Илин Ф. Морская служба, как форма мужской жизни. Глава 7. Когда вода стала слишком твёрдой

army.lv

— Та-а-ак! — чего-то мне поиски выхода из этой самой задницы не нравятся! Похоже — влипли! Мы приключений на это самое место не искали. Но, похоже, они нас сами нашли! — мрачно отметил Левин.

 В трюма уже поступала вода из пробоин и трещин. Осушительные насосы захлебывались. От холода повысилась вязкость топлива в цистернах. Топливные фильтры машин стали забиваться смолистыми нитями в соляре. Появлялись и какие-то комки природной смолистой консистенции.

 Но мало — помалу, чистая вода засинела прямо по курсу густым насыщенным ультрамарином. Колотунов  вместе с механиком Сергеем Жериховым носился по трюмам. В ход пошли все пробки, клинья, раздвижные  упоры — все то, что аккуратно стояло на штатных местах в корабельных отсеках долгое время и лишь изредка изымалось оттуда — когда отрабатывались учения, когда надо было привести их в порядок и предъявить каким-то проверяющим. А теперь приходилось применять и инструмент, и полученные на тренировках навыки. Никто всерьез не предполагал, что все это может пригодиться.

На корабле оказалось около трети молодых матросов, из осеннего пополнения. У Колотунова были опасения на их счет, и он, занятый борьбой за живучесть, старался держать бойцов в поле своего зрения. Ни запаниковавших, ни впавших в ступор не было. Чувствовался какой-то азарт, все старались делать то, что положено. Вместе со всем экипажем — предаваться мыслям об опасности в таких случаях просто нет времени! На корабле было холодно и сыро, но, казалось, что от людей шел холодный  пар.

Донесли о своем положении и действиях по команде, доложили свои координаты, курс скорость.

 Командование оценило ситуацию и ее перспективы, как серьезные.  В штабе флотилии, в зале у оперативного дежурного, развернули штабную группу. Начальник штаба, контр-адмирал Александр Иванович Устименко, несмотря на позднее время, тоже прибыл, расположился за столом с оперативными телефонами. Зная пристрастия начальника, немедленно принесли стакан горячего чая с лимоном, в массивном мельхиоровом подстаканнике. Значит, всерьез и надолго.

Он принимал доклады, занимался текучкой — никуда не денешься. Командующий был далеко в море, на одной из подводных лодок.

Он, по привычке, разминал свои, по-крестьянски, большие руки.  Ладони – с хорошую совковую лопату. Как замечали окружающие, так он всегда делал, предаваясь раздумьем перед принятием  непростого решения. Офицеры подшучивали, что таким образом он как-то влияет на процесс мышления.

Принесли докладную от коменданта. Тот жаловался на старпома атомной подводной лодки, с которым повздорил в кафе во время обхода. Честно сказать, адмирал про себя считал, что подводник, в силу специфики своего служебного воспитания, имеет право на кое-какие послабления на берегу. Вплоть до мягкого хулиганства, как производное морского юмора. Но – меру! Он сам был подводником, до мозга костей, до волос на груди!

Он учился у еще у командиров подводных лодок военного времени, службу проходил под началом офицеров, захвативших войну…  И как мог, воспитывал своих офицеров в таком же духе. Он знал наперечет всех командиров, старпомов и даже многих командиров боевых частей. Так требовали законы подводной службы! А комендант … тот явно нарывался! Зачем, спрашивается, было требовать от старпома, отдыхавшего с товарищами в кафе, и, вопреки каким-то там нормам, одетого в китель, покинуть кафе? Можно было сделать замечание, даже записать фамилию – и все! Но для этого надо было иметь мозги … А ежели их не выдали в комплектации? А так — нарвался на грубость, и теперь с этим старпомом надо что-то делать! А старпом — хороший. Ему в автономку менее, чем через месяц! Где я, иху маму, другого возьму?

— Начальник отдела кадров! Вот вам тема для диссертации: «Откуда берутся коменданты? Что первично — исходные качества или они их приобретают в ходе службы?» Вот ведь вопрос вопросов — всю службу удивляюсь! Бесплатно, дарю — может быть, когда сто грамм нальете!  Кстати. возьмите, вот — на одной из лодок у зама отобрал! Интересно!

Он протянул капитану 1 ранга аккуратно напечатанный на машинке листок. Там было следующее:

В помощь внештатному «кадровику». Заготовки типовых формулировок аттестаций и характеристик.

А) с подчиненными беспощадно добр…

Б) в работе  неутомимо медлителен

В) с товарищами  и  начальниками единодушно двуличен

Г) решительно не принимает никаких решений

Д) в сложной обстановке ориентируется хорошо — без письменного приказа начальника никаких действий не предпринимает.

Е) Последователен: постоянно меняет свое мнение

Ж) открыто высказывает критические замечания в отсутствии критикуемого.

З)  гостеприимен  за счет корабельной кают — компании.

И) специальность любит платонически — приборы и системы руками не трогает

К) водку пьет с отвращением, и  иногда бывает трезв. После перепоя даже на нюх ее не переносит!

Л) регулярно бросает пить.

М) в распитии спиртных напитков участвует только из любви к закуске.

Н) горячо любит морскую службу на берегу. 

О) слова у него никогда не расходятся с делом — молчит, гад, и ничего не делает!

П) деятельный, последовательный и неутомимый бездельник

Р) находчив в поисках ответственных за свои ошибки

С) его военные знания отличны  — от  необходимых и требуемых

Т) учиться любит — с удовольствием ездит на все курсы в столичные города за государственный счет и  в служебное время.

 У) к чужим недостаткам нетерпим, в чужие достоинства не верит

 Ф) готов выполнять любые рабочие поручения — лишь бы не работать!

 Х) обладает служебной интуицией, и уже умеет представлять дело так, что в его личных  провалах и ошибках  виноваты только его подчиненные.

Ц) Военную тайну хранить умеет, но каждый раз пытается выяснить, что же такое тайное он знает.

Юмористы! — хмыкнул тот, — но здравое зерно есть!

Карты и планшеты вокруг отражали всю ситуацию. Корабли, спасательные буксиры и вылеты авиации, стрелы циклонов и овалы антициклонов, сборище ледяных полей.

structure.mil.ru

Принесли пачку шифровок и телеграмм ЗАС. Раздавались звонки из штаба флота.

— Ишь, ты, еще ничего не знаем, ни как началось, ни чем кончится. А уже требуют подать фамилии виновных в приказ о наказании. Списком! Какие исполнительные и предусмотрительные! — саркастически протянул он последнюю фразу и затянулся дымом сигареты.

— А вы знаете, Валерьян Аристархович, — обратился он к замначпо флотилии, стоявшему рядом — Моряки бывают двух видов: одни учат, как брать пеленга, а вот другие всю жизнь только и делают, что сами берут эти самые пеленга! Вот так! И некоторым не понять, как оно в море бывает! Они всерьез предполагали, что утонуть можно тольку спьяну на рыбалке! А ежели командиров бить за каждую …хм, ерунду, то они будут бояться моря, как черт ладана! А ежели — в море да на настоящего противника? Так не выгнать будет! А этим что, наказали, «вып» поставили — ага, поработали! А если и с должности сняли — вообще, порядок! Для них … А где мы с вами подготовленного командира или замполита возьмем? — заводился Устименко — «моряки с Москвы-реки» этим не озабочиваются! — затянувшись сизым дымом, адмирал рявкнул:

            — Оперативный дежурный! Запишите и передайте телеграммой ЗАС ОД флота: предлагаю наказать по всей строгости начальника штаба флотилии контр-адмирал  Устименко, как допустившего выход корабля в море … Подпись моя – контр-адмирал  Устименко.

Хулиганит, говорят командир корабля? А что они хотят — загнали его, как в тиски этими самыми … Морду бить пилоту собирается? Ух, ты! За такие вещи летуны честно заработали! Пусть меня позовет. Вместе пойдем – морду пилотам бить! Запишите в очередь я — тоже участвую!

Пусть комфлота придет завтра на службу, а они ему — такой проект приказа! Посмотрим, что он им скажет!

— Товарищ адмирал! Буксиры подошли к СКР-150, готовы брать на буксир. Лидирует БПК «Адмирал Корнилов» — последовал доклад оперативного дежурного. Доклад звучал уже как-то веселее …

 А на СКР в трюмах было уже по колено воды. Трюмным, чтобы очистить приемник осушительного насоса, иной раз приходилось даже нырять. Замполит Колотунов носился от одной аварийной партии, к другой. Ноги уже замерзли, промокли по колено. Он плюнул, и перестал обращать на это внимание — другие были не в лучшем состоянии.

— Мех! — ворчал мокрый с ног до головы  Башлыков — у меня такое впечатление, что мы просто перекачиваем море с одного борта за другой!

— А ты бы взял, да научил, как по-другому-то сделать! — огрызался Жерихов.

 Но научить помощник не мог, сейчас он предпочитал действовать, подбадривая и поддерживая бойцов. Здоровье позволяло, а с упорами и брусьями он явно умел обращаться лучше, чем бойцы!

Электрооборудование неприятно било током. Было опасно — сопротивление изоляции снизилось и часть аппаратуры пришлось отключить. Как бы не полыхнуло чего!

Артиллерист старший лейтенант Анвар Рашидов не слезал с ходового мостика, часов шесть или восемь — просто потерял счет. Не до отдыха! Остальные офицеры были заняты не меньше! Его матросы и старшины сидели в погребах артбоезапаса. Там пока не текло, но бойцы были наготове! Мичмана были с ними. Комендоры и артэлектрики тоже боролись в аварийных партий. 

Чертовски хотелось есть и отчаянно сосало под ложечкой.

Кишки зло ворчали и гонялись друг за другом  с мстительным рвением. В такт качки.

Камбуз отключили давно — плиты дрались ударами тока, пакетники на щитах камбуза искрили. На них попала струя воды.

На корабле был только кипяток, который был лишь в титане кают-компании, и сухари в больших жестяных блестящих банках. Сначала помощник приказал выдавать немного тушенки на каждый бак, да она уже кончилась. Ну а сырое подмороженное мясо  особого аппетита не вызывало.

Анвар откусил кусок ржаного сухаря и спросил фельдшера, стоявшего на мостике: — Слушайте, доктор, а таблетки от голода бывают?

— Бывают! — согласился Синичкин, — большие такие! Котлетами зовут! — Да, котлеты … — мечтательно протянул Рашидов, — вот бы сейчас пару таких таблеток! С луком, можно даже без горчицы!

Сигнальщик сглотнул голодную слюну и незаметно потащил из кармана ржаной сухарик.

— Ничего, ничего! Станем к причалу — будут вам котлеты! По две, нет — даже по три! — поддержал  их командир. — мы помощника хором подрастрясём!

 Самому же Левину было как-то не до еды! Курил зато. Как маневровый паровоз!

 Механик был бледен  — в полупустых топливных цистернах от  качки поднялась со дна всякая муть, ошметки смолообразной массы плавали в них и вполне могли забить фильтры насосов и трубопроводы. А потом будет остановка двигателей, дизель-генераторов и … полная беспомощность корабля на неопределенное время. Волны — как горы, а до берега еще — как до Китая на верблюде!

       Мало-помалу уровень воды  в трюмах повышаться перестал. То, что спасатели шли уже рядом, а в паре кабельтовых было видно силуэт БПК, тоже придавало уверенности. Струйки воды сжались, фонтаны превратились в капельные течи.

А впереди, прямо по курсу, были видны навигационные огни Кольского залива.

Офицеры перевели дух и  на душе стало спокойнее. Дошли! Сами живы и люди целы! А что еще нужно?

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.