Чечельницкий В. (полковник Чечель) Пить иль не пить? Вот в чем вопрос!!!

«БУХАТЬ» — ЭТО ВАМ НЕ СПОРТОМ ЗАНИМАТЬСЯ. ТУТ ЗДОРОВЬЕ НАДО ИМЕТЬ !!!

    «Я не пью», — сказал Петруха, слегка покачиваясь… ( «Белое Солнце пустыни»)

    «Как я могу предложить даме водку? Нет — только чистый спирт».
                М.Булгаков «Мастер и Маргарита»

    Один алкаш говорит другому, разливая водку по стаканам: «И как её люди через день пьют? Тут каждый день пьёшь, и то привыкнуть не можешь!!!»

    «Батуми находятся на самой границе с Турцией. Летишь туда, слева горы, а справа граница. Ещё не было серьёзных проблем с Абхазией, поэтому мы летали над морем, мимо Сухуми. Кстати, хороший город.
 Санчасть там вообще была уникальной. Перед вылетом приходишь к доктору, а он такой пожилой и спрашивает: Пиль?
 — Нет, конечно.
 — Совсем не пиль?
 — Выпэй тогда стакан этого сухого домашнего вина и лэти с Богом!»

              (Алексей Поправкин «И хочется сесть на родную полоску, чтобы скрыться от смерча невзгод» — рассказ)

      Первый Российский путешественник Виталий Сундаков, который в данный момент находится в Латинской Америке, ответил на этот вопрос так:

 Виталий Сундаков <sundakov@yandex.ru
 Кому
  Чечельницкий <chechelya@yandex.ru>

 Слышали наверное не раз,- «Мужчина должен уметь всё». Супротив этого оскорбительного выражения, готов спорить аргументированно)). А вот под гусарским » мужчина должен уметь пить, любить и драться», подпишусь кровью, добавив лишь что также он должен уметь не пить что попало и с кем попало, не любить всё что подвернется, и не драться, а сражаться и побеждать. Ну вот, хотел высказать своё отношение к теме, а получился тост)))))
Отправлено с iPhone               

 А известный исследователь мирового океана, француз Жак Ив Кусто задал риторический вопрос: «Кто, открывая бутылку доброго вина, думает о похмелье?»

         Но прежде чем вступать в полемику с такими признанными «мэтрами» энтого дела, хочу привести слова ещё одного замечательного человека, и именно в свете их рассмотреть этот сложнейший вопрос «мирового плюрализма мнений» —  можно ли лётчику бороться с «Зелёным Змием» методом выпивания, зная, что «минздрав» предупреждает – «питиё» не способствует его здоровью», а это значит и его профессии тоже…   

         Великий русский писатель Александр Иванович Куприн так сказал о лётчиках…

          «Я люблю их общество. Приятно созерцать эту , не знающую ни оглядки на прошлое, ни страха за будущее, ни разочарований, ни спасительного благоразумия. Радостен вид цветущего, могучего здоровья, прошедшего через самый взыскательный медицинский контроль. Постоянный риск,  ежедневная возможность разбиться,  искалечиться,  умереть, любимый и опасный труд на свежем воздухе, вечная напряжённость внимания,  недоступные большинству людей ощущения страшной высоты, глубины и упоительной лёгкости дыхания, собственная невесомость и чудовищная быстрота – всё это как бы выжигает, вытравливает из  настоящего лётчика обычные низменные чувства  – зависть, скупость, трусость, мелочность, сварливость, хвастовство, ложь, — и в ней остаётся чистое золото.

    Беседа лётчиков всегда жива, непринуждённа и увлекательна, разговор редко о себе, никогда о своих личных подвигах. Нет и тени презрения к низшему роду оружия, как раньше это было в кавалерии, в гвардии и во флоте, хотя перевод в «земную» армию страшит лётчика в сотни раз более, чем смерть. Нет насмешки по отношению к слабому, неспособному, к неудачнику. Наивысшее  чувства товарищества. Умилительная преданность ученика учителю. И как прекрасна в этих сверхъестественных людях-птицах, дерзко попирающих всемирные законы самосохранения и земного тяготения, как живописна в них беспечная и благородная, страстная и весёлая, какая-то солнечная и  воздушная любовь к жизни!»               

     Я специально не поленился найти это высказывание прежде всего для себя и всей  нашей «лётной братии», как повод для глубочайшего размышления. Как высока была планка тех, кто начинал обретать крылья на планете Земля !!! И как нам, летающим сейчас, надо много работать, чтобы быть достойными тех, кто открыл нам дорогу в небо.

         В предыдущем рассказе я рассказал о двух своих однокашниках по выпуску, лётчиках-испытателях Олеге и Константине Припусковых, проживших свои жизни ярко и насыщенно, как люди, нашедшие своё призвание в этом мире. Учитывая, что на следующий  год наш курс будет отмечать 45 лет после выпуска из училища, хочу рассказать о судьбе ещё нескольких ребят, с которыми довелось «хлебать 3,5 года кашу из одного котелка в Оренбургской «бурсе», а потом 5 лет летать в одном боевом полку.

         Витя Пожаров — обладатель выдающихся организаторских способностей, если сравнивать, то не хуже Остапа Бендера. Те из читателей, кто читал мой рассказ «Курсантская логика», наверно, помнят эпизод, как благодаря Витину таланту, нереальное приказание командира полка по копанию траншеи зимой было выполнено в рекордно короткие сроки, и два курсанта-«разгильдяя» убыли на каникулы на день раньше остальных нормальных курсантов. Но, к сожалению, имея такой широкий характер, Виктор уже в училище пристрастился к «зелёному змею». Тяга была столь сильна, что уже в чине лейтенанта Виктор Пожаров  практически не пил простую воду, точнее, он её пил как в той служебной характеристике: «В пьянстве не замечен, но по понедельникам на службе пьёт много воды и трясёт головой». Если, например, в городе Калиниграде его «заставала» жажда, он подходил только к ларьку, где продавалось вино на разлив. И для Виктора не было принципиальной разницы «сухое» оно или «креплёное». Главное, чтобы «градус был». А если его мало, то нужный «коэффициент обалдения» достигался количеством выпитого. 7 бутылок сухого вина «на рыло», и уверяю вас, будет как две бутылки водки.

         Но какое бы у лётчика здоровье крепкое не было, при таком образе жизни рано или поздно оно начинает давать сбои. Виктора всё чаще и чаще доктор стал не допускать к полётам по причине не соответствия его фактических параметров (пульса, давления, тремора рук, ясности мышления и пр…) «эталонным», которые у каждого лётчика записаны в его медицинской книжке. В итоге, в звании старший лейтенант Пожарова сняли с лётной работы и назначили на техническую должность у нас в ТЭЧ полка. Полгода Витя там «прокатал» колёса, изображая из себя техника, но тоска по полётам помогла найти выход. Виктор сначала познакомился, а потом и женился на дочке зам. командира пехотной дивизии. У того связи, Виктора восстановили на лётной работе.

       Гуляли свадьбу красиво всей эскадрильей, первый день в большом и просторном домике тестя в окрестностях города Калининграда. На «банкете» пришлось вспомнить, что когда-то я занимался боксом. В разгар вечера один гостей, маленький и кривоногий, непонятно за что побил шафера, красивого, высокого парня. А потом с «перепития» по молодости лет, стал вообще «бузить». Я самого «избиения» шафера не видел, поскольку дело было в ванной комнате, но как потом толпа гостей во главе с полковником, хозяином дома уговаривала «бузотёра» сесть за стол, а он всё продолжал «водить козу», наблюдал. Я постоял минут пять за спинами «переговорщиков», потом понял, что пора обнаруживать, что невесту «украли», а то эта «бодяга» на полчаса, не меньше, отвлекает всех приглашённых от самого процесса, ради которого, собственно, все и собрались. Как-то само собой пришло решение.

        «Разойдись», — проговорил я командирским басом, неожиданно для самого себя. Хотя, сами понимаете, старшему лейтенанту отдавать команды полковнику и прочим старшим офицером – такого в нашем уставе не предусмотрено. Гости дисциплинированно расступились. Делаю три шага, и после «хука» слева «бузотёр» влетает в стену, после чего становится как «шёлковый». Извиняется перед папой невесты и так это «задом» покидает помещение. Веселье дальше пошло своим чередом, все гости «довольны» — какая ж свадьба без драки! А тут «всё абге махт» — традиция «соблюдена».

      Второй день свадьбы проходил в ресторане «Калининград». Поскольку это было воскресенье, а до нашего гарнизона Храброво от города 24 километра, и завтра понедельник – рабочий день, никого из лётного состава на «банкете» уже не было. Гости, подруги и пехотные офицеры, были только со стороны невесты и её папы. Жениху Пожарову комэска на понедельник дал «отгул», но во вторник  на службе он должен был появиться, но увы. Вместо этого позвонили с милиции и попросили забрать своего старшего лейтенанта с вытрезвителя, куда Витя попал, «увлёкшись» прощанием с холостяцким образом жизни. Оказывается в третий день он «гулял» не за свадьбу, а «обмывал» своё восстановление на лётной работе. Любого другого лётчика за такие «подвиги» моментально сняли бы с должности, но Пожарову простили и это. Короче, лётчиком смог продержаться Витя всего полгода.

     Вместе с нами получил 2-ой класс, после чего за систематическое пьянство был уволен с армии «под чистую». Спустя год он прилетел к нам в Храброво с Новосибирска в форме лётчика Гражданской авиации. По рассказам Вити он устроился вторым пилотом на АН-24, но по его неряшливому внешнему виду и дрожащим рукам в это верилось с трудом. Хотя, кто знает, может он только в отпуске пьёт, а на работе у себя взялся «за ум» и трезв как «стёклышко». Как бы то ни было, следы потенциально талантливого лётчика и командира Витюхи Пожарова затерялись где-то в сибирской «глубинке», и больше из нас о нём никто ничего не слышал.

        Второй, о ком хочу рассказать, это однокашник Володя Борисов. Когда мы с Геннадием Напёрстковым летали в чине командиров звеньев в город Омск за самолётами Борисов был для нас непосредственным и прямым начальником, т.к. занимал должность заместителя командира 35-ой отдельной эскадрильи. И надо сказать, со своими обязанностями справлялся вполне успешно. Правда, был эпизод в его «бурной молодости», который мог сразу поставить «крест» на его служебной карьере, если бы о нём донесли вышестоящему начальству. Но мы «не прокололись», а особый отдел тогда имел не везде свои «уши».

        Сейчас, за давностью лет с этой прикольной истории можно снять гриф «секретно» и поведать её людям, поскольку  она поучительна. На второй год нашей службы в 51-ом Таллиннском, орденов Ушакова и Кутузова, минно-торпедном полку пришёл очередной «циркуляр» Командующего: «Всем составом полка перелететь в Эстонию на грунтовый аэродром «Обрику», сидеть на нём «до посинения» пока глубокая осень позволяет летать с грунта. Соответственно  интенсивными полётами по 4 смены в неделю обеспечить кратчайшую подготовку «солопедов», т.е. нас, к полётам по уровню 2-го класса. А накануне ко мне зашла соседка и попросила в Эстонии для неё купить шубу из искусственного меха, но очень красивую. Она такую видела на подруге в Калининграде, после чего ей тоже очень «приспичило». На всё соответственно вручила мне 500 рублей. Если учесть, что  мой оклад лётчика в то время составлял аж 140 рублей в месяц ( это после вычета налога на бездетность, плата за гостиницу и прочие «поборы»), сумма для меня выглядела как «астрономически большая».

       В общем, в назначенный день и час, полк взлетел с аэродрома Храброво и тремя эскадрильями отправился на север, т.е. в Эстонию. Дело было в пятницу. И надо же было такому случиться, когда до аэродрома посадки оставалось минут 20 лёту, его закрыло выносом тумана. Руководитель полётов выдал команду: «Разворотом «Все вдруг на 180 градусов» топать всем на «Березовую», а именно, запасной аэродром Скультэ (Рига). «Шлёпаемся» там, обедаем, ждём с расчётом, что туман разойдётся. Но «увы», он стал ещё гуще. Прозвучала команда: «Перелёту отбой, свободны до понедельника». Народ обрадовался неожиданно представившейся возможности провести два дня в Риге, но обрадовался, оказывается, рано.

      Полк тут же построили, и командир полка объявил: «Выезд с гарнизона разрешаю только тем, у кого есть военная форма одежды. Всем остальным сидеть в казарме или около, смотреть кино в солдатском клубе и играть в волейбол, домино или прочие «азартные игры». Народ встретил это сообщение «скулёжем», т.к. большинство «хитрых», это процентов 85-90, полетело только в комбезах и куртках. Военную форму одежды мы на грунтовом аэродроме не одеваем, по крайней мере, я такое помню всего один раз, когда нас пригласила к себе в гости на «огонёк» эстонская школа на день 8 марта.

      Применительно к данному случаю три бравых лейтенанта нашей первой эскадрильи оказались единственными, кто догадался взять брюки, галстук и форменную жёлтую рубашку с погонами. Ими оказались Напёрстков, Борисов и ваш покорный слуга. Мы сразу навели идеальные стрелки на брюках, погладил рубашки и галстуки в бытовой комнате казармы, переоделись и только двинулись на выход, как нас окликнул штурман звена капитан Андрусенко: «Мужики, возьмите меня с собой, у мня тоже рубашка есть».  Мы ему: «Иван Иванович, да Вы нам как-то по возрасту не подходите».

       Он нам: «Мужики, возьмите, что я тут буду один в казарме сидеть». Мужская солидарность победила, Иван Ивановича мы с собой взяли. Как оказалось впоследствии, он нас спас… Но всё по порядку. Пока мы на автобусе ехали до Риги.  Сразу решили, что пойдём только в ночной ресторан с варьете. Тогда в Калининграде таких ресторанов ещё не было. А в Риге, мы знали, уже есть, точнее даже не в Риге, а на Рижском взморье в небольших курортных городках: Дзинтари, Майори, Булдэри – в общем, где-то там… Когда мы приехали на Рижский автовокзал и стали уточнять, как нам туда проехать, один очень интеллигентный мужчина, сняв пенсне, проглаголил: «А зачем господам офицерам тащиться в такую даль? Уже и в самой Риге такой ресторан есть, и совсем недалеко.  «Руссэ» называется, открылся три недели назад, прекрасная болгарская кухня. Рижане им гордятся»… Он хотел ещё что-то добавить, но нам было невтерпёж. Мы в четыре голоса поблагодарили интеллигентного мужчину и помчались по указанному направлению.

          Вот и ресторан. Заскакиваем в вестибюль, у кассы очередь человек 20, а на самой кассе табличка «Все билеты проданы». По инерции спрашиваем: «Кто крайний?» и только потом задаём второй вопрос: «А почему тогда народ стоит?» Нам объясняют, бывает, сдают «бронь», или просто кто-то передумает и приедет сдавать билеты. Простояли полчаса, движения никакого. Иван Иванович выразил общее мнение группы: «Уже два часа как уехали с аэродрома, и ещё «ни в одном глазу», свет клином на этом ресторане не сошёлся, мы себе найдём такой, где нас примут сразу». Но Геша Напёрстков вдруг заартачился: «Я хочу только в этот ресторан». Мы ему: «Ну, мало ли, что ты хочешь, видишь, сколько желающих, не судьба!» Он: «Давайте деньги». После небольшого совещания решили дать Геннадию одну попытку. Сбросились по 20 рублей, и он куда-то помчался по коридору. Проходит минут 10, Гена не возвращается, привязали его там что ли? Только решили следующего гонца посылать, как в ресторан зашла очередная пара, и не занимая очередь, сразу пошла туда по коридору, где пропал наш Гена. Буквально через минуту он выскакивает с сияющим видом, прикладывает палец к губам, мол, не спрашивайте, и подскакивает к кассе. Ему оттуда уже протягивают билеты. Гена показывает на выход: «Выйдем…»

       На ступеньках ресторана жестом фокусника Геннадий предъявляет нам четыре билета в ресторан с указанием времени: «Начало 20.00». Мы говорим: «Как?» Он объясняет: «Тонкий психологический расчёт. Я, — говорит, — постоял перед кабинетом метрдотеля, а когда увидел, что по коридору сюда направляется пара молодых людей, без стука заскочил в кабинет. И не дав опомниться, кладу перед метрдотелем две пачки денег: в одной 20 рублей (4 по 5) а в другой 60 рублей. Показываю на первую: «Это Вам за билеты». Показываю на вторую: «А это, чтобы Вы нам эти билеты дали».

       Метрдотель хотел что-то возразить, но тут раздался стук в дверь, и он понял, что у него двусмысленное положение, если сейчас войдут и увидят. Он среагировал мгновенно, выдвинул ящик стола,  отточенным движением небрежно смахнул туда деньги, произнёс: «Войдите, — а мне бросил только одно слово: «В кассу».

       Мы дружно отпустили Геннадию комплимент и пообещали учесть ему его «подвиг при разливе». Но тут вдруг встал вопрос, до 20.00 ещё четыре часа времени, не на улице же нам сидеть? Начали предлагать варианты. Где скоротать время, можно в Домский собор, где послушать лучший орган Советского союза, можно  просто пошататься по набережной. Но Иван Иванович командирским тоном произнёс «магическое» слово: «Ресторан, — а потом добавил, — в другой ресторан». Блин, действительно, как это мы сами не сообразили, перед «главным рестораном» размяться же надо…

         Проехали в центр Риги, что за «чёрт»? Три ресторана прошли, у всех на дверях таблички «Мест нет». Можно, конечно, швейцару «дать на лапу», блин, так пить тогда будет не на что. Наконец в четвёртом питейном заведении, очень приличном, кстати, чуть ли не «Астория», нам махнули: «Проходи», хотя табличка висела такая же, как на первых трёх. Заходим, публики действительно много, чтобы нас усадить с одного из незанятых столиков официант убрал стоящую табличку «Стол заказан».
         С пристрастием изучили меню , не очень вникая в цены, начало командировки —  денег у каждого «море», каждый считает, что раз мы пришли в ресторан, то деньги есть, если не у меня, то у друга точно, сделали заказ – и  «гульки» начались. Основная мысль всех тостов – «а наши-то в солдатском клубе на аэродроме, наверно, уже четвёртый фильм досматривают, что им «бедолагам» ещё делать? А мы, как «белые люди» — «культурно» отдыхаем… Наконец Иван Иванович, глянув на часы, скомандовал: «Время погасили, пора на выход».  Принесли счёт, каждый из кармана небрежно бросил деньги, как потом выяснилось, это был наш весь «финансовый капитал», официант отсчитал нам сдачу 12 рублей, мы вышли с ресторана и начали ловить такси. Но машин с «зелёным огоньком» не попадалось.

       А у меня в голове вдруг мелькнула мысль: «Предположим, в Эстонии я шубу не куплю, а соседка скажет: «Но ты же в Риге был, что там нельзя было посмотреть?» А соседка ведь нашего кота смотрит, когда мы в отпуске. Нет, ссориться с ней никак нельзя. Надо для очистки совести хоть в одном магазине побывать. Ребятам говорю: «Вы пока ловите такси, а я в магазин на 5 минут заскочу», — благо он рядом. Захожу, нашёл отдел с шубами, спрашиваю у красивой продавщицы: «Мне нужна женская шуба из искусственного меха, красивая, желательно под чернобурку». Та мне отвечает: «У нас ещё их нет, но в магазин налево за углом там их уже завезли». Говорю: «Спасибо, я туда». Но выходя из магазина, представил, предположим, я сейчас эту шубу куплю. И буду с ней под мышкой ходить, как «дурак», а мы же в приличный ресторан едем. Нет уж «дудки», шуб в магазине нету, ребята, если что,  подтвердят, что я заходил. Тем более, что они и такси поймали, когда тут ходить по магазинам? Я присоединился к нашей бравой компании, и мы помчались навстречу «мечте»…

       Подъезжаем к ресторану «Руссэ», к нам сразу подскакивают четыре молодых девушки, очень ярко и красиво одетые: «Ребята, приютите нас, а то одних в ресторан не пускают, только с мужчиной».  Мы к ним дёрнулись, но Иван Иванович, который как-то ненавязчиво начал руководить нашей командой, произнёс, показывая на билеты: «Девушки, видите, здесь всё по местам. Мы сами здесь первый раз. Сейчас войдём, если сможем договориться насчёт вас, мы за вами выйдем». Здесь я подтверждаю, в те времена в Прибалтике были очень строгие законы посещения подобных заведений. Мужчин пускали в ресторан только при галстуке, никаких джинсов, а женщин только в капроновых чулках, какая бы жара не стояла на улице.

      В общем, заходим в главный зал, первое впечатление ошеломляющее. Мне показалось, он размером в футбольное поле, роскошь, и главное – публика. Разодета,  как в лучших домах Лондона и Порижа (в слове Лондона ударение на втором слоге, а в слове Порижа ударени на «По»). Находим свои места. На столе «море закуски», минеральная вода, соки. Подходит официант, даёт каждому по меню и объясняет, закуска входит в стоимость билета, т.е. это можно есть сразу, не дожидаясь заказа. Блин, в какой классный ресторан мы попали. Билет 5 рублей, а «закуси» стоит на все 8. Начинаем изучать меню, остановились на цыплятах «табака», начали к ним ещё что-то заказывать, но тут Иван Иванович произнёс «сакральную» фразу:

      «Мужики, прежде чем делать заказ надо посчитать наши финансовые возможности. У меня осталось 4 рубля с мелочью, а у тебя?» Он посмотрел на Напёрскова: «У меня 5», — произнёс Гена. «У меня 2», — проглаголил Вова Борисов, выворачивая оба кармана. И все сразу посмотрели в мою сторону. «Мужики, вы что, у меня тоже 4». Вообще-то на эту сумму можно было заказать что-то совсем «скромненькое» и мирно смотреть обещанное варьете, но Иван Иванович тоном прокурора задал мне вопрос: «Ты что хочешь, чтобы на эти 15 рублей мы сидели до утра?»

       Я: «Так где же взять, если больше нету?»

 «А шуба?» — веско произнёс Иван Иванович, и все его дружно поддержали. Короче, «шуба» полетела в «общий котёл», Иван Иванович забрал у меня деньги к себе, чтобы я не передумал. Тут я сделаю «лирическое отступление», скажу пару слов об Иван Ивановиче. По странному совпадению его зовут также, как одного из главных героев моего предыдущего рассказа, только тот был с Омска, а это наш, «доморощенный» с Балтики.

     Когда мы пришли «салагами- лейтенантами» после окончания училища в полк, штурман звена, капитан Андрусенко Иван Иванович был самым толстым человеком не то, что в полку, в гарнизоне, а может и в его «окрестностях». При росте 1 метр 72 см у него было 124 кг веса. Когда он на пляже садился, его живот растекался до колена, причём там ещё были какие-то складочки и переливы. Самое удивительное, у такого увальня была красивая жена, стройная, молодая женщина. Но когда они вместе проходили по улице, без улыбки на эту пару смотреть было нельзя, настолько это было комичное зрелище. И вот однажды Иван Иванович сам попросился поехать руководителем полётов на полигон Сур-Пакри, причём на два срока, т.е. 28 дней. Обычно это считается как «наряд вне очереди» на работу, а тут сам. В общем, месяц мы Иван Ивановича не видели, а когда он вернулся, мы ахнули – он сбросил сразу 26 кг веса. Все стали спрашивать, за счёт чего? Диеты, голода? «Наивные», — усмехался Иван Иванович, — «жрал» по две матросских пайки, там же море кругом, аппетит всегда из-за этого зверский. Но я всё время был в движении.

      Полётов нет, я бегаю кругами по острову, он в диаметре 10 км. А когда полёты, и я с микрофоном на руководстве, приседал, прыгал, делал гимнастику… короче, ни секунды без движения в течение дня. Такой образ жизни Иван Иванович продолжал вести и в нашей эскадрилье. Даже стоя в строю по команде «смирно», он умудрялся переминаться с ноги на ногу, подпрыгивать и просто шевелиться, благо штурмана у нас стоят во втором ряду сразу за своими командирами. В плане желания заниматься спортом или какой-нибудь физкультурой он на порядок «переплюнул» нас, молодых, спортсменов, в том числе. В итоге, за полтора месяца следующих он «похудел» ещё на 28 кг и стал таким «справным» мужчиной, что любо-дорого было на него посмотреть. Наш доктор сразу перепугался, отстранил от полётов и отправил в Балтийск в госпиталь проходить ВЛК. А у него пульс 60, давление 110 на 70 – хоть в космонавты записывай.

       Потом мы узнали причину его «метаморфозы». Жена поставила ультиматум, ей стыдно с ним ходить по улицам, он без отдыха не может на второй этаж дома подняться. Короче, если он за себя не возьмётся, она подаёт на развод. А Иван Иванович свою жену любил, и эта любовь сделала с ним «чудеса». Поэтому, сами понимаете, как нам повезло, что штурман увязался с нами за компанию. Но вернёмся в ресторан. К цыплятам «табака» мы заказали водку с «Рижским бальзамом». Об этом напитке стоит особо. Во-первых, он дорогой, налит в глиняные бутылки, запечатанные сургучной печатью, и его нигде было не достать, но главное, он на травах, спирту и очень полезный!!! Настолько полезный, что его добавляют в любой напиток, который вы в данный момент употребляете: чай, вино, кофе, компот и так далее. Официант принёс быстро водку с бальзамом и уточнил: «Когда принести горячее, сегодня или завтра?» Мы сначала не поняли: «Как это завтра?» На что официант ответил: «Ну, до 12 ночи или после?» Блин, конечно после, нам же всю ночь «гудеть».

      Начали салаты «наворачивать» под водку с бальзамом, да публику рассматривать. Я обратил внимание на мужика, сидящего недалеко от нас. Мужик сидел один за маленьким столиком, причём лицо упиралось прямо в колонну. Т.е. когда начнётся варьете, мужику ничего видно не будет, но его, похоже, это не волновало. Он с аппетитом жевал разнообразный перечень блюд, периодически подкрепляя это водочкой из графина. Ещё я увидел у мужика на лацкане пиджака значок «Мастера Спорта СССР». Что-то мне подсказало, что это по боксу, и как оказалось впоследствии, интуиция меня не подвела.

       Где-то через час наших «гулек» недалеко от нас вспыхнула драка, дрались стол на стол, 8 мужиков.  Мастер Спорта бегом метнулся туда, мгновенно мощными ударами уложил на пол четверых зачинщиков, по два с каждой стороны. Остальные сразу прекратили драться, потому что поняли, мужик и их уложит. И инцидент был исчерпан.

     Потом до утра драки в ресторане возникали ещё трижды, и каждый раз этот Мастер Спорта всех «утихомиривал», официантам только и оставалось растащить тела, да включить в счёт битую посуду. Я потом поинтересовался у нашего официанта, кто этот мужик? Ответ меня поразил своей простотой. Раньше они не знали, что делать с этими драками. Вечер и ночь  длинные, кто-нибудь из гуляющего народа обязательно перепьёт и находит повод для драки. Официантам, которым по долгу службы приходилось разнимать «драчунов», частенько тоже доставалось. И тогда они нашли этого боксёра, который прекратил выступать, но ещё был в хорошей спортивной форме. В общем, составили устный договор, что боксёр ходит каждый вечер и ночь тоже, ужинать в ресторан за счёт заведения, а официанты ему сбрасываются за счёт «чаевых» на ежемесячную зарплату. В его же задачу входит пресечение драк до той поры, где справиться могут и сами официанты, а если быть точным, то просто оттащить тело. А такой столик «мордой» в колонну боксёр выбрал сам. Так он не отвлекается на варьете и прочих женщин, а всё время «бдит» за залом. Кстати, милицию в ресторане, чтобы не «светить гостей», вызывать не принято.

      Наконец наступило представление, ради которого мы собственно и попали в этот ресторан. Сразу скажу, четыре девушки и один мужчина превзошли все наши ожидания. Я понимаю, что «не бывает некрасивых женщин», бывает мало водки». Т.е. можно какую-то часть эффекта списать на выпитый «градус», но в целом они выступили блестяще. Публика смотрела всё выступление, длившееся более час, затаив дыхание.

      В районе пол второго ночи нам принесли горячее, до этого мы как-то салатами «пробавлялись», а ещё раньше произошло событие, с которого всё и началось, я имею ввиду, настоящее «сорение» деньгами. После варьете начались танцы. «Дамы приглашают кавалеров», блин, в смысле наоборот. «Дамский танец» почему-то не объявлялся ни разу. Женщин было раза в полтора меньше, чем мужчин. И надо же было такому случиться, что Володе Борисову приглянулась девушка – латышка, очень красивая и сидевшая к тому же недалеко от нашего столика. Он её раз пригласил на танец, потом два. Оба раза она кивала головой «найн», показывая, что она не танцует. Наш друг оба раза подскакивал после этого к столику, не садясь и не дожидаясь остальных, с расстройства выпивал рюмку водки для «храбрости» и шёл опять приглашать девушку.

      Мы ему говорим: «Володя, да Бог с ней, вон за другим столиком ещё красивее, и с тебя глаз не сводит. Иди пригласи ту». Володя упорно стоял на своём: «Нет, я хочу только с этой», — опять шёл в ту сторону. Тут уже не выдержал официант: «Скажите Вашему другу, эта девушка с ним танцевать не пойдёт». Тут уже мы за Вову «обиделись»: «Это почему она с ним не пойдёт, таким молодым и красивым?»
        «Там же помолка. Вот родители жениха, вот родители невесты, вот жених. Куда она с ним пойдёт?» — разъяснил официант.
      Да, тут он был прав. Мы еле уговорили Володю сесть за стол и прекратить «вояжи» к столику красивой латышки, но выпил он рюмки на четыре больше чем остальная компания. Наконец принесли «горячее», а именно огромных цыплят «табака». Начали мы наслаждаться чревоугодием, предварительно, естественно, выпив за это, как вдруг, «о ужас», бравый лейтенант Борисов упал «мордой» на цыплёнка и захрапел. Мы ему: «Боб, возьми себя в руки, ты что нас позоришь, ведь ты же офицер!»

       Володя встрепенулся, принял вертикальное положение и этого цыплёнка как-то нечаянно локтем  под стол уронил. Мы говорим: «Так ты ещё и мусоришь?» Борисов: «Я сейчас достану», — и нырнул под стол за цыплёнком. А мы сами-то «тёпленькие», шутка ли во втором ресторане уже сидим, и время около двух ночи. Поэтому не сразу спохватились, что нашего Володи долго нет. Кто-то задал риторический вопрос: «Мужики, а где Борисов?» Мы не сразу полезли его искать под столом. Начали «морщить лбы» и загибать пальцы. Давайте рассуждать логически: «Володя из бара приходил?» — «Да, приходил, потому что, когда он пришёл, мы подняли тост за Морскую авиацию». Так, в танцах перерыв, девушка на месте. Кто спросил: «А из под стола он вылазил?» Все встали вспоминать и пришли к выводу, что никто этого момента не помнит.

       Поднимаем скатерть, я не знаю, как остальные, но я стал «красным, как рак» от стыда за своего товарища. Стоит советский лейтенант в форме морского лётчика под столом на «карачках» и гложет с остервенением этого цыплёнка «табака». И это просматривалось на весь ресторан, публика показывала на наш столик пальцами и смеялась…

       Официанта, чтобы как-то загладить этот «казус», мы упоили, и в 6 утра, когда мы на такси уезжали с ресторана, он вышел нас проводить и, как попугай всё повторял одну фразу: «Ну, русский офицер и гуляет, у нас так нельзя. Ну, русский офицер и гуляет, у нас так не принято… А ведь Володя из нас семи лейтенантов, прибывших в полк после окончания училища, был единственным женатым мужчиной и имел к тому же двоих детей: девочку… и девочку. Т.е. из нас он должен быть самым серьёзным, но именно он потерял контроль.

       Не буду описывать наше возвращение в часть после «бурно проведенной ночи, скажу только, что деньги мы «просадили» все. Я потом долго объяснялся перед соседкой, куда подевалась выделенная мне сумма в 500 рублей, и если их нет, то почему я не привёз шубу?

       Тут я позволю себе перескочить на несколько лет вперёд и сказать, что несмотря на свой «суровый» вид, Володя Борисов был очень ранимым человеком. Вот для примера вам такой факт: у нас в эскадрилье был период рассказов анекдотов про Вовочку. И какой-то «местный остряк-самоучка» при их рассказе стал звать: «Борисов или Вовочка, иди послушай новый анекдот про тебя». В итоге Володя как-то в сердцах сказал: «Я не Вовочка, я Вольдемар». И его все как-то после этого стали звать «Вольдемаром». Он так отзывался на это имя месяц, а потом с ним случилась буквально истерика. Однажды в ответ на такое обращение он как заорёт: «Ну и пускай, ну и пусть, ну и зовите меня «Вольдемаром», — и со слезами на глазах выскочил из класса. Кто-то потом видел, как он плакал. После этого мы перестали его так называть, но какой-то у всех осадок от его «ранимости» остался.

       Давайте перескочим по времени ещё на несколько лет вперёд и проследим , что стало с «героями круглого стола ресторана «Руссэ». Володю Борисова как сильного лётчика и волевого командира назначили замкомэской, нас с Геной Напёрстковым – командирами звеньев, как более склонных к «нарушениям воинской дисциплины» по мнению «выше стоящего начальства». Я уже писал, что мы с Геной пытались уйти на ТУ-22р, но как раз «разогнали» 9-ый полк, перелетевший к нам на Балтику с Севера, «лишних» пилотов было, «как нерезаных собак», и в отделе кадров нам сказали «не мешайтесь под ногами». Но Володе Борисову всё же удалось туда «урвать», и вот как это было.

        Пока мы с капитаном Напёрстковым летали в Омск за самолётами, Володе «посчастило». На аэродром Храброво выскочил мощный снежный «заряд» с моря, и Борисова посадили на запасной аэродром Чкаловск как раз в тот момент, когда туда же «шлёпнулся ИЛ-14 Командующего. Не успел Сергей Арсетьевич Гуляев спуститься по трапу с самолёта, как услышал истошный вопль: «Товарищ Командующий, помогите». Потом «вопль» повторился ещё два раза: «Тов. Командующий помогите», — и растолкав придворную встречающую свиту, перед Командующим непонятно откуда появился «замурзанный лётчик» в шлемафоне, демисезонной куртке и непонятно какого цвета линялом комбенизоне. « Товарищ Командующий помогите, капитан Борисов, хочу на новую технику — ТУ-22р». На Гуляева настырность молодого лётчика произвела такое впечатление, что он решил вопрос прямо на месте, не заглядывая в личное дело. «Раз лётчик просит – надо дать. Перевести немедленно», дал указание Командующий.

       Так Володя ушёл от нас. Меня поставили на его место, а на моё — лётчика Олега Новикова. Но чтобы читатель не думал, что в Морской авиации так всё просто делается, скажу пару слов о самом процессе перевода на вышестоящую должность. Кандидат обязательно проходил собеседование лично с Командующим. Оно могло длиться и час, и два, а иногда и больше. Коронный вопрос, который задавался всегда: «Доложите, как Вы распределяете и переключаете внимание на приборы». Какие приборы контролируете сами, постоянно, какие эпизодически, какие позволяете контролировать экипажу». Знаете, как ответил один кандидат в командиры кораблей ТУ-16: «Что, этим «жлобам» доверять (имея ввиду правого лётчика и двух штурманов)? Нет, тов. Командующий, я всё сам, я всё вижу». Естественно, командиром корабля этот старший лейтенант не стал, потому что в этом и сила многоместного экипажа, что пилотирование командира всегда подстраховывают его  члены , поэтому и погодные допуски на многоместных самолётах ниже чем у истребителей, где лётчик один.

    Поэтому тут я полностью согласен с Командующим, что он «драл нас, как сидоровых коз» по этому самому распределению внимания, потому что от него полностью зависит обеспечение безопасности полётов. Помимо этого, вопросы, задаваемые Командующим, могли быть самые разные: от — какую крайнюю книгу прочитал — до кто такая балерина Павлова? И не дай Бог произвести плохое впечатление на Командующего. У него было две записных книжки: красная и чёрная. В красную — Гуляев заносил тех, кто отличился у него на глазах, например, блестяще справился с какой-то опасной ситуацией в воздухе, или грамотно ответил на собеседовании. При всех оценках Командующий доверял, прежде всего, своему личному впечатлению. А в чёрную – попадали фамилии тех, кто «проштрафился» тоже на его глазах. И потом, чтобы ты не совершил, на лётной карьере, как правило, можно было ставить «крест», хотя исключения из правил, конечно, же были, но лишь подтверждающие само правило.

      Но вернёмся к собеседованию. Для нас с Олегом Новиковым  оно проходили прямо в домике Командующего на грунтовом аэродроме «Нурмси» в Эстонии. Гуляев дал нам каждому по 5 вопросов, сказал: «Готовьтесь», — и сам пошёл в душ. Мы начали приводить свои «растрёпанные мысли в порядок», как вдруг появился какой-то посторонний звук. Непонятно было, откуда он шёл, и он был ни на что не похож. Тут вышел из душа Командующий с полотенцем на шее и тоже обратил внимание на звук. Мы начали оглядывать помещение, все трое, и как-то одновременно уткнулись в ногу Олега Новикова, которая отбивала мелкую дрожь, («тремор», кстати, называется), и было видно, что Олег сам совершенно не видит, как у него нога колотит по полу. После чего Олег попытался прекратить это «ногопредставление», но мышцы отказывались служить своему хозяину. Тогда Олег двумя руками прижал колено к полу, дрожь прекратилась. Все, включая Командующего, вздохнули с видимым облегчением.

      В общем, зачёт мы сдали, успешно попали на свои «дико растущие» должности, и судьба дальше нас разбросала. Олег через год загремел на Дальний Восток в полк на СУ-17, я в Белоруссию, в гарнизон Быхов, в 57 мрад на ТУ-16, а Володя Борисов остался летать в Чкаловске на ТУ-22р. Я потерял его из виду, но через несколько лет узнал, что его за систематическое пьянство сняли с лётной работы и назначили штатным руководителем полётов вертолётной площадки на Военно-морской базе Кронштадт. Причём, «по слухам» Володя последние пол года летал в «пьяном» состоянии. Проходил доктора, а после дачи предполётных указаний перед посадкой в самолёт давал команду технику: «А ну ка, налей». Тот : «Вам же лететь, товарищ капитан». Володя: «Это приказ». Выпивал стакан «шлемы», занюхивал корочкой хлеба и в самолёт. И экипаж видел, что у командира только «глаз зорче и рука твёрже» на посадке после этой процедуры.

     Так было до поры до времени, но однажды штатный штурман заболел, и Борисов полетел с пом. штурмана эскадрильи Сашей Зиядхановым. Тот от удивления, что «шлёмка», оказывается, «улучшает технику пилотирования», поделился этой новостью с друзьями, среди которых оказалась «добрая душа» и «заложила Володю замполитам и в Особый отдел. Так талантливый лётчик капитан Борисов с «небес спустился на грешную землю», точнее, спустили. Другого за такие «подвиги» уволили бы с армии, но у Володи папа 2-ой секретарь Кокчетавского обкома партии, поэтому его сослали в Кронштадт. Но это была официальная версия замполитов, на самом деле Володя пьяным никогда не летал, а всю муху из слона раздули наши политорганы на основании жалобы жены…

       Прошло три года. Мы с Геной Напёрстковым поступили в Военно-Морскую академию в г. Ленинграде, успешно учимся, и вдруг за полгода до выпуска, совершенно неожиданно, без всякого предупреждения, ко мне в гости приезжает семья Борисовых в полном составе: Володя с женой Ниной и двумя дочерьми. Вообще-то у нас на воскресенье были свои планы, в Кавголово покататься на горных лыжах, но тут, всё «по боку», однокашник приехал. «Накрыли поляну», сели за стол, подняли «За встречу!!!»

     После третьего «фужера» Володю «понесло»: какая у него там классная должность, в подчинении всего два матроса и два прапорщика, которые сами знают, что им надо делать. Ещё в его распоряжении две машины, баня, и самое главное, никакой работы. 2-3 раза в год встретить Командующего Военно-Морским флотом Горшкова на вертолёте, а все остальные начальники прибывают в Кронштадт на машинах или морским транспортом. Т.е. «уйма свободного времени», делай, что хочешь, ходи за грибами, на рыбалку и т.д. Не скажу, что я ему « позавидовал», но отдал должное такому распорядку дня, за который ещё и деньги платят. «Блин, мечта пенсионера, да и только».

      В общем, просидели мы так, не вылезая из-за стола почти весь воскресный день, а когда прощались, Володя заплакал: «Васька, я же лётчик, я летать хочу…» И было видно, что это не «пьяные слёзы». Человек страшно стосковался по полётам, а до этого просто «хорохорился» и не подавал виду. Помню, мне тогда до боли в горле стало жаль своего однокашника, с которым 3,5 года «хлебали кашу из одного курсантского котелка», а потом ещё пять лет летали вместе в одном боевом полку, и даже, бывало», в одном боевом самолёте. Когда я рассказал о посещении своей семьи четой Борисовых другу Геннадию Напёрсткову, с которым мы вместе учились, он не задумываясь выдал Володе прозвище: «Отныне мы будем его звать «Комендант острова Борнео». Потом Борисов приезжал в гости ещё раз. Похвальбы своей работой уже не было, но прощание опять закончилось слезами: «Я же лётчик, я летать хочу…»

         Почему эти замечательные ребята: Витя Пожаров и Володя Борисов, о которых я рассказал, не справились «с Зелёным Змием» и покатились по наклонной дорожке??? А ведь можно было остановиться, и всё начать сначала. В качестве примера приведу судьбу ещё одного нашего однокашника  Алексея Паршакова. Лёша попал под «жернова Андроповской перестройки, когда средь бела дня останавливали сеанс в кинотеатре, у всей публики проверяли документы и спрашивали, почему она тут сидит в рабочее время? А у военных «закрутили гайки» настолько, что за нарушение правил перевозки грузов вместо НСС (неполного служебного соответствия), которым «обычно» наказывали командиров кораблей за такое нарушение, (а майор Паршаков летал тогда командиром самолёта ИЛ-18) — Лёше «впаяли» 5 лет тюрьмы на «показательном процессе», из которых он четыре отсидел, а потом вышел по амнистии досрочно, разжалованный и уволенный в запас без пенсии и права ношения военной формы одежды. Сами понимаете, с таким «послужным списком» восстановиться на лётной работе шансов не было никаких.

       Что делать офицеру, хоть и «бывшему», который умеет только летать? Алексей за энное количество лет перепробовал несколько профессий, но мечту вернуться за штурвал самолёта не оставлял и в конце концов добился своего. Начал летать в гражданской авиации на АН-24  сначала вторым пилотом, а затем и командиром воздушного судна. А впоследствии его восстановили в воинском звании подполковник и назначили военную пенсию. И это при перерыве в полётах 10 лет. Т.е. этим примером я хотел подчеркнуть, тот, кто за свою мечту борется до конца, её, как правило, добивается. А я до сих пор помню, как Лёша играл в казарме на гитаре и пел песни…

 «Когда тихий вечер уснёт тихим сном,
  Сосульками ветер звенит под окном.
  Луна потихоньку на небо встаёт
  И белым цыплёнком по небу плывёт.

  В окна струится сиреневый свет.
  На хвою ложится серебряный снег.
  И словно снежинки в ночной тишине
  Хорошие сны приплывают ко мне»…

      Уже когда этот рассказ был написан, я получил от Алексея Паршакова письмо. Решил его опубликовать полностью, т.к. к нему нечего добавить и нет необходимости комментировать:

      Вася,привет. Ты прав, дружище. Нужно хотя бы не забывать друг друга. Вчера через Михаля установил связь с со Старшим матросом. Он зиму проводит во Вьетнаме. Молодец. Спасибо за то, что ты упомянул меня Добрым словом в своих ,надеюсь, бессмертных опусах. Небольшие неточности: Звание-подполковник, срок-5лет.Из них 4 — в изоляции. Перерыв в полетах 10 лет, хотя по всем документам он должен быть не более 5-ти лет , но прорвался. Отлетал еще 5 лет — чем и горжусь безмерно. Но дело не в гордыне — главное я летал. Когда Я встретился с дипломатом Валерой Брюховецким и спросил его, правильно ли я сделал, что отказался от учебы в Академии Советской Армии?. Он ответил со скрытой, доброй завистью: «Зато ты полетал»! Так что прав испытатель Мельников. Мы счастливые люди. Нам есть что вспомнить, и никакие коврижки нельзя сравнить со счастьем полета! Ну, будь здрав, боярин. До встречи в эфире.

        А теперь давайте поговорим, уважаемый читатель, о, так называемой,  норме поведения в авиации, о которой говорит замечательный советский писатель Андрей Меркулов. И в этой «норме» я хочу затронуть лишь вопрос, можно ли лётчику пить и надо ли ему это, учитывая, что его работа полностью зависит от его личного здоровья? Не случайно, наш доктор не уставал нам, «зелёным лейтенантам», повторять: «Лётчики – это здоровье нации. Пока здоров – он летает. Здоровья не стало – «пинок под зад», списали, и уже не позорит профессию». Я уже не раз приводил в пример эту фразу, но она настолько ёмкая, что её надо держать на слуху, «как «Отче наш…»

      Поэтому о здоровье лётчик должен помнить всегда. И лишь единицы из нас не «боятся» медицинской комиссии. Водка, вино, пиво и прочий алкоголь, ясно, что здоровья лётной братии не прибавляют. Так «пить или не пить? – вот в чём вопрос, совсем по «гамлетовски»…

      Приведу пример из документальной книги Бориса Тихомолова: «На крыльях АДД» (Авиации Дальнего действия), изданной издательством «Детская литература». Тихомолов пишет, как летая на самолётах-бомбардировщиках ДБ-3ф, (а вылеты проходили далеко в тыл врага только ночью,) нервная система после многочасового полёта была настолько взбудоражена, что лётчики не могли заснуть. Хотя организм мертвецки устал, память вновь и вновь возвращала атаки мессершмитов, трассы зенитных эрликонов, и сон не приходил. Единственное средство, которое помогало снять напряжение – это «боевые 100 грамм». Но Тихомолов просто физически не мог переносить водку на запах. В итоге, он сделал два боевых вылета, не спал две ночи, точнее, дня. И собирался выполнять третий. А самого аж шатало, и руки сотрясала дрожь. Командир полка увидел, спросил: «Боишься лететь? Почему такой вид?»

       Тихомолов объяснил причину, что он не спит уже третьи сутки. Командир полка тогда задал вопрос: «А вино пить можешь?» И после утвердительного ответа отстранил лётчика от полётов. Вызвал командира ОБАТО и приказал любой ценой достать два ящика вина. И когда вино достали, Тихомолов вновь приступил к полётам, т.к. оно помогало ему наладить сон после боевого вылета.

      Сейчас не война, но в лётной работе бывают стрессы, как впрочем, и во всякой другой, с той лишь разницей, что как только лётчик поднимается в воздух, его жизнь сразу становится не предсказуемой — в руках Бога и его собственных. А как вообще можно снимать последствия стресса? Есть несколько проверенных и апробированных жизнью способов. Самый простой и эффективный для приведения нервной системы в порядок – это алкоголь. Так было в войну, так осталось и сейчас. Но пить регулярно нельзя, скажется на здоровье.

      Ещё стресс можно снять баней, или провести ночь с любимой женщиной, которая тебя отвлечёт от пережитого. Ещё можно провести какое-то время в комнате психологической разгрузки, поехать в санаторий, наконец. Но всё это долго и не всегда даёт эффект. Посему, я не пьющих лётчиков в авиации не встречал, за исключением Тимура Апакидзе. Но Тимур  исключение из «правил», которое лишь подтверждает само правило. Так почему лётчику нельзя не пить? Выскажу свой взгляд на эту проблему.

       Как-то у меня в горнолыжной группе оказался йог, который не пил ни грамма. Все вечера после катания на горных лыжах группа проводила, как правило, в одном из многочисленных баров посёлка Терскол с танцами на дискотеке и естественно, с этим «делом» (пиво, вино, водка, коньяк, глинтвейн)… Такой заморской «экзотики», как мартини, виски, кубинский ром и прочая… тогда не было. Йог был как все, ничем не отличаясь от нашей весёлой компании, но имел неосторожность влюбиться в девушку из нашей группы. И она ему, то ли в шутку, то ли всерьёз, сказала в заключительный вечер: «Ну что ты даже бутылку пива выпить не можешь? Что ты не мужик что ли?» И он, чтобы угодить ей, поддался на эту провокацию, выпил эту злосчастную бутылку, а потом «раздухарился», выпил и вторую. Боже, как его «развезло», он нёс такую «околесицу», падал и терял равновесие, а потом не успел добежать даже до туалета, чтобы «поблевать».

       Ясно, что его «рейтинг» (вставим модное слово) в глазах этой девушки упал ниже «плинтуса», и я не знаю, чем закончился этот его «роман», т.к. через день все мы разъехались в разные города Советского Союза. Мораль – если ты вообще не пьёшь, так не изменяй своим принципам никогда. Но с точки зрения «выживания» мне ближе позиция Карлоса Кастаньды: «Воин может позволить попробовать себе всё: курение, алкоголь, наркотики, при условии, что он всё держит под контролем потому, что он воин. Насчёт наркотиков позволю себе не согласиться, «ну их на фиг», а вот любому йогу или спортсмену раза два-три напиться хорошо, наверно, стоит, чтобы знать, как на следующий день тебе будет «паршиво», и что алкоголь делает с твоим тренированным организмом. Т.е. это надо только для того, чтобы ты представлял последствия своего неразумного поведения.

       Атаман казачьей Гурзуфской общины Анатолий Стрижак, человек энциклопедических познаний по истории казачества и славянства на Руси вообще, в разговоре со мной заметил: «Славянские войны, когда возвращались домой из похода, выпивали всегда только две чаши: медовухи, браги, сбитня или любого другого веселящего напитка. Первую — для снятия усталости, вторую – для радости. Третью чашу не пили никогда, понимали, что после неё ты уже не воин. Что, впрочем, сейчас не мешает Анатолию ежегодно заготавливать 1200 – 1400 литров превосходного вина и угощать им друзей. Когда я привёз к нему в гости Голтиса, с двумя девушками из его команды, Голтис, увидев количество бутылей, приготовленных для дегустации, промолвил всего одну фразу: «Вот это я попал», — мотивируя, что он за рулём, и ему даже пробовать нельзя, чтобы запаха не было. Но мы его утешили, давали нюхать бутыли  с завязанными глазами, кстати, по запаху он довольно точно определял сорт вина, что говорит о «широкой» практике жизненных ситуаций, и о том, что он «Командор», который не имеет права, что-нибудь не знать.

       Ещё пример, им поделился «Заслуженный лётчик-испытатель СССР» Анатолий Квочур, когда мы сидели у него в номере в Саках, после его катапультирования со «спарки» МИГ-29уб. Анатолий рассказал о том, как он впервые прилетел в Америку в составе авиационной делегацией во главе с генерал-майором медицинской службы Пономаренко Владимиром Александровичем. Это было во времена потепления отношений между СССР и США после «холодной войны». И вот американцы начали так этак «ненавязчиво» убеждать «советских» в превосходстве  их американского образа жизни. Комбенизоны все в цветных «лэйбах», самолёты раскрашены, как картинки, не то, что наши «невзрачные и серые». Лётная столовая, где они обедали, могла дать «фору» любому советскому ресторану по количеству и качеству продуктов. А на следующий день американцы вообще «схитрили», сказали: «У нас авария, поэтому сегодня будем обедать в столовой для рядового и сержантского состава. ( хотя наши потом узнали, никакой аварии не было). Туда зашли, а там те же блюда, что и вчера  для генералов, только интерьер победнее. И такие «болезненные щелчки» по престижу СССР они получали каждый день.

       Тогда Пономаренко собрал пилотов и говорит: «За Державу обидно, надо что-то делать!» Думали, думали и придумали. В очередной «уикенд» Владимир Александрович постучал так вилочкой по рюмке, привлекая внимание, и произнёс: «Господа, у меня есть прекрасный тост, но за него можно пить только по-русски». Американцы: «А как это?» «А мы вам сейчас покажем», — ответил генерал, дал знак, и тут же перед каждым американским лётчиком появился простой, советский, гранёный стакан, наполненный до краёв «рашен водка». Перед русскими лётчиками, естественно, тоже. А Пономаренко, не дав американцам опомниться, произнёс тост: «Я предлагаю выпить за здоровье Вашего Президента Буша, благодаря мудрой политике которого, мы стали общаться как друзья, а не как враги. Итак, за американского Президента до дна!»

      Все выпили, и наши лётчики тут же наполнили по-полной, но теперь только свои стаканы. А Пономаренко произносит, а теперь пьют только русские, поскольку наши американские друзья пить такими дозами не привыкли, да и вообще это повредит их  здоровью. Чтобы наш Президент не «обиделся»,  я предлагаю выпить за нашего Президента Горбачёва!» У американцев двусмысленное положение. Во-первых, их считают «слабаками», что они столько выпить не могут. А во-вторых, как-то неудобно, русские за их Президента выпили, они же тоже должны, как хозяева, за русского Президента выпить, по правилам «хорошего тона».

    Выпили по второму стакану, а Пономаренко тут же провозглашает третий тост: «Ну, а теперь за американо-советскую дружбу!!! Это святое!!! И стаканы у всех опять полные. Тут американский адмирал как закричит: «Мистер Пономаренко, хватит. Наши пилоты уже после двух стаканов не могут выйти из штопора»…

      Короче, с этого дня все «издевательства» с американской стороны прекратились, стали, как «шёлковые». А не умели бы наши пилоты пить, как бы они «честь державы защитили»? Не знаете? Вот и я не знаю!

      Кстати, именно в Ахтубе меня научили испытатели, летом в жару лучше всего утолять жажду разбавленным сухим вином, естественно, не в дни полётов. А когда нашего «Гуру Ар Сантэма» спросили: «Можно ли йогу пить вино?», — он ответил: «Не просто можно — необходимо, но пить его надо по йоговски, разбавленное». Только «Упаси Бог, уважаемый читатель, подумать, что я призываю Вас разбавлять марочный «Мускат белый красного камня» или коньяк «КВ» 7-летней выдержки. Тут каждый принимает решение сам, и сам же отвечает за последствия…

      Ещё момент. Наши предки – славяне знали, что для сохранения долгого здоровья нужны праздники, не менее 12 в году, а лучше больше. Так как именно в праздник организм лучше всего подзаряжается высокочастотной энергией. И сначала алкоголя не было, как нет его и сейчас в «колыбельных» цивилизациях (термин Виталия Сундакова), но это до той поры, пока они не соприкоснутся с представителями, так называемой, «пьющей белой» расы. И тогда эти племена спиваются и вымирают очень быстро. А кто завёз алкоголь в саму «белую расу»? Об этом история умалчивает, но ясно, что это произошло не случайно, «пьяными» людьми легче управлять…

      Вывод – «теоретически» лучше вообще не пить, но тогда, скорее всего, вы станете очень «скучным человеком», лишите себя многих сторон дружеского общения и неизвестно, выиграет от этого Ваше драгоценное здоровье или нет. Ещё Валерий Брумель, неоднократный олимпийский чемпион по прыжкам в высоту, сказал: «Полный аскетизм – это вторая сторона распущенности, и он также разрушительно действует на организм». Почему среди тех же долгожителей мало монахов и монашек, хотя они ведут ох уж какой праведный образ жизни. Потому что естественные человеческие желания – того же мужчины или женщины, они подавляют на «корню», а мысли то остаются…

       Могу привести много примеров подтверждения этого «постулата». Вот один из них — в Херсоне месяц назад скоропостижно скончался известный йог и художник Игорь Платонов в возрасте, не намного старше 40. Я хорошо много лет знал Игоря, бывал у него в мастерской, восторгался его картинами, здоровьем и образом жизни. Игорь – чистый вегетарианец, лет 15 провёл в полном «целибаде» (т.е. не позволял себе никакого близкого общения с женщинами), потом природа взяла своё – Игорь женился, родился сын, казалось бы – живи и радуйся. Он не употреблял ни грамма алкоголя, и имел колоссальную физическую подготовку. Его нагрузкам мог позавидовать любой спортсмен. Например, в холодной воде в октябре-ноябре месяце он каждый день делал заплывы по 30 и более минут, часами гонял на велосипеде и т.д. А умер в октябре этого года прямо на берегу Днепра, когда вышел на берег после плавания. Врачи сказали – оторвался тромб. Какой тромб в таком здоровом теле? Не знаю… Но его пример лишь подтверждает — никакой здоровый образ жизни не даёт гарантии дожить до преклонного возраста, хотя безусловно этому способствует.

           Ещё пример из жизни: мой друг Виталий Андреевич Решетников после окончания медицинского института получил распределение участковым врачом на Колыму. Там получил богатейшую практику, т.к. был единственным доктором в посёлке и на сотни километров его «окрестностей». Как врачу приходилось делать всё от принятия родов до вырезания аппендицита. Однажды больной, которого удалось Виталию спасти после неудачной охоты на медведя, подарил ему бутылку чистого спирта. А Виталий до этого вообще никогда не употреблял алкоголь, с детства, и его жена тоже. А морозы стояли под 50 градусов. Изба, где они жили, полностью не прогревалась. И вот однажды Виталий приходит с работы, «зуб на зуб не попадает», жена вдруг подаёт «идею» — может, спиртом согреемся, как все «нормальные» люди?

        Здесь я позволю себе «лирическое отступление» и напомню эпизод из фильма «Ещё раз про любовь», где играет молодая Татьяна Доронина. Проведя ночь в постели с понравившемся ей мужчиной, она начинает с ним знакомиться: «Слушай, а ты пьёшь?»
        Он ей отвечает: «Да, как все «нормальные» люди». Стюардесса Доронина с ужасом восклицает: «Да ты что! Ведь все «нормальные» люди пьют очень много!»

        Но вернёмся к моему другу. Идея жены на тот момент показалась Виталию здравой. Тут же разбавил спирт, «хряпнули» по «маленькой». Огонь «растёкся по жилам», сразу согрелись, и большие проблемы в одночасье стали казаться легко решаемыми. Да и борщ, которым закусывали, стал вдруг в три раза вкуснее. На следующий день, вернувшись с внепланового обхода больных на дому, выпить, предложил уже сам Виталий.

        В третий раз это предложение стихийно возникло уже у обоих. Опять выпили. На четвёртый день Виталий приходит с работы домой, видит на столе уже разведённый спирт стоит, жена с нетерпением его ждёт, и видно, что у неё аж «ноздри шевелятся» — так ей хочется выпить. (Почему говорят, женщины спиваются быстрее). Но в данном случае на таком же желании, скорее пропустить «стопарик спирта, якобы, для аппетита», поймал себя и сам Виталий.

       И когда он осознал, как быстро это «засасывает», он не дрогнувшей рукой вылил спирт в умывальник. Жена даже слово «мяу» сказать не успела. У Виталия правда тут же мелькнула мысль: «Можно ж было не пить, а использовать как анестезию?» Но он тут же её прогнал, сказав себе: «Нет, поступил правильно. Я всё равно тогда бы не удержался, выпил». Сейчас Виталий Андреевич, классный врач мануальной терапии, позволяет себе, и жене тоже, выпить по «5 грамм» хорошего своего вина, но не более. И уж тем паче, он никогда не теряет над собой контроля.

     Резюме: в идеале надо совсем не пить, но где ж их «теорэтиков» столько наберёшься? Посему, наш первый Командующий авиации ДКБФ, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Сергей Арсентьевич Гуляев говорил так: «Это же надо употреблять как «продукт», а не как средство для обалдения». В подтверждение этого постулата приведу пример из жизни, который мой друг наблюдал своими глазами. Но немного пред истории, чтобы была понятно «пикантность» этого вопроса. На третьем курсе Военно-Морской академии города Ленинграда все слушатели покупают мебель. Когда тебя зашлют в какую-нибудь Монгохту, там мебель уже не купишь, особенно приличную. Но даже в городе Ленинграде «приличную» мебель в те времена купить было не просто, и «охота» за ней начиналась где-то за полгода до выпуска. И вот после занятий группа слушателей, посетив пивбар и отведав чешского пива, («Жигулёвское» нам и в гарнизон привозят… раз в месяц), сытно икая,подходила к своей гостинице на проспекте Пархоменко. Возглавлял эту группу подполковник Темьяновский Толя, по кличке «Тимсон». Об этом персонаже стоит сказать особо. Анатолий обладал обалденным чувством юмора, и поэтому друзья к нему тянулись. Не разочаровал он публику и в этот раз.

     Откуда-то выскочила жена Анатолия Лиля: «Толечка, Толя, я кухонный гарнитур купила, сама, без тебя», — а лицо аж сияет от радости, что она это сделала. Анатолию бы только радоваться, что ему уже не надо бегать по мебельным магазинам города Ленинграда и брать на себя этот груз ответственности. Вместо этого посмотрел на друзей, сначала влево, потом вправо, потом задумчиво на облака и веско произнёс: «Это ж надо, в доме ни грамма спиртного, а она мебель покупает». После чего гордо проследовал дальше. Лиля минут пять не могла сойти со своего места, а до глубокого смысла этой фразы, по моему, она не дошла до сих пор. Кстати, это выражение сразу стало классикой авиационного фольклора.  А вот что я ответил жене, которая вчера сообщила мне радостное известие по интернету с Урала: «Милый, я в дополнение к своему «Ноутбуку» ещё «Планшет» купила». На что я, находясь в Херсоне, отправил смс: «Это ж надо, в доме ни грамма спиртного, а она «Планшеты» покупает», — после чего проследовал на кухню, открыл холодильник с надписью «Работает с 7 до 18.00, и не найдя в оном запотевшей горилки с перцем, под кофе стал переваривать это радостное известие. Кстати, этим выражением вы можете выражать свои восторженные эмоции на любую крупную покупку жены.

    А вот что говорит 104 летний старец Андрей Ворон по поводу пития, чьи мудрые мысли отразил писатель и журналист Мирослав Дочинец в книге «Многие лета, благие лета»:

      «Пить или не пить? Если пить, то что? Водка будоражит кровь, затуманивает ум и будоражит силы. Пиво — вялит мозг и долго бродит в теле. Вино в небольшом количестве веселит сердце, согревает тело.
       Спиртное до 12 лет — стыд, после 20 — во вред. До 30 лет лучше не пить совсем. В пожилом возрасте можно позволить себе рюмочку». Андрей Ворон и его ровесники говорят, что это будет скорее на пользу, чем во вред.
       Если куришь, брось сразу и навсегда. Это будет твоей первой большой победой, за ней, увидишь, будут и другие. Потому что самая радостная и большая победа — это победа над собой.

      Славяне, в общем, слабые, и легко привыкают к выпивке, хотя она пришла к нам на 1000 лет позже, чем к азиатским и южным народам. Употреблять спиртное в малых количествах можно, хотя пользы никакой, а потерь и хлопот много. Умнее всего поступает тот, кто почти не пьёт. Хуже всего поступает тот, кто пьёт редко, но много. Большие дозы спиртного разрушительно влияют на организм».

       Ну, и в преддверии Нового года пару тостов для расширения «кругозора» читателей, а то подумаете, что я вас к полному «целибаду» призываю или в общество «ПАПА не пей, отдай деньги МАМЕ».

     Все, наверно, слышали присказку, когда гостям не терпится выпить, а своей «фантазии» придумать «нормальный тост не хватает кроме как: «Ну, между первой и второй перерывчик небольшой — наливай». А ведь можно не говорить такую длинную фразу, которая к  тому же приедается. Достаточно всего один раз с умным видом задать собутыльникам «риторический вопрос»: «А знаете ли вы, что говорил великий русский писатель Антон Павлович Чехов по этому поводу?» И победно выдержав паузу, дабы дать прочувствовать коллегам по столу, что они «серые, как штаны пожарника», с пафосом произнести: «А Антон Павлович провозглашал: «Как это здорово заскочить с мороза в сени и выпить рюмку водки, и всё это только для того, чтобы, не закусывая и не раздеваясь, тут же выпить второй!» А если Ваши друзья такие же «образованные», как и Вы, просто наливаете по второй  и со словами: «Ну, по Чеховски»… лихо опрокидываете в себя эту «гадость»… или «напиток Богов — кому как нравится», тем самым демонстрируя окружающим свою начитанность и знание «классики»…

      А теперь звучит «настоящий» кавказский тост – загадка,( для «интеллектуалов»):

     «Жил на Кавказе знатный князь, и росла у него красавица-дочь. Когда ей исполнилось 15 лет, князь пришёл к ней на женскую половину дворца и сказал: «Дочь моя ты уже выросла. По нашим горским законам девушку в таком возрасте уже выдают замуж, и зачастую своего будущего мужа она впервые видит лишь на свадьбе. Но я тебя очень люблю, поэтому не буду поступать так жестоко. Я уже объявил по всем горам и аулам, чтобы завтра лучшие джигиты знатных родов съехались к нам на площадь. Ты сама выберешь того, кто пленит твоё сердце с первого взгляда. Мы сыграем свадьбу, и жениху я доверю управлять половиной нашего царства».

      Дочь сказала: «Папенька, я согласна выполнить твою волю…»

      Утром около 500 джигитов в красивых одеждах на своих верных боевых конях начали гарцевать по площади перед дворцом. Дочь князя вышла на балкон, долго выбирала, вот уже, кажется, нашла, как в поле её зрения попал ещё более красивый юноша. Только хотела сказать: «Вот он мой жених», как того оттеснил ещё более мужественный и нарядный. И тогда  князя, а она была умной девушкой, произнесла: «Молодые люди, вы все настолько красивы, что моё сердце разрывается на части от любви к вам. Я не могу вот так сразу выбрать из вас самого достойного, поэтому положусь на волю случая. Сейчас я взмахну рукой с платочком, и вы все поскачите к нашему родовому замку на окраине страны, и чей конь последним пересечёт линию ворот замка, за того я и выйду замуж. Но при этом одно условие, вы должны всё время двигаться, останавливаться отдыхать запрещено».

       И не дав джигитам осмыслить свои слова, она махнула рукой. И тут же вся эта кавалькада в 500 всадников помчалась к их родовому замку. Но постепенно до всех стал доходить смысл условия – чей конь последним пересечёт ворота замка. Естественно, стали притормаживать, и вот уже все джигиты на своих быстрых конях «плетуться» самыми «черепашьими шагоми». День так в дороге проходит, второй пошёл. Самые нестойкие, которые больше всего проголодались, сказали: «Да, ну её «нафик» эту принцессу, кушать хочется», — и отвалили от строя. Потом ещё, ещё, и вот через неделю пути на дороге остались два лучших друга, которые больше всех влюблены в дочь князя, и в тоже время дружбу предать не могут.

       И вот как бы медленно они не ехали, но настал день, когда на горизонте показался родовой замок. И тогда они остановили коней и поняли, что дальше эта ситуация разрешится только со смертью одного из них. Ночь настала. Недалеко от дороги костёр разгорелся. Смотрят, старик у костра сидит и машет им рукой. Подъехали они, а старик им говорит: «Юноши, по вашим лицам вижу, горе у вас какое-то. Расскажите, может, помогу советом». Те ему в ответ: «Эх, аксакал, нашему горю нельзя помочь, ситуация тупиковая», — но всё – таки рассказали старику свою историю. «Да, — протянул аксакал, сколько лет на свете живу, но с такой ситуацией не встречался. Дайте подумать».

       Через 5 минут машет руками: «Молодые люди, склонитесь ко мне», — после чего прошептал юношам всего два слова. Я подчёркиваю, всего два слова сказал мудрый аксакал юношам, после чего они бросились на коней и стремглав помчались к воротам замка.

      Дочь князя вышла замуж за самого удачливого и достойного джигита, а второй остался другом семьи, и был тоже награждён князем. Я задаю вопрос: «Какие два слова сказал аксакал двум юношам, чтобы разрешить тупиковую ситуацию?» Ответ для тех, кто не додумается, я дам в следующем рассказе, а пока закончим тост. « Так поднимем же наши бокалы за то, чтобы в какие бы сложные жизненные ситуации мы не попадали, у нас всегда было время подумать и найти правильное, мудрое решение!!!»

      А теперь информация к размышлению, но сначала напомню слова Виталия Сундакова, которые он высказал в самом начале нашей дружбы: «Могу себе позволить такую роскошь дружить с несколькими людьми независимо от их богатства, связей, вероисповедания, религиозной конфессии, политических взглядов и прочего. Просто дружу, потому что они мне близки по духу»… Так вот, эта информация для тех, кто себе может «позволить» иногда «мусорить деньгами» или заниматься «благотворительностью» в поддержку  начинающего писателя, издающего свой первый «десятитомный роман». На данный момент число читателей перевалило за 100 000 —  пришла пора издавать книгу. Но на большой тираж у меня просто нет финансовых средств, да и желания тоже, т.к. потом придётся возить свои книги по магазинам, или просто укладывать их штабелями дома в надежде, что «потомки» оценят непризнанного мастера «эпистолярного жанра» и лет эдак через 100 его «опусы» станут бестселлером  и их будут покупать «нарасхват». , до Нового года издательство  мне пообещало сделать три экземпляра книги (я упросил это сделать для тех ребят, кто уже прислал деньги), и остальные 10 – (для самых близких друзей) выпустить после праздников, т.к сейчас они завалены новогодними заказами. Учитывая такой «бешенный тираж», книга под названием «Морская авиация как она есть» получится дорогая, но красивая и эксклюзивная, в твёрдом переплёте и с цветными картинками.  Если наберётся хотя бы ещё 10 и более «книгоманов» от авиации, желающих приобрести эту книгу с автографом и парой прочувствованных слов от автора, как музейную «редкость», то прошу уведомить об этом по одному из указанных адресов». Цена книги будет зависеть от количества заказанных мной, точнее вами, экземпляров — это, я думаю, в разъяснениях не нуждается?

       chechelya@ukr.net  или   chechelya@yandex.ru или в «одноклассниках» — Чечельницкий Василий Васильевич 1947 г.р. 

 Тогда я закажу второе издание, но ровно по количеству присланных заявок. (П.С. Друзья, рассказ вышел сегодня и уже начали поступать заявки на книгу. Чтобы мне легче было их фильтровать среди своей почты, идеально, если сделаете, как Александр Ромащенко, он в теме письма сразу указал одно слово «КНИГА», и я сразу выделяю такие письма и вношу их в список заявок.)

      И чтобы окончательно убедить любителей авиации, что книга всё-таки будет, привожу письмо от Российского путешественника Виталия Сундакова, чьи слова приведены в начале этого рассказа, и которого я попросил написать короткий анонс к своим запискам морского лётчика, поскольку именно Виталий четыре года назад выпустил «джина из бутылки», вдохновив меня, что надо писать. До этого я за 10 лет после ухода из армии исписал две толстых общих тетради рассказов-воспоминаний о жизни, но даже близко не «мечтал», что когда-нибудь вынесу их «на суд читателей», а уж тем более, осмелюсь издавать книгу. Короче, если что не так, валите всё на моего «дружбана» Виталия Сундакова. «Жираф большой — ему видней!»

 Виталий Сундаков <sundakov@yandex.ru
 Кому
 Чечельницкий Василий <chechelya@yandex.ru>
 кратко
 Дружище, я в Латинской Америке и без инета. Вернусь к новому году и если еще актуально то прочту и напишу. Ну, а так, доверяю написать самому не жалея превосходных степеней. Обнимаю.
Отправлено с iPhone

 Итак, поздравляю всех с наступающим Новым годом!! Желаю всем Любви, Здоровья, к Здоровью обязательно Удачу, т.к. на «Титанике» все были здоровы, но им это не помогло, а также Гармонии с собой и Миром! Пусть Ваши мечты превратятся в планы и сбудутся!!! А я пока поработаю над эпитетами в «превосходной» степени в отношении себя, только бы не забыть их потом вставить в книгу. «Мэтров» надо слушать… Обнимаю… Счастливого Нового года!!!

      Искренне ваш – полковник Чечель…

    Ну, и закончить, как ответ на этот риторический вопрос «Пить или не пить???» позвольте словами шутливой песни (жена назвала её дзеновской) Юрия Кукина

Юрий Кукин — Брошу пить когда-нибудь и… (Беда)

С одним человеком случилась беда —
Друзья от него отказались,
Не стали его приглашать никуда,
Исчезли и не появлялись.

Знакомые просто забыли его,
В семье уважать перестали.
Он очень тоскует и нет никого,
Кто спас бы его от печали.

Он книжки читает, он грустно живет,
О помощи даже не просит.
И я вам скажу – это каждого ждет,
Кто пить неожиданно бросит!

На фото — Императрица Екатерина и князь Потёмкин-Таврический пожелали запечатлеться с полковником для истории, а он как истинный джельмен не смог им отказать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.