Кулинченко В. Памяти АПЛ «Курск»

         Прошло 18 лет (12 августа 2000 г.), когда трагедия апл «Курск» потрясла всю страну и болью отозвалась во всём мире. Погибла новейшая лодка «К-141» и с нею 118 подводников, которых считают элитой во всех флотах мира. Но ясности в этой трагедии, первопричин её, нет до настоящего и долго, наверное, не будет в будущем. Одни только вопросы, вопросы, вопросы – получим ли мы на них ответы? Официальное правительственное заключение не в счёт – оно не даёт ответа, а только закрыло тайну пеленой невысказанных сомнений. Изучив его, всё больше убеждаешься в том, что всё делается для сокрытия тайны, а не для уяснения «момента истины». Как тут не вспомнить слова великого гуманиста Льва Толстого: «Заблуждение не перестаёт быть заблуждением от того что, большинство разделяет его». Именно, ввести в заблуждение массы и было целью всей шумихи вокруг гибели апл «Курск». Причём, выбирались версии те, которые вписывались в рамки лжи, а правдоподобные отметались и не допускались. Почему? Расчёт чёткий – пройдёт время, и забудут об этой катастрофе, как забыли о многих других. Это историческая истина оправдывается уже по прошествии 18 лет.

         В годовщину гибели «Курска» все СМИ смаковали эту тему, как бы, соревнуясь, друг с другом, кто больше выдаст «на гора» домыслов. На экранах ТВ мелькали мальчишки и девчонки, которым важна была не сама тайна катастрофы, а ажиотажная сенсация. Я даже увидел улыбающегося журналиста НТВ, передающего репортаж с места траурного митинга в посёлке Видяево. Деньги заслонили всё, и это, как не прискорбно, было превалирующим во всём горестном происшествии с «Курском», и они остаются главным фактором во всех последующих катастрофах и происшествиях, когда объективные расследования заслоняются денежными подачками родственникам (кстати, не весьма большими). Тогда, когда апл «Курск» лежала ещё на дне, и все, весь народ, а не только подводники, надеялись на то, что с её подъёмом будет выявлена первопричина. Но, увы! Тайна осталась на дне.

         Об атомной подлодке «Курск» выговорились многие, особенно за первый год, — учёные, военные, политики…. Что случилось на самом деле, должен был ответить первый отсек…. Но при подъёме лодки его почему-то отпиливают, объяснения самые туманные, и оставляют на дне. Но даже там, он остаётся угрозой для кого-то. Поэтому ко всему прочему – его взрывают на дне. Странные действия. И опять самые туманные объяснения – мешал, мол, рыбакам. Уничтожены самые, что ни на есть, вещественные доказательства трагедии и – «концы в воду» в буквальном смысле.

         Председатель правительственной комиссии по расследованию причин гибели апл «Курск» Илья Клебанов (где он сейчас?) подтвердил то, о чём разные специалисты говорили на протяжении двух лет: атомоход погиб в результате взрыва торпеды. (Но, чья это была торпеды? – В.К.). Любой опытный подводник в этом выводе усомнится не раз. Даже бульварная пресса утверждала: «Как ни крути, но заявление И. Клебанова больше воспринимается как попытка «прикрыть» дело «Курска», чем как серьёзное расследование истинных причин трагедии». Да и прокурорское  следствие по этой трагедии не далеко ушло от этого тумана, напустив ещё большего – виновата всё та же торпеда, от неё детонировал боезапас. И, всё-таки после всех «самых правильных заключений», мы все надеялись, что глубина 108 метров, где лежали останки первого отсека, откроет нам тайну трагедии. Теперь их нет. Остаются только заявления, попытки «вякнуть», очевидцев работ по подъёму, но… У нас свобода слова и нет цензуры, но есть другие, более действенные меры воздействия на неугодные заявления….

         Меня, как бывшего подводника, и по прошествии 18 лет переполняют весьма противоречивые чувства, которые трудно высказать все в газетном материале. Я с самого начала стоял на версии, правдоподобной по логике, но её и загнали в тень. Первопричиной катастрофы стало столкновение с иностранной апл  или, как выражаясь, модным термином введённым В.Н. Чернавиным (последний Главком ВМФ СССР – В.К.) «навал или касание», конечно, не преднамеренное. А вот что заставило детонировать боезапас – это загадка, над которой я продолжаю ломать голову. Минёр – торпедист по специальности, я отлично знаю, что не так просто взорвать БЗО (боевое зарядное отделение) торпеды.

         Все говорят о взрыве торпед. Да, я этого тоже не отрицаю, но ведь что-то было такое, что вызвало их взрыв. Вся тайна в первопричине, а её-то нам и не хотят открыть. Она наверняка известна наверху, но для народа это табу. И хорошо, если бы тайна (ложь «во благо») не касалась всех, но беда в том, что её сокрытие может опять привести к подобной трагедии, как часто бывало и раньше.

         Сегодня почему-то даже те, кто вначале придерживался версии столкновения, отходят от неё, хотя косвенных фактов в её пользу становится больше, или просто умалчивают. Первопричины как бы не существует, только её последствия, выдаваемые за причину гибели апл «Курск». Версия столкновения по какому-то указанию не имеет права на расследование. Это очень подозрительно.

         Задумываясь над различными версиями, иногда даже фантастическими, выслушивая массы предположений своих коллег-подводников, которые даже заявляли (например, как покойный контр-адмирал Геннадий Семёнов, вращавшийся в правительственной комиссии, что он знает причину на 88%, но истинную правду никто никогда не узнает). Что было именно так, как заключает правительственная комиссия, а не по — другому, я сильно сомневаюсь во всём и продолжаю анализировать публикуемые материалы, домыслы и предположения. Это всё больше утверждает меня в моей версии и даже больше – не столкновение, а торпедирование «Курска» не преднамеренное, как и ракетная атака в Ираке 19 марта 2004 года с вертолётов мирной свадьбы (погибло 40-45 человек). Свадебная стрельба в честь молодых была принята за нападение, и последовал не адекватный ответ. Страх янки за свои противоправные действия перерастает в кровавые драмы. Не произвела ли, следящая за «Курском» американская апл торпедный выстрел «с испугу» на непредвиденный маневр нашей апл? Это предположение попытаюсь обосновать ниже.

         Не секрет, что самые, даже непрофессиональные первичные сообщения с мест событий, самые правдивые. Потом начинается подгонка под нужные стандарты. Поэтому я в своих предположениях буду отталкиваться от самых первых сообщений различных источников, с учётом появившейся новой информации.

         Лодка погибла от взрыва боезапаса. А вот почему детонировал он, имеющий степени защиты от всяких случайностей, — в этом и надо разбираться. Подводная лодка «К-141» в период с 11.30 до 12.30 в тот злополучный день должна была произвести торпедную стрельбу. Добро на торпедную стрельбу командир «Курска» запросил у штаба Северного флота и получил подтверждение. Что произошло дальше – непонятно.

         Официальное заявление для прессы представителя американской разведки: «За ходом маневров с участием «Курска» наблюдали две американские подводные лодки и надводный разведывательный корабль «The Loyal». Связь с «Курском» прервалась вскоре после того, как американские корабли слежения перехватили дважды повторившийся запрос с борта «Курска» на пуск двух торпед. После этого и произошёл сильный взрыв, зафиксированный американскими разведывательными кораблями». Странное заявление, но подтверждающее факт слежения. Потом это будет отрицаться.

         Интересный факт. Через несколько дней после этого заявления, некая западная спецслужба провела спутниковую фотосъёмку «Курска», лежащего на дне Баренцева моря. Заключение иностранных специалистов было таково: характер повреждений лодки и её расположение на дне характерно для торпедного поражения с ближнего расстояния в 20-25 кабельтовых (около 4 500 метров).

         Трудно поверить в то, что сразу же после осмотра «Курска» глубоководными аппаратами «Приз» и «Бестер», а также водолазами  глубоководниками (пускай и норвежскими, но с ними были и наши), командованию СФ и ВМФ не стали ясны подлинные причины трагедии в Баренцевом море. Кому было и есть выгодно морочить людей версиями далёкими от истины – остаётся загадкой?  Раз на месте катастрофы побывали российские, британские и норвежские подводники, они должны были проходить свидетелями по делу, но об этом неизвестно. Генпрокуратура России могла затребовать юридически значимые факты по делу у министра юстиции США. Конечно, при условии, если бы такой запрос был мотивирован предположениями или вещественными доказательствами о наличии у американской стороны дополнительных материалов по инциденту. Но этого не было сделано, кроме устных заявлений, а вещественные доказательства, если и были, то уничтожены. Создаётся даже впечатление, что людей, ещё остававшихся в 9-м отсеке, приказано было не оставлять в живых (слишком уже медленными были все спасательные действия и, при чём, со многими неувязками – В.К.). Остаются только непроверенные версии.

         Напрасно знатоки моделируют версии аварии апл «Курск»: даже время неких взрывов, зафиксированных иностранными береговыми станциями, не совпадает со временем совместных учений СФ и авиации. Руководство НАТО не указывает, входили ли подлодки США и Великобритании в зону, закрытую на время боевых стрельб. Ни одно государство, будь оно повинно (случайно или намеренно) в гибели чужой подводной лодки, никогда об этом не заявит. Тем боле США. Умалчиваются даже общие сведения, не относящиеся к категории военной или государственной тайны. Никогда ни одного из столкновений под водой американцы и англичане не подтверждали ни по линии МИД, ни по линии штабов ВМС, хотя и были вещественные доказательства их «хулиганства». Лихачество многих американских командиров приводило (и приводит) к неодиночным «касаниям» субмарин под водой, что заканчивалось и трагическими случаями (гибель «К-129» — 8 марта 1968 г., «К-219» — 6 октября 1986 г., «К-141» («Курск») – 12 августа 2000 г., пока не доказано – В.К.). В противоправных действиях янки я никогда не сомневался, и анализ столкновений под водой был темой одной из моих статей «Тараны холодной войны» (журнал «Морской флот» №6-2000 г. и № 1-2001 г.). В дальнейшем мои выводы подтвердились и с той стороны, в книге американских исследователей Шерри Зонтага и Кристофера Дрю «История подводного шпионажа против СССР» (Издательство «Гея итэрум», Москва, 2001 г.), в США эта книга появилась в 1998 году, где приводится 19 фактов столкновений подводных лодок. Автор сам пережил подобное столкновение под водой 9 октября 1968 года в Баренцевом море, будучи помощником командира апл «К-131», с неопознанной американской или английской апл. Приведу только одну выдержку из книги (подобных оговорок в книге предостаточно – В.К.):

       —В то время, когда президент Эйзенхауэр с большим сомнением разрешил полёты самолётов У-2 над Россией, опасаясь возможности вызвать раздражение советского премьера Н.С. Хрущёва, многие командиры американских подлодок, полагая, что это их работа, забывали требования международного права и запросто заходили в советские территориальные воды. Командующие флотами оценивали своих командиров подлодок по критерию – как долго они держали свои «глаза и уши» над водой. Чем более дерзкая попытка, тем более высокая оценка. Это стало своего рода состязанием на браваду среди командиров и экипажей лодок. Для большинства командиров лодок эти дни неограниченного риска будут характеризовать верхнюю точку в их карьере. Несомненно, было напряжение и большое. Некоторые ветераны-командиры лодок за продолжительный поход теряли до 9 килограммов собственного веса. Никто заранее не знал, попадёт или нет в стрессовую  ситуацию….

К сожалению, «бандитские» действия подводников США (были обнаружения пл НАТО в наших терводах – В.К.) не получали достойного отпора со стороны противолодочных сил ВМФ СССР, тем более, не получают и сегодня. А безнаказанность далеко заводит.

         Мне могут возразить, что это мол «издержки холодной войны». Это не соответствует истине. Вот как оценивал положение большой знаток  подводных столкновений, к сожалению, ныне покойный контр-адмирал Валерий Иванович Алексин, главный штурман ВМФ: «В 1992 г., когда как будто уже окончилась холодная война, прекратилось геополитическое и идеологическое противостояние России и США (во всяком случае, с нашей стороны), мы отвели свои лодки от американских берегов, а планы операций подводных сил ВМС США практически не изменились» («НГ», 12-13 сентября 2000 г.). То, что подобное продолжается, подтверждают и Ш.Зонтаг и К.Дрю в своей книге:

         — …,  Русские продолжают рассматривать подлодки как самые важные корабли в своих ВМС и совершенствовать подлодки типа «Акула», самые сложные многоцелевые атомные лодки.

         Пока Россия всё ещё имеет вторые в мире атомные подводные силы, или, как любят говорить на брифингах представители ВМС, «медведь всё ещё плавает». А значит, за ним необходимо наблюдать.

         Не буду распространяться о двойных американских стандартах (об этом уже всему миру известно – В.К.), о которых также недвусмысленно, сказано в книге:

         — Однако следует признать. Что в словах адмирала «явно не нарушаем» и «подписанных нами договоров» присутствует двойной стандарт.

         К слову, США так и не подписали разрабатываемое с 1992 года после столкновения апл «К-276» и «Батон Руж» проект «Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Соединённых Штатов Америки о предотвращении инцидентов с подводными лодками в подводном положении за пределами территориальных вод». В 1995 г. в Вашингтоне ответили нашему Министру обороны: «Пусть это останется между нами. Подписывать никаких соглашений мы не будем. У вас больше никогда не будет вопросов к нам по этой проблеме».

         Но, увы! Наступил август 2000 года, и Россию постигла трагедия «Курска», где явно просматриваются «уши» и США, и НАТО. Наши правители проглотили и эту наглость. А вот подводники и народ сомневаются в непричастности «супостатов» до сих пор.

         В газетной статье трудно обосновать все «за» и «против» своей версии – столкновение апл «Курск» с иностранной апл. Но последние неофициальные сведения позволяют предположить, что первопричиной гибели «Курска» было даже не столкновение, а прямое попадание торпеды, выпущенной иностранной апл в сторону нашей подлодки, которая и поразила её в первый отсек. Поэтому и ликвидировали останки первого отсека на дне, как самое-самое существенно и вещественное доказательство. Схему случившегося, я попытаюсь описать ниже. А пока ещё два факта, косвенно подтверждающие этот вывод.

         Сейчас уже забыли, а между тем США выполнили задачу недопущения России в Средиземное море (СРМ). Каким способом?

         Тактические, двусторонние учения Северного флота, в ходе которых погиб «Курск», завершали плановую подготовку сил авианосной ударной группы (АМГ) во главе с авианосцем «Адмирал Кузнецов» к осеннему походу в СРМ. Поход планировался в соответствии с Указом президента В. Путина от 4 апреля 2000 года «Основы морской политики РФ на период до 2010 года». Этот поход должен был положить начало возвращению России после десятилетнего перерыва в этот ключевой район Мирового океана. Это противоречит интересам США и НАТО. Выводы может делать каждый…. Поэтому в Баренцево море были брошены дополнительные силы разведки, среди которых были и апл «Мемфис» и «Толедо» (США) и «Сплендид» (Англия). Разговор в своё время был только об «Мемфис», а где были две другие – тайна до настоящего времени.

         И самая главная тайна во всей трагедии, более всего интригующая и значимая – это 25 минутный телефонный разговор Билла Клинтона, который позвонил Владимиру Путину 13 августа 2000 г., на следующий день после катастрофы «Курска», когда супостатская апл уползла в Норвегию. О чём они говорили неизвестно до сих пор. Через два дня после этого разговора в Москву инкогнито заявился директор ЦРУ. За то, что об этом стало известно общественности, как писала одна популярная газета, своей должностью поплатился один из высоких чинов СВР (служба внешней разведки).

         Почти сразу после этого разговора и визита црушника Билл Клинтон заявил об отказе подписывать закон о начале развёртывания национальной ПРО США (Зато потом это сделал Д.Буш. Сколько наших дураков не учат, а они всё лоб не перекрестят.), против чего так активно выступала Россия в то время. Не подозрительно ли это?

         Для подтверждения алиби ВМС США в катастрофе «Курска» на весь мир показали зашедшую в Тромсё  (Норвегия) целую и невредимую американскую апл «Мемфис», но на неё не был никто допущен (возможно, на её борту не хватало одной торпеды – В.К.). И в течение месяца ни слова не было сказано и слова о том, где и в каком состоянии находятся новейшая американская апл «Толедо» (как и «Курск», принятая в состав флота в 1995 г.) и английская «Сплендид», также следившими за нашими подлодками на учениях Северного флота.

         Не странно ли это телефонное общение? Ведь о трагедии «К-219» 6 октября 1986 г. Михаил Горбачёв узнал по телефону от президента США Рональда Рейгана ещё 3 октября того же года.

         Как помнит читатель, что в подъёме апл «Курска» участвовали и наши водолазы. Им досталась печальная участь отпиливать первый отсек апл, после чего они были отстранены от дальнейшей работы. С них были взяты подписки, и они были отправлены домой. Как стало известно, останки первого отсека явно свидетельствовали о воздействии на него силы извне, а не изнутри. На мой взгляд, картина выглядела следующим образом:

         — За апл «Курск», несомненно, следила иностранная апл (ещё с похода «Курска» в СРМ он стал объектом пристального внимания – В.К.), причём на малых дистанциях. Капитан 1 ранга Геннадий Лячин опытный командир, и когда ему доложили о неблагонадёжности торпеды на перекиси водорода, он приказал её отстрелить, о чём и собирался сообщить в штаб руководства, всплывая на перископную глубину. Но как стало известно, на подлодках США появилась система торпедной стрельбы, которая автоматически реагирует на выстрел торпедного аппарата противника, выпуская торпеду на самооборону (такая система будет устанавливаться на лодках типа «Вирджиния», но не исключено, что опытные образцы стояли уже на «Мемфис» и «Толедо» — В.К.). Когда «Курск» производил отстрел аварийной торпеды, автоматом сработала система на иностранной апл, а расстояние было столь небольшим, что боевая торпеда «супостата» угодила прямо в нос «Курска» (первый взрыв), от него бы ещё «Курск» удержался, но детонировал боезапас (весь или часть, об этом , кстати, нигде ни слова, а ведь водолазам это известно – В.К.) – второй взрыв, который и погубил «Курск». Супостат был столь близко, что этот второй взрыв, весьма мощный, базисной волной положил его на грунт. Оглядевшись и устранив незначительные повреждения, он осторожно ушёл в сторону Норвегии, а у наших военных возникли другие проблемы – противостояние долга и указаний сверху. Результаты сегодня всем известны.

         Вопросы, гипотезы и домыслы – истина, похоже, не будет раскрыта никогда. Идут годы и всё труднее понять суть происшедшего тогда 12 августа 2000 года в водах холодного Баренцева моря. Но как бы то ни было, для меня ясно одно – из трагедии «Курска» сделали политическое шоу. С полным основанием можно сказать, что во всём виноваты политики. А подводники честно выполнили свой долг до конца, став разменной картой даже после смерти в руках чиновников в мундирах и статском платье.


Командир экспедиции по подъёму «Курска»
вице-адмирал Михаил Моцак и генеральный
директор ЦКБ «Рубин» академик Игорь Спасский:
Самое трудное позади, но истина осталась на дне!

                                             ПРИЛОЖЕНИЕ   К   СТАТЬЕ.

(Небольшой комментарий к главе 5, повествующей о гибели американской апл

               «Скорпион» 27 мая 1968 г., из книги Ш.Зонтага и К. Дрю).

                                    «СМЕРТЬ    ПОДВОДНОЙ   ЛОДКИ».

         Почему я хочу остановиться на этой главе?  Подробно описанная катастрофа «Скорпиона», поиски этой лодки и загадка её гибели, которая не разгадана до сих пор, очень схожа с трагедией  «Курска». Как там, так и с «Курском», официальной причиной считается взрыв торпеды. Но с «Курском» ситуация немного другая: за нашей лодкой следили, а за американской нет.

         Из книги: «На «Скорпионе» находился комплект боевых торпед, готовых к применению, как это было, и на всех  остальных многоцелевых подводных лодках в годы «холодной войны». (Это существует и сегодня – В.К.). В комплект входили четырнадцать торпед марки 37, семь торпед марки 14 и две торпеды «Астор», с ядерным зарядом марки 45. Случайные запуски были особенно распространены среди торпед марки 37…. Фактически 27 декабря, за шесть месяцев до гибели, «Скорпион» избавилась от само активации торпеды в результате того, что командир действовал согласно инструкции».

         Получив новую информацию о дефектной торпедной батарее, специалисты согласились, что взрыв торпеды должен быть снова поставлен в перечень возможных причин гибели подводной лодки «Скорпион».

         Но всё это было потом. Вначале «Рассматривая толпу уже собравшихся в спешном порядке капитанов первого ранга и адмиралов, Крейвен ощутил нечто такое, чего никогда не встречал в этом кабинете (Военный кабинет, охраняемое «обиталище демонов», по выражению самих американцев – В.К.), заполненном высокопоставленными военными – малодушный страх.

         Страх отчётливо читался на напряжённых лицах тех, кто внимательно разглядывал огромную карту на стене, показывающую предписанный лодке «Скорпион» маршрут…».

         Гибель субмарины – трагедия для любой страны. И в США не сразу объявили о гибели «Скорпиона». Контр-адмирал Бешани, командующий подводными силами, стал направлять все запросы  прессы Крейвену. Но у учёного был строгий приказ – в ответах избегать слова «погибла» или даже намёков на тяжёлый исход. Прошло ещё шесть дней, прежде чем Бешани и Мурер вынуждены были признать гибель подлодки. Пятого июня (через 10 дней) Мурер объявил, что подлодка «Скорпион» «предполагается погибшей».

         Но «Скорпион» пока не был найден. Не изучив останки подлодки, ВМС никогда бы не узнали, что же на самом деле случилось. Без этого понимания все остальные атомные лодки будут плавать под постоянной угрозой того, что какой-то фатальный дефект остаётся незамеченным и может привести к очередной катастрофе. Без подтверждения того, что члены экипажа погибли, их семьи будут не в состоянии, вопреки логике и всей имеющеёся информации, отделаться от мыслей, что их родные, возможно, попали в плен и находятся где-нибудь в советской тюрьме.

         На первых парах подобная версия – вина русских в гибели «Скорпиона», подогревалась и прессой с согласия командования ВМС. В соответствии с самой страшной версией, «Скорпион» была поражена советской торпедой во время завершающей стадии похода, когда она пыталась отогнать советскую многоцелевую лодку от американской пларб «Полярис» в Атлантическом океане.

         Естественно, я не могу прокомментировать, тем более пересказать всю 5-ю главу книги «История подводного шпионажа против СССР», но мне хочется при этом остановиться на двух моментах:

         Первое – почему наши родные «свободные» СМИ при трагедии «Курска» столь упорно нападали на наше Правительство и Командование ВМФ, обвиняя их во всех смертных грехах, и умалчивали действия противостоящей стороны, проводящей разведку учений Северного флота?

    Почему не допускается детальное рассмотрение версии столкновения «Курска» с иностранной субмариной, если подозреваемая сторона отказывается представить доказательства своей невиновности? Ведь в аналогичной ситуации она использовала такую версию, абсолютно не имея никаких фактов, а ведь у нас они есть…, вернее были!

         Думаю, что на эти вопросы мне не ответит никто! Ведь они ключевые в трагедии апл «КУРСК».

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Алексей

    Очень хорошая и емкая статья. Версия с торпедной атакой не дает покоя уже как 10 лет. Фотографии правого борта в интернете гуляют и ныне. Но не дают покоя и еще несколько вопросов. Почему оставшиеся члены экипажа, перешедшие в 9-й кормовой не продули цистерны, ведь в таком случае корма была бы над водой? Или может быть не успели? В журналах от издательств попадались записи про то, что в 9-м был пожар, этот факт якобы и был подтвержден, когда обследовали лодку и доставали тела моряков. На мой взгляд последние из вопросов — самые главные и будут ли на них ответы, неизвестно…
    Вечная память оставшимся на вахте в море…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *