Ткачев Ю. Побывальщины от Сани Потемкина. Крещение Нептуном

Во время первого заграничного рейса, при пересечении экватора, вся команда теплохода «Бургас» подверглась крещению царём океанов и морей Нептуном. В числе таких «счастливчиков» попал и я. Нептуна выбирали всей командой. Нашли для этой роли огромного и мускулистого судового механика по фамилии Зарембо.   Нацепили ему бороду из пакли, поверх плавок нацепили изрезанную в лохмотья зеленую юбку, пожертвованную нашей буфетчицей Катей. Юбка должна была изображать водоросли. Судовые умельцы изготовили ему трезубец на другом конце которого находился деревянный чоп с вырезанной на нём печатью. Наш механик и так не был изящным красавчиком, а тут стал прямо зверюга — зверюгой.
Нептун сам подобрал себе свиту из шестерых матросов, тоже нехилых парней. Свита измазалась сажей и изображала чертей. Нептун махал трезубцем, черти стучали в кастрюли и плясали, а жертвы по очереди подходили к Нептуну, называли себя, оголяли задницу и получали печать на ягодицу. Мастика для неё была изготовлена из сажи и мазута. Этой же мастикой черти мазали с ног до головы всех своих крестников. После приобщения к морскому братству черти волокли крещенного за руки и ноги к бассейну и, раскачав, швыряли его туда. Потом страдальца вытаскивали из воды и давали выпить до дна двухлитровую (!)деревянную кружку вина.
— Ого! – удивлялись ждущие крещения от Нептуна очередные,  — Расщедрился кэп, это ж надо, сколько вина команде выкатил.
В предвкушении бесплатного угощения процедура новообращения казалась мне не такой уж и страшной.
Наконец,  подошла и моя очередь снимать штаны и получить свою печать – знак отличия от всех остальных сухопутных крыс. Резинка для печати была прибита гвоздями к деревяшке. Шляпки гвоздей вылезли из резины и пробили  кожу сразу в четырех местах. Я заорал от боли, но черти, не обращая на меня внимания усердно намазали меня этой черной мазью и швырнули в бассейн.  Когда мне несли эту огромную кружку с выстраданной пайкой вина, я думал о том, как бы не опозориться перед народом и выпить её, как и другие до самого дна.
Я взял в руки кружку. Внутри неё помещалась еще одна деревянная вставка, а неё налито примерно сто граммов сухого вина. Мама моя! За что я перенес весь этот балаган? Грязный, мокрый и трезвый, как собака, я расстроено пошел в каюту мыться и переодеваться в сухое. Когда поднялся на верхнюю палубу, там представление ещё не закончилось.
Под конвоем, с секирами наперевес, к Нептуну подвели капитана, старпома, помполита*, стармеха и судового врача Татьяну Ивановну. Они упали в ноги к Нептуну и откупились от крещения своими дарами – вином и коньяком. Нептун благосклонно принял подарки и их отпустили с богом.
Соблюдение морского обычая – дело святое, но на нашем «Бургасе» нашлись уклонисты. Одним из них был  одессит Павел Корчагин. Паша носил имя и фамилию известного героя книги Николая Островского, но характер имел заячий. Крепко поддавшая свита обыскала все судовые загашники и, наконец, нашла свою жертву. Паша спрятался в барабане огромной корабельной стиральной машины среди грязных простыней и наволочек. Прежде чем  его достать,  слуги Нептуна включили машину и с полминуты прокрутили бедного беглеца в барабане. Затем вынули его и за руки и ноги принесли пред очи грозного царя морей. Разгневанный Нептун заставил поставить Паше десять печатей на его тощий зад, а чтобы он не сопротивлялся, связали веревками. Винца правда ему после экзекуции налили целых два литра – пожалели парня. Наш одессит выпил до дна, тут же упал на палубу и уснул.
Нашли ещё и буфетчицу Люсю. Наша красавица  пряталась на камбузе за стеллажами. Она стеснялась оголяться перед мужиками, поэтому, с нею обошлись мягче – поставили только три печати, а от вина она отказалась в пользу чертей.  Черти обрадовались, но Люсю все-таки в бассейн зашвырнули. В нём до неё уже побывало несколько десятков измазанных сажей и мазутом матросов, и когда Люся выбралась из бассейна то превратилась из красотки  в жуткое морское чудище.
После всех этих ужасов, Нептун выдал всем участникам представления охранные грамоты с указанием места и времени крещения. Туда же были занесены паспортные данные моряка загранплавания с фотографией и гербовой печатью теплохода «Бургас». Так, что все были довольны, а охранную грамоту потом на берегу показывали всем своим друзьям. Правда о перенесенной ради неё экзекуции  скромно умалчивали.

*Помполит — помощник капитана судна по политической части, непременный член экипажа в советские времена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *