Богданов И. Сколачивание (часть 2)

theriveterspodcast.com

Николаев. Береговая база.  Плац. С плаца в класс. С класса на Садовую-13 к семейному общежитию.

Строгий распорядок дня поставил офицеров и мичманов первого экипажа тяжёлого авианосного крейсера «Киев» в 09.00 понедельника 16 сентября 1974 года в строй на плацу береговой базы.

Стоящие в строю офицеры и мичмана ждут ценных указаний, относительно качественного и полного заполнения трудового дня — продолжительностью 12 часов 51 минута, из неизменных 24-часов в каждых сутках.

Стоящие в строю офицеры и мичмана твёрдо знают, что трудовой день продолжительностью в 12 часов 51 минута, с вероятностью более ста процентов не будет соответствовать указанному.

Так было всегда, особенно в боевой части связи БЧ-4, где командир боевой части, мог свободно — не моргнув глазом — приравнять 12 часов 51 минута и с огромной радостью превратить их в 24 часа.

Этот день начинался восходом в 06 часов 28 минут. Закат предполагался в 19 часов 19 минут.

Командир БЧ-4 напряжённо ходил перед строем офицеров и мичманов вверенной ему боевой части и одновременно в его голове напряжённо работала считалка: с восхода солнца — до построения, которое состоялось в 09 часов 00 минут — 02 часа 42 минуты, добавляем 02 часа 42 минуты к 21 часу 51 минуты — от восхода до заката – получаем 24 часа 33 минуты, т.е. ещё целых 33 минуты можно использовать офицеров и мичманов БЧ-4 уже в 17 сентября 1974 года.

К математическому анализу наступившему трудовому дню — в голове командира БЧ-4 напряжённо заработала логика: в поисках юридического обоснования включённой считалки, результаты которой, явно противоречили тем самым Уставам, которые накануне, плачем мичмана Фещенко Виталия Ивановича – временно заклинили командира БЧ-4 до утра 15 сентября 1974 года.

Стоящие в строю офицеры и мичмана БЧ-4 не знали о включённой в напряжённой голове командира БЧ-4 считалке и логики, которые (считалка и логика) уже сформулировали и обосновали временные параметры, начавшегося трудового дня стоявших в строю.

Вызвало удивление, напряжённое молчание командира БЧ-4, напряжённо осматривающего строй офицеров и мичманов.

В 09 часов 10 минут стало известно, что тяжёлый авианосный крейсер «Киев» и 17 сентября не сможет принять свой первый экипаж, в виду продолжения напряжённых авральных работ строителями Черноморского завода по оснастке корабля.

Поступила команда покинуть строй и продолжить «сколачивание» экипажей боевых частей в учебных классах, а старший помощник собрал командиров боевых частей на экстренную пятиминутку.

Офицеры и мичмана боевой части БЧ-4 делились впечатлениями от шефского концерта в Николаевском ДК для всего экипажа «Киева».

В этот раз Соня Ротару пропела про «руту червону» и «смуглянку-молдаванку», и при этом поставила условие петь — только для офицеров и мичманов, а для их любимых жён – исключительно за плату, на них шефство Софии Ротару не распространялось — по её железной логике.

Каприз Сони Ротару — всех совершенно откровенно возмутил и оставил неприятный осадок.

Тем более, что раньше давали свои шефские: Кобзон, Лещенко, Серов и этот – юморист с выпученными глазами, который попугая изображал, из рогатки (плюмбула) в муху стрелял и разоружил весь класс — Хазанов.

Так они выкладывались по полной и капризов не ломали — пиарились заодно. Им всем за это заслуженных дали, орденами наградили, премии, грамоты – тоже по полной!

Интересно, кто из первого экипажа офицеров и мичманов первого тяжёлого авианесущего крейсера «Киев» удостоится такого внимания???  В учебный класс возвратился командир БЧ-4, переполненный полученными ценными указаниями трудового дня.

Поставлена задача: наполнить «содержимым» — можно сказать «ЖИЗНЬЮ» — книжки боевой номер для матросов, старшин и мичманов, функциональные обязанности офицеров для боевого расписания нашего первого в серии тяжёлого авианесущего крейсера «Киев», который ещё не видел своих укротителей, а укротители – своего монстра.

Эта задача напоминает сочинение на заданную тему, которую надо раскрыть: до тонкостей каждого героя, до волосинки и вздоха.

Да так, чтобы корабль наш ожил, расправил плечи, подставил паруса всем ветрам, и погнал — с нами вместе: 280 офицерами, 216 мичманами и 937 старшинами и матросами — со всем первым экипажем – мочить (в смысле громить) супостата.

Всеми видами оружия – сразу или на выбор, но, чтобы мало супостату не показалось.

Примерно так должно читаться в сочинении на заданную тему про книжки боевой номер.

Задание должно быть выполнено быстро, точно и в поставленный срок – заключил командир БЧ-4, его секундомер включился в 09 часов 00 минут 16 сентября 1974 года – считалка и логика у него была включена чуть раньше.

На этом месте необходимо сделать паузу, выдохнуть, осознать и понять, как это всё выполнить: быстро, точно и в срок???

В 10 часов 10 минут, сразу же после короткого перерыва, возник первый вопрос относительно сочинения на заданную тему, почему это сочинение должен писать первый экипаж первого тяжёлого авианесущего крейсера — ещё не ступивший ни одной ногой на палубу корабля, и не поднёсший руку к головному убору для исполнения ритуала отдания чести флагу.

Нет, писать то можно, когда есть на руках необходимый исходный материал в виде штатного расписания и техники на боевых постах, и путь каждого — от кубрика, каюты — до боевого поста.

Доставайте из кармана карандаш простой — фабрики Сакко и Ванцетти, включайте мозги, и ваяйте быстро. точно и к указанному сроку.

Ну, вот и выстроили логическую цепочку с чего начинать ваять, и сами ответили на первый вопрос.

Отбросьте сомнения, что всё это — кто-то Вам должен принести на блюдечке, с голубой каёмочкой, возможно даже назначенный, ответственный представитель с Большого Козловского-6.

Назначенный представитель с Большого Козловского — 6 тщательно проверит ваше ваяние — все 937 книжек боевой номер для матросов и старшин, написанные простым карандашом фабрики Сакко и Ванцетти, и очень строго топнет ногой – мол – плохо, и не просто плохо, а ужасно плохо.

Получайте первую двойку вашему сочинению и, чтобы быстро, точно, и к новому указанному сроку.

И зарубите себе на носу, что в ведомстве на Большом Козловском-6, вас вдохновляют, направляют на всякие новостроящиеся — для удовлетворения вашей же романтической одержимости — корабли, и тщательно проверяют, чтобы вы устраняли – точно, быстро и к указанному сроку свои ошибочки.

Точите ваши карандаши фабрики Сакко и Ванцетти и ластик (стиральная резинка) нужен — ошибочки убрать, и с новыми мозгами продолжать ваять.

На улице стоял прекрасный осенний день семьдесят четвёртого года! Жизнь текла по своим руслам.

Распорядок дня предложил первому экипажу первого авианесущего крейсера «Киев» обед – зарядить новой энергией романтические одержимости, подчёркнутые назначенным представителем с Большого Козловского-6.

А тем временем, в семейном общежитии на Садовой -13, Томе Шакуро — удалось уговорить коменданта общежития — заменить страшно скрипучую полуторную железную кровать, на такую же железную страшно скрипучую — двух спальную кровать Виктора Блытова из холостяцкого общежития, за дефицитную шоколадку «Алёнка».

Страшно скрипучую железную полуторную кровать Томы Шакуро подсунули холостому Вите Блытову — всё равно он не заметит утраты 50 см. ширины и 205- и см. длины своего железного кроватного пространства.

Володе Шакуро — Тома решила не говорить об удачно проведённой операции под кодовым названием 50 Х 205, где 50см.-ширина и 205см.-   длина, увеличившегося железного кроватного пространства, как секретный сюрприз для Володи Шакуро.

Улыбнулась фортуна и жене комдива Ефимова — Свете Ефимовой – удалось уболтать коменданта семейного общежития, известной ещё и как подпольной ростовщице, занять трёшку до получки — для создания иллюзии блаженства и комфортности.

Наташа Исенко и Оля Иванова гуляли по Советской – их, как магнитом притягивал обалденный запах фирменного колбасного магазина — туда стекались все гурманы Николаева. Ограничились 150 гр. на двоих «докторской» в мелкую нарезку.

16 сентября 1974 года над Советской висел устойчивый, пьянящий запах КоКо Шанель № 5 от смешения трёх устойчивых обалденных запахов Николаева: фирменной настоящей украинской колбасы с чесноком, фирменного парфюма «Алые паруса» с парфюмерной фабрики, и фирменного запаха халвы с маслобойного комбината – жизнь текла по своим руслам.

В 16.00. первый экипаж первого авианесущего крейсера «Киев» занял места в учебных классах для исправления своих накосяченных ошибок в книжках боевой номер, на которые обратил внимание представитель с Большого Козловского-6 и потребовал немедленного, быстрого, точного и в срок устранения.

Все офицеры и мичмана очень сильно напряглись, наморщились, раскалили оба полушария мозга: и левое — с логикой, и правое — с эмоциями, ошибок не обнаружили.

Вместо нескольких запятых — поставили точки с запятой, и сдали на проверку назначенному с Большого Козловского -6.

И опять: строго топнули ногой – мол плохо, но уже гораздо лучше, и вот вам вторая двойка с плюсом, вашему сочинению, чтобы быстро точно и к третьему указанному сроку исправить.

В третий раз все офицеры и мичмана напряглись сильнее сильного, и репы сморщилась, и пар валил столбом, и извилины выпрямились – сдали на проверку без единого исправления.

Сказали, что очень хорошо справились с поставленной задачей, и на Большом Козловском — 6 — полная уверенность в правильном подборе кадров для первого тяжёлого авианесущего крейсера «Киев» — кадры решают всё.

Однако, спешите медленно, оказалось, что офицеров и мичманов первого авианесущего крейсера «Киев» вовлекли в какую-то «комедь» — репетиция по созданию (написанию) книжек боевой номер для 937-и матросов и старшин и 216-и мичманам.

Да репетиция, а не «комедь», а по — настоящему — всё будет, но не сейчас. В бане так не разжаритесь и парком исходить будете по полной — придёт тот час.

Вам же уже сказали для чего назначили на первый авианесущий крейсер «Киев» — вдыхайте полной грудью нежный запах вашей романтической одержимости.

Подвох заметили, когда командиры боевых частей возвратились в учебные классы — с тремя книжками боевой номер и ни одного карандаша фабрики Сакко и Ванцетти.

Вагон и маленькую тележку, загруженную книжками боевой номер и карандашами фабрики Сакко и Ванцетти, надо было бы пригнать, чтобы обеспечить выполнение поставленной задачи быстро, точно и в указанный срок.

А, кто в карманах носит резиновое изделие — ластик (стиральная резинка), устранять накосяченные ошибочки?

Нет, конечно, у многих были резиновые изделия, но под другим номером — ошибочки и косячки ими — никак.

Не додумали на Большом Козловском-6, относительно полевой сумки — для первого экипажа авианесущего крейсера «Киев», как у армейских, когда они в окопы.

Посмотрите, что у полевого ротного командира должно в обязаловке быть в этой сумочке: карандашиков от Сакко и Ванцетти — аж 2-два шт. и резиновое изделие, конкретное не номерное, а стиральная резинка – 01 -одна шт.- должна иметься, и много ещё чего нужного для их окопов.

И командир боевой части не напрягался бы перед строем, а проверял бы — на полное соответствие требованиям полного наличия, и драл бы тех, кто вместо стиральной резинки, вложил туда другое — номерное резиновое изделие. Какая ни на есть, но работа на «сколачивании».

Нет, не додумали на Большом Козловском — 6.

Ах, у нас же на авианесущем крейсере «Киев» и окопчики отсутствуют. Обратились к Виктору Блытову — он всё знает, как относительно окопов на «Киеве»?

   Молчит. Что-то знает, но скрывает.

   В 18.00. напряжённый рабочий день, наконец закончится, и офицеры и мичмана первого авианесущего крейсера «Киев» покинут расположение береговой базы, и тут же растворятся в достопримечательностях прекрасного города НИКОЛАЕВА!

Пьянящий запах КоКо Шанель № 5 от смешения обалденного фирменного запаха настоящей украинской колбасы с чесноком, обалденного фирменного запаха парфюма с фабрики «Алые паруса», и обалденного фирменного запаха халвы, который сместится к

18 часам 00 минутам к «Каравелле» — притянет, как магнитом, основную массу офицеров и мичманов.

В учебном классе боевой части БЧ-4 продолжится сколачивание, в строгом соблюдении с точно рассчитанным временным параметром, и юридически обоснованным, ещё не выключенными считалкой, логикой и секундомером командира БЧ-4.

Напомним, что секундомер командира БЧ-4 выключится в 00 часов 33 минуты 17 сентября 1974 года. По нашим расчётам это должно случиться через 6 (шесть) часов 33 (минуты) — время для совершенствования работы над ошибками с тремя книжками боевой номер оставленными командиром БЧ-4.

Сам командир БЧ-4 — ещё в 18 часов 00 минут, решил разыскать и приобрести в канцелярских магазинах города Николаева два карандаша от Сакко и Ванцетти, и одну стиральную резинку, оставив за себя на рейде учебного класса, комдива первого дивизиона. 

Одновременно в главных столицах всех флотов, в их главных ресторанах, главные кадровики — решили независимо подвести итоги и поправить некоторые временно ослабленные функции организма, которые пострадали после мероприятия под кодовым названием «независимый хрустальный звон склянок» — по случаю полного укомплектования авианесущего крейсера «Киев» офицерским и мичманским составом, где уже активно начали работать над сколачиванием боевых частей.

В учебном классе береговой базы офицеры и мичмана БЧ-4 снова услышали какой-то белый шум, который будет их будоражить (тревожить, волновать, возбуждать) ещё шесть часов и 33 минуты.

В 19 часов 19 минут последние лучи солнца утонули в Ингуле, и голосистые Николаевские петухи проводили вечернюю зарю, огласили окончание рабочего дня, решительно загнали свои гаремы на насесты — смуты в семейном общежитии на Советской-13 не предвиделось.

Однако, следует напомнить, что один из голосистых Николаевских петухов был перепрограммирован командиром боевой части БЧ-4 на время 00 часов 33 минуты 17 сентября, и не присоединился к общему петушиному хору во славу вечерней зари.

Удивлённый, его гарем, всё же занял, строго прописанные места на насесте, а пьянящий запах КоКо Шанель № 5, который в это время был сконцентрирован над «Каравеллой» на удивление не будоражил (тревожить, волновать, возбуждать) петушиный гарем.

Жена комдива Ефимова пребывала в состоянии полной иллюзии блаженства и комфорта, созданной — благодаря трёшки занятой до получки у коменданта общежития, известной, как подпольная ростовщица — бить тревогу оснований не было.

Счастье захлестнуло Тому Шакуро — по случаю удачно проведённой операции под кодовым названием 50 Х 205, где 50см.-ширина и 205см.-длина, увеличившегося их с Вовой железного кроватного пространства, но дефицитную шоколадку «Алёнка» было сильно жалко.

Наташа Исенко и Оля Иванова слушали музыку — транслировали шлягеры Анны Герман — про один лишь раз цветут сады, и пустили слезу вместе с Аней Герман, и готовы были порвать ту девку, которая дорогу перешла в шлягере. Потом пели про первый тайм, который уже отыграли, и Валя Толкунова что-то звонко щебетала — звонче Николаевских петухов.

Шёл пятый час дополнительного сколачивания офицеров и мичманов боевой части связи первого авианесущего крейсера «Киев» в учебном классе береговой базы.

В главных столицах флота — главные кадровики полностью восстановили и поправили некоторые временно ослабленные функции организма, которые пострадали после мероприятия под кодовым названием «независимый хрустальный звон склянок» — по случаю полного укомплектования авианесущего крейсера «Киев» офицерским и мичманским составом — пора бы их уже и на корабль запускать — исстрадались поди, и сколачивание их достало.

В Москве — главные куранты под гимн страны — протрубили начало нового дня, сменили почётный караул, и погнали запоздалых зевак с главной площади страны на Арбат и Чистые пруды.

Гостеприимный Николаев возвращал обалдевших пьянящим обалденным запахом КоКо Шанель № 5 от смешения обалденного фирменного запаха настоящей украинской колбасы с чесноком, обалденного фирменного запаха парфюма с фабрики «Алые паруса», и обалденного фирменного запаха халвы, который стал ещё более насыщенным к 24 часам 00 минутам над «Каравеллой», но настойчиво гнал, как магнитом, основную массу офицеров и мичманов на Садовую -13.

В 00 часов 33 минуты 17 сентября в учебном классе береговой базы закончилось подведение итогов очередного дня сколачивания (скопление, скапливание, создание, образование, накапливание, соединение, формирование, концентрирование, составление, сбивание, организация, собирание, создание — синонимы сколачивания) первого экипажа БЧ‑4 — итоги подводил комдив первого дивизиона, оставшийся старшим на рейде вместо командира БЧ-4 который ещё в 18 часов 00 минут, принял волевое решение разыскать и приобрести в канцелярских магазинах города Николаева два карандаша от Сакко и Ванцетти, и одну стиральную резинку. 

Одновременно выключились считалка, логика и секундомер командира БЧ-4, запрограммированный на 00 часов 33 минуты 17 сентября и включился тот самый голосистый Николаевский петух, который не поддержал всех голосистых Николаевских петухов в 19 часов 19 минут.

И тут же, весь преданный гарем этого петуха, соскочил со строго прописанных мест насеста, и принял прописанную Уставом природы — позу ожидания любви своего господина, но в его программе командир БЧ-4 этого обязательного ритуала не предусмотрел — и произошёл сбой.

И эти дурёхи — так и не поняли, что им делать: стоять до самого утра в позе ожидания или лезть на насест и занимать там строго определённые рангом места.

И придурок петух — не догадался пойти в компромисс с Уставом природы — поленился лишний раз потоптать своих преданных — так и хочется покрутить пальцем у виска.

Конечно, утром он прогорланит серенаду утренней зари — вместе со всеми горластыми — и решительно погонит свой гарем с насеста, опять занимать свою очередь — для приёма любимого царя. И он исполнит свои петушиные обязанности согласно неписанному Уставу природы, но осадочек — то останется, они ж и тогда мечтали, хотя и не по плану.

Офицеры и мичманы БЧ-4 медленно брели по Садовой до своего общежития, донюхивая едва ощутимый, но уже непонятный запах: то ли настоящей украинской колбасы с чесноком, то ли парфюма с фабрики «Алые паруса, а некоторые ощущали запах халвы — КоКо Шанель № 5 уже не пахло.

Над семейным общежитием на Садовой -13 стоял металлический скрип. Это скрипели полуторные кровати плановой экономики большой страны в семейном общежитии на Садовой-13. Скоро к ним (скрипам) присоединятся запоздавшие (скрипы) металлических коек — до которых наконец-то добрели офицеры и мичманы БЧ-4.

Счастливая Тома Шакуро так и не скажет Володе, что их железное коечное пространство увеличилось на 50см. в ширине, а он и не заметит, но так было и задумано.

Не заметит подмены и Витя Блытов, а скрип будет стоять до сигнала горластых Николаевских петухов.

Всю ночь скрип будет наводить ужас на Николаевских дворняг, чистых кровей, сбивать их в стаи – в трёхстах метрах от семейного общежития, где они от страха будут обильно метить территорию и с нетерпением ждать, когда проснутся горластые Николаевские петухи и наступит долгожданная тишина утренней зари.  

Витя Блытов будет их видеть из окна холостяцкой комнаты, с подменённой скрипучей железной кроватью, и тихо грустить об очередном сорванном мероприятии по сколачиванию в «Каравелле» с Шурой Шпаком.

ВЕЛИКАЯ СТРАНА СССР — Была 46 лет 07 месяцев 27 дней —уже 17 сентября 1974 года в 01.00 — у семейного общежития на Садовой-13.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.