Бабич В. «Борман» и его команда

ТАКР «Киев» soldatvus.ru

Во время строительства первого авианесущего крейсера «Киев» (1970-1975) я работал ведущим конструктором по авиационному комплексу, и мне приходилось много общаться со спецучастком цеха № 8 Черноморского завода, который занимался монтажом механизмов и устройств, обслуживающих авиационный комплекс корабля. Участок возглавлял Леонид Павлович Трищенко. Старшим мастером был Валентин Григорьевич Ткаченко, которого в шутку прозвали «Борманом» по имени личного секретаря Гитлера. Его называли так, наверное, за то, что он все про каждого знал и держал всех в руках. Эту кличку он заслужил еще и за то, что не уставал фиксировать в личном журнале высказывания и обещания строителей, конструкторов, военпредов и в нужный момент извлекал это «досье» на свет, как наиболее важный аргумент в спорах. Поэтому все знали, что в беседе с ним бросать слова на ветер нельзя.

Трищенко и Ткаченко поддерживали на участке строжайшую дисциплину, необходимую для соблюдения напряженных сроков сборки и испытаний головных и опытных образцов, всегда находившихся на «критическом пути» в графике постройки корабля.

От этих новых механизмов и устройств в любой момент можно было ждать «сюрпризов», влиявших на сроки сдачи корабля в целом. Здесь работали бригадиры «высшего разряда» – М.В.Дерябин, А.А.Пернатий, С.М.Самоткан, С.Д.Сасс, В.И.Зброжек, В.И.Пшеничный, В.А.Морозов, Б.Д.Игнатов и многие другие, буквально выхаживавшие новые механизмы на кораблях. Это были авиационные подъемники, поднимавшие летательные аппараты из ангара на полетную палубу, лифты боезапаса, доставлявшие этот опасный груз из чрева корабля через семь палуб к самолетам, система транспортировки самолетов и вертолетов в ангаре и многое другое.

На этом легендарном спецучастке были и слесари-виртуозы, которые могли выполнить любую порученную им работу – от изготовления вручную копии (муляжа) «Золотой звезды» Героя Советского Союза, которую нельзя было отличить от оригинала, до ремонта сложнейшего поршневого гидронасоса.

Самолет Як-38 выполняет вертикальный взлет — сопла направлены вниз.

Время от времени что-то не ладилось, выявлялись ошибки проектирования, и конструкторы неоднократно приходили на корабль с новыми идеями, требовались переделки, и мы всегда находили взаимопонимание со стороны строителей и руководителей цехов в создании этих сложных и часто не имевших аналогов изделий. В напряженное время сдачи этих устройств мы жили со строителями и цехами единой жизнью, решая общие проблемы, и больше времени проводили на корабле, чем в отделе и дома.

Один из самых напряженных периодов в строительстве корабля – швартовные испытания. Закрытие пунктов программы контролировалось на всех уровнях, от дирекции завода до руководителей Министерства судостроительной промышленности и Главного управления кораблестроения (ГУК) ВМФ.

В этот период бывали и курьезные случаи. Однажды во время швартовных испытаний «Киева» бригада цеха № 8 получила задание, во чтобы то ни стало, закрыть швартовное удостоверение по помещению регламентных работ для обслуживания пушек ГШ-23 самолета вертикального взлета и посадки Як-36М. Несмотря на то, что все было готово, предъявить удостоверение военпреду, временно находившемуся в больнице, в течение длительного времени не удавалось. Тогда было принято дерзкое решение: вывезти все оборудование вместе с пушкой на квартиру к военпреду, который, должен был прийти на один вечер из больницы домой, и предъявить удостоверение там.

Время было позднее – около 22.00. Военпред, открывший дверь и увидевший делегацию во главе с начальником ОТК цеха № 8 В.И.Селивановым, был весьма удивлен, но поскольку и сам являлся участником того напряженного процесса испытаний корабля, мотивы пришедших понял и пропустил позднюю делегацию на кухню, где на столах разложили подготовленное цехом оборудование и пушку калибра 23 мм – как в помещении регламентных работ на корабле.

Жена военпреда, заглянувшая на кухню через некоторое время, чуть не упала в обморок. Но цель была достигнута – построечное удостоверение закрыто. Делегация заводчан предусмотрительно прихватила с собой с завода и «книгу удостоверений», в которой должен был расписаться военпред. Подпись в книге была получена там же – на кухне, после чего испытателями был накрыт праздничный стол.

Когда через некоторое время руководители завода узнали как было закрыто удостоверение, виновников вызвали для объяснений и выговора. Но все обошлось – победителей не судят.

Авиационная пушка ГШ-23.

Чтобы вырастить специалиста высокого класса в судостроении, необходимо 15-20 лет. Это мастерство передавалось на протяжении десятилетий от поколения к поколению. Сейчас эта производственная цепочка прервана.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Хорошо помню исключительно доброжелательные и взаимоуважительные взаимотношения с инженерами и строителями Черноморского завода во время среднего ремонта пкр «Москва» в 1974-1976 гг., их готовность откликнуться на любую просьбу. Я служил в это время на пкр командиром БЧ-1. Участвовал в штурманском обеспечении первого перехода «Киева» из Николаева в Севастополь на госиспытания, в том числе по обеспечению его проводки по БДЛК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.