Юрьев Ю. Метаморфозы. Роман в стихах (продолжение)

Он в Академию стремился,

Рапорт начальству накатал,

Никто потом не удивился,

Что  «академиком» он стал!

Три года там он обучался,

Не то, что мы попозже – два,

Ему конечно обломилась,

Такая, стало быть, лафа.

Там он учиться навострился,

И что-то точно изучил,

Он сам всего тогда добился,

И сам он знания добыл!

Он почему-то в это верил,

Любил, возможно, он читать,

Всему, что бы ни написали,

Привык он свято доверять.

Считал себя уже учёным,

Статью какую-то писал,

В формулу  с пафосным объемом

Он даже вставил интеграл!

В библиотеку записался,

Херню он всякую читал,

При этом вовсе не зазнался,

Когда о бабах рассуждал.

А говорил он обобщенно,

Поэтов всяких приводил,

И о коллизиях влюблённых,

И все решили: он дебил!

А потому с собой не брали,

Когда все дружно в «Яму» шли,

На грудь портвейн там принимали,

И теток сняв, е@ать вели!

Герой здесь своего добился:

Вне всяких подозрений был,

Он говорил: В жену влюбился.

Конечно, всех он удивил.

Но вдруг в стрельбе из пистолета

Герой случайно преуспел,

Дождался от судьбы привета:

Быть в сборной стал его удел!

Быть в сборной, это же прекрасно:

В неделю трижды на сампо

Ты забиваешь болт ужасный

И валишь, например, в кино!

Попав в приказ, стрелок привычно

Ни дня вообще не потерял,

И после лекций, как обычно,

Частенько сразу исчезал.

Куда? Нетрудно догадаться,

Он прежним галсом курс держал-

Бежал привычно развлекаться:

В литературный круг попал.

О,  Питер, ты — моя столица,

Ты не Балдейск, ты – бриллиант!

Сбежав с сампо, он и в столице

Смог тот же применить талант.

И он, конечно, опыт старый

Решает возродить опять:

С ДК связистов или – связи

Решает счастья попытать.

Он рассчитал, куда приткнуться,

И где он может править бал,

Чтоб можно было развернуться,

И что б никто его не сдал.

И вновь вопрос, почти загадка,

Важнее что, япона мать,

По книжкам лазать до припадка,

Иль теток, так сказать, е@ать?

Была, лила дождями осень,

И по Большой Морской он шел,

Где дом стоит полсотни восемь,

Желанный клуб он в нем нашел.

Туда он двери отворяет,
Тем, отвечая на вопрос:

Дверь интегралы вбок сдвигает?

Он до науки не дорос?

Но спеши судить поспешно,

Ведь все продумал наш герой,

Остаться в Питере – канэшно!

Об этом лишь мечтал порой.

Коль хаты нету в Ленинграде,

Ты пядей будь, ну хоть семи,

Ты никому не нужен, дядя,

Уж лучше теток ты е@и!

А направление получишь

Куда? На свой балдейский флот,

Так, на хрена, ты всё здесь учишь,

Заняться нечем, обормот?

И на арену вышли дамы,

Они сильней, чем интеграл,

Герой тихонько, без рекламы

На верный путь, конечно, встал!

Тогда кружков по интересам

В ДК, пожалуй, был вагон,

Потом на танцах наш повеса:

Он в форме был почти пижон.

Литклуб, предел его желаний,

Вот он на третьем этаже.

Где все равны, и нет здесь званий:

И только рифма здесь в цене.

Пострел туда конечно втерся:

Коль хочешь быть, не надо ждать!

А если трахаться неймется,

То надо действовать опять.

Кружком командовал из местных,

Но в целом тоже, блин, поэт.

Как человек – кристально честный,

Но с Бахусом дружил стервец.

И дамы в нем, не те, что в кройки

С шитьем записаны в кружок,

И пашут дамы не на стройке,

А заседают в доме мод.

И с той же синенькой тетрадкой

Входил теперь уже в салон,

И дам рассматривал украдкой

И стих наивный слышал он.

Такое там насочиняют,

Но что, однако, с теток взять?

И вот тогда он раскрывает

Свою заветную тетрадь!

Свои стихи толкал упрямо,

Слова  давили рифмой злой,

И обо всем он резал прямо,

И тетки верили – герой.

Ему запомнилась брюнетка,

Культсектор был в ее руках,

И все при ней, чуть-чуть кокетка,

И муж, ну, где-то там в верхах.

Социализм у всех был разный,

Герой в общаге жил с семьёй,

Поскольку быт был несуразный,

Жена уехала домой.

Родители всегда помогут,

И двое маленьких детей,

А вдруг ребятки занемогут?

Один остался наш злодей.

А у брюнетки  все иначе:

Три комнаты, второй этаж

На Каменном, жизнь, как на даче,

И даже личный был гараж!

А также – у сестры квартира,

Сестра за городом живет,

На Рубинштейна эта Ира

Бывает пару раз за год.

Герой осаду начал тонко,

Подаст ей плащ или пальто,

И аплодировал негромко,

И как-то пригласил в кино.

Потом в кафе они сидели,

Дымился в чашках на столе

Горячий кофе, что-то пели

Негромко птички о весне.

И очень кстати оказался

Восьмого века стих простой.

Герой недаром здесь старался:

Туманной стих пришел весной.

Ду ФУ – был тонким человеком,

Он женщин чувствовал душой,

Герой, же внял его советам,

Стих вечен все же под луной.

Стих что-то в сердце у брюнетки —

Струну, наверное,  задел.

Он птичку выпустил из клетки,

И о любви спел соловей.

«…Я вспомнил бал, когда по лютне нежной

Атласные скользили рукава…» —

Страдал ДУ ФУ, и с негою безбрежной

Брюнетка только тонко улыбнулась,

Плечо погладила, и губы поднесла,

А у него вдруг все перевернулось:

Идем ко мне, глазами позвала.

Муж у неё как раз в командировке,

Давно белеет ночь, сирень цветет:

Поэт давно уже обрёл сноровку,

На Рубинштейна вместе с ней идёт.

Одежду в спешке в полутьме срывали,

Мы не забыли? – вот он месяц май!

Предохраняться, что  за чушь, не стали:

У ней спираль, работай, не скучай!

Потом они чаи гоняли,

Поэт «Масандру» открывал,

Любовь к поэзии сближала

Их губы, ноги и анал!

Брюнетка – классная картинка,

Но дама слишком хороша,

Что будешь трахать «на чужбинку»?

Ведь нету денег ни шиша.

Но в том ДК лишь раз в декаду

Литературный жил кружок,

По средам танцы до упаду,

Но в танце наш герой не бог.

Но, тем не менее,  успешно

И в них нашел себя герой.

Там было многое потешно:

Он тему находил порой.

И в танце, чтобы не схалтурить,

На ушко даме он шептал:

Мадам, позвольте Вам впендюрить?

Оригинальный был нахал!

В ДК был танцев клуб известный,

Давно не помню тех я мест:

Чреда событий, всем известных
Давно сменила все окрест.

Там дамы многие умели,

Не скроем, — классно танцевать,

Но отказать ему не смели,

А он, ну, что ж, их шел  е @бать.

Опять же новая загадка:

Культура танцев иль «финал»?

Не будем даму жать украдкой,

Впендюрь, поскольку вопрошал!

Роман с брюнеткой был в разгаре,

Но  муж – ревнивый бегемот,

Мешал, козёл, встречаться паре!

Герой от спермы изнемог!

Она уже в ушах плескалась,

Декады медленно текли.

Деньки считал он, что остались,

До дня, в кой трахнутся они.

И он решил, что невозможно

Так редко трахаться ему,

И за здоровье, блин, тревожно

И что, шататься одному?

Раз в десять дней конечно мало,

Ведь краток этой жизни миг,

Дублёрши явно не хватало:

Иметь страховку он привык.

Красивы дамы, как конфетки,

И к ним умел он подвалить,

Коль нету под рукой брюнетки,

Её нетрудно заменить.

Смотрите ниже, подходяща

Героя новая модель,

И высока, но как изящна,

Пилотка, трубка – всё о-кей!

А вот ещё — на парапете,

Она ж как римлянка сидит,

Красотка, сладкая конфетка,

И очень сексуальный вид.

Блондинок тоже не забудем

На них ты только посмотри

Как смотрит, обо всем забудешь,

И провернется всё внутри!

И там же рядом, по соседству

На улице Галерной дом,

Барон  Дервиз, весьма известный,

Давно когда-то правил в нем.

Фасад – стандартная постройка,

Но на фасад ты не смотри,

А  дверь тяжелую открой-ка,

И посмотри, что там внутри!

Когда-то там балы давали,

Паркетный зал весь золотой,

Кариатиды украшали,

Театр, где свет блистал порой.

Теперь работникам столовых

И ресторанов отдан дом,

Идея здесь совсем не нова.

Где наш герой? Конечно в нем.

Там тоже вирши сочиняли,

И танцам там давали ход,

И волоокие блондинки

Судьбы искали поворот.

Кто в литкружке? Официантку

Нигде не встретил наш герой

Зато прелестные вакханки …

Меж них ходил он сам не свой!

Из управления столовых

И ресторанов городских.

И к приключениям готовых:

Тусовка, стало быть, у них.

Одеты все из «Альбатроса»,

И из «Берёзки», все в мехах,

На них посмотришь: нет вопросов!

Герою же не ведом страх.

Но  денег мало, суть копейки

С зарплаты, разве на обед,

Но дамы у судьбы-злодейки

Счастливый требуют билет!

Какие бабки: все в прикиде,

И до стишков им недосуг,

А показаться в новом виде:

А вдруг поэт иль новый друг?

Не снял тебя в кабацкой пьянке,

Не трахнул, походя, спьяна,

Не зажимал в глухой гулянке,

Не под начальника легла.

Здесь, всё же, всё совсем иначе:

Стихи, поэты, рифм напев,

Не планов долбанных задачи,

А рядом  — вот – живой поэт!

Герой всегда был озабочен,

Вид деловой он сохранял,

Мол, с временем не так, чтоб очень,

Едва на встречу убежал.

В тужурке, с папкой, выбрит чисто,

Глаза блестят, всегда здоров.

И комплименты каждой быстро,

Скороговоркой сыпет вздор.

Смеется, что-то всем расскажет,

Потом надолго замолчит,

Доброжелательно подскажет,

Но жертву выбрал уж пиит.

Стихи, конечно, почитает:

(Не надо дважды сочинять!),

Его сомненье не стесняет:

Коль жизнь дает, то надо брать.

С ним было как-то приключенье.

Из главка с дамочкой одной.

Он, выбрав чудное мгновенье,

Пришел с бутылкой к ней домой.

Есть тип роскошных белых женщин,

Рослы, немного лишний вес,

Всегда учтивы, волооки,

И золотой на них обвес.

Их грудь, волненье вызывает,

Герой таких не пропускает,

Готов тащить мгновенно в лес!

А там – завалит моментально,

И мигом юбку задерет,

И позу подберет специально

И капитально отдерёт!

Она была совсем не против,

Сменить семейный скучный секс.

И подставлять анал и ротик,

И групповой ценила секс.

Герой в неё почти влюбился

И вякал что-то о любви,

В ответ лишь смех, чтоб не ленился:

И все е@и её е@и!

Блондинка сексом упивалась,

Герой, конечно, не подвел,

И в целом пара наслаждалась

Но на хрен нужен муж-козёл?

Герой, изрядно похудевший,

Об этом как-то вопросил,

Она сказала: Друг сердечный,

Тебе даю, и нету сил

Тебя оставить, обормота:

Ведь я рискую, не поймут,

Коль мы проколимся, голота!

Тут мне как следует воткнут.

Я мигом вылечу с работы,

Муж в главке всех зажал в кулак,

Противно с ним мне жить до рвоты,

А не отцепишься никак.

Он не ревнивый, но богатый,

А денег — море: сам — торгаш,

Хотя немножко и рогатый,

И сукин сын, но парень наш!

А ты, что можешь в смысле этом?

Ты даже и не адмирал,

А так, ходячий х@й, с приветом,

Но ты мне нравишься, нахал!

А потому давай встречаться,

Я тут подружку подгоню,

Втроем мы станем забавляться,

И у неё начнем мы с ню.

(Да, у нее была подруга,

Завхозом числилась она.

В одном известном ресторане

И был тот ресторан «Нева»!)

И только речи прекратила

Звонит подруга: скучно ей,

Ей дама говорит про друга,

Подруга: Я уж у дверей.

Открыли, входит, обнимает

Хозяйку, тихо говорят,

Потом она пальто снимает,

Зашла и рядом села, взгляд

В глаза герою направляет,

Рука протянута: -Мадлен.

Вы тот, который сочиняет?

И в чем же кладезь Ваших тем?

Вошла хозяйка и герою:

Налей-ка нам вина скорей,

Мадлен, он сможет, я не скрою,

Ну, ну, смотри, герой, бодрей!

Мадлеше окажи вниманье,
Какая милая, смотри,

Уж приложи свое старанье

Наш славный боевой каптри.

Втроем  сидят и  распивают:

Хозяйка в полном неглиже,

Герой подругу раздевает

И дело движется уже.

Тут в дверь звонок, вот это номер:

За дверью  муж, что был в пути,

Герой от страха, чуть не помер.

Но вмиг оделся наш каптри.

Хозяйка говорит подруге:

Смотри, Мадлеша, этот – твой,

И тихо: -Сделай мне услугу,

Не подведи меня, герой!

А муж уж топчется в прихожей,

С женой о чем-то говорит,

Вот в комнату товарищ входит

А у Мадлешки, ну и вид!

Пьяна Мадлена, не иначе,

Цветок  за ушком у неё,

Жакет расстегнутый впридачу,

-Кто там? — Мадлеша вопрошает.

-Ах, это ты, мой милый друг.

Мы тут немного отдыхаем,

Ты кстати появился вдруг.

Мадлен с расстегнутою блузкой

И сиськи голые под ней,

И с задранной до попы юбке,

А лифчик брошен у дверей.

Мадлен верна своей натуре:

Лежит в объятьях у каптри,

С трудом он рюмку наливает,

-Мадлен, спокойнее сиди!

Её герой наш обнимает,

Хозяину он очень рад,

Ему он рюмку наливает,

-С дороги надо выпить, брат!

****

А мы с Мадлешей заглянули,

Вчера с  бээса прилетел,

Мы, правда, с ней слегка гульнули,

А отойти я не успел.

Ну, что, давай отметим встречу!

Хозяйка рюмки принесла.

Хозяин пьет, и тост навстречу:

За наши общие дела!

Хозяйка стелит им отдельно,

Сама же с мужем спать идет,

Какие действия героя?

Читатель сам сюжет дожмет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *