Чухраев Э. Неизвестное об известном. ВМФ Советского Союза в Великой Отечественной войне: где правда?

                                 Да, слава русских моряков бессмертна,

                                 В историю вписали имена

                                 Тех, кто любил Россию беззаветно,

                                  И отдавал за родину сердца.

В 2020 году исполнилось 75 лет Победы над фашисткой Германией. Тяжёлой, но достойной Победы в Великой Отечественной войне (1941-1945). Справедливо утверждать, что важную роль в достижении этой Победы сыграл и Военно-Морской Флот Советского Союза.

Почему же мы ставим вопрос: где правда? Потому что уже 75 лет продолжается спор по участию отечественного ВМФ в той страшной войне.  Мы однозначно среди тех, кто убежденно считает, что  советский Военно-Морской Флот  внес достойный вклад в достижение Победы над фашистской Германией. “Он до конца выполнил свой долг перед Родиной” – отмечалось в 1945 году в итоговом приказе Верховного Главнокомандующего. « В период обороны и наступления Красной Армии наш флот надежно прикрывал фланги Красной Армии, упиравшиеся в море, наносил серьезные удары по торговому флоту и судоходству противника и обеспечил бесперебойное действие своих коммуникаций. Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и высоким мастерством. Моряки подводных лодок, надводных кораблей, морские летчики, артиллеристы и пехотинцы восприняли и развили все ценное из вековых традиций русского флота. На Балтийском, Черном и Баренцевом морях, на Волге, Дунае и Днепре советские моряки за 4 года войны вписали новые страницы в книгу русской морской славы», — вот официальная оценка деятельности ВМФ в годы войны.  И это было достигнуто огромной ценой. Поэтому – вечная слава и  память морякам, погибшим в  Великой Отечественной войне! И не случайно мы взяли эпиграфом к нашему рассказу проникновенные стихи поэта Леонида Встречного, флотского офицера.

Однако, есть среди исследователей, историков, политиков, военных специалистов и даже военных моряков (зарубежных и наших отечественных) и такие мнения:  ВМФ не справился со своими задачами; флот в той войне был обузой; флот просто выступал как самый дорогой способ производства пехоты. История флота в Великой Отечественной войне  со слов некоторых деятелей кажется историей избиения больших и многочисленных, но бестолковых формирований флота  малыми силами хорошо подготовленных немецких лётчиков и ещё более малочисленных союзников Германии.

Эти, мягко говоря, сомнительные, а правильнее сказать, фальшивые  тезисы пытаются подкрепить некоторыми, вроде бы, достоверными фактами:

  • эвакуация  флота из Таллина в 1941 году была осуществлена с огромными потерями;
  • 6 октября 1943 года флот потерял сразу три боевых корабля от действий немецкой авиации;
  • неудачный рейд на Констанцу в 1941 году;
  • неоправданно погибшие в 1941 году десантные отряды на Балтике;
  • неграмотно поставленные сетевые заграждения на выходе из Финского залива;
  • странное несовпадение данных по одним и тем же событиям: отсутствие сведений об обстрелах с моря в журналах боевых действий немецких соединений, тогда как по данным советского флота такие обстрелы были;
  • немецкие подлодки беспрепятственно орудовали на Севере у советских берегов до самого конца войны, и с ними наш флот сделать ничего не мог.

Нередко можно слышать раздраженные высказывания, что действия советского ВМФ в той войне носили второстепенный, вспомогательный характер и не отмечены крупными победами на море. Да, это так. Но это совсем не значит, что советский ВМФ не был активным участником Великой Отечественной войны. Всю войну он вел свои боевые действия, достойно и результативно решая поставленные ему задачи. И очень важно —  эти действия  сорвали попытки фашистов блокировать наши коммуникации. Северные конвои, перевозки по Северному морскому пути, по Тихому океану и Каспийскому морю, эвакуация гарнизонов Либавы, Таллина, Ханко, а также снабжение, защита и освобождение Одессы, Севастополя и Новороссийска, многочисленные десантные операции флота, результативные действия морской авиации убедительно подтверждают это. Фашисты знали боеспособность нашего флота, и поэтому отказались от ударов со стороны моря, что значительно облегчило действия наших сил на сухопутных военных театрах.  

Очень правильная мысль заложена в поправках к Конституции РФ (март-апрель 2020): «о недопустимости умаления роли советского народа в Великой Отечественной войне».  Это значит, что и занижать значение и роль Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне тоже не допустимо.  Что мы и пытаемся сейчас доказать.

Утверждая, что на протяжении всей Великой Отечественной войны Военно-Морской Флот Советского Союза справился со всем комплексом своих задач, важно понимать, какие это были задачи? Главным образом, Военно-Морской флот, как вид Вооруженных сил, решал важные оперативно-стратегические и оперативные задачи на морских театрах и приморских направлениях, взаимодействуя с Сухопутными войсками, авиацией и войсками ПВО. Он вел также активные боевые действия по уничтожению сил флота и транспортов противника, обеспечивал надежное прикрытие военных и народно-хозяйственных морских, озерных и речных перевозок.

Важнейшая особенность боевой деятельности ВМФ Советского Союза в Великой Отечественной войне была в том, что его главным противником был не морской, а воздушный и сухопутный. Поэтому за годы войны до 85% боезапаса корабельной артиллерии было израсходовано по береговым целям и до 40%  самолето-вылетов морской авиации было произведено для нанесения ударов по сухопутным войскам. Судьба Великой Отечественной войны решалась на сухопутном фронте, поэтому планы флота и его действия подчинялись в основном интересам группировок сухопутных войск на приморских направлениях.

Одновременно, нельзя отрицать, замалчивать или занижать большие ошибки и недостатки, просчеты и промахи, которые были допущены в ходе войны самим ВМФ. А также военно-политическим руководством советского государства относительно строительства и управления  ВМФ страны накануне и в ходе войны. Это очень важно видеть и понимать как существенные уроки для нынешних руководителей России и для развития российского флота в современных условиях и реальных возможных перспективах. Скажем прямо: в советский период правда о деятельности ВМФ и его роли в Великой Отечественной войне или вообще умалчивалась, или значительно приукрашивалась. Пришло время, когда можно и нужно не только наслаждаться  Победой, но спокойно и реально разобраться, взвешенно определить: действительно, какой ценой далась нам эта Победа, и какой опыт дала нам та война. Так каким же был советский ВМФ накануне войны?  

Каким советский ВМФ вступил в Великую Отечественную войну?

Военно-морской флаг СССР был принят 27 мая 1935 года (существовал до 14 февраля 1992 г.)

Сразу высветим главную мысль. В целом, несмотря на существенные недостатки в развитии флота и военного кораблестроения, морского оружия и корабельной техники, к началу Великой Отечественной войны в Советском Союзе был создан Военно-Морской Флот, способный вести боевые действия как совместно с сухопутными войсками, так и самостоятельно в прилегающих морях в целях обороны побережья и срыва морских перевозок противника.  Этот вывод базируется на факты.

  • К началу Великой Отечественной войны корабельный состав ВМФ СССР насчитывал 287 больших надводных корабля и подводных лодок, 456 малых надводных кораблей (торпедные катера, сторожевые корабли, охотники за подводными лодками), а также вспомогательные суда. В постройке находилось 219 кораблей, в том числе 3 линейных корабля, 2 тяжелых и 7 легких крейсера, 45 эсминцев, 91 подводная лодка. За 1939-1940 гг. мощности судостроения увеличились в три раза. В 1939 году флот получил 112 кораблей, а в 1940 году еще 168. Особое внимание уделялось строительству подводных лодок.
  • По боевым и эксплуатационным качествам построенные отечественные надводные корабли были на уровне аналогичных кораблей иностранных флотов. Они обладали достаточными скоростями, надлежащей защитой, высокой живучестью и непотопляемостью. На вооружении крейсеров и эсминцев состояли надежные дальнобойные артиллерийские системы 180-мм и 130-мм калибров.
  • На 22 июня 1941 года в Военно-Морской Флот СССР входили 4 флота (Черноморский, Балтийский, Северный, Тихоокеанский) и 5 флотилий.

Индустриализация экономики СССР позволила в предвоенные годы  начать развитие военного судостроения. В конце 1936 года была принята Большая судостроительная программа. Проектирование и закладка кораблей «большого океанского флота» велись в чрезвычайно быстром темпе. Одновременно развивалась флотская инфраструктура: военно-морские базы, доки, судостроительные заводы, склады, учебные заведения.

Советские конструкторы уже реально задумывались об отечественном авианосце. Вот таким они видели его

30 декабря 1937 года советские военно-морские силы были выведены из состава Народного комиссариата обороны и переданы в созданный Народный комиссариат Военно-Морского Флота СССР. Нарком ВМФ одновременно являлся и Главнокомандующим флотом. Центральным органом управления флотом стал Главный Морской штаб. Были разработаны и приняты важные документы по боевой деятельности ВМФ, которые стали руководящими документами для командиров и штабов: Боевой устав Морских сил (1937); Наставления по боевым действиям различных классов кораблей; Наставление по ведению морских операций (1940).

Нарком ВМФ СССР Николай Герасимович Кузнецов
  • Рабоче-крестьянский Красный флот принял участие в Советско-финской войне (1939-1940), получив определенный боевой опыт. Но главное – улучшилась стратегическая обстановка для флота на Балтике. Советскому Союзу отошла финская часть полуостровов Средний и Рыбачий, являвшихся «ключом» к обороне всего советского Заполярья, обеспечивая контроль с моря над единственным не замерзающем портом в СССР (Мурманском) и главной базой СФ в Полярном. На полуострове  Ханко (арендованном у Финляндии на 30 лет), у входа в Финский залив началось строительство военно-морской базы.
  • Соотношение сил (количественное) флотов Германии и Советского Союза на 21 июня 1941 года было практически на равных.

(Отсутствие в таблице некоторых цифр всего лишь означает, что этих данных нет у автора).

 ВМС ГерманииВМФ СССР
Численность личного состава (человек)404000359752
Из них на фонте Германия-СССР (человек)100000215878
Доля личного состава ВМФ в ВС государства (в процентах)6,05,8
Линкоры43
Тяжёлые крейсера61
Легкие крейсера66
Вспомогательные крейсера11
Эскадренные миноносцы и лидеры эсминцев2159
Торпедные катера250269
Сторожевые катера и корабли922
Тральщики и тральные катера21888
  • Несмотря на сложную внешнюю и внутреннюю обстановку, а также сжатые сроки формирования, Балтийский флот Советского Союза представлял к 1941 году достаточно мощную силу. Он включал: эскадру; отряд легких сил; три бригады подводных лодок; две бригады торпедных катеров; военно-воздушные силы; части специального и тылового обеспечения;  главную  военно-морскую базу (Таллин); военно-морские базы на острове Ханко, в Кронштадте и в Прибалтийских республиках (каждая база имела части ОВР, ПВО и береговой обороны).  У фашистов Балтийский флот состоял из:двух флотилий торпедных катеров;  двух флотилий тральщиков;  двух флотилий военно-воздушных сил (более1000 самолетов); несколько самоходных барж и плавбаз;  четыре старых финских подводных лодки.  Можно сделать вывод о том, что немцы не готовились на Балтике проводить большое морское сражение. Их цель была захватить и уничтожить наши войска с суши, что они и сделали. Основная их ударная сила была  – авиация.
  • Советский Черноморский флот тоже  представлял собой внушительную силу: эскадра надводных крейсеров, две бригады  подводных лодок, две бригады торпедных катеров, отряд учебных кораблей (линкор, 5 крейсеров, 46 эсминцев,  44 подводных лодки), В ВВС ЧФ было 632 самолета. Противостояли ЧФ ВМС Румынии (35 кораблей и судов, 1 подводная лодка). Румынский флот не представлял серьезной опасности для нашего флота. К началу военных действий немецкие корабли на Черном море отсутствовали.
  • В1937 году флотилия Северного Ледовитого океана была преобразована в Северный флот Советского Союза. В 1939-1940 гг. североморцы приобрели первый боевой опыт во время Советско-финляндской войны. Северный флот располагал относительно небольшими силами. В строю находилось 8 эскадренных миноносцев, (из них 2 старых), 7 сторожевых кораблей, 15 подводных лодок, 15 сторожевых катеров типа «МО», несколько торпедных катеров и тральщиков. Авиация Северного флота насчитывала 116 самолетов (преимущественно устаревших типов). Береговая оборона к этому времени располагала достаточным числом батарей с законченным или почти законченным инженерным оборудованием. Но большая протяженность северного морского театра военных действий затрудняла надежную организацию основных видов обороны, облегчала противнику возможность использования подводных лодок и способствовала набеговым действиям его надводных сил. В 1941 г. для действий на морских сообщениях флот мог выделить лишь подводные лодки. Надводные корабли и авиация использовались главным образом для содействия сухопутным войскам. Северному флоту с началом войны противостояли сильные группировки немецкого флота.  В 1942 г. в Северной Норвегии сосредоточились основные силы надводного флота Германии: новейший линейный корабль «Тирпиц», тяжелые крейсера «Адмирал Шеер», «Лютцов», «Хиппер», крейсер «Кёльн» и две флотилии эскадренных миноносцев. На север Норвегии были переведены еще 14 немецких подводных лодок. Для обеспечения этих кораблей, а также для защиты своих коммуникаций немцы сосредоточили здесь значительное число тральщиков, сторожевых кораблей, катеров и различных вспомогательных судов.  В Норвегии и Финляндии no-прежнему был сосредоточен 5-й немецкий воздушный флот, для которого было построено несколько новых аэродромов. Численность его к весне 1942 года увеличилась до 500 самолетов.

Но начало Великой Отечественной войны для советского ВМФ было, как и для РККА, тоже  крайне провальным.

На севере Балтики осуществление плана «Барбаросса» (войны Германии против СССР) началось вечером 21 июня 1941 года, когда немецкие минные заградители, базировавшиеся в финских портах, выставили два больших минных поля в Финском заливе. Эти минные поля, в конечном счёте, смогли запереть советский Балтийский флот в восточной части Финского залива. Но самым тяжелым по результатам оказалась эвакуация основных сил Балтийского флота и войск 10-го стрелкового корпуса из Таллина в Кронштадт в конце августа 1941 года (Таллинский переход; Таллинский прорыв; Таллинская трагедия). Из Таллина вышли 225 кораблей и судов (в том числе 151 военный корабль, 54 вспомогательных судна, 20 транспортов). До Кронштадта дошли 163, (из них: 132 военных корабля, 29 вспомогательных судов, 2 транспорта), а также неустановленное число малотоннажных гражданских судов и плавсредств, не подчинённых Военному совету флота. Во время перехода (за два дня) погибли 62 корабля и судна (19 боевых кораблей и катеров, 25 вспомогательных судов, 18 транспортов).

Таллинский прорыв: трагедия или успех Балтийского флота?

Вопрос о потерях в корабельном составе и гибели людей (как и в оценках самого Таллинского перехода) остаётся спорным, оценки историков и авторов публикаций на эту тему значительно отличаются друг от друга. На мемориальной доске, в память погибших участников Таллинского перехода, указано 10 903 погибших. В открытой советской печати количество вывезенных в Кронштадт войск оценивалось от 16 до 18 тысяч человек. По исследованию Р. А. Зубкова, из Таллина вышли 41 992 человека (включая экипажи, войска, гражданских лиц), доставлено в итоге в Кронштадт — 26 881 человек, погибло 15 111 человек (8 600 военнослужащих флота и 143 вольнонаёмных флота, 1 740 бойцов сухопутных войск, 4 628 гражданских лиц). Скорее всего, точных цифр из-за отсутствия достоверного документального учета  никто не даст. При этом историкам неизвестно, сколько было потоплено неучтенных гражданских и рыбацких кораблей, пытавшихся эвакуироваться вместе с балтийским конвоем. Но важно, что за два дня перехода Балтийский флот потерял почти 30% своего состава. Погибло 10-15 тысяч военных и гражданских лиц. При этом потери противника оказались минимальными — силы ПВО уничтожили три самолёта гитлеровцев, также получили повреждения несколько вражеских катеров. Причинами поражения называют затяжку с эвакуацией, отсутствие единого командования, неэффективное авиационное прикрытие конвоя. Важные аспекты — малое количество зенитного вооружения на кораблях и отсутствие разведданных по организации немцами минных полей. Действия командования Балтийского флота во главе с вице-адмиралом Трибуцем многими историками рассматриваются как ошибочные и не грамотные, приведшие к большим потерям. Таллинский прорыв до сих пор встречает неоднозначные оценки историков. Его итоги считаются плачевными именно по причине колоссальных потерь – и людских, и кораблей и судов. Безусловно, это – трагическая страница в истории Военно-Морского Флота и  Великой Отечественной войны.

Мемориал погибшим в Таллинском переходе на мысе Юминда

В то же время нужно признать, что в труднейших условиях командующему Балтийским  флотом ценой огромных жертв, но  все же удалось привести в Кронштадт большинство кораблей и спасти большинство людей. Приказ Гитлера о недопущении прорыва сил Балтийского флота из Таллина немецко-финским  подразделениям выполнить не удалось. Несмотря на большие потери, Балтийский флот сохранил свою боеспособность. Боевые корабли, выведенные в Кронштадт, затем принимали участие в обороне Ленинграда и поддержке с моря частей РККА и ВМФ,  действовавших на суше.             

Да, в первый день войны Черноморский флот (ЧФ)  потерь не имел. Но за первые 6 месяцев на минных полях погибло 7 советских подводных лодок  (из 44 бывших на флоте на 1941 год). 25-26 июня 1941  ЧФ провел набеговую операцию на порт Констанца (Румыния) с целью уничтожить нефтехранилища румын. Она оказалась провальной из-за плохой организации при подготовке и ее проведении.  В ней успешно действовала авиация ЧФ, но зачем-то туда послали еще и надводные корабли. В итоге на минных полях   подорвался и затонул лидер «Москва», был поврежден лидер Харьков». А 1 июля на выходе из Севастополя подорвался на немецкой мине эсминец «Быстрый». Вот так печально началась война для Черноморского флота.

Севастополь. Первый сбитый фашистский самолет

В чем главные причины просчетов и ошибок  ВМФ СССР в начале войны?

Все оправдательные ссылки на внезапное, вероломное нападение фашисткой Германии на Советский Союз, мягко говоря, не состоятельны.  Н.Г. Кузнецов в своих воспоминаниях писал: «О стратегической внезапности нападения 22 июня 1941 года не может быть и речи». Скорее всего, военное и политическое руководство СССР хотя и готовило страну к войне, но не к обороне, а только к войне наступательной, на чужой территории. К обороне же советские Вооруженные Силы, в том числе и ВМФ, оказались не готовыми. Отечественная военная наука оказалась неспособной правильно определить облик войны будущего. Но этот облик  не смог определить никто, кроме немцев. Сам характер будущей войны априори исключал для ВМФ возможность к ней подготовиться: представить реальный ход событий было практически невозможно даже после того, как война началась, а значит, и подготовиться к этим событиям было нельзя. Это очень важный факт, который обычно упускают из виду. ВМФ готовился совсем не к такой войне, в которую пришлось вступить.

Накануне войны  в советском флоте наблюдалось повышенное внимание к отработке боя в море и относительно мало внимания уделялось артиллерийским стрельбам по береговым целям. Совершенно недостаточно велась подготовка к противолодочной и несколько упрощенно – к противоминной обороне. Основными объектами уничтожения считались крупные надводные корабли, против которых предполагалось действовать силами надводных кораблей, подводных лодок, авиации, а на минно-артиллерийских позициях еще и с использованием мин и артиллерии. То есть все было нацелено на борьбу с противником на морском направлении. Однако война уже в первые дни внесла свои коррективы в эти планы. Гитлеровское командование настолько уповало на свою военную мощь, что предполагало справиться с советским флотом силами сухопутных войск и авиации, в кратчайшие сроки захватив наши военно-морские базы.

Пожалуй, самая главная причина состояла в неэффективном управлении ВМФ со стороны Верховного командования государства и управлении силами флота со стороны Главного командования Военно-Морского Флота и командования региональных флотов.

Поистине роковое значение было в том, что ни до войны, ни в ходе её, место ВМФ в общей системе управления вооружёнными силами не было определено. Так, за первую половину 1941 года ВМФ получил от Генерального штаба РККА только одну директиву — «О подготовке связи для взаимодействия частей и соединений Красной Армии и ВМФ» от 11 марта 1941 года. И всё!  Через несколько дней после начала войны флоты были переданы в подчинение командованиям стратегических направлений, а после их ликвидации флоты стали подчиняться фронтам. По факту, Главный морской штаб «выпал» из системы управления флотами. Но сухопутные командующие не могли правильно поставить морякам задачи. «На практике командованию ВМФ была предложена роль пассивного наблюдателя за развитием обстановки на флотах», — так дана оценка этому событию в книге «Главный штаб ВМФ: история и современность. 1696—1997», вышедшей под редакцией адмирала флота В.И. Куроедова в 1998 году. То есть ВМФ находился вне четкой и продуманной системе управления, которая была приведена в порядок только в конце марта 1944 года.

Военно-политическое руководство СССР не имело ясности в строительстве и развитии Военно-Морского Флота (хотя и принимались соответствующие программы). Сначала был взят курс на строительство больших кораблей. Но в 1939 году, когда стала очевидна преждевременность такого курса, Комитет Обороны при СНК СССР принял решение о резком сокращении числа строящихся линкоров и тяжелых крейсеров (а с 10 июля 1941 года их строительство вообще было прекращено). Основные усилия были направлены на создание легких сил флота.

Историки также  возлагают вину на массовые репрессии, в результате которых флот накануне войны потерял более 3 тысяч грамотных и зрелых командиров. Среди репрессированных было 4 командующих флотами, много командиров соединений и кораблей, что не могло не отразиться на боеспособности флота. Пришедшие им на смену офицеры, как правило, были плохо готовы к исполнению своих обязанностей. В СССР к 1941 году просто не существовало в достаточном количестве компетентных военно-морских командных кадров. Это стало одной из причин больших потерь и болезненных поражений флота в начале войны. Сказался низкий уровень оперативно-тактической подготовки командного состава. В 1941-1942 годах разница в уровне боевой подготовки к войне и боеготовности офицерских кадров между флотами (советским и немецким)  была большая, не в нашу пользу. Прежде всего, между офицерами штабов объединений и соединений, командирами кораблей. Это проявлялось как в боевом опыте, так и в планировании и ведении боевых действий. Быстро растущий советский флот, перед началом войны комплектовался командным составом и специалистами корабельной службы в основном за счет выпускников военно-морских училищ. Значительная их часть, еще не в полной мере обладала опытом службы на флоте и только постигала сложную морскую науку.

Следующим  фактором  являлось низкое техническое и технологическое развитие флота (как  и страны в целом). Качественное состояние некоторых боевых кораблей и вооружения  ВМФ уступало германскому; много было вооружения и устаревших образцов военной техники или с низкими тактико-техническими характеристиками. Часть кораблей была построена еще до Первой мировой войны. Так, например, из 45 лидеров и эскадренных миноносцев 15 (более 30%) были типа «Новик» постройки 1913-1917 годов, а 5 находились в ремонте. В авиации было лишь 12,5% самолетов новых типов (истребители МиГ 1, Як-1, бомбардировщики Ил-4, Пе-2). Советские подлодки и советские торпеды значительно уступали подобным образцам в  развитых странах. С надводными кораблями ситуация была несколько лучше. Только в ходе войны были созданы отдельные образцы оружия, по ряду параметров превосходившие западные. Флоту не повезло. Он провёл всю войну с устаревшей техникой. Только в морской авиации со временем начались положительные изменения, в основном связанные с ленд-лизовскими поставками. Немцы в той войне хоть и не массово, но применяли и реактивные самолёты, и реактивные противотанковые гранатомёты, баллистические и крылатые ракеты, управляемые бомбы. В общем, технический уровень Германии был куда выше советского. И воевать советским морякам пришлось именно в таких условиях.  Это, безусловно, оказало влияние и на ход боевых действий, и на их результаты. К сожалению, ВМФ Советского Союза, несмотря на поставку новых боевых кораблей, оружия и техники, к началу войны не смог превратиться в современный флот.

Одним из кораблей дореволюционного флота, который оказался в составе нового советского ВМФ, был линкор «Марат». Это бывший «Петропавловск», которому в 1921 году за участие в Кронштадтском восстании дали новое имя. Он находился в строю с 1914 года.

Самым неблагоприятным для советского флота был период 1941-1942 годов, когда мы потеряли в три раза больше кораблей, чем противник. Большие потери на флоте в первый период войны отчасти можно объяснить неудачами наших сухопутных войск и  господством в воздухе немецкой авиации.  Крайне не удачно развивавшиеся для Красной Армии приграничные сражения на сухопутном фронте поставили в тяжелое положение и флот.

Однако неудачи в начале войны во многом компенсировались ожесточенным сопротивлением советских военных моряков, из-за чего страны гитлеровской коалиции так и не смогли добиться очевидного преимущества  на море. И советский Военно-Морской Флот после первых ошибок и промахов, приобретя первый боевой опыт, уверенно и надежно в строился в общий ход борьбы против фашистских агрессоров и  включился в активную борьбу за победу в войне.

            Главные  успехи советского Военно-Морского Флота                         в годы Великой Отечественной войны

Война началась с внезапных ударов фашистской авиации по кораблям и базам на Черном и Балтийском морях, на Севере, в зонах Дунайской и Пинской флотилий. В ночь на 22 июня 1941 года нарком ВМФ по собственной инициативе привел флот в полную боевую готовность. Поэтому  советский ВМФ, в отличие от других видов Вооруженных Сил, встретил войну в боеготовом состоянии.  22 июня 1941 года мы не потеряли ни одного корабля, ни одного самолета авиации ВМФ. Все налеты фашисткой авиации на базы флота были отражены огнем корабельной и береговой артиллерии. В три часа 6 минут ночи  22.06.1941 начальник штаба Черноморского флота контр-адмирал Иван Елисеев приказал открыть огонь по германским самолётам, которые вторглись далеко в воздушное пространство СССР, чем и вошёл в историю. Это был самый первый боевой приказ в Великой Отечественной войне — дать отпор напавшим на СССР немецким войскам. 22 июня, доложив в Кремль о налете на Севастополь, адмирал Кузнецов, не дожидаясь указаний сверху, приказал всем флотам: «Немедленно начать постановку минных заграждений по плану прикрытия». Вышедшие в море тральщики прикрыли минным кольцом наши военно-морские базы, поставили минные банки на путях германских конвоев.

В течение войны  Военно-Морской Флот провел 88 операций, из них 23 раза привлекался к участию в армейских и фронтовых операциях. Советский ВМФ обеспечил перевозку по морским, озерным и речным коммуникациям 9,8 млн. человек (войск и гражданского населения), более 94 млн. т. воинских и народнохозяйственных грузов. 

С августа 1941 года Военно-морской флот начал решать важнейшую задачу, которая во многом обеспечила Победу СССР в Великой Отечественной войне: обеспечение проводки союзных конвоев, доставлявших по Ленд-лизу в Советский Союз вооружение, военную технику, стратегические товары и материалы. Эту задачу решали Северный и Тихоокеанский флоты и Каспийская флотилия. Только Северным флотом была обеспечена проводка 76 союзных конвоев с 1463 транспортами и 1152 кораблями охранения. По внутренним коммуникациям Ледовитого океана было проведено 1548 конвоев. Северный флот обеспечивал совместные действия СССР с союзниками по антигитлеровской коалиции —  англичанами и американцами. Полярные конвои были главным средством доставить в СССР материально-техническую помощь, которая имела большое значение в борьбе советского народа против фашистской Германии. Заметим, что после войны в массовое сознание советских людей был специально вброшен миф о союзнических поставках как о чём-то непринципиальном для Победы. На самом деле, это не так. Именно Северный флот выполнял задачу по обеспечению безопасности союзнических конвоев в своей зоне ответственности.

Военные моряки оперативно совершенствовали свое боевое мастерство и успешно осваивали поступающие на флот новые корабли, оружие и технику. Но только с середины 1943 года советская кораблестроительная промышленность возобновила  поставки кораблей флоту. Боевая мощь флотов и флотилий стала заметно возрастать. Всего за годы войны советская промышленность дала флоту 2 легких крейсера, 25 эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей и тральщиков, 56 подводных лодок, свыше 1100 единиц легких надводных судов и катеров (в том числе 15 больших охотников за подводными лодками, 873 различных боевых катера). Более 500 кораблей и катеров поступило от США, Англии и Канады по Ленд-лизу.

В отличие от других флотов, наиболее увеличил свои силы Северный флот. Он пополнился еще авиацией и кораблями с других флотов, а также за счёт английских кораблей, временно переданных СССР. В 1942 году фашисты значительно усилили свою группировку морских и воздушных сил на Севере. В связи с этим советское командование, укрепляя оборону Заполярья, полностью возложило на флот оборону Среднего и Рыбачьего островов, имевших стратегическое значение. Чтобы пополнить силы СФ, по Северному морскому пути  впервые в истории советского ВМФ из Владивостока на Северный морской театр за одну навигацию прошел отряд боевых кораблей в составе 1 лидера и 2-х эсминцев. В начале 1943 года группа подводных лодок совершила беспримерный в истории подводного плавания переход с Дальнего Востока на Северный флот.

Во время войны Северный флот оборонял побережье, обеспечивал внутренние и внешние морские перевозки, действовал на морских коммуникациях противника, оказывал поддержку приморскому флангу 14-й армии, высаживал тактические десанты, участвовал в Петсамо-Киркенесской операции (1944); часть личного состава флота (до 10 тыс. чел.) участвовала в боях на сухопутном фронте. Ударами по морским коммуникациям противника Северный флот срывал воинские перевозки немцев. В результате Германия стала испытывать острую нехватку железа и никеля, вывозимых из Северной Норвегии, а немецкие войска, действовавшие на мурманском направлении, зачастую лишались подкрепления, недополучали различные виды снабжения.

Балтийский флот принял участие в Ленинградской стратегической оборонительной операции. Это операция РККА и ВМФ в Ленинградской, Калининской областях, Эстонской ССР и Балтийском море с 10 июля по 30 сентября 1941 года. На Балтике советские подводники, прорываясь через минные заграждения немцев в Финском заливе, наносили значительный урон вражеским морским перевозкам. Однако к 1943 году противолодочные заграждения в Финском заливе были значительно усилены немцами, и врагу удалось временно преградить путь нашим подводникам в Балтийское море. В связи с изменением обстановки на сухопутных фронтах и решительным наступлением Красной Армии во второй половине 1943 года началось развертывание флота. Для обеспечения его действий формируются военно-морские базы. Балтийский флот сыграл крупную стратегическую роль в обороне Ленинграда и принял активное участие в операциях по полному снятию блокады с Ленинграда (900 дней длилась блокада)  и разгрому войск в Карелии и Прибалтике.

 Башни главного калибра «Кирова», установленные в Санкт-Петербурге (Морская набережная) в качестве памятника кораблю-защитнику города в годы Великой Отечественной войны

Не оценим вклад Черноморского флота в оборону Одессы (5 августа — 16 октября 1941 года) и оборону Севастополя  (4 октября 1941 — 4 июля 1942 года). Более двух месяцев оборона Одессы сдерживала крупные силы румынской армии, а оборона Севастополя свыше восьми месяцев сковывала значительную  группировку немецко-фашистских сил в Крыму, не дав использовать ее в весеннем наступлении на юге в 1942 году. Силы ЧФ в большой степени способствовали успеху оборонительных действий СА на Северном Кавказе. Корабли ЧФ,  действовавшие на дальних вражеских коммуникациях – между портами западного побережья, значительно усложняли противнику организацию перевозок, увеличили напряжение его сил, обеспечивающих движение транспортов. В 1942 году Черноморский флот успешно срывал доставку снабжения и пополнение приморской группировки врага по прибрежным коммуникациям: Севастополь – Феодосия – Керчь – порты Азовского моря.                                              

Опыт войны по-новому определил роль и место сил флота. Стало изменяться отношение к надводным кораблям. Опыт показал уязвимость их с воздуха. Крупные артиллерийские корабли, в первую очередь линкоры, потеряли свою ведущую роль. С учетом этого,  из надводного флота наиболее активно и успешно использовались легкие силы. Поэтому увеличению их состава уделялось значительное внимание. Так, количество тральщиков и малых охотников за подводными лодками в годы войны было увеличено примерно в 3 раза по сравнению с довоенным периодом, сторожевых катеров – в 6,5 раза, восполнялись потери эсминцев. В связи со значительными потерями, понесенными Балтийским и Черноморским флотами в корабельном составе, оставшиеся крупные надводные корабли на этих флотах выполняли только ограниченные задачи.

Ведущее место заняли подводные лодки. От одиночных действий в пределах назначенных позиций они перешли к крейсерству в ограниченных районах, а затем к групповым действиям в составе нависающих и подвижных завес. Успешные действия подводных лодок в большой степени зависели от пополнения новыми типами лодок: «Л» («Ленинец»), «С» («Сталинец»), «К» («крейсерская»), «М» («малая»), а также от оснащения более совершенным оборудованием и обеспечения новыми  высокоэффективными торпедами. Всего в ходе войны советский флот получил от промышленности 52 такие подводные лодки. Действия советского флота по нарушению морских коммуникаций противника оказали серьезное влияние на ход вооруженной борьбы на приморских направлениях советско-германского фронта. Они лишали противника возможности значительно пополнять группировки своих войск, в ряде случаев срывали ведение наступательных действий и ограничивали оборонительные возможности этих группировок. Например, потопление одного среднего танкера срывало заправку топливом 1,5 тысяч бомбардировщиков или 5 тысяч истребителей противника. Основными родами сил флота в нарушении морских коммуникаций противника были морская авиация и подводные лодки, действия которых дополнялись другими родами сил флота.  Наши действия по срыву этих перевозок велись с колоссальным напряжением сил и носили характер упорной, длительной и тяжелой борьбы. Никакому другому флоту мира не приходилось решать эту задачу в столь сложной обстановке. Максимальное привлечение сил флота для содействия сухопутным войскам на всех театрах в начале войны привело к тому, что в первые годы войны на коммуникациях противника могли использоваться только подводные лодки. Значительную роль сыграло и минное оружие из-за того, что коммуникации противника носили преимущественно прибрежный характер. Несмотря на ограниченное количество мин, поставленных нашим флотами, потери транспортов противника на них оказались выше, чем от надводных кораблей и береговой артиллерии, вместе взятых.  С 1943 года в борьбе на морских коммуникациях противника ведущее место стала занимать авиация. Советский ВМФ в действиях на морских коммуникациях противника  добился значительных результатов: противник потерял 676 транспортов, что составляет более 35% общей вместимости торгового флота Германии к началу Второй мировой войны. Наибольших успехов из всех родов сил флота добилась авиация: ею  потоплено 371 транспорт (более 50% торгового тоннажа). Подводные лодки потопили 157 транспортов (около 30% тоннажа). От подрыва на минах противник потерял 110 транспортов (около 16% тоннажа). Надводные корабли потопили 24 транспорта (около 3%).

Самые большие потери противнику дала авиация советского ВМФ. В августе 1941-года, когда наши войска с тяжелыми боями отступали на всех фронтах, самолеты дальней морской авиации летали на первую в войне бомбежку Берлина. Морская авиация стала применять новые приемы бомбометания, групповые атаки торпедоносцев с различных направлений, совместные удары по противнику торпедоносцев, бомбардировщиков и штурмовиков под прикрытием истребителей. Благодаря возросшим боевым возможностям авиация к концу 1943 года становится одной из основных ударных сил флотов. Морская авиация постоянно развивалась, ее самолетный парк за годы войны вырос до 5 тысяч самолетов. В ВВС флотов появились крупные соединения минно-торпедной, бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиации. С самого начала боевых действий морская авиация оказывала поддержку морским и наземным войсковым операциям. В начальный период Великой Отечественной войны она в основном действовала на сухопутных фронтах, со второй половины 1942 года активизировались её действия на море, а с 1943 года усилия морской авиации были направлены главным образом против сил флота и морских объектов противника. Всего на счету морских лётчиков 1015 потопленных кораблей и судов, более 5500 уничтоженных самолётов противника.

Важным вкладом в достижение победы над фашистами были десантные операции советского  Военно-Морского Флота. Всего силами флота за войну высажено более 120 морских оперативных и тактических десантов общей численностью более 250 тысяч человек. Среди них  Керченско-Феодосийская (1941-1942), Керченско-Эльтигенская  (1943), Новороссийская (1943), Моондзунская (1944) и Тулоксинская (1944)  операции. В обеспечении десантов участвовали до 2 тысяч боевых кораблей и несколько тысяч плавсредств. Несмотря на сложные условия, 80% десантов были высажены успешно. На Балтике после провального (очередного) Нарвского десанта были успешные операции по захвату Бьёркских островов и островов в Выборгском заливе. Флот и армия провели важную операцию по захвату Моондзундских островов (пусть и тоже сопровождавшуюся трагедией с десантом у Винтри), после чего с моря высаживались десанты на косу Фрише-Нерунг и датский Борнхольм. Совместно с Северо-Кавказским фронтом Черноморский флот в начале второго периода войны участвовал в наступательной операции, высадив  морской десант в районе Станички. Овладение плацдармом в этом районе лишило гитлеровцев возможности использовать Новороссийский порт и создало благоприятные условия для изгнания врага из Новороссийска.

После эвакуации защитников Одессы, ВМФ проводил операции по снабжению отрезанной от основных сил Красной Армии группировки в Крыму. После краха обороны полуострова, силами ВМФ была проведена стратегически важная для всего хода войны Керченско-Феодосийская десантная операция. Самая крупная в нашей военной истории.  Было высажено 33 000 человек морского десанта, а в последствие доставлено в Крым ещё без малого 50 000 человек с техникой и вооружением. Это имело решающее значение – без этой операции Севастополь был бы быстро взят и в разгар первой битвы за Ростов командование Группы Армий «Юг» получило бы в своё распоряжение укомплектованную 11-ю полевую армию с серьёзным боевым опытом и опытным командованием, которая в реальности влияния на бои за Ростов не оказала. Вместо этого, получились бои за Керченский полуостров, и сотни дней обороны Севастополя, снабжение которого полностью легло на плечи флота. Керченско-Феодосийская операция Черноморского флота и снабжение Севастополя в сумме имели важное стратегическое значение. А Новороссийская, Керченско-Эльтигенская десантные операции и эвакуация Одессы имели важнейшее оперативное значение. В целом они оказали огромное давление на противника, и оказали существенное влияние на ход войны в целом.

Флот принято критиковать за исход обороны Севастополя. Но справедлива ли эта критика? В чем-то, конечно, да. Но ведь именно Черноморский флот снабжал изолированный анклав в Севастополе, с десятками тысяч обороняющихся, сотни дней подряд, против противника, господствующего в воздухе. Само по себе все это было просто невероятно. Но это было так. И это была героическая оборона Севастополя, в которой участвовал флот. Но были и серьезные неудачи. К сожалению, трагичной была судьба многих десантов периода 1941-1942 годов. Это объяснялось слабым взаимодействием с сухопутными войсками, несоответствием выделенных сил задачам десанта, поспешность и низкое качество их подготовки.

Высадка морских десантов в годы Великой Отечественной войны
Высадка морских десантов в годы Великой Отечественной войны
Высадка морских десантов в годы Великой Отечественной войны
Высадка морских десантов в годы Великой Отечественной войны

 Во всех десантах морская пехота высаживалась в первых бросках и после тяжёлого перехода морем вступала в бой с превосходящими силами противника. Решительные действия морских пехотинцев в первом броске во многом определяли успех высадки и всего десанта.

Нельзя забывать, что кроме региональных флотов в составе ВМФ СССР имелись и активно использовались в годы войны речные и озерные флотилии.  Они создавались и расформировывались в соответствии с обстановкой. Еще накануне войны, после вхождения в состав СССР Бессарабии, Буковины, Западной Украины и Белоруссии, в 1940 году были созданы Дунайская и Пинская  речные флотилии. В 1941 году появились новые флотилии: Ладожская, Онежская, Чудская, Азовская, Беломорская. Ладожская флотилия совместно с судами Северо-западного речного пароходства обеспечивала перевозки по «Дороге жизни» в блокированный Ленинград. Без Ладожской военной флотилии Ленинград вполне мог бы быть потерян. В сентябре 1943 года создана Днепровская флотилия, в апреле 1944 воссоздана Дунайская флотилия. В октябре 1941 года сформирована Волжская военная флотилия, которая обеспечивала воинские и народно-хозяйственные перевозки по Волге, а с началом Сталинградской битвы, оперативно подчиняясь командующему Сталинградским фронтом, оказывала огневую поддержку  защитникам Сталинграда, высаживала десанты и перевозила войска и грузы через Волгу. Пинская флотилия летом 1941 года вела активные боевые действия на реках Днепр, Березина и Припять, а в августе  – сентябре принимала участие в обороне Киева. После его захвата немцами моряки взорвали свои корабли и присоединились к сухопутным войскам. Летом и осенью  1943 года  Азовская флотилия принимала участие в освобождении Новороссийска, Таманского полуострова и захвате плацдарма в районе Керчи. В 1944 году она сыграла важную роль в разгроме вражеских войск в Крыму и освобождении Севастополя. С выходом советских войск к Днестру на базе Азовской  была вновь сформирована Дунайская флотилия. С весны 1944 по май 1945 года корабли Днепровский флотилии вели Боевые действия на реках Днепр, Припять, Березина, Западный Буг, Висла, Одер, Шпрее. Флотилия приняла участие в Ясско-Кишеневской, Белгородской, Будапештской  и Венской наступательных операциях. В 1945 году, на завершающем этапе Великой Отечественной войны активные боевые действия вели военные моряки Балтийского флота (участвовали в блокаде Курляндской группировки немцев и срывали вражеские перевозки на Балтике), а также Дунайской и Днепровской флотилий. Самая успешная советская десантная операция, имевшая важное тактическое значение – Тулоксинская, была осуществлена речниками. Её масштаб превышал масштаб большинства морских десантов, а соотношение потерь и достигнутых результатов, та самая «цена победы», сделали бы честь любой армии и флоту тех лет. В целом, речные флотилии высадили больше десантов, чем любой из флотов.Корабли Днепровской флотилии  непосредственно участвовали в штурме Берлина.  Их экипажи не только расписались на рейхстаге, но и водрузили на нем флаг с одного из погибших катеров.

Бронекатера Днепровской флотилии на Шпрее, на заднем плане — разрушенный Рейхстаг

Так что, морские летчики в 1941 году первыми начали бомбить фашистское логово  Берлин, и военные моряки вместе с воинами других сил Советской Армии в 1945 году окончательно разбили это логово.

Большой вклад в достижение Победы в Великой Отечественной войне внесла морская пехота. Ее соединения и части, входившие в состав флотов и флотилий, общей численностью около 100 тысяч человек, осуществляли сухопутную оборону военно-морских баз и островов, участвовали в десантных действиях. Морская пехота в годы войны превратилась в самостоятельный род сил флота. Только за 1941-1942 годы она 57 раз была задействована в морских десантах. Первый морской десант был высажен Дунайской флотилией на румынский берег Дуная уже 25 июня 1941 года. Кроме того, за годы войны Военно-Морской Флот направил на сухопутные фронты  свыше 400 тысяч матросов, старшин и офицеров. Сформированные из моряков подразделения отличались высокими боевыми качествами и использовались там, где были необходимы или особая стойкость в обороне,  или наступательный порыв. На различных фронтах сражались 21 бригада морской пехоты и свыше 30 морских стрелковых бригад, несколько десятков отдельных полков и батальонов морской пехоты.

Важную роль на приморских направлениях играла береговая оборона флота. С первых дней войны флоту пришлось в условиях крайне тяжелой обстановки, складывающейся на сухопутных фронтах, решать вопросы обороны военно-морских баз с суши: Мурманска, Либавы (Лиепая), Таллина, Ханко (164 дня), островов Моонзундского архипелага, Одессы (73 дня), Севастополя (250 дней), Новороссийска, Туапсе (для сравнения:  английская военно-морская база Гонконг оборонялась от японцев  всего одну неделю). Тем самым наш флот способствовал замедлению продвижения противника на приморском направлении, что имело стратегическое значение, та  как непосредственно влияло на срыв планов немецко-фашистского командования.  Создавались новые военно-морские базы (например,  Йокангская, Керченская). В ходе войны повысилась эффективность боевого использования береговой артиллерии. Шел процесс совершенствования системы управления ею. В 1942 году в наркомате ВМФ было создано управление береговой обороны. Безусловно, существенную роль в береговой обороне флота сыграла именно морская пехота.
Флот всегда уходил последним из своих баз. Армия ушла от Одессы, но Приморская группа войск (позже – Приморская армия) продолжала драться в окружении.  Более того, ВМФ сразу же оказал ей серьёзную поддержку, доставляя подкрепления и  припасы. А в критический момент для обороны Одессы высадил крупный тактический десант в Григорьевке. И это был не единичный случай.  Когда сопротивление оказалось абсолютно безнадёжным, более 80 000 тысяч защитников Одессы было эвакуировано силами флота в Крым. Эти операции стали своего рода «прологом» к тому, чем флот занимался всю войну. Не имея значимого противника на море, ВМФ совершенно ожидаемо развернул свои действия против берега – тем более, что армия стремительно откатывалась назад, оставляя противнику один стратегически важный город за другим.

Очень важный момент в оценке результативности действий ВМФ – сухопутные войска оказались неспособны защитить приморские города от наступления с суши, что привело к утрате флотами (кроме Северного) баз, ремонтных и производственных мощностей. Не флот сдал Одессу или тот же Крым.
Противостоя крупным силам противника, советский флот за годы Великой Отечественной войны уничтожил 628 и повредил 237 боевых кораблей и транспортов, 1308 самолетов врага.  Но при этом, Военно-Морской Флот Советского Союза понес и большие потери. За годы Великой Отечественной войны советский ВМФ потерял 1014 кораблей различных классов, из них 314 надводных кораблей 1-го, 2-го и 3-го рангов и подводных лодок , 139 торпедных катера, 128 морских охотников за подводными лодками, 77 бронекатеров, 168 катеров-тральщиков, 188 сторожевых и других катеров. За время войны безвозвратные потери советского флота составили 154 771 человек, в том числе 10 729 офицеров. Что касается потерь советского ВМФ в годы войны, то надо сделать несколько уточнений. Самым неблагоприятным для флота был период 1941-1942 годов, когда мы потеряли в три раза больше кораблей, чем противник. Это прорыв подводными лодками блокады Финского залива (погибло 7 подводных лодок) и оборона Севастополя (погиб крейсер  «Червона Украина»,  четыре эсминца, две подводные лодки и четыре крупных транспорта). Много малых кораблей потеряла Азовская флотилия при эвакуации частей Крымского фронта. Большие потери этого периода объяснялись неудачами наших сухопутных войск и господством в воздухе немецкой авиации. В ходе наступательных операций боевые силы флотов наносили удары по коммуникациям противника, высаживали и обеспечивали десанты, перевозили войска и боевую технику. В результате этого наши потери в боевых кораблях только в 1943 году составили одну треть всех потерь за войну. Зато резко снизились потери в транспортах и вспомогательных судах. В 1944 и 1945 годах боевые потери противника в кораблях значительно превышали наши потери. В целом, можно сказать, что потери ВМФ при решении оборонительных задач были несравненно выше, чем при решении наступательных задач.

Сравнительный анализ потерь (советского и германского флотов) вряд ли позволяет дать ответ на вопрос: кто лучше воевал (хотя некоторые исследователи это делают и, увы, получают искаженный результат). Вообще понятие «воевал лучше» сложно применять к морской войне. Здесь нельзя просто оперировать тоннажем и общим количеством потопленных кораблей. На первое место должно ставиться качество корабельного состава. А здесь мы видим, что кораблей основных классов советскому ВМФ за годы Великой Отечественной войны утопить не удалось. Правда, их и не было в зоне досягаемости наших флотов большую часть времени. И само это понятие (кто лучше сражался) вполне применимо только при встрече равноценных группировок флота.

Надо сказать еще об одной правде. Сразу после Великой Отечественной войны в Советском Союзе были засекречены не только потери отечественного Военно-Морского Флота, но и тот ущерб, который он нанёс противнику на море (такого не наблюдалось ни в одной другой стране – участнице Второй мировой войны). Специально созданная бессистемность подачи материала о своих и чужих потерях (хаотичность описания) была призвана скрыть ошибки применения и гибели советских кораблей и «затушевать» несовпадение данных противника о потерях на море. И до сих пор данные о потерях ВМФ СССР и Германии в годы Великой Отечественной войны в различных источниках разнятся. Поэтому и в нашем рассуждении тоже  возможны цифры, которые могут быть оспорены.   

Мы рассуждаем об участии Военно-Морского Флота СССР в войне. К сожалению, больших морских сражений в той войне у него не было. Значит, и больших морских побед у флота тоже не было. Это правда. Но опыт Великой Отечественной войны показал, что советский флот, образно говоря, воевал в основном с «берегом». Воевал успешно, результативно.И здесь о победах флота говорить нужно обязательно. Традиционно морскими операциями были лишь действия по защите или разгрому конвоев. Более 70% усилий ВМФ пришлось на перевозки войск, нанесение ударов по побережью, высадку десантов и минную войну в интересах обороны побережья. Да, авиация ВМФ вышла на первое место среди ударных сил флота. Однако более 70% самолетовылетов морской авиации было совершено против наземных целей, хотя господство в воздухе стало определять и господство на море. Подводные лодки использовались в основном для борьбы на коммуникациях. При этом эффективность их действий против торговых судов оказалась значительно более высокой, чем против боевых кораблей. Кроме того, подводные лодки оказывали сковывающее воздействие на противника, который постоянно ощущал угрозу ударов из под воды. Крейсера и эсминцы советского ВМФ сыграли важную роль в обороне приморских городов и баз в первые годы войны. Без них было бы невозможно обеспечивать стратегические перевозки на Севере.

Но главным капиталом  Военно-Морского Флота были матросы, старшины и офицеры, которые служили на кораблях и в береговых частях.  И какие бы ошибки и просчеты не обсуждались в деятельности советского ВМФ, неизменным останется то, что военные моряки отличались мужеством и героизмом. Они самоотверженно сражались и успешно решали боевые задачи. Родина воздала им по заслугам. В 1944 году учреждены специальные морские награды — ордена Ушакова I и II степеней и Нахимова I и II степеней и медали Ушакова и Нахимова.

Орден Ушакова I степени
Орден Ушакова II степени
Орден Нахимова I степени.
Орден Нахимова II степени.
Медаль Ушакова
Медаль Нахимова

Всего за годы войны орденом Ушакова I степени было награждено 22 человека, из них 8 — дважды. Кроме того, ордена Ушакова I степени было удостоено 10 соединений и частей ВМФ. Орденом Нахимова I степени награждались части и соединения ВМФ. Всего орденом Нахимова I степени было произведено 82 награждения, орденом Нахимова II степени было произведено 469 награждений.

Медалью Ушакова награждался рядовой, старшинский и сержантский состав ВМФ за личное мужество и отвагу на морских театрах военных действий. Медалью Нахимова, кроме того, награждались и лица, «не состоявшие в рядах Военно-Морского Флота, которые в борьбе с врагами Советского государства на морских театрах своими умелыми, инициативными и смелыми действиями, сопряженными с риском для жизни, способствовали успешному выполнению боевых задач кораблей, частей Военно-Морского Флота и их подразделений». Всего за годы Великой Отечественной войны более 14 тысяч человек были награждены медалью Ушакова и почти 13 тысяч – медалью Нахимова.

Многие соединения, части и корабли стали гвардейскими, краснознаменными, орденоносными. Многим присвоены почетные наименования освобожденных ими городов. Более 350 тысяч военных моряков награждены орденами и медалями, около 600 человек стали Героями Советского Союза, а семеро – разведчик-североморец В.Н. Леонов, морские летчики А.Е. Мазуренко, В.И. Раков, Б.Ф. Сафонов, Н.Г. Степанян, Н.В. Челноков и катерник А.О. Шабалин удостоены этого звания дважды. Все это совершенно справедливо. И  кощунственно звучит, когда кто-то высказывает мнение об искусственности этих наград. Точно также, несмотря на то, что у советского ВМФ в период Великой Отечественной войны была масса откровенных (может быть, даже иногда  постыдных) провалов, высокое искусство в руководстве флотами и флотилиями показали видные флотские военачальники:  адмиралы Н.Г. Кузнецов, И.С. Исаков, Л.А Владимирский, С.Г. Горшков, Г.Н. Холостяков, В.С. Чероков, маршал авиации С.Ф. Жаворонков и другие. Надо справедливо отдать должное командующим региональными флотами, которые все годы войны уверенно вели своих подчиненных к Победе.

Юмашев И. С. (1895-1972)
Головко А. Г. (1906-1962)
Октябрьский Ф. С. (1899-1969)
Трибуц В. Ф. (1900-1977)

Коротко напомним о них.

Юмашев Иван Степанович. Герой Советского Союза (1945). С сентября 1937 начальник штаба, с января 1938 командующий Черноморским флотом. С марта 1939 по январь 1947 командовал Тихоокеанским флотом. С января 1947  — главнокомандующий ВМФ и заместитель министра Вооруженных сил СССР. После создания отдельного Военно-морского министерства Юмашев 25 февраля 1950 был назначен его министром.

Головко Арсений Григорьевич. Служил на всех региональных флотах Советского Союза. С июля 1940 по апрель 1946 года командовал Северным флотом. С апреля 1946 года — заместитель начальника, с февраля 1947 года — начальник Главного штаба ВМФ — заместитель Главнокомандующего Военно-Морским флотом СССР. С марта 1950 года — начальник Морского Генерального штаба и первый заместитель военно-морского министра.

Октябрьский Филипп Сергеевич. Герой Советского Союза. В 1924 году сменил свою фамилию Иванов на фамилию Октябрьский, в честь революционного Октября 1917 года. Проходил службу на Балтийском, Тихоокеанском и Черноморском флотах, командовал торпедным катером, группой, дивизионом, отрядом и бригадой торпедных катеров. С февраля 1938 года командовал Амурской военной флотилией, а с марта 1939 года — Черноморским флотом. В Великую Отечественную войну вице-адмирал Ф. С. Октябрьский — один из руководителей героической обороны Одессы и Севастополя. После войны адмирал Ф. С. Октябрьский продолжал командовать Черноморским флотом. С ноября 1948 года по январь 1951 года он был 1-м заместителем главкома ВМФ,

Трибуц Владимир Филиппович. С февраля 1938 года — начальник штаба Балтийского флота. Командующий Балтийским флотом (1939-1947). С марта 1946 года до мая 1947 года командовал 8-м ВМФ на Балтике. С 28 мая 1947 — заместитель главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам. В сентябре 1948 — январе 1949 — начальник Управления военно-морских учебных заведений и старший морской начальник в Ленинграде. В марте 1949 — декабре 1951 — начальник Гидрографического управления ВМФ СССР.  С января 1952 года перешёл на должность начальника кафедры и факультета Военной академии Генштаба им. К. Е. Ворошилова.

Ну, разве можно, с учетом всех приведенных аргументов и фактов, говорить что-то о том, что Военно-Морской Флот СССР не выполнил свои задачи в годы Великой Отечественной войны? Конечно, нет. При этом никто не отрицает больших ошибок и просчетов, которые были у ВМФ. Поэтому снова и снова утверждаем: Победа в Великой Отечественной войне достигнута и при большом участии нашего Военно-Морского Флота. Вот это есть правда.

Главный вывод: свои задачи советский Военно-Морской Флот в годы Великой Отечественной войны выполнил, с достоинством и честью: и в океанах, морях, и на сухопутных фронтах. А в 1945 году (август-сентябрь) он участвовал в войне с Японией и внес весомую лепту в разгром японских милитаристов и завершение Второй мировой войны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.