Илин Ф. Морская служба, как форма мужской жизни. Глава 4. Как кому-то чуть не попало

zonwar.ru

Боевые упражнения со стрельбами пока не выполняли – если лодка и окажется в районе, так услышав грохот взрывов бомб, сразу смотается отсюда – как бы и ей не перепало!

— Да ну! – пренебрежительно махнул рукой помощник, они же знают, что на наших кораблях ГАС – а-ля «Каменный век», мы их учухаем только, когда наткнёмся или прямо им на рубку наедем! Чего стесняться-то?

— Врубим ему винт в самую рубку! А пусть не лезет!

— Но-но, что за недоверие к своей родной технике! – ревниво возмутился командир, задетый за живое. Мало ли что он думал о своей технике и престарелом корабле, но никому другому позволять крамольных высказываний не собирался. 

 А тем временем … Где-то в глубине, маневрировала американская многоцелевая АПЛ. Её гидроакустики давно засекли отдалённые посылки гидролокаторов четырёх кораблей класса «Petya» и теперь прилежно записывали на плёнку характеристики станций. Старпом лодки предложил командиру рискнуть — приблизиться к кораблям и записать шумы их винтов, условно выходить в атаки на корабли вероятного противника, попытаться прорваться сквозь строй противолодочных кораблей. Боевая учеба в реальных условиях! У супостата тоже были планы БП!

Командир задумался — самому лезть навстречу кораблям, рискуя утратить скрытность? А вдруг зацепят?

Вслух же сказал: — А если под бомбы попадём? Торпеды — нет, тут нет их полигонов боевой подготовки, а практическими бомбами врезать могут!

— В нейтральных водах? Не может быть — даже если бы в своих водах — только предупредительная стрельба, по обратному пеленгу обнаружения, не война же пока! Читал я их инструкции!  — возразил умный старпом. — Да маловероятно, что засекут и устойчивый контакт установят — легко уйдём!

—Вот именно — хорошо сказал, «если засекут». Ключевое слово! А если — не засекут? Да и врежут по условному противнику? Кто-то уже привозил такую бомбу в своём ограждении рубки, не помните эту историю, старший офицер? Вот именно!

Четвёрка кораблей вдруг увеличила ход, перестроилась, посылки гидролокаторов стали сильнее, шумы винтов — ближе! Вдруг ультразвуковой импульс достиг лодки. Раздался характерный звук глухого удара по защитному слою. Затем – второй!

— Начать уклонение от кораблей сил поиска! — резко скомандовал командир лодки. Надо сматываться – пока там, наверху, русские гидроакустики ничего ещё не поняли.

А потом послышался грохот разрывов глубинных бомб – слава Богу, ещё далеко и где-то в стороне, слева по курсу.

— Русские начали выполнять боевые стрельбы! — утвердительно сказал кэп атомохода.  Старшему офицеру в ответ сказать было нечего. «Откуда он только знал, хромой черт!» — с некоторым уважением к нему подумал молодой лейтенант-командер.

—Как бы действительно не поймать нам бомбу в ограждение рубки! — в тон его мыслям забеспокоился командир, ещё прихрамывающий после падения при катании на лыжах в недавнем отпуске в австрийских Альпах.

—Доложить тип гидрологии! – скомандовал он на гидроакустический комплекс — выдать рекомендации в центральный пост.

Компьютер был беспристрастен, но ответ его устроил. Командир удовлетворённо кивнул, и устроился в кресле поудобнее, но так, чтобы в поле зрения были основные дисплеи обзора.

Операторы увеличили мощность реактора, увеличилось давление раскалённого пара, быстрее завращались валы турбин, гигантский винт отбросил назад тяжёлую воду Ледовитого океана. Набрав скорость, лодка быстро скрылась в его пучинах. Где-то далеко за кормой продолжали рваться бомбы.

— А теперь — ловите, если сможете! — удовлетворённо кивнул командир, приняв доклад о завершении манёвра уклонения.

На кораблях дивизиона было все готово к выполнению группового упражнения по стрельбе глубинными бомбами из РБУ-2500. Выполнив необходимое маневрирование, корабли получили команду на атаку подводного условного противника полным числом бомб.

И всего за минуту до атаки акустик флагманского корабля доложил о предполагаемом контакте с ПЛ и выдал пеленг и предполагаемую дистанцию — почти по курсу, в кабельтовых 30 — совсем рядом, но за пределами дальности полёта реактивных бомб.

— Классифицировать контакт! Отставить атаку! — рявкнул комдив, вырвав «банан» у вахтенного офицера.

Но тут заревели РБУ на соседних кораблях. Где-то далеко, справа и слева, к небу поднялись всплески взрывов. Бомбы продолжали рваться!

Тут уж не прекратить! «Стой, не пли! Бомбы в трубы!» — так только в анекдотах бывает. Остаётся только верить, что вероятность попадания в таких случаях низковата. Опять же — дальность небольшая, не совсем же подводники идиоты соваться под самые форштевни кораблей!

Комдив вызвал «шамана» на мостик и продиктовал текст донесения об обнаружении предполагаемой подводной лодки.

Через какое-то время в небе закружил четырёхмоторный «Ил-38», с торчащей прямо за килем стрелой магнитометра. Лётчики начали свою привычную работу по поиску субмарины и наводке кораблей.

На «супостате» гидроакустики схлопотали по ушам — как раз в это время они, в режиме шумопеленгования они пытались определить звукотехнические характеристики кораблей — для тренировки и так, вообще … А там посыпались бомбы — далековато, конечно, но все равно — приятно!

Американцы, сматывались на всех табунах лошадей, а командир непрерывно чертыхал того «Петю» который зацепил своим сонаром его «осетрину», а затем вызвал свой самолёт по их душу. Сброшенные им «квакеры » уже засекли его акустики, и легкой жизни на ближайшее время ждать не приходилось.

Естественно, русские сейчас уже перераспределяют силы и к их квадрату подтянутся корабли помощнее и посовременнее этих сумасшедших недомерков, типа «Petya». А для подводника во все времена самым важным было вовремя смыться! Благо, это не «дизель», машины позволяли!

В это время из залива выходила корабельная тральная группа, фактически поставившая тралы. Тральщики всерьёз тралили фарватер.  А на установленной дистанции шли атомные ракетные подводные лодки первого поколения, те самые первые серийные атомные лодки с баллистическими ракетами на борту. И было этих ракет по три на брата. Ракеты эти были размещены в длинных и высоких надстройках, встроенных в ограждение рубки. Их называли тогда «плавзабор» или «атомный забор».

Летали они недалеко, и требовали от командиров ловкости манёвра для выхода в районы стрельбы почти у побережья противника. А как они это делают − противнику было интересно. Прорвать два рубежа ПЛО?

Эти ревущие на весь океан атомные тихоходные коровы стали погружаться сразу же после выхода из залива, огороженного длинным островом. И двинулись в свои назначенные квадраты, нимало не заботясь о скрытном маневрировании.

Американские командиры получили предложение, от которого они не могли отказаться — так говорят почти в каждом фильме XXI века.

И ведь, действительно, хитроумный начальник штаба флотилии подсунул «охотникам» этих самых «коров». Старье? Конечно! Но задача командирам поставлена — выявлять все районы. Приказ есть приказ! Вот и пришлось им тащиться за ними туда, где их уже ждали новые, совершенные по тому времени русские лодки-охотники.

Вот такой сюрприз им подкинули, не заржавело …  И когда те начали проводить осторожное маневрирование в подсунутых им районах, на кормовых курсовых углах у них вдруг обнаружились новые лодки, грамотно осуществлявшие слежение, получив уверенные контакты и записав индивидуальные технические характеристики обнаруженных лодок.  Даже одна нахальная «кокетка-француженка» попалась — даже по тем напряжённым временам противостояния редкая гостья.

Конечно, не «Фудроянт», ему-то здесь точно делать было нечего, но все-таки …

nara.getarchive.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.