Воскресный кинозал. Фильм «Анкор, ещё Анкор»

Чтобы ценить, то, что мы имеем сегодня — надо хорошо знать, помнить и понимать, то, что было с нами вчера! Кто-то посмотрев фильм посмеется, кто-то промолчит, а кто-то выругается матом. Такие фильмы снимали о нашей армии еще десяток лет назад. И они получали в Европе пальмовые ветки и призы. Почему? Потому, что это было против нашей России! Потому, что они нас ненавидят!

«Анко́рещё анко́р!» — российский художественный фильм режиссёра Петра Тодоровского. Фильм получил главные призы: «Ника» на Всероссийском фестивале за лучший игровой фильм 1992 года…

Фильм этот рассказывает о послевоенной жизни небольшого гарнизонного городка, где все всё друг про друга знают, где офицеры жестоко бухают, где жены от беспросветной скуки изменяют мужьям, а те в ответ бегают за ними по улице с пистолетом.

В гарнизоне разворачиваются любовные треугольники, углами отбивая людям головы, кипят шекспировские страсти, а в финале главного героя, следуя тогдашней традиции освобожденного кинематографа, злое «кей-джи-би» отправляет в GULAG.

Фильм не был плох, но был лжив. Ложь не в том, что в гарнизонах не бывает гадства и бл@дства — бывает, еще как бывает. Проблема в том, что по версии Тодоровского-старшего, кроме гадства и бл@дства, ничего в офицерской жизни и нет — а вот это уже вранье. Ну да бог с ней, с нашей творческой интеллигенцией, у нее вообще в последнее время большие проблемы с умением показать что-то светлое и высокое — не то таланта не хватает, не то разлитие желчи не способствует. Вернемся к выражению «Анкор, еще анкор!».

Смысл названия фильма мало кто считал еще тогда, а уж сейчас — тем более. Меж тем это явная отсылка к последней, незаконченной картине великого русского художника Павла Федотова, которая так и называется: «Анкор, еще анкор!». На картине изображен скучающий опустившийся офицер, заставляющий свою собаку прыгать через трость.

И если смыслом картины была зеленая тоска гарнизонной жизни (которую и зарифмовал со своим фильмом Тодоровский), то в названии художник иронизирует над слабой образованностью провинциальных офицеров.

Дело в том, что слово «анкор» — русская транслитерация французского слова encore, которое означает… «еще». «Анкор, еще анкор!» — это глумление над бездумным, неоправданным употреблением иностранных слов — вроде сегодняшнего засилья «эйчаров» и «коучеров».

Картина Федотова была очень популярной, и выражение «анкор, еще анкор!» вошло в русский язык, став тогдашним аналогом сегодняшних мемасиков в стиле «- МГИМО финиш? — Аск!»

P.S. По поводу часто встречающегося в комментариях мнения: «Тодоровский — сам фронтовик, поэтому все, что он снял — чистая правда!».

А фронтовик это уже индульгенция на все? В фильме, напоминаю, офицеры гарнизона, все поголовно подлецы, алкаши, трусы и бл@дуны — тоже все фронтовики, там действие в 1946 году происходит.

И еще напомню, что перед премьерой фильма не менее настоящие ветераны из «Комитета ветеранов войны», которые тогда еще были живы, просили не показывать фильм, где их всех представили тупым быдлом, хотя бы 23 февраля, в День Советской армии. Но глава телеканала «Россия» Лысенко их послал. И только когда министр обороны «Паша-мерседес» вмешался, телевластители смилостивились и перенесли на 24-е. Пошли навстречу, понимаешь, ветеранам, уважили старичков.

Вы знаете, я очень мирный человек, но вот представителей творческой интеллигенции, которые намеренно били в 90-е по самому святому, оплевывая Победу и фронтовиков, очень не люблю. Потому что сам жил тогда в одной квартире с бабушкой жены, в войну воевавшей в партизанском отряде на Северном Кавказе. Которая смотрела на то, как наша «творческая элита» с гоготом топтала все, что для нее было свято, и только одному радовалась: «Хорошо, что Вася (ее муж, которого в войну дважды к «Герою» представляли) не дожил». А она с Василием Михайловичем всю жизнь по гарнизонам. И ей я верю как-то больше.

Dixi.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *