Блытов В. Бомба под жизнью на земле

Эта бомба уже сегодня лежит под жизнью на земле и может рвануть в любой момент

Сегодня все новостные агентства ждут с нетерпением вести из Великобритании. Кто еще и чем отравился? Боевые отравляющие вещества стали чем-то привычным в нашем лексиконе. Кто-то называет даже химические формулы, кто-то знает их составы. Но то, что это огромная угроза жизни людей понимают все.

В Голливуде сняли не один фильм о том, как эти боевые отравляющие вещества вырвались из секретных лабораторий и хранилищ и принесли массу бедствий людям и все жизни на Земле.

Но мало кто из нас думает о том, что эти боевые отравляюще вещества могут сегодня оказаться в вашем доме в виде купленных в магазинах морепродуктах, баночках латышских шпрот или эстонских килек.

И думаю, что никто не может точно сказать, а чем же реально отравились пресловутые Скрипали, полицейские и люди из маленьких британских местечек Эйлсбери и Солсбери и возможно отравятся еще много других. Никто не имеет 100% гарантии от подобного отравления.

А возможно, что этот ларчик слишком просто открывается. Морепродукты и консервы можно купить в любом магазине. А о том, что бомбы с боевыми отравляющим веществами, способными уже сегодня принести беду в каждую страну, в каждый дом, лежат сегодня во многих морях и океанах и уже отравляют их и все живой, знают немногие.

И где следующий раз сработают эти бомбы или их смертельная начинка сказать точно не может никто. Но то, что это смертельная угроза для целых регионов нашей земли, отрицать не может даже не один специалист.

И завтра беда из Солсбери или Эйлсбери может полыхнуть в каждом доме, в каждом регионе нашей земли.

Недавно шведские власти возмутились наличием боевых отравляющих веществ в выловленных в Балтийском море креветках.  Они обнаружили в выловленных креветках следы горчичного газа (иприт) и дефинилхлорарсина. Есть подозрение, что утечка произошла с затопленных сразу после войны судов, где находились химические боеприпасы немцев и финнов.

Наличие в море продуктах боевых отравляющих веществ создает угрозу жителям огромного региона живущего за счет вылова рыбы и других морепродуктов. Медициной установлено, что боевые отравляющие вещества могут воздействовать не только на кожу но даже провоцировать развитие онкологии и изменять генную структуру человеческого организма

Что же произошло на Балтийском море в 1946 — 1947 годах и как получилось что боеприпасы с отравляющими веществами оказались в водах Балтийского моря и не только?

В 2003 году я опубликовал в Эстонии в газете «Молодежь Эстонии» статью, которая называлось «Бомба под Балтикой». Судя по получаемой информации, страны Прибалтики предпочитают эту информацию не замечать, а заниматься мифической угрозой со стороны России. А опасность со стороны боевых отравляющих веществ находиться рядом с нами и скоро может войти в каждый дом, каждую семью вместе с невинными и такими привлекательными баночками «латышских шпрот» или «эстонских килек» и не только.

Всем понятно, что находящиеся в нейтральных водах затопленные суда с химическими боеприпасами, отдельные снаряды могут стать той бомбой, которая взорвет благополучие прибалтийских государств и в уже в ближайшее время может стать одной из самых больших проблем, которые приходилось решать человечеству. Всем понятно, что необходимы совместные усилия по нейтрализации этой угрозы всех государств нашей планеты. Иначе может стать, что побережье Балтийского моря станет непригодным для жизни человека.

Уже сегодня можно сказать по Хеменгуэю, что колокол звонит по Балтийскому морю. И пока кто-то выискивает мифические угрозы агрессивности России, реальная угроза находиться рядом и шведские креветки это пока только первый звоночек.

Но бомба уже лежит и часовой механизм заведен. Бесконтрольные сбросы в море отходов, химических веществ, проведение ядерных взрывов в море и над ним не могут не дать результатов, которые могут уничтожить всю жизнь на земле.

Блытов В.А. Бомба под Балтикой

(статья 2003 года)

Проблема химических вооружений, затопленных в Балтийском море, становится важнейшей экологической проблемой Балтики, проблемой выживания населения стран Балтийского моря. Сегодня уже никто из проживающих здесь не может сказать, что это проблема его не касается.

Несмотря на международную конвенцию, запретившую в 1925 году применение химического оружия, гитлеровская Германия да и многие другие страны наштамповали миллионы авиабомб, мин, контейнеров, начиненных ипритом, люизитом, синильной кислотой и другими отравляющими веществами. Склады с сотнями тысячам тонн отравляющих химических веществ обнаружили в Германии после окончания второй мировой войны на захваченных складах солдатами держав победительниц.

Одним из важнейших вопросов Потсдамской конференции был вопрос о проблеме найденного химического оружия. Эксперты предложили затопить трофейное немецкое химическое оружие в морских глубинах Атлантического океана. Реализацию этой задачи возложили на Контрольный совет союзников в каждой зоне оккупации совместно с Военным и Экономическим директоратами. Принятые решения  (затопить химические арсеналы) были закреплены в секретных протоколах. Однако транспортировка сотен тысяч тонн химических боеприпасов в Атлантику было довольно сложной задачей и по настоянию англичан и американцев впоследствии было принято решение затопить все трофейные боеприпасы прямо в Балтийском море (подальше от Америки и Англии).

Советский Союз в соответствии с требованиями протоколов отвечал за затопление 35 тысяч тонн боеприпасов, которые необходимо было затопить в Готландской впадине. На долю англичан и американцев пришлось 268 тысяч тонн, которые подлежали затоплению в районе острова Борнхольм и в глубоководном проливе Скагеррак.

При проведении операции не обошлось без проблем. Во-первых подгоняли сроки, во вторых груз был слишком опасен и всего предусмотреть оказалось невозможно. Когда советские корабли вышли в море осенью 1947 года, погода резко испортилась. И руководителями операции было принято «умное» решение избавляться от опасного груза по ходу движения судов. Матросы вручную  сбрасывали смертельные боеприпасы за борт на ходу кораблей от латвийского порта Лиепая и до назначенного к выбросу вблизи района шведского острова Готланд.

Не все гладко прошло и у американцев с англичанами. Некоторые трофейные суда, под завязку набитые вооружением с сильнейшими отравляющими веществами, топили во время шторма совсем не в тех местах, где предполагалось затопить. Некоторые суда вообще не желали тонуть, поэтому пришлось их расстреливать и подрывать. Особенно много судов ушло в морскую пучину в проливе Скагеррак (по некоторым данным до 64 единиц). Здесь покоятся не отдельные боеприпасы, а целые суда набитые химическими боеприпасами «под завязку».

Советские военные архивы содержат подробную информацию о том, что было обнаружено в химических арсеналах Германии и затоплено с советских кораблей в Балтийском море:

— 71469 250-кг авиабомб, снаряженных ипритом;

— 14 258 250-кг и 500-кг авиабомб, снаряженных хлорацетофеном, дифинилхлорарсином и арсиновым маслом;

— 8027 50-кг авиабомб, снаряженных адамситом;

— 40 8565 артиллерийских снарядов калибра 75мм, 105 мм и 150 мм, снаряженных ипритом;

— 3 4592 химических фугасов по 20 кг и 50 кг;

— 10 420 дымовых химических мин калибра 100 мм;

— 1 004 технологических емкостей, содержащих 1506 тонны иприта;

— 8 429 бочек, в которых находилось 1030 тонн адамсита и дифинилхлорарсина;

— 169 тонн технологических емкостей с отравляющими веществами, в которых находилась цианистая соль, хлорарсин, цианарсин и аксельарсин;

— 7 860 банок циклона, который гитлеровцы широко применяли в 300 лагерях смерти для массового уничтожения пленных в газовых камерах.

По уже имеющимся данным, обнаруженное в Германии химическое оружие, американскими и английскими оккупационными войсками было затоплено в четырех районах прибрежных акваторий Западной Европы: на норвежском глубоководье близ города Арендаль; в Скагерраке близ шведского порта Люсечиль; между датским островом Фюн и материком; близ Скагена, крайней северной точки Дании. Всего в шести районах акваторий Балтийского моря на морском дне лежит 302875 тонн отравляющих веществ.

Информация о местах затопления оружия была строго засекречена. Опасные районы были обозначены на картах как запретные зоны. Однако рыбаки, нарушая границы запретных зон, вели промысел на этой территории и с конца 60-х годов стали вылавливать бомбы с отравляющими веществами. Тогда появились первые жертвы затопленного, как казалось навсегда обезвреженного химического оружия.  В Швеции прогремела серия скандалов — купальщики на пляжах, пытаясь вскрыть непонятные металлические предметы и доставлялись в больницы с характерными поражениями кожи, глаз, верхних дыхательных путей. Два массовых отравления произошло и с латвийскими рыбаками, выловившими страшные находки.

Поначалу все эти случаи официальные власти старались замять, но в 1994 году статистику по «вылову» химического оружия вынужден был опубликовать Хелком (Хельсинкская комиссия по вопросам безопасности в Европе) — бомбы начинали просто «выпрыгивать» из воды. За период с 1985 по 1992 год только датские рыбаки в Борнхольмской впадине 342 раза вылавливали смертельные боеприпасы.

Первыми (как ни странно) забили тревогу ученые России. К захоронениям были направлены российское исследовательское судно «Академик Штокман» и польское исследовательское судно «Доктор Любецки», оснащенное английским глубоководным аппаратом «Подводное око» для обследования состояния подводных захоронений.

Профессор Спиридонов, участвовавший в исследованиях, лично погружался на дно Балтики и своими глазами видел тонны ржавых фашистских снарядов, а также целехоньких авиационных бомб и остатки ржавых судов и барж.

Проведя подробные исследования придонных слоев и донных осадков в местах захоронений, ученые нашли там всю таблицу Менделеева — медь, свинец, кобальт, кадмий, ртуть. Но наибольшее внимание ученых привлек мышьяк — он мог появиться в воде только из химических боеприпасов. Причем в некоторых местах его концентрации превышали допустимые значения в сотни и даже тысячи раз. В ряде мест мы зафиксировали сильное изменение микробиосферы под воздействием мышьяка, — говорит сотрудница Всероссийского геологического института, доктор биологических наук микробиолог Надежда Медведева. — Наши данные совпадают с результатами западных коллег. А накопление ядов в микроорганизмах означает одно — через пищевые морепродукты они попадут на стол человеку. Однако до сих пор, как утверждает она, открытых научных исследований по содержанию опасных элементов для здоровья человека в балтийской рыбе не проводилось. И это несмотря на то, что Борнхольмская впадина является одним из самых активных районов рыболовства.

В то же время, по оценкам военных специалистов, скорость сквозной коррозии оболочек авиабомб может варьироваться в пределах от 13 до 80 лет, артиллерийских снарядов и мин от 22 до 150 лет.

Иприт и люизит почти нерастворимы в воде и, поскольку они значительно тяжелее ее и вырвавшиеся из затопленных в Балтике емкостей отравляющие вещества образуют на дне моря ядовитые лужи. Беда в том, что растворимость иприта и люизита очень высока в нефтепродуктах и маслах, а загрязненность ими балтийских вод уже давно стала притчей во языцех. Поэтому нефтяные пятна как губка впитывают иприт и люизит и разносят эту смертоносную начинку повсюду.

Уже не раз медики били тревогу по поводу кожных заболеваний, возникающих после купания в акваториях Балтийского моря Финского залива. Их симптомы удивительно напоминают поражение небольшими дозами кожно-нарывных газов. Следовательно, каждый сгусток нефти может представлять серьезную опасность, поскольку никто не может гарантировать, что он не содержит отравляющих веществ. Разговоры о том, что иприт можно разлагать водой, мягко скажем, беспочвенны. Ученые утверждают, что под слоем воды этот яд может сохраняться годами, не теряя своей токсичности. Люизит разлагается водой, но при этом превращается в другое, не менее токсичное вещество, которое в виде нерастворимой в воде взвеси начинает разноситься течениями по всем окрестностям. Кроме того, люизит содержит ядовитый мышьяк, накапливаемый планктоном и попадающий затем в организмы рыб.

Последние исследования английских генетиков показали, что иприт и люизит на уровне отдельных молекул обладают мутагенными и канцерогенными свойствами. То есть даже бесконечно малые их дозы способны вызвать в человеческом организме такие серьезные нарушения как сбои генетического кода и вызвать онкологические заболевания. Иприт и люизит даже в ничтожных концентрациях нарушают работу генов, вызывая заболевания, напоминающие лучевую болезнь. В этом они сродни радиации и потому их воздействие на организм человека окрестили «лучевыми газами».

По результатам исследований об опасности химического заражения Балтийского моря предупредили мировое сообщество специалисты МЧС России и ученые производившие исследования. Наиболее реальную опасность для окружающей среды на сегодня представляет Лусикильское захоронение немецких трофейных химических боеприпасов на Балтике. Ученые с помощью телеуправляемого глубоководного аппарата провели осмотр затопленных судов. Оказалось, что из разрушенных коррозией оболочек боеприпасов на глубинах 190-215 метров уже постоянно поступают в воду отравляющие вещества. Сейчас эксперты уже не исключают вероятности «залпового» выброса химических отравляющих веществ и продуктов их трансформации. Да и другие захоронения могут оказаться опасными. В зоне очагов поражения могут оказаться густонаселенные районы Норвегии, Дании, Швеции, Германии, Польши, России, Литвы, Латвии и Эстонии.

Также стало известно, что в водах океанов покоится не только немецкое оружие. Так 120 тысяч тонн английского химического оружия затоплены в не установленных местах Атлантического океана и в западной части пролива Ла-Манш.

Также стало известно, что захоронения химических боеприпасов производились и в непосредственной близости от Эстонии и Санкт-Петербурга. По данным финской газеты «Хельсингин саномат», военные власти Суоми топили в Балтийском море старые боевые химические снаряды. Из материалов финской прессы стало известно, что власти Суоми производили захоронения в Финском и Ботническом заливах, в озерах Северной Финляндии и даже в Бискайском заливе. Это происходило в 1961 — 75 годах. Отказались финны от этой практики лишь в середине 70-х годов, когда развернулись дебаты по проблемам загрязнения Балтики. Финский министр охраны окружающей среды Пекка Хаависто, представляющий партию «зеленых», высказал удивление тем, что его страна, активно выступающая против проведения всяких захоронений на Балтике, сама оказалась причастной к ним. И возможно, что воздействие сине-зеленых водорослей, принесенных к берегам Эстонии от Финляндии, в этом году тоже есть результат воздействия неизвестных химических боеприпасов.

Сейчас уже всем понятно, что ни одна из стран Балтийского моря самостоятельно не справится с возникшей по вине человека и ряда государств, проблемой. Проблему можно решить лишь объединенными усилиями многих заинтересованных и причастных государств, наверно как минимум на уровне ООН. Прошел ряд слушаний в парламентах нескольких государств стран Балтийского моря.

На круглом столе, проходившем в Санкт-Петербурге, была принята декларация «Об экологической угрозе от затопленных в Балтийском море после второй мировой войны немецких отравляющих веществ». В первую очередь она обращена к странам, расположенным на берегах Балтийского моря, а также к правительствам США и Великобритании, участвовавшим в организации захоронений. Главная цель декларации — «организовать комплексные исследования этой проблемы и разработать конструктивные меры по предотвращению экологической катастрофы на Балтике». На «круглом столе» было объявлено о создании Международного центра по экологической безопасности, который возглавил от России Александр Старцев. В эту организацию уже вошли Швеция, Нидерланды и Швейцария. Результаты проведенных русскими учеными исследований обнародованы 5 июля 2001 года в Бельгии на международной конференции по химическому оружию, проводимой под эгидой ООН.

Выводы специалистов по решению данной проблемы были однозначны, что трогать боеприпасы сегодня уже нельзя. Русскими учеными было внесено ряд предложений с которыми согласились и ученые других стран, Предложения свелись к реализации следующих основных мероприятий:

  1. разработать международную программу и объединить усилия всех государств, для решения проблемы;
  2. произвести комплексные исследования всех известных и произвести поиски еще неизвестных захоронений;
  3. участвовавшим в захоронениях (и не только после 2-ой мировой войны, но в последующие годы) государствам предоставить всю известную и засекреченную информацию по местам и объемам захоронений;
  4. организовать постоянное наблюдение и специальный контроль с помощью специальных средств за всеми процессами, происходящими в районах захоронений;
  5. законсервировать химические боеприпасы и суда с ними, произведя намывку специальных саркофагов, способных остановить попадание отравляющих веществ в воды Балтийского моря;
  6. организовать постоянный контроль за состоянием морепродуктов поступающих в пищу людей.

Русский ученый Ефремов из Санкт-Петербурга, соучредитель организации «ЭкоБалт», предлагает свою программу. То, что нельзя трогать, законсервировать. Но не с помощью бетонных саркофагов, а с помощью специального материала акваполимера — поместить корабли в полимерные «мешки». Все остальное, что можно без риска поднять со дна моря, Ефремов предлагает поднять. Для утилизации он предлагает использовать технологию, разработанную в Российском научном центре прикладной химии (в прошлом – петербургский ГИПХ). Предлагает построить для этого специальный завод. По его соображениям, это можно было бы сделать на безлюдном острове Мощный в западной части Финского залива, в 30 километрах от побережья — в районе Лужской губы.

Конечно, предложенная русскими специалистами программа очень дорогостоящая, но она в какой-то мере способна предотвратить катастрофу. Нужна специальная программа и нужны усилия всего мирового сообщества, если мы хотим, чтобы  мы и наши дети жили в нормальном зеленом мире, а не в отравленной и зараженной зоне. И наверно уже необходима ответственность перед мировым сообществом государств и государственных деятелей, поставивших своими действиями мир и человечество на грань выживания.

Каждому из нас понятно, что ни одна страна, ни союз нескольких стран в одиночку не может решить эту проблему. Проблему захоронения боевых отравляющих веществ море надо решать, как говорят в России, всем миром. Это не только проблема Балтики и прибалтийских государств — это проблема всего населения земли и сегодня боевые отравляющие вещества находятся уже во многих морях и океанах, отравляя сначала морскую фауну, а затем и всех нас. Человечество и вся жизнь на земле вышли из морей и океанов. И отравлять родное гнездо величайшее преступление перед всем человечеством и всей жизнью на земле.

И если завтра или даже сегодня не начать решать эту проблему, то послезавтра эта проблема займется уже всеми нами!

 

Обновлено: 04.06.2019 — 18:04

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Анатолий Чередниченко

    Виктор, Вы подняли очень важный и серьезный вопрос. А Вот куда надо вкладывать энергиюю этой своре русофобов (ЕНС и США с бритами и канадцами).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.