Богданов И. Первая публикация на сайте. Ананас, как лебединая песня Шишкина.

Яндекс.Дзен

На Шишкина всегда сыпались шишки, как в наше время на некоторых вешают всех собак или санкции.

Неоспоримый факт, который не отрицает даже президент страны, он отдувается и за себя, и за всю страну. Страна проснулась, глаза продрала и погнала разгонять вчерашних собак от Балтики до Тихого. Заодно и своих, подвизгивающих патриотов, шавок и церберов развелось, хоть пруд-пруди. Свои -то патриоты покруче бывают.

— То, борьба с непобедимой коррупцией — до полного её искоренения буксует. Спасибо думцам — лихо отмазывают их взятки непреодолимой тягой, а она ж не наказуема, или какие-то Шпигеля странной забывчивостью страдают — конвертики с миллионами рублями на столах губернаторов забывают. Конечно, они их будут складывать и накапливать — до обыска, а там скажут, что для любимого народа копили. Опять же дороги разбитые — дожди их смывают, ремонтировать надо. Придётся коллекторов с народа на вас переориентировать –церберы ещё те, надо с Анатольевичем посоветоваться.

—  Чиновник борзеет — трясёт непосильно нажитым трудом, когда ему советуют быть скромнее. Всё им мало. Всё ж им бюджет оплачивает: до туалетной бумаги, а ежемесячные, квартальные и годовые премии, необлагаемые ни каким налогом. Оградили их забором непреодолимой доступности от назойливого народа, творите на благо — осваивайте бюджет, только аккуратненько.

— То, какой мудак в голом виде приколотит своё причинное место к главной площади страны под видом высокого искусства. Дворняги европейские и голубых кровей кобели и сучки так возбудились, точно свои ценности учуяли, славя героя перфоманса. А их трогать не моги — святые они (в смысле ценности, а может герои перфоманса) за них и слюну пустят в бешенстве и послов отзовут, гонимые коллективным экстазом. Конечно, ответ какой-нибудь у нас имеется. Маша Захарова строго отчитает и популярно расскажет, а если надо и каблучком ещё строже топнет, и станцует лезгинку-трепещите моськи. Что-то не повалили приверженцы героя на Монмартр, Трафальгарскую или Александерплац приколачивать свои мошонки в знак коллективной солидарности. Ага, гвоздей не нашли, а то бы дружно застучали молотками, главное — не промахнуться и по гвоздю попасть.

—  А Ксюша, которая Анатольевна, наша русская Пэрис Хилтон светская львица неутомимый борец против фальсификации выборов — чудит барышня, фортели выбрасывает. Имеет коэффициент интеллекта выше Альберта Эйнштейна — научили её в главном вузе страны до нашей головной боли: всё её на Болотную тянет к навальнятам. Упустил Александрович момент, когда можно ремешком побаловать Ксюшино причинное место и избавить от шалостей и дерзостей. Сейчас это уже не сделаешь. И Александровича сломила страстная государева служба, земля ему пухом и Ксюшина задница (но, она же — наша) под пристальным глазом мировой общественности. Вопль поднимут такой, что планету раскачают. Возможно мамаше было не до Ксюши. Борисовна так сильно вошла в роль сначала императрицы потом вдовствующей императрицы, из которой так и не вышла — поди разберись, а собаки лают.

— А тут ещё на «новичке» зациклились, и так им эту тему понравилось раскручивать. Доказательств нет, а уверенность есть — получайте новую порцию собак.

— Обидно, что спортсменов гимна лишили из-за этого ублюдка Родченкова, и Баха, сколько не ублажай — заодно со всеми злопыхателями. В штаны наложили от нашей Катюши, как от калибров, кинжалов и гиперзвука с цирконом. Бармалеи в Сирии на себе их испытали- спросите, сколько радости хлебнули, если кого отыщете в живых-это уже не мультики. У вас и от мультиков наших поджилки трясутся. 

— То, любимый народ требует постоянного внимания и заботы. Случается, закапризничает, как малое дитя: то работа их не устраивает, то зарплата мизерная — сами же рвались в МРОТ, то пенсия маленькая — не ценят неустанную заботу через минимальный прожиточный, пенсия маленькая, но хорошая и терпите — денег нет. Ещё и на цифру с чипами подсадим — каждую народную копеечку беречь надо и знать. как она тратится.

С понижающим коэффициентом для государевых ещё подождём до выборов, их много раз за нос водили стратеги из финансовых и думских коридоров – тогда молчали, помолчат ещё. А для поднятия их патриотического духа — ансамбль Александрова напряжём с Газмановым в нагрузку. Жаль, что Ёси Кобзона и Васи Ланового уже нет – они их так любили.

— Пока гоняли своих собак Америка проснулась. Парни из Пентагона напряглись, зачем это одновременно аж три субмарины Евменова взломали лёд на полюсе, хорошо, что хоть не на южном – они ж и там начнут столбить себе места, как янки на луне столбили.

— А, что вытворяет старина Джо, потерявшийся в пространстве и времени, и постоянно роняющий собственное тело, которое ветер сдувает с трапа. Надо дать поручение Вильфанду, чтобы навёл у них порядок с погодой — коллеги таки. Попробуй, вытащи его на откровенный разговор про жизнь, видно для начала Псаку будут готовить, а бедолаге Джо шпаргалки нарисуют, чтобы не сболтнул чего лишку. Кстати, говорили, что его собака кого-то там в их доме покусала, не в пример нашему интеллигентному лабрадору. Старушку европейскую, правда, напугала — потом её на каких-то официозах трясло, но точно не от лабрадора, хоть он цвета чёрного. Знай наших…

— А вот вакцинация могла бы стать лебединой песней страны, ан просвещённая Европа брезгливо морду воротит — мол агрессивной пропагандой пропитана. На себя посмотрела бы, со своими долбаными гендерами да трансгендерами – стыдоба, прости господи, а не ценности. Потому и нервничает Европа, и вешает всех собак, и санкции. Только разгонишь этих собак – бац новые ещё более — аж дух захватывает от их не пробиваемого надувательства в мировом масштабе.

— Не пора ли уже Кужугетыча выводить на тропу, как она там называлась у последнего могиканина, и боевой раскрас ему наводить, чтобы освежить их память Кузькиной нашей мамой.

Так, стоп — довольно пессимизма, за окном — её Величество Весна набирает обороты, в Россию верьте, господа. По — прежнему, мы в области балета — впереди планеты всей.

Страна устала, пора ложиться спать. А чуть рассвет забрезжит — услышим новый лай – «гарант» привился: что, да как – народ бери пример, собакам -кость.

Наш Шишкин — заскучал от всех собачьих заморочек. Он здесь, как обалдевший путешественник из прошлого с эскадренного миноносца «Скрытный». На «Скрытном» он тогда рулил всей службой снабжения в должности помощника командира, и на этом поприще на него сыпались шишки, а собаки тогда были смирными. Шутники на береговой базе подбрасывали корабельным снабженцам всякие штучки с поставками продовольствия и вещевого имущества, от которых Шишкину приходилось работать в режиме белки в колесе. Шишкину выдавали всю амуницию самого мелкого размера, а экипаж не мог быть, как у дядьки Черномора — все равны, как на подбор. В штаны замполита Федотова свободно помещались два с половиной комсомольца Шуры-второго в собственных штанах. Две с половиной шеи комсомольца Шуры-второго свободно помещались в вороте рубашки Федотова — у них только обувь одного 36-го размера — хохмачи с бербазы подсмотрели, что ли. Попробуй подбери фуражку командиру Маслянинову — к его 62-го размера головы, если её под нулёвку обрить. Благо мичман Мынзул выручил. Молдованин наладил местное производство (народным творчеством тогда называли) фуражек для командира на зависть зубоскалам с береговой базы. Ух, как они пригодились на боевой службе, когда их дарили в комплекте с тельняшкой и вымпелом «Скрытного» ‘разным вельможным особам. Весь стратегический запас народного творчества Мынзула иссяк в Эфиопии, там много этих особ посетило «Скрытный.»

Арабские шейхи от изумления дар речи потеряли от такого огромного размера, а наш толмач посоветовал им носить поверх их чалмы, или как она у них называется Эфиопский император пустил слезу от восторга, но перед этим он врезал стопарь нашей водки и, вероятнее всего от стопаря скатилась императорская слеза, а не от творчества Мынзула.

Японцы цокали языками и, что-то про свою Фудцияму и саке говорили, так и не поняли, чего они вязали с командирской шапкой.

Принцесса Анна сразу же отдала фуражку своему бойфренду, а тельняшку оставила себе и все улыбалась чему-то. там у неё случилась пикантность, которую подсмотрели наши официальные лица, а Шура-первай — командир БЧ-4, заснял своим ФЭДом. Потом он об этом подробно в деталях всем любопытным продемонстрирует пикантности двора её величества. С продовольственными бонзами на трезвую голову не советуют разбираться. Они со скуки втюхивают Шишкину такие шарады, что ни в каких академиях не разберутся.

Зачем числить макароны гречкой или рисом, горохом или пшеном, когда в накладной всё это числится перловкой, а списывать как изволите? С макаронами они недошарадили, потому как командир балдеет от макарон по-флотски, да под идиотскую песню про люблю я макароны… ,которую крутят радисты Шуры-первого командира БЧ-4. И к тому же макароны не спагетти, которые с огромным успехом развешивают народу по всей вертикали трудяги и передовики чиновничьих кабинетов — их сейчас эффективными менеджерами обзывают Вся страна, как в паутине в этих спагеттиях — забирайте их к  собакам, а с макаронами, как с шишками — на «Скрытный» (как мух от котлет).

На «Скрытном» разбираются: с какого это боку минтай должен походить на чавычу, пусть попробуют подсунуть минтай медведям, что останется от шутников трудно представить. Чавыча тоже была – двух сот литровая бочка. Шишкин её обнаружил, когда «Скрытный» возвратился с боевой службы. Как она оказалась в хозяйстве Шишкина, осталась загадкой.

И чай с тремя слонами подозрительно не из Индии, у шутников хреново с географией — перепутали с Грузией.  

Вот со спиртом никаких проказ не чинят, его ценят, уважают, любят — до невозможности. В нём такая сила заложена, что оказалось любую хохму (в наше время приколами зовут) скучающих береговых шутников, в службе снабжения «Скрытного», его начальником Шишкиным, решалась успешно. Спирт помогал Шишкину преодолевать тернистый путь снабженца на внешнем контуре его деятельности. На внутреннем контуре т.е. на «Скрытном» у Шишкина со спиртом был полный разнотык (гениальная мысль политика нашего времени). Шишкину сначала казалось, потом перестало казаться и переросло в уверенность, что его водят за нос — в смысле «пудрят мозги»- до — кругом в голове. Особливо, от заявки командира БЧ-4 Шуры-первого, которому целых пять литров требуется на протирку каких-то точек — их у него оказалось аж 56 и полсотни две тире из азбуки Морзе — до рассекречивания, а после рассекречивания —  двойную норму требует. У него ещё какие-то чёрные ящики, которые — как раз и засекречивают азбуку Морзе — эти ещё прожорливее. Похоже дурят нашего брата (в смысле Шишкина) с алфавитом, не менее дурацким, которому спирт подавай, а то работать не желает.

В кают- компании «Скрытного» пьют чай -тот самый, что с тремя слонами, и фанаты режутся в козла (в наше время про такую игру очень слабо знают), но ветер уже дует в паруса, и скоро погонит «Скрытный» в Индийский океан.

Ананас (в качестве шишки) проявился в досье Шишкина и в славном боевом пути «Скрытного» в порту Коломбо, в июне 1973 года. С местом и временем действия определились. Иногда будем возвращаться во времена разгула санкций и собачьего лая, дабы сопоставлять (в смысле соизмерять), как поймут в них, что произошло и, как понимали тогда и там — про ананасы, шишки и др.

Произошедшее с эскадренным миноносцем «Скрытный» в порту Коломбо, обозвали спектаклем (кто – кино, кто- чего) с актёрами и зрителями (будем посмотреть, что из этого получится). Уподобимся логики жанра — коли это спектакль -обозначим главных героев и исполнителей. Будут и других персонажи, а также: случайности, которые тогда двигали сюжет, конфликты, неожиданности, и чего там ещё случается в спектаклях

Погнали:

— «Деловар» — тот самый помощник командира эскадренного миноносца «Скрытный» —  Шишкин, на которого сыпались шишки (потом ещё и ананасы), а он жаждал лебединой песни – наш главный герой.

Ананасы, которыми Шишкин, халявно добыл в порту Коломбо — тоже главные герои;

— Эскадренный миноносец «Скрытный», на котором Шишкин был помощником командира по снабжению и разместил халявные ананасы; исключительно из любви ко всему экипажу «Скрытного».

— «Акт дефекации» (будет встречаться, как «обдефекации»), что равносильно на сленге «Скрытного» и не только — ну и обосрались же мы, братцы (чтобы не травмировать самые нежные струны читающих душ, ещё один раз применим это определение, где-нибудь в конце этого спектакля – кто до него доберётся);

— Кап.2 ранга Маслянинов — командир «Скрытного»;

— «Угрюмый»- замполит «Скрытного» Федотов;

— «Особый» -особист на «Скрытном» Сидоров;

— Шура-второй — комсомолец «Скрытного», он же «Кузнечик»- выпускник Киевского политического училища 1972 года;

— Шура – первый — командир БЧ-4, внешне сильно похож на политического деятеля Косыгина А.Н.;

— принцесса Анна — дочь Елизаветы второй — королевы Англии, посетила «Скрытный» в Эфиопии. В Коломбо присутствовал её виртуальный образ и там же всплыли некоторые пикантные штучки, которые подсмотрел Шура-первый, внешне похожий на Косыгина А.Н.; командир БЧ-4 «Скрытного»;

— братья наши меньшие – корабельные крысы — они же второй экипаж «Скрытного»;

— две третьих экипажа «Скрытного» — активные участники. Они же и зрители.

— остальная часть экипажа «Скрытный» находились на вахте на момент происходящих событий.

Все имена фамилии и другая информация, что всплывёт по ходу представления подлинные. Возможны незначительные искажения — не имеется полной уверенности, вследствие полувековой давности.

И несколько пояснений, относительно того, что «Скрытный» успешно выполнил поставленные задачи боевой службы в Индийском океане. После, почти десяти месяцев испытания тропической жарой, Индийский океан возвращал «Скрытный» на Родную Камчатку. 

pixabay.com

В Коломбо «Скрытный» должен пополнить запасы и следовать домой.

Некоторых омрачило, что в Коломбо «Скрытный» пришвартовали на грузовом терминале. Потом сильно обрадовало всех, что пришвартовали именно на грузовом терминале, но это дошло не сразу и будет отражено в одном из актов.

Следующее пояснение о существовании на «Скрытном» тайного союза (глубоко законспирированного), о котором догадывались, но тайна проявилась в Коломбо. Ещё по пути на боевую службу «Скрытного», судьба — инициативой замполита Федотова, позвала в бой этот негласный союз с Сидоровым и комсомольцем — Шурой — вторым, по неустанной борьбе с тлетворным влиянием Запада и его звериным оскалом, щупальца которого в виде журналов «Плейбой» и другой вредной литературой могли проникать на корабль в часы культурных сходов в иностранных портах. Эти журналы и другая подозрительная литература по стратегическому плану союза должна была изыматься на трёх кордонах. Дальний подступ вменялся комсомольцу — Шуре-второму, средний у трапа корабля занимал Федотов и ближнее чистилище на палубе у трапа осуществлял Сидоров. Стратегический план союза работал успешно. Изъятая литература накапливалась в каютах членов союза, тщательно изучалась и анализировалась. Возмутительная «Кама-сутра» в журналах «Плейбой» не вписывалась в генеральную установку партии, относительно полного искоренения секса в нашей стране. Не подвергалось сомнению и утверждение партии, что секса у нас нет. Необходимые выводы для укрепления бдительности, по линии Сидорова и политико- воспитательного влияния — по части других членов союза — стали надёжным барьером на пути проникновения «Кама-сутры» в ряды экипажа «Скрытный». Все Уставы бережно крышевали членов тайного союза от корабельных ходовых и стояночных вахт, отвлекающих их неустанную и рискованную творческую мысль о чистоте корабельных душ.

В Коломбо тайный союз и его глубокие выводы подвергнутся жёсткому испытанию относительно ананасов, лебединой песни Шишкина, формированию очередных шишек Шишкину, по закону случившегося спектакля.  Ананас расколол союз, взорвал его изнутри мощными пикантными синдромами, которые проявились сразу же после их воздействия. Раскол углубился в различных оценках процесса восстановления организма каждого члена. И, вдруг, всех осенило, что союз должен рассосаться и само ликвидироваться, по причине, совсем не зависящей от ананаса. Он оказался никому не нужным – повеял дух Отечества, что слаже ананаса. В момент, когда повеял дух Отечества, закрались сомнения, относительно, существовал ли означенный союз. Могли и ошибиться: было жарко, Индийский океан перегрел до фантастических безумств, обычные дела героев «Скрытного».

Однако, пора переходить и к ананасам, анонсированными главными героями, и попутно прикоснуться к высоким технологиям. Для тех, кто пребывал в начале семидесятых годов прошлого века, высокие технологии позволили бы узнать всю подноготную кладезь про ананасы. Продвинутые и не очень пользователи в наше время задают вопрос относительно ананаса Алисе из Яндекса в Инете: слушают и наслаждаются умным ответом. Однако, Шишкина высокие технологии не баловали в Коломбо изобилием информации об ананасе. Возможно, Инет и Алиса, изменили бы в ином направлении реальные действия Шишкина. Интернета с Алисой на «Скрытном» в начале семидесятых прошлого века не могло быть, а машина с халявными (коварными и очень токсичными — это только предположение) ананасами уже стояла на пирсе. И все фибры Шишкиной души заполнял трепет сладостного ожидания триумфа — уже почти гремела его лебединая песня.  Ананасов было очень много.  Шишкин за каравай хлеба случайно выменял машину овощей и фруктов. И ещё за другой каравай такую же машину ананасов. Все свободные внутренние помещения «Скрытного» были заполнены ананасами. В каждой каюте красовались с десяток ананасов. Шишкина распирало от гордости, что свершилось благое дело для любимого экипажа и высочайшая оценки его заслуг от удачной сделки распирала ещё больше. Здесь Шишкина поджидала роковая ошибка и его внутренний голос молчал, убаюканный сладкими мечтами героя и заниженной политической самооценкой, а также не вывел его из глубокого заблуждения. Внутренний голос Шишкина упорно молчал, а ананасы уже начали проявлять предполагаемое коварство (токсичность тоже проявится, но несколько позже), звериную сущность и их щупальца уже присосались к двум третьим экипажа «Скрытного».

На секунду отвлечёмся наслаждением самым интеллектуальным изобретением культурно — массовой работы из арсенала Федотова и Шуры-второго, комсомольца 1972 года выпуска из Киевского политического училища — перетягиванием каната. С одной стороны — поставим звериный оскал, со всеми щупальцами конфискованных журналов «Плейбой», а с другой стороны каната — такой же оскал и щупальца коварного, халявного ананаса Шишкина. Секунда отвлечения закончилась, а тянуть канат будут ещё, как водится, долго. Потому отправимся смотреть, что натворит, предполагаемая токсичная составляющая часть халявных ананасов Шишкина и надо же установить, как она отразится на желаемой лебединой песне Шишкина.                

Трепетное ожидание, охватившее две трети экипажа «Скрытного», готового к наслаждению от халявных ананасов, переросло в томительное.

К тому же было неясно, когда можно получить ожидаемое наслаждение: до обеда или после обеда, сколько можно наслаждаться. Долгожданной команды по корабельной трансляции не было.

Первым волевое решение принял Федотов. Ему и по уставу предоставлено право первому бросаться на амбразуру, а в таком деликатном деле сомнений не должно быть. Дверь в каюту, на всякий случай, надёжно закрыл на ключ.

В качестве амбразуры выбрал самый большой ананас. Стремительность последующих действий застопорилась на созерцании Федотовым того, что осталось от самого большого ананаса. Вкус ананаса сильно впечатлил замполита и глаза его непроизвольно отыскивали ещё одну амбразуру из 12-ти оставшихся, чтобы закрепить впечатление, но вдруг случилось необъяснимое. Язык замполита стал расти, как на дрожжах и заполнил всё пространство во рту. Язык перестал подчиняться. Невозможно было произнести какое-либо слово. Стало страшно.  Накатилась лавина мыслей и покатила, как в калейдоскопе, всю прожитую жизнь.

Пробивала мысль, что Шишкину подсунули отравленные ананасы (амбразуры) или ещё чего похлеще. Язык затвердел, глаза уставились на чешуйчатую кожуру амбразуры. Кресло под замполитом прочно приклеилось к его корме или корма к креслу- точно не установлено. Руки судорожно перекладывали с места на место журналы КВС, потом шарили по конфискованным журналам «Плейбой» в поисках решения и выхода из критического положения.

Момент погрузки ананасов на корабль Сидоров зафиксировал, находясь в это время на верхней палубе и, размышляя: могут ли ананасы нести какую-либо вредность. В особых инструкциях про ананасы не акцентировали его внимание. Факт погрузки ананасов можно отразить в шифровке «наверх», как проявление высочайшей бдительности. Авось, зачтётся. Каюта Сидорова находилась напротив каюты Федотова, по другому борту. Пролетарская решимость проверить качество ананаса, синхронно совпало с действиями замполита. Дверь в каюту надёжно была закрыта. В точности, как и в каюте Федотова, случилось в каюте Сидорова, вплоть до прочного прилипания кормы Сидорова к креслу и поисках решений выхода из аналогичного критического положения.

В четырёхместной каюте, изрядно уставший комсомолец, который воодушевлённо носился по каютам и кубрикам, справедливо и равномерно распределяя по количеству и качеству ананасы, принял решение побаловать себя заморским фруктом. Командиры групп, жившие в этой каюте, появлялись очень редко, находясь в бессменной вахте. Дверь каюты, на всякий случай закрыл на ключ. В отличии от действий Федотова и Сидорова, наслаждение ананасом осуществил стоя, и в то время, когда кормы Федотова и Сидорова надёжно были прикованы к креслам, комсомолец носился по каюте, тоже в поисках выхода из критического положения. В его конспектах из Киевского политического училища и в конфискованных журналах «Плейбой», на дальних рубежах подхода к кораблю, возвращающихся из культурного схода на берег в иностранных портах личного состава, рекомендаций относительно ананаса не просматривалось. Очень много вариаций было с экзотическими бананами, а с ананасами в «Плейбое» наблюдался полный пробел.

Командир эскадренного миноносца «Скрытный» капитан 2 ранга Маслянинов находился на ходовом мостике и допекал штурмана предварительной прокладкой перехода во Владивосток. Сияющий счастьем, с улыбкой до ушей Шишкин, отвлёк командира «Скрытного», появлением с подносом готовых к употреблению ананасов. Путь Маслянинова к истинному пониманию заморского ананаса не отличался от тех, кто уже пребывал в глубоком состоянии его воздействия. Счастье Шишкина осталось не замеченным, что сильно огорчило Шишкина. Штурман к ананасу не прикасался, но дар речи потерял от испуга, когда увидел, что командир лишился этого дара.

Свободный от дежурства и вахт экипаж «Скрытного», то же не устоял от великого ананасного соблазна. По каютам и кубрикам покатился вал сознательного введения в ананасную нирвану. До момента потери дара речи, вследствие утраты возможности управлять возросшим во весь рот языком, ананасу давалась высочайшая оценка на неформальном народном языке, начала семидесятых годов прошлого века.

Доктор Мищенко об ананасе знал всё (и о коварстве, и о токсичности) или почти всё. Опробовал ананас, предварительно смочив дольки в подсоленной воде и, не испытав ужаса неизвестности, в котором пребывал экипаж. Перепуганный штурман сообразил, что без доктора проблему не решить. Громкая корабельная связь голосом Мищенко донесла необходимость сделать паузу в поедании ананасов и дождаться, когда аллергический синдром ананаса снимет своё коварно-кошмарное воздействие на драгоценные языки экипажа «Скрытного» и вернёт временно утраченную речь.

Процесс восстановления экипажа осуществлялся в той же последовательности, как и его вхождение в кризис, вплоть до внезапного отлипания кресел, от вышеупомянутых корм некоторых должностных лиц. Вздох (а может и выдох) облегчения сотряс прочный корпус «Скрытного» и пронёсся над чайными плантациями великолепного Цейлонского чая.

А Шура – первый, командир БЧ-4, очень сильно похожий на Косыгина А.Н. не являлся главным героем. Ему отводилась роль, как бы в массовках. У Шуры был выбор: есть ананас или заняться любимым делом – печатать фотографии.

Победило хобби, а совмещать полезное с приятным, Шура не решался. Процесс печатания фотографий в те времена занимал и время, и был технически не простым. Пока Шура готовил растворы и другие причиндалы для процесса печатания, его душу разрывала неопределённость и непредсказуемость оценки ситуации, в которую Шура вляпался в Эфиопии.

Там он оказался в нужном месте и нужное время, когда корабль посетила принцесса Анна, любимая дочь Елизаветы второй, королевы Англии. Виртуальный образ принцессы Анны в Коломбо, как было сказано выше связан с возникшей пикантностью в Эфиопии и касался непосредственно принцессы Анны и Эндрю Паркера Боулза, который на тот момент, как утверждали информированные источники, являлся бойфрендом Анны (по-нашему – хахель) принцессы и сопровождал её. Пикантность рисовалась в том, что хулиганский ветерок, налетевший с Красного моря, задрал клетчатое платье принцессы по самое не могу и продемонстрировал окружающим, всё великолепие Достоинства принцессы Виндзорского двора, со стороны её кормы. Принцесса поднималась по трапу с верхней палубы на ходовой мостик «Скрытного» и никак не могла предотвратить проделки хулиганского ветра. Демонстрация Достоинства особы королевского двора привела в лёгкое замешательство контр-адмирала Кругликова В.С. и толмача третьего рана — протокольных персон со стороны «Скрытного». Обалдевший тогда в Эфиопии, Шура-первый отщёлкал допотопным ФЭДом все пикантности, и в cейчас, в Коломбо — млел от лицезрения всех подробностей гардероба принцессы, запечатлённых уже на фотографиях. Шура подозревал, что наряды и нижнее бельё принцессы разбирались подетально самыми борзыми критиками моды, а бойфрендов обсуждали с головы до пят. Подбрось этот бесценный материал акулам пера Запада, трудно представить, что могло случиться. Акулы пера в то время ловили сенсации на аукционе арабских скакунов, устроенным императором Эфиопии, и там ждали принцессу Анну. Пикантность в случае с принцессой, не шла в сравнение с лицезрением подобного, жриц любви из конфискованных журналов «Плейбой», от которых млели члены тайного союза. Какие-то, прости господи, которых в наше время зовут женщинами с пониженной социальной ответственностью, или те, что по поводу и без повода, публично трясут сиськами в храмах и на улицах планеты.  А дама королевских кровей — на такие подвиги не пойдёт, тем более, когда «Скрытный» находился в Коломбо, принцесса с любимой мамой Елизаветой второй — королевой Англии и всем королевским двором уже готовились к пышной свадьбе принцессы с Марком Филлипсом (это другой друг, не тот, который был замечен в Эфиопии), что отразили достоверно информированные источники от акул пера.

Временно оставляем Шуру — первого с его бесценным достоянием, так удачно подкинутым ему случаем, в нужном месте и в нужное время. Опять же, надо собрать все причиндалы для печатания, реактивы и привести себя из состояния млеяния, в котором он пребывал, в предстоящее пред походное, и таки уделить внимание тропическому фрукту.

Несколько слов о том, что принцесса не удостоила высокого внимания шалостям ветра с Красного моря и не комментировала случившееся, а командирское место «Скрытного» её восхитило и сравнила с местом наездника на горячем скакуне. Так толмач третьего ранга перевёл протокольным персонам эмоциональное восприятие «Скрытного» и командирского места, принцессой. Капитан 2 ранга Маслянинов, хотел было уточнить, что в турбинах «Скрытного» сосредоточено сотни табунов горячих скакунов, а лично он, как наездник, совершенно равнодушен к скачкам, являясь фанатом домино. Но протокол не допускал уточнений и возражений, а только обмен любезностями и подарками.

От «Скрытного»: командир вручил принцессе чёрную фуражку с кокардой и другими атрибутами флота – своего, не стандартного 62 размера и флотскую тельняшку – новую, но предварительно растянутую, с возможностью использовать, как ночную сорочку. Принцесса ограничилась росписью в Журнале почётных гостей — гордости замполита Федотова.

Комментариев относительно подарков тогда и в наше время нет, но судя по тому, что принцесса Анна ведёт скромный образ жизни, и её не интересует роскошь или наряды от самых лучших дизайнеров мира, можно предположить, что флотская тельняшка со «Скрытного», успешно используется по предполагаемому назначению. Говорят, что принцесса максимально сократила количество своего персонала, не любит изысков и носит свои наряды по 30 лет. Также говорят, что британцы очень любят принцессу, и были бы совсем не против, если бы она стала их следующей королевой. Присоединимся к любви британцев своим уважением и памяти очарования юной тогда принцессы, с её щедро показанным Достоинством королевского двора с кормы, благодаря усилиям шалуна ветра с Красного моря. Сомневающихся в правдивости изложенного направляем для уточнения деталей к живущим и здравствующим реальным, не выдуманным персонажам.

На просторах Интернета можно встретить реальные фотографии из архива Шуры – первого — командира БЧ-4, очень похожего на Косыгина А.Н. подтверждающие те события.

В кают-компании «Скрытного» на экстренном совещании офицеров командир метал молнии гнева в адрес ананасов, Шишкина, доктора, политико-воспитательной работы и потере бдительности. Больше всех молний словил Шишкин, в различных позах «Кама-сутры», изображённых в конфискованных журналах «Плейбой», тщательно изучаемых в каютах Федотова, Сидоров и комсомольца Шуры-второго.

Между командирскими молниями просачивалась неясная тревога, посылы которой исходили из покалываний в животах. Слабое урчание переросло в мощный львиный рык, что слышали в Момбасе на экскурсии к львиному прайду. Совещание закончилось неожиданно. Доктор Мищенко не сказал о возможном втором коварном (токсичном), ещё более кошмарном, синдроме ананаса, сравнимым с очистительным клистиром. Неожиданно прерванное совещание офицеров совпала с одновременно, синхронно начавшимся движением экипажа «Скрытного» (очень мягко сказано). Две трети экипажа уже метались по кораблю в поисках решения, ибо «Скрытный», находился в иностранном порту, где на все корабельные гальюны действовало жесточайшее табу, указывало на стремительное начало действия второго синдрома ананаса. Процесс вхождения во вторую фазу кризиса зависел только от количества принятых телом ананасов. Доктор Мищенко, как и всё мировое прогрессивное человечество, считал очистительный клистир благом для ума и тела, а вовсе не коварством. Второй синдром ананаса можно было осуществить только естественным методом в три приёма (снял штаны, принял любимую лозу орла и все дела). Его ещё потом называли неотвратимым, стремительным, лавинообразным актом дефекации в режиме свободного падения. «Акт обдефекации» в режиме свободного падения очень интимный и трудно понимаемый. В кустиках, где-нибудь в окрестностях Авачинского вулкана, не одно и тоже, что на земле Шри-Ланки. Радость, счастье, удовольствие и наслаждение после законченного «акта обдефекации» на широте тех же окрестностей, со слов участников «Скрытного», во много крат иное, чем под палящим солнцем тропиков и неустанным глазом супостата.

Кто сомневается…

Пробуйте….

Опровергайте или соглашайтесь.

Не будем ворошить все подробности суровой интимной жизни экипажа «Скрытный», пережившего акт агрессии второго синдрома ананаса. Дождёмся радостного вздоха (а, может, выдоха) по случаю окончания, прости господи, процесса обдефекации.

И он наступил, и ещё круче гремел прочный корпус «Скрытного», и новая волна накрыла изумлённых сборщиц великолепного Цейлонского чая.

Химику и боцманской команде было приказано тщательно уничтожить все последствия «акта обдефекации» на территории грузового терминала, чтобы избежать международного скандала и потери высокой репутации эскадренного миноносца и его экипажа.

Оставшиеся ананасы решили не употреблять до выхода в океан и открытия гальюнов.

Экипаж «Скрытного» едва восстановил желудочно-кишечный тракт, как нависла очередная угроза, но теперь уже со стороны ананасов. Замкнутое пространство корабля и тропическая жара вызвали неминуемый процесс брожения оставшихся ананасов. По кораблю начал распространяться хмельной запах.

     Проснулась и сильно завибрировала извилина в головах корабельных Кулибиных. Страшно обидно терять драгоценный продукт в момент его перехода в иную стадию качества. Добро не должно бездарно пропадать. Рождались абсурдные и конгениальные предложения, однако лучшим признали накачать все оставшиеся забродившие ананасы спиртом. Спирт взяли у связистов, который ещё не успели использовать для протирки точек и тире из азбуки Морзе, а шприц у доктора. Успели закачать спиртом десятка два ананасов, как, неожиданно возбудились и активизировались братья наши меньшие — корабельные крысы, которые всю боевую службу вели себя аки агнцы, проявляя высокую политическую ответственность солидарную с основным экипажем «Скрытного». Братья наши меньшие, как бы приняли эстафету от братьев старших, и заметались в поисках своего счастья. Счастья было много. Захмелевшие ананасы, их запах, что покруче Коко Шанеля, и их изумительный вкус (пальчики оближешь) — привели братанов пайол, воздушных кожухов, кабельных трасс, кают и кубриков «Скрытного » в бешеный экстаз. На корабле начались пьяные крысиные разборки, сопровождаемые свитом, визгом, грохотом  

Оставшиеся ананасы исчезали в мгновение ока. Меньшие братья чихать хотели на ананасные синдромы с их токсичным коварством, закрытые гальюны, репутацию, возможные международные скандалы и мнение Греты Тумберг, неутомимого экологического борца с засранцами планеты Земля.

Крысиная вакханалия закончилась неожиданно, как бы рассосалась. Само ликвидировалась. Наступившая тишина резала всем уши.

И только в четырёхместной каюте, в одиночестве, тихо стонал Шура — второй, комсомолец 1972 года выпуска из Киевского политического училища. Его желудочно-кишечный тракт требовал дополнительной релаксации. Вибрации в желудке вогнали Шуру — второго в дрёму, а из дрёмы вывел резкий запах перегара, который исходил от крысы. Морда крысы находилась в сантиметре от лица Шура. На Шуру смотрели загадочные глаза крысы, гипнотизировали, сковывали его волю, подавляли желания. Время остановилось на 14.30 по -Москве, а может, и по- Гринвичу, но исключено, было — местное. Крыса внушала, что Шура-второй на обратной стороне Луны (а, как же быть без конспектов- загрустил Шура, не мешало бы прихватить и конфискованные журналы «Плейбой»). Не укладывалось: какого хрена ему сдалась обратная сторона Луны, и куда подевались все ананасы. На самом деле никакой крысы в четырёхместной каюте не было. Шуре — второму всё это казалось. Наваждение. Мистика.

«Скрытный» накрыл грузовой терминал Коломбо и его чайные плантации с великолепным Цейлонским чаем, густым облаком дыма. В знак благодарности за гостеприимство, пикантную историю с токсичными ананасами и всеми табунами горячих скакунов, ведомых фанатом домино, на командирском кресле, восхитившим принцессу Анну — любимую дочь королевы Англии, румбом на Владивосток -18-тью узлами. Халявная ананасовая сделка Шишкина не добавила ему шишек. Он даже не опробовал этого заморского фрукта, как и третья часть экипажа, стоявшая на вахте. Избежали ананасной экзекуции Шура-первый командир боевой части БЧ-4, похожий на Косыгина А.Н. (он всё ещё млеет) и штурман, который сильно испугался за временную утрату речи командиром. Осталось разобраться с канатом — самым интеллектуальным изобретением. Его будут тянуть до Владивостока, потом — во Владивостоке, и дотянут до Камчатки — работа у них такая. Это их лебединая песня. У каждого времени свои собаки, шишки и лебединые песни.

Эминец «Скрытный» Тихоокеанский флот war-book.ru

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. К сожалению, раньше не приходилось изучать труды великого Эзопа. Но уважаемому Автору, вероятно, прикоснуться к ним довелось! По всему видно, что они ему понравились и стали плотно применяться и в своём творчестве. Мне понравилось! Благодарю! Буду ждать новых рассказов!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *