак понимания махнул рукой.

— И чего ты сорвался – спросил его зло Саша Ким – а если нас всех перестреляют.

— Ладно Саня это я так. Понятно, что далеко не уплывешь, да и «Стерегущего» не видно. Наверно ушли на проводку или заправку.

— А на корабле сейчас вечерний чай – проблеял Потоцкий.

— И кашу манную дают к нему – в тон с улыбкой сказал Ким.

И все они дружно захохотали. Кузьмин брызнул водой на Кима, тот на Потоцкого и потом все вместе на Кузьмина.

— Вода классная —  сказал Кузьмин.

— Не то слово – поддержал его Кузьмин.

И они дружно втроем поплыли подальше. И тут же в воздух хлестнула автоматная очередь.

С берега Гунтур с перекошенным лицом махал рукой чтобы плыли к берегу.

Когда они подплыли к берегу Гунтур стал что-то кричать на Сю Инь.

— Господин Гунтур сказал стобы вы не отплывали далеко от белега. Там – она показала рукой в море – много акул, балакуд, мулен и молских смей. Он отвесяет за вас пелед самим господином Иблагимом Хваном. Выходите на белег сейсяц подойдет катер и тогда вы мосете купаться снова.

Кузьмин увидел, что одного из охранников нет. Видимо убежал за катером.

Они вышли на берег. Ким сбегал и принес туалетные принадлежности.

Из заливчика выскочил в море пиратский катер, разрезая бирюзовый залив белым пенным буруном и резко сбросив ход встал напротив места для купания.

Гунтур помахал ему рукой и с на катере ответили ему разворотом крупнокалиберного пулемета в сторону купающихся.

Потоцкий посмотрел в сторону катера и продолжил:

— Все равно здесь хорошо. С любимой девушкой я мог бы жить на таком же необитаемом острове всю жизнь.

— Да конечно – съязвил Кузьмин – а туалет, а парикмахерская, а ванна, холодильник, телевизор и прочее? Как бы ты без них?

Потоцкий лишь отмахнулся рукой:

— С любимой и в шалаше рай.

— А ты читал Тура Хейердала, о его приключениях на островах Полинезии? – спросил Ким.

Потоцкий лишь кивнул головой

— Его на год такой жизни не хватило. А по прибытии в Норвегию он сразу развелся с самой любимой и незаменимой женой. Бывает и так.

Потоцкий опустил голову, потер нос и сказал давайте мыться и бриться.

Офицеры помылись, побрились, постирали свои носки и трусы, правда джинсы пришлось надевать на голое тело. Кузьмин бриться отказался.

— Буду отращивать бороду – пояснил он.

Ким раздевшись догола старался отвернуться от Сю Инь, но она смотрела на раздевшихся ребят и даже немного улыбалась.

Когда уходили под охранной Ким посмотрел в сторону моря и увидел как катер резко выбросив бурунный след опять рванулся в сторону бухты. Бирюзовый цвет воды, ярко зеленый цвет зелени и желтый цвет песка очень хорошо гормонировали и оставляли в душе какое ощущения Рая.

После купания пришла Сю Инь и перевязала Потоцкого, смазала его рану какой-то мазью.

— Спокойной носи – сказала она поклонившись низко и улыбнулась Киму.

Ужин принесла замеченная ранее светловолосая женщина.

— Я Иванова Светлана – представилась она, слегка зардевшись – я с танкера «Надежда». Буду вас кормить. Меня определили кормить вас.

— А где вы живете? – спросил Кузьмин

– В домике рядом. Две местных женщины и Сю Инь. С ней хорошо. Она немного хоть говорит по-русски. Там же у нас кухня.

— А ваши где с танкера? Капитан, офицеры, матросы.

Она вдруг всхлипнула, потом вытерла платочком уголки глаз. Некоторых убили, а остальные в плену – она крутила руки перед собой и вытирала периодически слезы – остальные на какие-то островах работают.

— Вы успокойтесь Светлана – сказал Кузьмин – меня зовут Алексей, это Александр, а это Вячеслав – он показал на Потоцкого и тот с улыбкой наклонил голову.

— Не граф Потоцкий – вдруг спросила она всхлипнув.

— Не граф – ответил Славик – а в принципе сам не знаю, может и граф. Родители ничего не рассказывали о бабушке с дедушкой.

— Мы офицеры со сторожевого корабля «Стерегущий» и вас обещаем поддерживать. Чем сможем. Берем шефство над вами – сказал, перебив Славика Кузьмин – повар нам нужен будет обязательно. Мы верим, что сможем найти общий язык.

Он пожал дружески руку Светлане.

Она собрав тарелки и стаканы после еды ушла. Вечером, после ужина охранник ушел из комнаты под окно, и офицеры остались одни.

— Что будем делать господа хорошие? – спросил Потоцкий.

— А что? Да ничего особенного. Будем ремонтировать, то что можно отремонтировать или катер, или лодку, дать новую жизнь – улыбнулся Кузьмин – а потом. Ну да потом. Мне кажется это может стать нашей дорогой на свободу. Поэтому чистим, драим, разбираем завалы и этим строим себе мост на дорогу. Нам не надо строить иллюзии, что нас смогут найти. Путь на свободу только в наших руках, и мы должны использовать этот единственный шанс.

За окном быстро стемнело.

— Удивительно быстро темнеет в этих широтах — задумчиво сказал Ким, глядя в окно – но жить здесь я бы не хотел. Поэтому согласен, что мы должны делать все, чтобы вернуться домой.

— Где сейчас «Стерегущий»? – спросил со вздохом Потоцкий – почему они ушли, не освободив нас?

— Все просто. Продолжают выполнение боевой задачи. Делают, то что должны делать – сказал Кузьмин.

— Братцы давайте спать – предложил Ким – может окно откроем.

— Нет не надо – ответил на предложение Кузьмин – здесь столько всякой гадости живет. Не дай господь заползет какая-нибудь кобра или залезет мартышка или залетит какая-нибудь ядовитая муха. Лучше не надо.

Все согласились и легли спать на диваны.

Утром к причалам в бухточке подошли катера. Привезли всех их матросов и часть снаряжения, запрошенного для ремонта.

Приехавший вместе с матросами Юй Лунь сказал Киму, потер6ев подбородок:

— Господин Ибрагим Хван доверяет вам и прислал всех, кого вы запросили.

— А механики и капитаны с судов? – спросил подошедший к ним Кузьмин, наблюдая за разгрузкой привезенного снаряжения.

— Их привезут позже – ответил с поклоном Юй Лунь – ваш корабль куда-то ушел. Вы не знаете куда он мог уйти.

— А мы откуда знаем? – спросил с раздражением Кузьмин – мы уже почти неделю здесь. Знаю планировалась заправка топливом и водой. Пора наверно заправить корабль.

— Нет не на заправку ушел – ответил с хитринкой в глазах Юй Лунь – мы бы знали это.

— Откуда – спросил, молчавший ранее Ким.

— У Ибрагима Хвана есть на корабле свой человек с радиостанцией. И он передает нам всю информацию.

Ким с Кузьминым быстро переглянулись.

Юй Лунь обратил внимание на это, пожевал немного губами, почесал левый висок, но промолчал, а потом немного подумав, продолжил:

— В этот раз он ничего не передал. Предполагаю, что возможно его задержали или что-то с ним случилось.

— А вы знаете кто это? – спросил Кузьмин, слегка наклонив голову набок.

Слишком интересная была информация, чтобы ее пропустить мимо ушей. Никто из офицеров не мог бы даже себе предположить, что кто-то с их корабля действует в интересах пиратов и передает им информацию о деятельности корабля. Но время такое что всем может быть.

— Уважаемый Юй Лунь мы все равно у вас здесь в плену, и не сможем передать никакой информации на корабль. Просто самим интересно, кто это может быть.

— Я и так сказал больше, чем имел права сказать – ответил Юй Лунь и подойдя к Киму шепнул ему по-корейски – я не знаю кто это. Это человек имеющий связь с Хваном. Больше меня постарайтесь не спрашивать об этом.

И он повернулся и пошел к разгружаемому имуществу.

Гунтур с его людьми окружили полукругом. Рядом с ним стоял невысокий, со злым лицом Бамбанг, прибывший вместе с катерами.

Кузьмин хотел пойти за Юй Лунем, но Ким удержал его за плечо:

— Не надо Леша, все-равно он не скажет.

— Я думаю, что блефует. А зачем понять не могу.

— Я тебе объясняю, что больше он сказать не может и не скажет. Спасибо ему и за эти слова.

Кузьмин сразу остыл. Ладно, пойдем смотреть, что там нам привезли.

Матросы, выгрузившие имущество стояли толпой и оглядывались вокруг. Одеты они были в зеленые, синие футболки, на ногах у всех были сандалии, типа «вьетнамок», на головах у всех были разноцветные бейсболки с китайскими иероглифами.

— Становись по отделениям – прокричал старший мичман Даниленко, рукой показывая, как должен располагаться строй.

Матросы стали становиться в строй. По всему было видно, что настроение у всех не очень хорошее. Несмотря на то, что все выглядели более и менее прилично, видимо помылись и побрились. Но увидев своих офицеров они приободрились и стали быстро занимать места в строю.

— Равняйсь! Смирно – прокричал старший мичман Даниленко – равнение направо и взяв под козырек пошел встречать Кузьмина:

Остановившись за два шага он четко доложил:

— Товарищ старший лейтенант особый отряд в количестве 16 человек построен. Отсутствует старший матрос Бабаев. Старший мичман Даниленко и отойдя в сторону, пропустил к строю Кузьмина. Ким пошел за Кузьминым, а Потоцкий со своей палочкой остался стоять сбоку.

— Здравствуйте товарищи моряки – поздоровался Кузьмин со строем, встав посередине строя.

Слева от него стоял Ким, а справа старший мичман Даниленко.

— Здравия желаем товарищ старший лейтенант – четко выговаривая по слогам ответ, ответил строй матросов.

— Вольно – скомандовал Кузьмин.

— Вольно — повторил старший мичман Даниленко.

Кузьмин немного промолчал, а потом тихо обратился к матросам:

— Уважаемые мои товарищи, по несчастью. Так получилось, что мы попали не по своей воле на этот остров. Здесь находятся неисправные ракетный катер и подводная лодка советского производства. Пираты обратились к нам с просьбой ввести их в строй. От этого зависит предоставление нам свободы. Может обманывают, но у нас другого выхода нет. Это лучше, чем сидеть в яме и медленно умирать. Значит – будем жить – закончил он внезапно свою речь и улыбнулся.

Матросы тоже заулыбались

— Ну ты Цецерон Леха – шепнул Кузьмину Ким на ухо – лихо завернул и самое главное, что сказал все правильно.

— Вопросы есть – обратился к строю Кузьмин.

— Разрешите товарищ старший лейтенант – вышел из строя матрос Савельев – а где мы будем жить?

— Я думаю, что пока в домиках – Кузьмин пожал плечами и показал на стоявшие в глубине острова домики, теряющиеся в зелени острова – мы там сегодня ночевали. Нормально. Единственно хочу предупредить всех, что здесь водиться много всякой гадости, причем ядовитой, что в море, что на суше. Прошу быть всех аккуратнее и помнить об этом. Еще вопросы есть?

Кузьмин посмотрел на Гунтура. Рядом с ним стоял Юй Лунь и видимо переводил.

Гунтур увидев, что Кузьмин закончил пошел к нему. За ним шли Юй Лунь и Бамбанг. Выйдя на середину строя Гунтур обратился к матросам видимо на малайском языке. Юй Лунь переводил вслед за ним:

— Господин Гунтур говорит, что ваш офицер сказал все правильно. Хочу всех предупредить попытка не выполнить распоряжения охраны, попытка отлучки за пределы охраняемой зоны будут строго наказываться вплоть до расстрела. Выполнять все указания мои, ваших офицеров и возможно, что будет принято решение о вашем возвращении домой. Вопросы есть?

Из строя внезапно вышел радист матрос Токарев:

— А если мы не введем встрой катер и лодку, что будет?

Было слышно, как строй заволновался, и матросы зашептались между собой за его спиной.

Юй Лунь перевел слова Гунтура:

— Если вы не сделаете это, то вы нам не нужны и будете все отправлены на работы на другие острова – он показал рукой куда-то на юг – там вы будете работать до конца жизни. Не советую вам не ввести катер и подводную лодку в строй. Это ваш единственный шанс на свободу. У вас будет еще наказание за более мелкие проступки. Мы можем не только расстреливать, но и сажать в яму. У нас здесь есть такие и они ждут своих постояльцев. Помните об этом

Он немного помолчал и потом добавил:

— Ваш корабль ушел и видимо больше не вернется. Вы в нашей власти и лучше вам выполнять все, что мы вам скажем.

Он слегка кхекнул в кулак и пошел в сторону разгруженных пакетов и коробок.

Кузьмин лишь развел руками.

Внезапно со стороны, где стояли ящики раздались крики и звонко хлестнул по ушам выстрел. Все обернулись.

Оказывается, что какая-то мартышка пыталась украсть коробку, но бдительный часовой ее пристрелил.

Гунтур тут же невозмутимо повернулся к строю и Юй Лунь перевел его слова:

— Выделите двух человек закопать обезьяну.

— Грозин и Сидоренко. Закопать обезьяну – приказал Кузьмин.

— Разреши я пойду с ними — попросил Ким.

— Да конечно – ответил Кузьмин – неприятно, но кто-то должен это сделать.

И все направились к сложенным ящикам и коробкам.

— Давайте все перенесем на катер. Там сложим на палубе и будем разбирать, что к чему – предложил Потоцкий.

— Евгений Михайлович – обратился Кузьмин к Даниленко – командуй все переносить на катер.

— А где катер? – спросил Славнов.

— Да там под маскировочной сетью – показал рукой Кузьмин.

Сам он взял для примера большую коробку и потащил ее в сторону катера.

За ним стали брать коробки и ящики другие матросы.

Ким с Грозиным и Сидоренко взяли обезьяну за руки и за ноги.

— Куда ее нести? – спросил Ким Юй Луня.

Тот спросил Гунтура.

Гунтур, разговаривавший с Бамбангом растерянно оглянулся, а потом ответил что-то.

Юй Лунь перевел:

— Несите к морю и бросайте в воду. Рыбы и чайки все съедят.

— Потащили к морю – показал Ким направление и пошел вслед за матросами.

Когда шли за очередной партией коробок Кузьмин спросил у обгонявшего его старшего мичмана Даниленко:

— Евгений Михайлович. А свое оружие ты оставил в яме?

Даниленко посмотрел на него и усмехнулся:

— Как я мог сделать это? Разве я могу бросить свое оружие? Старыми бинтами примотано к ногам. Все со мной и готово при необходимости к использованию.

Он посмотрел в глаза Кузьмину и Кузьмин увидел там лукавых чертиков.

— Нас хохлов дома не учили разбрасываться своим имуществом. Что не зьим, то хотя бы надкушу, дабы другим мне досталось.

Они взяли еще по одному ящику и понесли к катеру. Большие ящики матросы несли по двое.

Когда закончили переноску на катер прибыли Ким, Грозин и Сидоренко.

К катеру переместились и охранники. Двое тут же взбежали на сигнальные площадки обеих бортов, а еще четверо разместились на причальчике и берегу.

Кузьмин машинально отметил, что среди охранников, оставшихся на берегу находился Бабаев, теперь ничем не отличавшийся от пиратов.

— Мы распредели всех на три группы. Лейтенант Потоцкий возглавит тех, кто будет работать с машинами, старший лейтенант Ким возглавит связистов и электриков, а я тех, кто работать будет со штурманией. Задача номер один провести свет. Задача номер два вынести весь мусор, скопившийся со времен царя Гороха, очистить все помещения корабля для проведения работ.

Мне обещали, что пришлют рабочую одежду, иначе мы все вымажемся, как зюзи.

— Да рабочие костюмы находятся в этой коробке – сказал Юй Лунь, показав на большую синюю коробку с китайскими иероглифами на боку.

Матросы извлекли коробку, открыли и стали доставать находившиеся там сине-оранжевые костюмы и резиновые кроссовки.

— Так переодеваемся быстро. Разбирайте – скомандовал Кузьмин – свою одежду складываем на баке квадратиками. И он первым показал пример, как это надо сделать. Спустя десять минут на баке лежали сложенные квадратики одежды, накрытые сверху бейсболками, а матросы, переодевшиеся в рабочую одежду стояли построенные на баке.

— Грозин, Сидоренко, Ушаков, Токарев, Доценко – работаете со мной – старший Ушаков. Наша задача подать свет на корабль – скомандовал Ким.

Пока Кузьмин делил на группы оставшихся Ким подошел к леерам и крикнул стоявшим внизу Гунтуру и Бамбангу:

— Вы обещали дать электрика из своих. Нам надо провести электричество с берега на корабль, чтобы обеспечить нормальную работу.

Бомбанг, что-то сказал пирату, стоявшему рядом с ним и тот быстро побежал ко второй линии охраны. Спустя минуту оттуда отделились сразу двое побежали быстро к Бамбангу. Что-то доложили ему.

— Это два наших электрика. И пока они будут работать с вами. Его зовут Харимай – он показал на более высокого и плотного, а это Гагак – показал он на более низкого и худощавого.

Он сказал еще что-то электрикам и те передали свое оружие стоявшему рядом хмурому ординарцу.

— Начинаем работать – сказал сзади Кузьмин – теперь Саня все зависит от тебя. Мы пока разбираем коробки. А вы давайте нам свет. Хоть переноски. Понял?

— Конечно понял. Сделаем. Видишь каких нам помощников дали.

Оба индонезийца поднялись на борт и подошли к Киму. Вслед за ними подошел Юй Лунь.

— Надо провести свет, чтобы можно было работать – сказал Ким, гладя на обоих электриков – надо сделать переноски, а когда запустим двигатели здесь, то у нас будет свой свет.

Юй Лунь перевел. Оба электрика стали о чем-то советоваться друг с другом. Потом плотный Харимай сказал:

— Надо дизель принести. У нас имеется здесь. Дайте нам своих матросов, и мы вместе доставим его на причал.

Ким пожал плечами и приказал Ушакову:

— Давай всех на доставку дизеля, а я пока буду здесь разбираться с колониальными товарами – кивнул он в сторону стоявших на баке разноцветных ящиков и коробок.

Оба индонезийца сбежали по трапу, а за ними матросы во главе с Ушаковым.

Гунтур, что-то спросил у Харимая и тот с улыбкой ему что-то ответил. Гунтур бросил короткую фразу махнул рукой и сразу двое охранников побежали вслед за матросами, которые шли за Харимаем, побежавшим в сторону далеких строений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *