Чухраев Э. Неизвестное об известном. Особая победа ВМФ СССР в Великой Отечественной войне

Что имеется в виду?  Речь  идето том, как Россия и ее Военно-Морской Флот «обогатились» (как компенсации за понесенный ущерб) после окончания Великой Отечественной войны (1941-1945) за счет раздела между союзниками кораблей и судов флота фашисткой Германии, которая проиграла вместе со своими сателлитами в той войне.

Но за этот результат Советскому Союзу и конкретно его Военно-Морскому Флоту пришлось в полном смысле «сражаться» на полях сложных переговоров с союзниками по антигитлеровской коалиции (США и Великобритании). В итоге это тоже была победа. Особая часть  Победы в Великой Отечественной войне. Как это было? Об этом наш рассказ. Но сначала о том, каким был военный флот фашисткой Германии, который в итоге пришлось делить.  А потом, что и как делили союзники.

   Кригсмарине – германские военно-морские силы Третьего рейха

Рейх  — с немецкого языка  означает —  земли, подчиненные одной власти. Это также мистическое царство красоты и гармонии, учение (возникло в средние века),  которое было подхвачено Гитлером в качестве одного из устоев нового порядка. Третий рейх нередко называют «Тысячелетним рейхом» (нем. Tausendjähriges Reich). Это название вошло в употребление после выступления Гитлера на партийном съезде в Нюрнберге в сентябре 1934 года.

«Тысячелетний рейх» Гитлера перекликается с христианским мистицизмом. Третий рейх, потому что до этого уже дважды на земле Германии пытались создать такое государство — «мистическое царство красоты и гармонии» (на карте вверху это показано). Третий рейх был одним из мифов, внедрявшихся в сознание населения формировавшегося Германского рейха; он должен был придать уверенность, что немцы живут на «Земле обетованной».

Третьему рейху нужен был военно-морской флот. И его создали в условиях, когда Германия по итогам Первой мировой войны Версальским договором (1919) ограничивалась строить боевые корабли.

21 мая 1935 года этот флот получил наименование  Кригсмарине (военно-морской флот). До этого  со времён Веймарской республики, то есть с 1913 года, именовался Рейхсмарине — флот рейха.

К началу Второй мировой войны сложилась организация Военно-Морских Сил (ВМС) Германии. Руководство военными операциями ВМС осуществляло Верховное командование Кригсмарине. Важнейшее место в структуре Верховного командования занимал Штаб руководства морской войной. Структурно флот делился  так:

  • Группа «Ост»;
  • Группа «Вест»;
  • Дунайская флотилия.

Флот состоял из сил:

  • Линейные силы,
  • Разведывательные силы,
  • Подводные силы.

Как к военно-морскому флоту относился сам Гитлер?

Адольф Гитлер (1889 — 1945) — основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь (фюрер) Национал-социалистической немецкой рабочей партии (1921 — 1945), рейхсканцлер Германии (1933 — 1945), фюрер Германии (1934 — 1945).

Напомним. На основе глубокого анализа войн на море в конце XIX века военно-морские теоретики и историки английский вице-адмирал Коломб Филип Хауард (1831 — 1899) и американский контр-адмирал Альфред Тайер Мэхэн (1840-1914) одновременно создали теорию «морской силы». Они справедливо считали, что именно морским силам принадлежит решающая роль в вооруженной борьбе, а завоевание господства на море — главное условие победы в войне. И американские, и английские государственные деятели успешно использовали эту теорию при управлении своими государствами на рубеже XIX и XX веков. В то же время далеко не все верховные правители понимали это. Как, например, Гитлер.

Однако многие из флотских офицеров поддержали Гитлера еще до его прихода к власти — они помнили многочисленные бунты германских военных моряков после окончания Первой мировой и жаждали твердой руки, которая бы навела порядок, уничтожила коммунистов и сбросила версальские оковы. При этом,  не только фанатичные нацисты, но и выходцы из аристократических семей, потомственные моряки, искренне считали, что германский флот (в том числе и подводный) существует для того, чтобы не просто защитить страну от врага, но и выполнить мировую миссию, которая предназначена Германии по праву расового превосходства и может быть осуществлена лишь с помощью мощного флота.

С 19 декабря 1941 года Гитлер стал верховным главнокомандующим вооруженными силами Германии. Как он относился к военно-морскому флоту? Он не был его поклонником. Он считал старый флот открытого моря, воевавший в Первую мировую войну, «парадным соединением», «романтической игрушкой» и «мишенью для вражеских артиллерийских учений». Его боязнь моря и дискомфорт, который он испытывал, когда при нем говорили о морской политике, отмечали многие современники. Командующий подводным флотом Германии Карл Дёниц писал, что «для Гитлера война на море была чем-то страшным и непонятным». А фюрер сам однажды признался: «На суше – я герой, на море – я трус». Гитлер считал, что роль флота – вспомогательная и заключается в поддержке операций на суше. По словам адмирала Редера (главнокомандующий Кригсмарине с 1935 по 30 января 1943 года) Гитлера интересовало только одно: «сравнительные данные о скорости, размерах, вооружении и огневой мощи кораблей». На основе этого он и делал свои теоретические заключения. Он совершенно не понимал таких элементов морской стратегии, как наличие базы флота, зависимость от доступности портов, от союзников и географического положения.

Конечно, не следует думать, что Гитлер совсем ничего не знал о морском флоте и не разбирался в морской тактике. Он проявлял большой интерес к техническому оснащению кораблей, понимал значение морской блокады, а отдельные критические высказывания фюрера по поводу чрезмерного увлечения коммерческим рейдерством являются весьма дельными. Дело заключается в том, что он часто не был способен понять роли морского флота, проблем, стоящих перед его адмиралами, или проявить стойкий интерес к условиям функционирования своего флота и его возможностям.  Следует также отметить, что интерес Гитлера к флоту, и без того не слишком большой, в различное время то усиливался, то опять ослабевал, в зависимости от того, с кем он готовился воевать. Пока целью его завоеваний были Франция и Советский Союз, он мог позволить себе не обращать внимания на флот и следовать своим континентальным устремлениям. Когда же в 1938 году Гитлер понял, что его врагом стала Англия, он вынужден был признать, что война с ней означает войну на море. И поэтому он накануне Второй мировой войны настраивал немецких кораблестроителей и военных моряков на ускоренное строительство  боевых кораблей. В результате на верфях были построены 2 линкора водоизмещением 26 тыс. т, 2 тяжелых крейсера, 17 эсминцев и введены в строй 7 подводных лодок. А между тем на верфях строились еще 2 более крупных линкора, 1 авианосец, 4 тяжелых крейсера, 5 эсминцев и 7 подводных лодок.  Первостепенное значение уделялось  строительству линейных кораблей. Причем недооценка роли субмарин как основных сил в борьбе на морских путях была свойственна и самим германским подводникам. К примеру, командовавший подводными силами рейха Дёниц писал в 1939 г., что подводные лодки должны использовать морские державы второго ранга, не имеющие из-за слабости их флотов никаких других средств для нападения на коммуникации более сильной морской державы.

Адольф Гитлер и гросс-адмирал Карл Дёниц. 1943 год

Но опыт войны уже с первых ее дней показал ошибочность этого суждения. И Германия оперативно поменяла свои взгляды и стала ускоренно строить современные подводные лодки и использовать их в боевых действиях.

Численность и боевые действия кораблей ВМС Германии: в 1939 — 1945 годах

К началу Второй мировой войны флот нацистской Германии насчитывал 103 боевых корабля основных классов, в том числе 2 линкора, 3 броненосца, 1 тяжелый и 6 легких крейсеров, 22 эсминца, 12 миноносцев, 57 подводных лодок. Кригсмарине имели многочисленный вспомогательный флот: транспортные суда, суда обеспечения, блокадопрорыватели, десантные самоходные баржи и паромы, и т. д.

Кроме того,  в составе немецких военно-морских сил имелось большое количество малых боевых кораблей и катеров. Многие из них были переоборудованы из гражданских судов соответствующего водоизмещения: миноносцы и сторожевые корабли, минные заградители и тральщики, охотники за подводными лодками и торпедные катера (шнельботы), а также множество других.  То есть,  — это был достаточно сильный военный флот, который можно было сравнивать с ВМФ Советского Союза.  Но он существенно уступал флоту Великобритании. Для сравнения, Королевский военно-морской флот Великобритании ( англ. Royal Navy) к началу войны располагал:

  • 15 линкорами и линейными крейсерами (ещё 5 строились);
  • 7 авианосцами (5 строились);
  • 66 крейсерами (23 строившихся);
  • 184 эсминцами (52 в строительстве);
  • 60 подводными лодками.


В течение 1939 — 1945 гг. в Германии вошли в строй еще 2 линкора, 2 тяжелых крейсера, 18 эсминцев, 36 миноносцев и около 1100 подводных лодок.

И надо признать, что в течение всей Второй мировой войны немецкие ВМС вели активные боевые действия на морях и океанах: 

  • Присутствие в водах вокруг Испании во время muh;lfycrjq войны (1936—1939);
  •  Битва за Атлантику (1939-1945): битва у Ла-Платы (декабрь 1939); Датско-Норвежская операция (апрель — июнь 1940 г.); бой в Норвежском море (июнь 1940 г.); сражение в Датском проливе (май 1941 г.);
  • Противодействие арктическим конвоям (1942-1943);
  • Действия в Балтийском море (1941-1945);
  • Действия подводных лодок в Средиземном море (с 1941 до мая 1944);
  • Рейдерство вспомогательных крейсеров; бой у западного побережья Австралии (1941).

За годы войны только немецкими подлодками потоплено 2759 торговых судна и 148 кораблей союзников, в том числе 2 линкора, 3 авианосца, 3 эскортных авианосца. Надводными кораблями Кригсмарине, среди прочего, были потоплены: 1 авианосец и 1 линейный крейсер Королевского военно-морского флота Великобритании.

Как же выглядели ВМС Германии в 1945 году? К завершению Второй мировой войны (май 1945) некогда мощный флот фашистской Германии находился в состоянии, которое можно было охарактеризовать одним словом — руины. Около половины кораблей было уничтожено в ходе боевых действий.  Погибли все четыре германских линейных корабля, три так называемых «карманных линкора», два из трех тяжелых крейсеров. Корпус еще одного недостроенного тяжелого крейсера находился в Кенигсберге, в Щецине затонул недостроенный авианосец «Граф Цеппелин». Из шести легких крейсеров уцелел лишь один, из 42 эсминцев 25 погибли в ходе боевых действий.  Из 1188 подводных лодок 778 были уничтожены за время войны. При этом в  боевых походах погибло 630 подлодок Кригсмарине (123 — в германских водах). По приблизительным подсчетам, на плаву оставалось около трети немецких кораблей, значительная часть из которых имела различной степени повреждения.

Понимая, что Германия проиграла в войне с Советским Союзом, немецкие моряки стремились увести свои корабли на запад и сдаться нашим союзникам. Этого, кстати, от них требовал и приказ назначенного преемником Гитлера главнокомандующего германскими ВМС гросс-адмирала К. Дёница. Поэтому в портах, занятых советскими войсками, остались преимущественно либо сильно поврежденные, либо недостроенные корабли и вспомогательные суда, не способные выйти в море.

Понимая, что капитуляция неизбежна, германское командование приняло решение полностью затопить оставшиеся боевые корабли и суда Кригсмарине.

     Операция « Регенбоген» (май 1945): ликвидация Кригсмарине

Да, накануне капитуляции немцы решили ликвидировать (потопить) свой флот. Зачем они пошли на такой шаг? История военных флотов знает немало примеров затопления кораблей собственными экипажами. Обычно это делалось ради обретения какого-либо военного преимущества. Например, во время обороны Севастополя в ходе Крымской войны (1853 — 1856) русские затопили несколько кораблей у входа в бухту, чтобы туда не могли войти английские и французские суда. В 1905 г. русские же моряки затопили несколько кораблей  Тихоокеанской эскадры,  чтобы они не достались японцам и не использовались ими потом в войне. Но самый массовый и странный случай затопления военных кораблей принадлежит немецкому флоту фашисткой Германии (1945): прямой ущерб врагу не был здесь целью.

Согласно плану последней операции Кригсмарине во Второй мировой войне под кодовым названием «Регенбоген» («Ррадуга») экипажи германских кораблей должны были собственноручно затопить свои суда, кроме необходимых для рыболовства, транспортных целей и послевоенного разминирования. Так немцы собирались сохранить честь флота и уберечь корабли от посягательств союзников, которые бы их разрушили сами или конфисковали. По сути дела это означало ликвидацию оставшегося флота фашистской Германии.

Приказ об уничтожении всех военных кораблей (кроме некоторых минных тральщиков, которые должны были разминировать воды после войны) был отдан гросс-адмиралом К. Дёницем 30 апреля 1945 г. (Гитлер назначил его главой государства). Под его руководством вермахт отчаянно сопротивлялся союзникам еще несколько дней, и в совсем уже бессмысленной бойне продолжали погибать люди. Удивительно, что Дёниц, полностью сознавая тяжесть поражения, продолжал выполнять замыслы уже мертвого Гитлера. Приказ «Регенбоген» был из их числа — Гитлер вообще настаивал на разрушении всей германской индустрии и инфраструктуры. И корабли, как он говорил, надо потопить, чтобы им «не пришлось капитулировать перед врагом» и «ради сохранения чести флота» — такой предлог придумал фюрер для своей ставшей к концу маникальной мании разрушения. Вдохновение он черпал, вероятно, в опыте Кригсмарине 1919 г., когда после поражения в Первой мировой войне немецкие моряки затопили 52 корабля, чтобы они не достались англичанам. Но, если тогда это было инициативой самих моряков, то в 1945 г. затопление стало идеей фюрера. И немцы, уже знавшие о смерти Гитлера, начали выполнять приказ «Регенбоген» и топить корабли. Однако, спустя несколько дней, 4 мая, Дёницу пришлось отменить приказ, чтобы в условиях подготовки капитуляции не раздражать лишний раз союзников таким враждебно окрашенным актом: в этот день они требовали, чтобы все немецкие корабли перешли под контроль победителей. Тем не менее, отмене приказа подчинились не все офицеры, и до 8 мая 1945 г. на Западной Балтике успели затопить 238 подводных лодок, включая недостроенные и учебные. Подлодки, как основной и массовый тип используемого Кригсмарине оружия, пострадали больше всего. Затопления происходили в большей части военных портов – Вильгельмсхафен, Фленсбург, Нойштадт, Киль, Варнемюнде, Травемюнде, Гельтингер и др. Среди затопленных надводных кораблей  были: линкор «Гнейзенау», тяжёлые крейсера «Адмирал Хиппер» и «Лютцов», авианосец «Граф Цеппелин»,  тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер», 4 эсминца.

Порт Киль. Тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» опрокинутый вверх килем

Для всех моряков корабли становятся обычно вторым домом, к ним экипажи привязываются и испытывают нежные чувства. Но в этот раз, как вспоминал один из немецких ветеранов, при виде потопленных кораблей «все одновременно испытывали чувство облегчения и благодарности, потому что это значило, что им удалось спастись и выжить». Это точно обозначало конец ненавистной войне.

Вот так,  всего за несколько дней мая 1945 г. непобежденный и досаждавший союзникам всю войну немецкий флот стал грудой металлолома. Таков был итог операции «Регенбоген» — последней операции Кригсмарине. И вот все, что осталось от фашистского флота после этой операции, союзники должны были как-то поделить между собой.

Однако, среди оставшихся для раздела немецких кораблей удивительно не оказалось несколько совершенно боеготовых  подводных лодок. Они однозначно не были уничтожены и не затоплены. Куда же они исчезли?

Исчезнувшие подводные лодки Гитлера

Последняя подводная лодка Германии (типа VIIC под номером U-977) сдалась в Аргентине 17 августа 1945 года

Необычайное оживление царило на набережной аргентинского порта Мар-дель Плата 17 августа 1945. К одному из пирсов неожиданно пришвартовалась немецкая подводная лодка. Выстроившийся на палубе экипаж попрощался со своим боевым кораблем троекратным криком “Гип-гип, ура!” после чего проследовал на борт, стоявшего там же, аргентинского крейсера “Адмирал Бельграно”. На борту крейсера их ждала торжественная встреча в виде оркестра и почетного караула аргентинских моряков. Так в Аргентине встретили последнюю субмарину проигравшей войну фашистской Германии. Командир U-977 Хайнц Шеффер не мог скрыть своего удовлетворения по поводу такого приема.

Но вскоре его настроение быстро изменилось. В его адрес прозвучал вопрос: «Куда вы дели Гитлера?». И ему было заявлено о подозрении в том, что на его борту находились  сам Адольф Гитлер, Ева Браун (сожительница, а с 29 апреля 1945 – законная супруга Гитлера) и Мартин Борман (личный секретарь фюрера).

Но пока уточним, как  эта подводная лодка оказалась в Аргентине.  В начале мая 1945 года субмарина находилась на одной из военно-морских баз Кригсмарине в Норвегии. Здесь ее застало известие о том, что Гитлер погиб в боях за Берлин, назначив своим преемником адмирала Дёница. А  2 мая она вышла на боевое патрулирование для борьбы с вражескими конвоями. Но,  даже не успев выйти в район патрулирования, лодка получила сообщение о капитуляции Германии. Все подводные лодки должны были прекратить выполнение боевых задач и в надводном положении, закрепив на рубке синий флаг, проследовать в ближайшие порты для последующей сдачи.

По версии Шеффера, следует, что он предложил экипажу не подчиняться приказу, а следовать в Аргентину, потому что в этом случае у них будет больше шансов остаться на свободе. Решение каждый должен был принять самостоятельно. После чего проголосовали. 31 член экипажа согласились с командиром, а шестнадцать изъявили желание вернуться домой. Ночью, подойдя к побережью Норвегии, на берег были высажены 16 человек, решивших вернуться в Германию. Они должны были заявить, что их лодка потерпела крушение и они единственные, кто выжил из экипажа.

10 мая, погрузившись под воду, лодка взяла курс к берегам Южной Америки. Далее Шеффер уверяет, что для того, чтобы избежать встречи с военными кораблями англичан и американцев, лодка двигалась в подводном положении более двух месяцев и лишь на 66-й день субмарина впервые поднялась на поверхность. За это время подводники дошли до предела, сказывался недостаток экипажа, лица у всех были бледные, под глазами черные круги. Моряки не могли избавляться от отходов, которые скапливаясь в отсеках, наполняли и без того душные помещения зловонием, переборки покрылись плесенью, тела сыпью, у многих появились нарывы. Запасы топлива подходили к концу, и пришлось перейти на режим экономии, идя самым малым ходом, чередуя работу дизеля и электромотора. Но экипажу повезло: командир смог привести лодку к пирсу Мар-дель-Плата.

Члены экипажа были заподозрены в том, что они тайно вывезли Гитлера из Германии. Поэтому экипаж был доставлен в США, где потянулись долгие разбирательства, которые ни к чему не привели. В последующем, члены экипажа подлодки провёли несколько месяцев в лагере для военнопленных, находящемся на территории США. После освобождения, судьба у всех сложилась по-разному, кто-то из них вернулся домой в Германию, а кто-то остался в Южной Америке. Хайнц Шеффер поселился в Аргентине, где и написал свои мемуары под названием: «U-977» Кстати, за месяц до этого события (10 июля 1945 года) в этот же порт зашла ещё одна немецкая субмарина — U-530 под командованием старшего лейтенанта Отто Вермута.

Подводная лодка U-530 сдавшаяся в Аргентине 10 июля 1945 года

Вот это уже наводит на мысль, почему лодки нацистов так стремились попасть в Аргентину? А, может быть, все-таки была у них какая-то секретная миссия? Пока не известно. Через пару лет после этих событий, обе немецкие подлодки U-530 и U-977   были использованы ВМС США в качестве мишеней. В ходе учений они были торпедированы и потоплены.

           Потсдамская конференция и ее морская составляющая

Идея о разделе кораблей ВМС и судов торгового флота   побежденной фашисткой Германии принадлежала Советскому Союзу.  Решение по этому вопросу принималось на Потсдамской конференции (с 17 июля по 2 августа 1945 года). Немного о ней. Эта конференция (ее еще иногда называют  Берлинской) — третья и последняя официальная встреча лидеров «большой тройки» — трёх крупнейших держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне (СССР, США  и Великобритании). В конференции участвовали:  председатель Совета народных комиссаров СССР и председатель Государственного комитета обороны СССР И.В.Сталин, президент США Г. Трумен, премьер-министр Великобритании У.Черчилль (до 25 июля, так как его партия проиграла на выборах) и К.Этли (с 28 июля, так как его партия победила на выборах). Потсдамская конференция состоялась после победы над гитлеровской Германией в преддверии вступления СССР в войну с Японией для выработки послевоенной программы мира и безопасности в Европе и мире в целом. Конференция проходила в непосредственной близости от Берлина, разрушенной столицы поверженной Германии, в городе Потсдаме.

У. Черчилль, Г. Трумэн, И. Сталин. Потсдам. 23 июля 1945 года

В повестку Потсдамской конференции в первую очередь вошли вопросы, относившиеся к побеждённой Германии: переустройство политической жизни немцев на миролюбивой и демократической основе, военно-экономическое разоружение страны и хотя бы частичное возмещение материального ущерба, нанесённого другим странам, а также наказание нацистских преступников, деятельность которых обернулась неисчислимыми бедствиями и страданиями человечества. На конференции в Потсдаме также обсуждались вопросы мирного урегулирования отношений со странами, воевавшими на стороне Германии, — Италией, Болгарией, Венгрией, Румынией и Финляндией. Участники конференции также обменялись мнениями по вопросу восстановления государственной самостоятельности Австрии, а также помощи в возрождении и развитии союзных стран Польши и Югославии. Так что вопрос о разделе фашистского флота на этой конференции был далеко не самым главным.  Тем не менее, он был тоже очень важным и решался не просто.

Делегация Советского Союза на Потсдамской конференции

Вообще Потсдамская конференция проходила в необычных условиях. В США сменился президент. В Великобритании уже в процессе работы конференции тоже произошла смена власти (партия Черчилля проиграла на очередных выборах в парламент). Советский Союз не поставил своей подписи под декларацией Потсдамской конференции (26 июля) о безоговорочной капитуляции Японии, хотя ее подписали США, Великобритания и Китай.  Но самое главное  — над конференцией все время витал дух нового оружия – атомной бомбы.

Потсдамская конференция и атомная бомба.

Еще перед Потсдамской конференцией в США было принято решение об атомной бомбардировке Японии. В начале июня госсекретарь Дж. Бирнс откровенно признался в узком кругу, что применение атомной бомбы нужно не только для разгрома Японии, но и для того, чтобы «сделать Россию более податливой в Европе». 4 июля британское правительство дало согласие на использование атомной бомбы против Японии. С Советским Союзом этот вопрос не согласовывался. 6 августа 1945 года  на японский город Хиросима была сброшена атомная бомба, возвестившая миру наступление новой, атомной эры. Это роковое решение было принято президентом США Трумэном после длительного обсуждения. Её применение преследовало как военные, так и политические цели — ускорить окончание войны и, в то же время, продемонстрировать миру могущество и силу США.

Между прочим, делегация США во главе с новым президентом Г. Трумэном (12 апреля 1945 года президент Франклин Делано Рузвельт умер) на Потсдамскую  конференцию прибыла через Атлантику на военном корабле, тяжелом крейсере «Аугуста». На нем же она и убыла обратно в США. Но именно, находясь на борту крейсера «Аугуста», американский президент принимал окончательные решения о первом в мире практическом боевом использовании атомного оружия – бомбежке японских городов Хиросима и Нагасаки.

Испытание первой в мире атомной бомбы «Тринити» на полигоне Аламогордо (юг штата Нью-Мексико), 16 июля 1945 года. США

Потсдамская конференция начала работу 17 июля. Но уже перед началом конференции, 16 июля 1945 г., в США впервые в мире было произведено первое испытание атомной бомбы. Под строжайшим секретом об этом было сообщено Черчиллю, который пришел в неописуемый восторг: «Теперь у Запада есть средство, которое восстановило соотношение сил с Россией».

24 июля Трумэн при личной встрече сообщил Сталину об испытании в США нового сверхмощного оружия. Однако тот прореагировал спокойно. Черчилль, узнав о подобной реакции, сделал вывод о полной неосведомленности русского генералиссимуса в вопросах ядерных вооружений. Уже позднее стало известно, что это была тонкая игра Сталина. В тот же вечер он приказал Молотову переговорить с И.В. Курчатовым (с 1942 года был руководителем советского атомного проекта)  об ускорении работ по созданию атомной бомбы. А  25 июля Трумэн одобрил приказ: начиная с 3 августа, бомбить одну из следующих целей в Японии: Хиросиму, Кокуру, Ниигату или Нагасаки, так скоро, как позволит погода, а также в будущем — следующие города, по мере поступления бомб. 26 июля правительства США, Великобритании и Китая подписали Потсдамскую декларацию. Но именно 26 июля американский крейсер «Индианаполис» доставил на остров Тиниан (Тихий океан) атомную бомбу «Малыш». 28 июля и 2 августа на Тиниан самолётами были привезены компоненты второй атомной бомбы «Толстяк». И 6 августа американский бомбардировщик B-29 под командованием командира 509-го смешанного авиационного полка полковника Пола Тиббетса, нёсший на борту атомную бомбу, взял курс на Хиросиму, которая и стала первым в мире городом, испытавшим на себе трагедию атомной бомбардировки.

Уничтоженный город Хиросима через день после взрыва там атомной бомбы. 7 августа 1945 года. Здания всё ещё охвачены дымом

Трумэн в это время уже находился на борту крейсера «Аугуста» на обратном пути из Потсдама  в США. Как свидетельствует Госсекретарь Дж. Бирнс, пересекая Атлантику на крейсере, увозившем его из разрушенной войной Европы в «процветающую» Америку, уже сбросившую атомную бомбу на Хиросиму, Трумэн рассуждал: «Потсдамский эксперимент привел меня теперь к решению, что я не допущу русских к какому-либо участию в контроле над Японией… Сила — это единственное, что русские понимают».

Таким образом, Потсдамская конференция стала первой конференцией высшего уровня, на которой, фактически, состоялся дебют ядерных вооружений в качестве политического фактора международных отношений. Началась эра ядерной дипломатии и об этом не следует забывать, потому что она продолжается и сегодня, но уже с применением новых, более изощренных технологий.

Президент Трумэн с сопровождающими лицами и экипаж наблюдают за боксерским поединком на борту крейсера «Аугуста» во время возвращения с Потсдамской конференции. Август 1945 г

Американские дипломаты, возвращавшиеся домой с Потсдамской конференции на том же крейсере, что и президент, вели оживленные дискуссии относительно будущего внешнеполитического курса: «Мы сознавали возможность конфликта между Соединенными Штатами и Советским Союзом и были глубоко озабочены этим, — вспоминал один из руководителей внешней политики США Болен, — мы говорили об атомной бомбе и о том, как мы могли бы использовать чувство безопасности и силу, которые она нам давала, в наших отношениях с Советским Союзом». Таковы были «идеи», с которыми играли на крейсере «Аугуста», увозившем делегацию США с конференции недавних союзников. Вскоре эти идеи воплотились в воинственном антисоветском курсе. Когда в сентябре 1945 года в Лондоне собралась предусмотренная Потсдамскими решениями сессия Совета министров иностранных дел, поворот западных держав на 180 градусов завершился. Тогда же к формированию внешней политики США подключился и такой рыцарь холодной войны, как Джон Фостер Даллес. Сам он так охарактеризовал обстановку на совещании в Лондоне: «Наши действия на встрече в Лондоне имели важные последствия: они ознаменовали конец целой эпохи — эпохи Тегерана, Ялты, Потсдама. Тот факт, что я был в Лондоне вместе с государственным секретарем Бирнсом, дал мне возможность сыграть значительную роль в важном решении — покончить с политикой поисков соглашения с русскими».

И в Соединенных Штатах уже размышляли над тем, как использовать преимущества, связанные с обладанием атомной бомбой, против Советского Союза. Встреча Трумэна со Сталиным на Потсдамской конференции была первой и последней. Со временем Сталин ответит традиционным «нет!» на приглашение американского президента посетить его страну. Личное отчуждение между ними придало еще большей остроты американо-советским отношениям, добавило «льда» холодной войне между Западом и СССР. Трумэн называл ее иначе – «войной нервов». Вопрос стоял ребром – кто кого? Президент США был уверен: Сталин намерен полностью подчинить себе Старый Свет, воспользовавшись послевоенным экономическим и политическим хаосом. На этот опасный вызов Трумэн ответил планом Маршалла (названным по инициативе самого президента фамилией тогдашнего госсекретаря США). Целью плана Маршалла было экономическое возрождение европейского континента, движущими силами должны были стать инициатива самих европейцев и американская помощь.  А еще Трумэн успел осуществить новый стратегический план. В апреле 1949 года США, Канада и десять западноевропейских государств подписали в Вашингтоне договор об основании Организации Североатлантического договора (НАТО). Противостояние между Трумэном и Сталиным длилось почти десятилетие. В январе 1953 года 33-й президент США Трумэн оставил Белый дом. А в марте того же года умер И.В. Сталин. 

Морская составляющая Потсдамской конференции                      

На Потсдамской конференции решались  очень важные морские вопросы. Поэтому в составе советской делегации здесь был и Народный комиссар Военно-Морского Флота СССР адмирал Н.Г. Кузнецов.

Острым вопросом, дискутировавшимся во время конференции, была проблема раздела сохранившегося флота Германии.

По воспоминаниям Н.Г. Кузнецова,  еще в апреле 1945 года И. Сталин поручил ему продумать вопрос об использовании трофейных немецких кораблей. К началу Потсдамской конференции Главный морской штаб подготовил для советской делегации предварительные данные о составе и судьбе германского флота.  23 мая  И. Сталин направил письма главам государств  У. Черчиллю и Г. Трумэну. В них  указывалось, что, так как уцелевшие корабли и суда фашистской Германии сдались англичанам и американцам, то встает вопрос о выделении Советскому Союзу его доли. СССР «может с полным основанием и по справедливости рассчитывать минимум на одну треть военного и торгового флота Германии». Сталин также настаивал на том, чтобы советские специалисты получили доступ к материалам о сдаче германского военного и торгового флотов и возможность ознакомиться с их фактическим состоянием. Конкретного ответа на это обращение наша сторона не получила, но оба адресата предложили включить этот вопрос в повестку дня предстоящей встречи «большой тройки».
Когда советским правительством был поднят вопрос о разделе кораблей германского флота, англичане, в зоне контроля которых находилась основная часть немецких кораблей, скромно промолчали. Американцев же, похоже, в это время больше заботило то, как поступить со своим гигантским флотом, ибо содержать его в мирное время было не по карману даже им. Но это была политическая игра. На самом деле и те, и другие в этом вопросе занимали жесткую позицию, стремясь обделить Советский Союз. Однако Сталин тоже держался уверенно и успешно вел переговоры.

19 июля 1945 г в Потсдаме состоялось заседание министров иностранных дел «большой тройки», на котором В.М. Молотов (министр СССР) от имени советской делегации внес предложения о разделе германского флота. Они сводились к следующему:

  • передать Советскому Союзу треть немецких кораблей, включая те, которые находились на день капитуляции в постройке и в ремонте;
  • передать также треть вооружения, боезапаса и предметов снабжения;
  • передать СССР треть германского торгового флота;
  • закончить передачу к 1 ноября 1945 г.;
  • для приема и передачи кораблей создать техническую комиссию из представителей трех держав.

Спустя несколько часов, в тот же день (19 июля) прошло совещание глав трех  государств  (СССР, США и Англии), где рассматривался вопрос раздела флота Германии.  Черчилль предложил разделить вопросы о судьбе немецкого торгового флота и ВМС. Не возражая в принципе против раздела первого, он настаивал на том, что немецкие торговые суда в ближайшее время надо использовать в интересах войны с Японией и разделить их следует позднее, в рамках репарационных платежей Германии. Учитывая трудности перевода их на другой театр и то, что многие из них перед тем нуждались в солидном ремонте, военное их использование представлялось весьма проблематичным. Таким образом, англичане просто пытались затянуть решение вопроса.
Говоря о ВМС, Черчилль предлагал уничтожить основную часть немецких подводных лодок и лишь немногие из них разделить между союзниками для изучения новой техники и экспериментов. Следующая фраза Черчилля, видимо, насторожила Сталина: «Что касается надводных судов, то они должны быть распределены одинаково между нами при условии, что мы достигнем общего соглашения по всем другим вопросам и что мы разойдемся отсюда в наилучших отношениях». Сталин резко заметил, что русские не просят подарка у союзников и считают, что на треть германского флота они претендуют с полным правом. Советская сторона требовала признания союзниками этого права, но не возражала против использования немецких торговых судов в войне с Японией. Добившись этого признания, Сталин предложил вернуться к этому вопросу в конце конференции. В разговоре с Кузнецовым он обронил: «Надеюсь, в составе английской делегации скоро произойдут изменения. Вот тогда и возобновим разговор». Изменения в составе английской делегации действительно произошли — консервативная партия проиграла прошедшие 5 июля выборы в парламент, о чем было объявлено 26 июля. Английскую делегацию на конференции возглавил новый премьер-министр К. Эттли.
30 июля на рассмотрение конференции были вынесены новые советские предложения. В них была учтена точка зрения английской делегации на судьбу немецких подводных лодок — основную их часть предлагалось уничтожить. Одновременно свои предложения внесла делегация Великобритании. В развернутом меморандуме, посвященном этому вопросу, англичане подтвердили свою позицию в отношении подводных лодок и, не оспаривая необходимости раздела надводных кораблей, указывали, что при этом надо учитывать доставшиеся СССР румынские и болгарские корабли и выделить при разделе долю Франции. Очевидно,  в известной мере  они пытались сгладить неприятный осадок в отношениях с французами в июле 1940 года. Тогда английское соединение нанесло удар по французским кораблям в Алжире подконтрольным правительству Виши (коллаборационистский режим в Южной Франции, появившийся после поражения Франции в начале Второй мировой войны и падения Парижа в 1940 году).  Что же касается румынских и болгарских кораблей, то советская делегация, учитывая, что на последнем этапе войны эти страны выступали на стороне антигитлеровской коалиции, требовала к ним иного отношения, чем к побежденной Германии. Большинство болгарских, а затем и румынских кораблей, доставшихся СССР в 1944 году, вскоре после войны было возвращено этим странам.
Помимо того, англичане полагали, что раздел займет значительное время: потребуется составление списков кораблей, инвентаризация, согласование многих технических вопросов. И, наконец, поскольку немецкие экипажи оставались на борту своих кораблей, британская делегация опасалась их затопления, как это произошло после окончания Первой мировой войны. Поэтому англичане настаивали на том, чтобы вся подготовка к разделу оставалась в тайне.

Великобритания, как самая пострадавшая во время войны на море держава,  с начала вообще требовала, чтобы весь немецкий флот достался ей. Но СССР и США с этим не соглашались.

В конечном итоге, по предложению делегации СССР было принято решение о разделе надводных военных кораблей, а также торговых судов Германии поровну между СССР, США и Англией. Союзники согласились с этим предложением СССР. Англичане внесли предложение: основную часть немецких подводных лодок уничтожить, разделив между союзниками не более 30 оставшихся подводных лодок. Советская сторона считала, что эта цифра должна быть втрое больше. В окончательном решении конференции прошло предложение западных союзников. Все остальные подводные лодки по предложению Англии подлежали потоплению.

В принятом Меморандуме было зафиксировано, что при разделе надводных кораблей надо учесть долю доставшихся СССР в качестве трофеев румынских и болгарских кораблей. Надо все же справедливо признать: СССР действительно достались ряд румынских и болгарских кораблей, в частности эсминцы, захваченные нами как трофеи в Констанце, Варне и на Дунае в 1944 году и зачисленные в состав Черноморского флота.

Меморандум предусматривал: раздел кораблей немецкого флота завершить не позднее 15 февраля 1946 года.

22-23 июля Сталин и Молотов представили на конференции территориальные претензии СССР к Турции и требование благоприятного режима для СССР в Черноморских проливах. Однако эти претензии не были поддержаны британской и американской стороной. В чем выражались эти претензии? СССР требовал ввести режим совместного контроля и разместить в Черноморских проливах советскую военно-морскую базу.  Одновременно он предполагал присоединить к себе  территории в Закавказье, принадлежавшие с 1878 года Российской империи, а в 1921 году по советско-турецкому договору «О дружбе и братстве» переданные Турции, и разделить эти земли между Грузинской и Армянской ССР. Только в 1953 году СССР заявил об отказе от этих территориальных претензий.               

Как делили флот фашистской Германии

В соответствии с принятым решением глав государств-союзников (СССР, США и Англия) о разделе оставшегося флота Германии 31 июля 1945 года собралась специальная комиссия по выработке рекомендаций о распределении германского военно-морского и торгового флотов. Советскую сторону в комиссии представляли Нарком ВМФ адмирал флота Н. Г. Кузнецов и начальник политического отдела Советской военной администрации в Германии А. Соболев. Делегацию США в комиссии возглавлял вице-адмирал С. Кук, делегацию Великобритании — контр-адмирал Е. Маккарти. Комиссия рекомендовала разделить все германские надводные корабли, за исключением потопленных и взятых немцами у союзников (последние возвращались прежним владельцам), а также корабли, находящиеся в постройке и ремонте, которые можно было привести в состояние готовности к выходу в море в срок до шести месяцев. При этом работы должны были завершить без увеличения числа квалифицированных рабочих на германских верфях и без возобновления деятельности германского судостроения и связанных с ним отраслей производства.
Этот момент особенно важен, поскольку установленные конференцией жесткие сроки достройки и ремонта кораблей сейчас иногда вызывают недоумение. Дело в том, что решение о разделе флота не должно было вступить в противоречие с другим решением конференции — о демилитаризации Германии, включая ликвидацию военного производства. Комиссия рекомендовала обеспечить передаваемые по разделу корабли запасами вооружения, снабжения и боезапасом. Для решения конкретных вопросов распределения немецких кораблей предлагалось создать Тройственную военно-морскую комиссию, которая должна была приступить к работе 15 августа. Раздел германского флота следовало завершить к 15 февраля 1946 года, т.е. через полгода после начала работы этой комиссии.

Вечером 31 июля собралось совещание старших морских начальников — членов делегаций. В нем принял участие Н. Кузнецов, который председательствовал, а также адмиралы флота Э. Кинг (США) и Э. Канингхэм (Великобритания), присутствовали дипломатические советники и флотские эксперты. После длительных споров Кузнецов предложил разделить все корабли на три приблизительно равноценные группы, а затем тянуть жребий. Это предложение было принято. На следующий день его утвердили на заседании глав правительств. Теперь предстояло воплотить решение в жизнь.

Советскую сторону в Тройственной военно-морской комиссии представляли адмирал Г. И. Левченко (заместитель наркома ВМФ СССР) и инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев (начальник научно-технического комитета ВМФ СССР).

Гордей Иванович Левченко, (1897— 1981) — советский военно-морской деятель, адмирал (1944)

Технический аппарат советской делегации включал 14 человек. Намечалось привлекать офицеров из состава отрядов, сформированных на Балтийском флоте для приемки немецких кораблей, и из Военно-морского отдела Советской военной администрации в Германии. В состав английской делегации входили вице-адмирал Дж. Майлс и контр-адмирал В. Перри, в состав американской делегации — вице-адмирал Р. Гормли и коммодор X. Рэп. Предварительная неофициальная встреча членов комиссии состоялась 14 августа. На ней решили, что председательствовать на заседаниях будут главы делегаций поочередно — в алфавитном порядке и что будет создан технический подкомитет для составления и уточнения списков германских кораблей.

15 августа в здании Союзного контрольного совета в Берлине состоялось первое заседание Тройственной военно-морской комиссии. Было решено, что в первую очередь необходимо составить списки германских кораблей с указанием названия, типа, места пребывания и состояния каждого. Постановили вначале заняться разделом тральщиков, подводных лодок, а затем остальных кораблей. Однако глава английской делегации заявил, что обсуждать вопрос о тральщиках и подводных лодках он не будет до получения их полного списка и дополнительных инструкций. Кроме того, адмирал Дж. Майлс предлагал вспомогательные суда германских ВМС, ранее зарегистрированные у Ллойда, считать коммерческими и исключить их из раздела. С этим главы делегаций СССР и США не согласились и решили: пусть каждая делегация представит свой вариант определения, что считать вспомогательным судном ВМС. Вскоре американцы предложили считать таковыми суда спец постройки и переоборудованные из коммерческих. Глава советской делегации адмирал Левченко поддержал это предложение. Англичане согласились.
Для составления списков подлежащих разделу кораблей был создан Технический подкомитет. Советскую сторону представляли инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев и инженер-капитан 1 ранга В.И. Головин, английскую — лейтенант-коммандер Г. Ваткинс и американскую — кэптен А. Граубарт. Для проведения инспекции на местах сформировали трехсторонние группы экспертов, которым предстояло уточнить списки, ознакомиться с техническим состоянием кораблей и предварительно разбить их на три группы:

  • А — корабли, не требующие ремонта,
  • В — недостроенные и поврежденные корабли, приведение в готовность которых займет не более шести месяцев,
  • С — корабли, приведение которых в готовность займет больший срок и потому подлежащие уничтожению.

Первая группа экспертов вылетела в Англию, вторая работала в портах, занятых советскими войсками, третья, через Копенгаген направилась для обследования норвежских портов, четвертую сформировали в США из лиц, там находившихся.
Работа экспертов продолжалась с конца августа до второй половины сентября 1945 года. В портах откорректировали списки кораблей, уточнили их техническое состояние. В результате первоначальный список, включавший 1382 корабля, расширился до 1877 единиц. Инспектирующие группы осмотрели порядка 30% кораблей, в основном типовых. Большего сделать не удалось из-за дефицита времени и из-за того, что значительная часть кораблей и судов находилась в море на переходах, либо в местах проведения тральных работ. Как выяснилось, часть кораблей англичане уже передали датчанам и норвежцам. При этом техническое содержание и эксплуатация кораблей осуществлялись немецкими экипажами, сохранявшими корабельную организацию, форму и знаки различия Кригсмарине.

Советские представители столкнулись с препятствиями, чинимыми англичанами. Они не допускали к подробному осмотру кораблей, препятствовали опросу немецких экипажей. При этом многие вспомогательные механизмы на кораблях оказались демонтированными, часть аппаратуры (особенно радио- и радиолокационной) британцы поснимали. Таким образом, полных данных по вспомогательным судам получить не удалось. Тем не менее, был получен обширный материал, послуживший основой для дальнейшей работы.

Комиссии после осмотра кораблей приходилось менять некоторые предварительные решения. Например, по строящемуся авианосцу «Граф Цеппелин». Он был  затоплен своим экипажем на мелководье при технической готовности корабля примерно 85%. После подъема корабля аварийно-спасательной службой (АСС) Балтийского флота степень готовности оценивалась примерно в 50%. На авианосце оказались взорваны турбины. Достройка корабля требовала трех-четырех лет, и он был отнесен экспертами к категории С. Тяжелые крейсеры («карманные линкоры») «Адмирал Шеер» и «Лютцов», а также легкие крейсера «Эмден» и «Кельн», по заключению экспертов восстановлению не подлежали.

После долгих переговоров весь флот был поделён на три равные части и представитель каждой страны вытащил свой список кораблей, путём обыкновенной жеребьёвки. Трудности возникли при разделе наиболее крупных из оставшихся немецких кораблей: двух крейсеров  — тяжелого «Принц Ойген» (введен в строй в 1940 году) и легкого «Нюрнберг» (введен в строй в 1935 году), 13 эсминцев и 17 миноносцев. Советская и американская стороны предлагали условно считать эсминцы и миноносцы равноценными кораблями, легкий крейсер приравнивать к трем, а тяжелый к шести эсминцам, и на этой основе, разбив корабли на группы, произвести жеребьевку. Англичане настаивали на передаче им «Принца Ойгена» без жеребьевки, мотивируя это тяжелыми потерями своего флота. Однако адмирал Левченко потребовал именно жеребьевки, указывая, что общие потери Советского Союза намного выше потерь союзников. 29 октября 1945 года, после нескольких заседаний пришли к согласию. «Принц Ойген» достался американцам, на долю Великобритании пришлись лишь эсминцы и миноносцы. Советский Союз получил крейсер «Нюрнберг», 4 эсминца и 6 миноносцев, 10 подводных лодок (постройки 1944-1945).

Не менее острыми оказались дискуссии по поводу раздела вспомогательных судов.
Но 6 декабря 1945 года был подписан итоговый доклад Тройственной военно-морской комиссии. Корабли и суда категории «С» предлагалось разобрать или затопить на глубине не менее 100 м.  Не распределенные подводные лодки следовало уничтожить к 1 февраля 1946 года, закончить уничтожение не распределенных кораблей — к 15 мая 1947 года.

Но работа Тройственной комиссии на этом не прекратилась. По инициативе англичан в начале февраля 1946 года ее работа возобновилась. Поводом послужили многочисленные ошибки и неточности в списках разделенных кораблей: в ряде случаев был допущен двойной счет, некоторые корабли по их техническому состоянию не соответствовали категории и т.д. В различных портах обнаруживались новые немецкие корабли и суда, не включенные в списки раздела. Поэтому в 1946-1947 годах к Итоговому докладу Тройственной комиссии было принято три  Дополнения.

В итоге 31 пленарного заседания до 28 июня 1947 года эта комиссия завершила раздел и военного и вспомогательного флота Германии. Советскому Союзу передавалось 769 кораблей и судов, Великобритании — 621, США — 665 кораблей и судов. Помимо того, Советский Союз получил 39 плавдоков и 9 понтонов. Англии досталось 34 дока и 14 понтонов, США — 40 доков и 15 понтонов.

Организация перевода немецких кораблей в Советский Союз С советской стороны приемкой, переводом кораблей руководил командующий Кронштадтским морским оборонительным районом вице-адмирал Ю.Ф. Ралль.

Юрий Федорович Ралль (1890 — 1948) — деятель советского ВМФ, вице-адмирал (1941 год), участник Великой Отечественной войны

Передаваемые Советскому Союзу корабли сосредоточивались в Киле (Германия), оттуда переводились в Травемюнде (Германия), где готовились к окончательной передаче, и затем в составе конвоев следовали либо в Варнемюнде (Германия), либо в Свинемюнде (Польша). До этих пунктов перевод кораблей осуществлялся немецкими экипажами под контролем советских офицеров. В Варнемюнде и Свинемюнде корабли принимали советские экипажи, а немцы возвращались в английскую зону оккупации. Перевод кораблей осуществлялся несколькими группами в Лиепаю (ныне Латвия). Он начался 20 декабря 1945 года и завершился в основном 6 февраля 1946 года.

Как сложилась судьба бывших германских кораблей и судов в советском флоте?

Конечно, по-разному. Крейсер «Нюрнберг», получивший название «Адмирал Макаров»,  до 1957 года находился в боевом составе ВМФ СССР, после чего его переклассифицировали в учебный крейсер. В 1960 году он был разделан на металлолом.

Крейсер «Адмирал Макаров»

До середины 50-х годов XX века находилось в строю большинство эсминцев и миноносцев, а также подводных лодок. Одна из немецких подводных лодок была потоплена в 1957 году во время испытания ядерного оружия. Долго оставались в строю немецкие плавбазы.  Одна из них «Вальдемар Копхамель» с новым именем «Кубань» дожила до 1978 года. Значительную часть десантных барж после недолгой службы в составе ВМФ передали в народное хозяйство.

Плавбаза «Кубань»

По мере вступления в строй новых кораблей отечественной постройки корабли и подводные лодки, принятые по репарации от Германии выводились из боевого состава, переформировывались в опытовые суда, плавказармы, учебные суда, корабли-цели. Большинство тральщиков использовалось по прямому назначению до середины-второй половины 50-х годов.

В состав советского пассажирского флота вошло госпитальное судно «Берлин» (бывшее до войны пассажирским лайнером). Оно  получило советское название «Адмирал Нахимов» и стало после войны одним из самых комфортабельных пассажирских пароходов СССР на крымско-кавказских пассажирских линиях (в течение 29 лет совершало круизные рейсы). В 1962 году «Адмирал Нахимов» был привлечен к переброске советских солдат на Кубу, потом в Африку. Помимо этого, он совершал ежегодные рейсы в Саудовскую Аравию с паломниками мусульманами. 31 августа 1986 года «Адмирал Нахимов» трагически погиб в Новороссийской бухте (при столкновении с другим судном). Погибло 423 человека (359 пассажиров и 64 члена экипажа лайнера).

Госпитальное судно «Берлин». 1920-е годы
Пассажирский пароход «Адмирал Нахимов»

СССР получил также немецкое судно «Aviso Hela». Его основным предназначением было управление подводными силами германского флота. Белоснежное судно было перебазировано в Севастополь и получило имя «Ангара». Некоторое время оно находилось в составе морских частей погранвойск КГБ СССР. В дальнейшем корабль использовался как корабль управления Черноморского флота, а так же как представительский корабль. На нем бывали важные советские руководители: Сталин, Ворошилов, Молотов, Хрущев, и Косыгин во время своего отдыха на Черном море. Многие высокопоставленные гости во время их пребывания в Севастополе, предпочитали жить не в гостинице, а на «Ангаре», на которой были прекрасно отделанные каюты.

Штабной корабль Черноморского флота «Ангара»

Но самым большим долгожителем стал четырехмачтовый барк «Падуя», получивший имя «Крузенштерн». До сегодняшнего дня этот красавец вызывает восхищение всех, кто его видит.

Барк «Крузенштерн»

Вот так семьдесят три года тому назад, через два года после завершения Второй мировой войны, страны-союзники по антигитлеровской коалиции завершили раздел по репарации (материальной ответственности за ущерб) флота Германии (Кригсмарине). И Советский Союз по итогам Великой Отечественной войны справедливо получил для своего Военно-Морского Флота дополнительные силы, которые, безусловно, увеличили морскую мощь государства. Такой оказалась необычная часть победы советского народа в Великой Отечественной войне (1941-1945).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *