Чечельницкий В. Не верь глазам своим. Этого не может быть!

Как-то в чине старлея меня подняли по тревоге из моего первого ДС (дежурные силы) — сидеть неделю в ДС в повышенной Боевой готовности к вылету доверяют только полностью боеготовым, надёжным экипажам. Дело это было на Балтике, стоял туман, я взлетал почти по взлётному минимуму, (50 на 500),  меня подняли по тревоге, заведомо зная, что посадку буду производить на запасном аэродроме. Но во времена «холодной войны» нас заставляли делать рискованные вылеты, и это было нормой.

      И вот Вы представьте, сначала мы вскрыли всю надводную обстановку в локатор со средних высот, а потом я нырнул вниз, чтобы визуально проверить радиолокационные отметки от целей. Несусь у самой воды, на море штиль, над морем приземный туман волнами, но периодически появляются разрывы 1 — 1,5 км. Опознали МРТ (малый рыболовный траулер), нашли разведкорабль ФРГ «Альстер» у самой границы наших территориальных вод, потом мелькнул сухогруз и вдруг, я глазам своим не поверил — стоит 5 подводных лодок нос к носу (Представьте круг, а в нём пять ПЛ носом к центру) Пока я протирал глаза, что этого не может быть, (Развед отдел Штаба авиации, когда давал мне надводную обстановку в районе, ни о каких подводных лодках не говорил). А они ж, как привидения, тут же расстаяли под крылом, но радист Валера Фартушный, (на фронтовом бомбардировщике ИЛ-28  он сидит в корме —  «верный глаз в жопе командира») подтвердил: «Командир 5 подводных лодок». У меня аж муражки по коже — война, блин, а если это фээргэшные? (Федеративной Республики Германия). Мы их из-за огромной скорости даже опознать не успели. Короче, даю команду: «Радист, немедленно передавай по дальней связи — 5 неопознанных подводных лодок идут в надводном положении. Штурман, выдай ему координаты».

    Гордый от завершения столь сложного, но удачного вылета, я взял курс домой, передали, что погода улучшилась — посадка на своём аэродроме… «Но пасаран!!!» (Они не прошли).

   Через неделю, сменившись с ДС, меня отправили в Балтийск, где проходило заседание всех крупных морских начальников перед большими флотскими учениями. А поскольку мой экипаж обеспечивал ракетные стрельбы кораблей пуском пикирующих мишеней ПМ-6Г, мне тоже приказали туда прибыть. И вот в перекуре, я слышу, как группа моряков, все капитаны 1 и 2 ранга,  кроет матом какого-то мудака-лётчика. Я так бочком-бочком поближе и слушаю. Рассказывает, я так понял, командир бригады подводных лодок, естественно, дизельных, ибо атомные до Балтики ещё не добрались. Как он, возвращаясь с Атлантики после очень тяжёлого похода, решил нарушить все руководящие документы, и пользуясь погодой — штиль и туман, дал команду всем лодкам всплыть днём, чтобы дать экипажам ПЛ хоть немного подышать свежим воздухом, а заодно учинить консилиум всех пяти докторов по поводу физического состояния одного матроса, который по непонятной причине впал в кому и уже вторые сутки из неё не выходит. Только всплыли, и какой-то мудак, выскочил на них на ИЛ-28 и всех тут же «заложил». Со Штаба флота сразу пришла радиограмма всем немедленно осуществить погружение. А потом всем командирам подводных лодок объявили по взысканию, кому больше, кому меньше…

     Я послушал, и тут во мне некстати пробудилось слово «совесть», неожиданно для самого себя я жалобно- щенячьим тоном произнёс: «Господа офицеры, вы меня извините, но «мудак-лётчик» — это я. Я ж не знал, что вы после похода…» В воздухе повисла тягучая пауза, в течение которой я готов был буквально от стыда сквозь землю провалиться, что подвёл таких «уважаемых господ офицеров». И тут все стали меня утешать, мол, пацан ты не переживай, ты ж не знал… Ты ж не специально… Короче, на моряков так произвело впечатление моё чистосердечное признание, что потом, после окончания заседания, они «учли мне это при разливе пива» в буфете гарнизонного Дома Офицеров города Балтийска.

      Но самое прикольное во всей этой истории то, что когда я её рассказал своему другу в Херсоне, потомственному моряку, капитану 3 ранга в запасе, Вяткину Валерию Васильевичу, он сказал, что я это всё придумал, т.к. подводные лодки строем не плавают и вместе они оказаться не могли. Я ему говорю : «Валера, но я их видел своими глазами» Он мне: «Этого не может быть,  потому что этого не может быть никогда — тебе померещилось».

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Видать, Василия плавал, Василия знает! Что и как оно бывает, не бывает…

  2. Василич плавал. Василич знает!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.