Степанов М. За буйки заплывать разрешается! Эпилог

Yandex.ru

Шёл уже октябрь месяц, когда Феликс наконец смог вырваться к новому месту службы. Теперь он не морской офицер, а сотрудник ФСБ, боец отряда спецназа, выполняющего особые задачи.

— Ура! Ура! Ура! – думал он наблюдая на виды Москвы, пролетающих мимо их окна поезда — Вот Поклонная гора мелькнула. Пора собираться

Феликс встал перед зеркалом двери надел аккуратный чёрный шарфик накинул свою чёрную шинель и надел фуражку.

В зеркало закрытой пока двери на него смотрел строгий капитан 3 ранга. Он посмотрел на себя и улыбнулся.

Впереди новая жизнь и он мог позволить себя выходку. Ведь никто ни видит. И он показал себе и своей2 бывшей жизни язык и улыбнулся от своей мальчишеской выходки. В купе ехал он один. Соседи вышли в Минске. Поэтому никто ему не мешал подурачиться.

Вдоль окна, где-то внизу пошёл перрон.

— Все. Москва! — подумал Феликс – как она мня встретит? Москва и москвичи.

Признаться, он побаивался своего выбора, которые сделал так внезапно и скоропалительно.

— Чёрт его побери – думал он и верил, что впереди будет гораздо лучше, чем он оставил сзади.

Он верил, что впереди его ждёт интересная новая служба и прекрасная семейная жизнь с Элиной и Настей. А позади была страшная семейная жизнь с ненавидящей его бывшей женой с которой они не могли ужиться в своей двухкомнатной квартире в Балтийске, где он старался не бывать с тех, пор, как она начала водить мужиков.

Наконец капитан 3 ранга Феликс Суворов с замиранием сердца ступил на перрон Белорусского вокзала в Москве. Он знал, что с этого шага уже началась его новая жизнь и назад дороги уже не было.

Пока он сдал дела, пока пришёл приказ о переводе в другое ведомство прошло более двух месяцев. Пришлось отпраздновать на корабле отъезд. Так принято у морских офицеров. Надо было преставиться по случаю перевода бывшим друзьям по кораблю. Понятно, что сказать куда и зачем едет он сказать не мог и отделывался простой фразой:

— В Москву скорее это временно. На Севера или на ЧФ отправят служить. Кому я нужен в Москве без прописки, сами понимаете, что в Москву берут на службу в основном москвичей.

Даже ближайшим друзьям он не мог сказать куда и зачем он едет.

Бывшая жена Галина встретила известие о его отъезде с огромной радостью:

— Ну наконец придурок слезешь с моей шеи. Знать тебя не хочу, видеть тебя не желаю. Она всегда предъявляла к нему повышенные требования, ругала непонятно за что и рассказывала всем соседям и друзьям какой он неумеха, придурок.

— Хоть какая-то польза о тебя – это квартира. Ты молодость мою загубил. Говорила мне мама …. – говорила она с радостью, что он не требует размена.

И начиналась всегда эта песня, о том какие у неё были ухажёры, а она выбрала именно Феликса, положив к его ногам свою красоту, молодость. И он угробил всё, доставшееся ему бесплатно. О том, что она трижды делала аборты, чтобы не рожать — она не говорила. А это был ее выбор. А Феликс очень хотел ребёнка. Но она лишила его этого права.

И теперь он приехал в Москву, где его ждала полная неизвестность и его Элина и с Настей. А ради них он был готов начать жизнь сначала.

Сойдя не перрон он глазами искал Элину с Настей и не находил их. Внезапно он увидел возвышающегося над всеми встречающими Саню Белова. Тот тоже увидел Феликса с высоты своего роста и замахал ему обеими руками.

— Феликс, братишка мы здесь!

Он увидел метнувшуюся к нему маленькую тень. Это Настя и он бросив чемодан поднял ее верх над головой и с радостью смотрел в ее смеющиеся глаза. А рядом уже стояли Элина и Саня.

— Я тебя никогда не видела тебя в твоей форме – шепнула она обнимая его – тебе идёт.

— Подлецу все к лицу! — радостно заорал Саня

— Почему подлецу? – удивилась Элина, когда Феликс опустил Настю на землю

— Ну это так для слова – начал оправдываться Саня – так сказать казарменный грубый юмор.

А смеющиеся и радостное лицо Элины приблизилось к лицу Феликса, и он прижался к таким родным и любимым губам, которые закрыли для него весь мир.

Его губы нашли мягкие и податливые губы Элины, и он как бы провалился куда-то.

— Саня – не мешай им – они целуются – слышал он как сквозь какой-то туман голос маленькой Насти.

Наконец он оторвался от неё, понимая, что он уже мешают на узком перроне, проходящим мимо пассажирам.

— Пошли мы за тобой на машине приехали – сказал Саня схватив его тяжёлый чемодан.

Феликс пытался сопротивляться, но Саня слегка отстранил его рукой:

— Там все наши тебя ждут уже. Когда я сказал, что ты приезжаешь, то все обрадовались.

— Так мы сейчас куда? — осторожно спросил Феликс.

— Так в Солнечный – усмехнулся Саня – там наша теперь база.

— А …. – он посмотрел на Элину с немым вопросом

— А так Элина с Настей с нами. Ты что не знаешь нам выделили целый дом – поделился Саня – и тебе как семейному человеку дали двухкомнатную квартиру по моей просьбе на втором этаже. У Элины уже ключи. Она уже обставила ваше гнёздышко. Я проверил все красиво.

— Так мы же ещё не расписались? – удивился Феликс.

— И что ты передумаешь? – спросил Саня.

А Феликс почувствовал, как Элина с силой сжала его руку чуть повыше локтя.

— Да при первой возможности распишемся, если Элина не передумала – удивлённо ответил Феликс.

Действительно было чему удивляться. В армии и на флоте, чтобы получить квартиру надо было ждать годы. А здесь?

— Ты не равняй нашу контору с армией – понял сомнения Феликса Саня – мы служим Родине. А здесь это ценят.

До Солнечного домчались быстро. Шофёр был умелый, да и Саня, сидя рядом с ним не давал ему лихачить.

— Сбавь скорость охламон – командовал он – не дрова везёшь.

Настя сидела между Феликсом и Элиной, и они лишь могли за её спиной держаться за руки и дружески поджимать их друг другу.

Глаза Элины светились огоньками и взгляды ее были весьма многообещающими.

Наконец приехали. На небольшой весьма зелёной улице стоял трёхэтажный дом двухподъездный дом. Липы обступили дом, что его окна были почти закрыты зеленью.

— Мы с вами живём в первом подъезде – доложил Саня, выгружая из багажника тяжёлый чемодан Феликса — Я с Сапсаном живу рядом с вами. Поэтому я сейчас заберу Настю, и мы с ней пойдём на детскую площадку пойдём, а вы пока разбирайте вещи с Элинкой – тяжело вздохнул он видимо понимая, какие вещи они сейчас будут разбирать – даём вам полчаса, а потом нам с тобой на службу.

Квартирка оказалась весьма неплохой.

— Это наша комната – показывала Элина проходную комнату – а это Настина на небольшую комнату с большим окном. Здесь шторы надо повестить. А здесь кухня. Я уже все обставила мебелью. Выбирала в КЭО, что оставалось получше. Кое что папа дал нам.

Она хотел ещё что-то сказать, но Феликс своими губами закрыл её рот и увлёк к дивану.

Потом лёжа он пытался ей что-то рассказывать, но она легла сверху и глядя в его глаза вдруг сказала:

— Феликс у нас будет наверно сын.

Её глаза смотрели на него наверно с каким-то страхом. Сказала и замолкла, видимо ожидая реакции Феликса.

И он взорвался:

— Элинка радость моя. Солнышко моё. Я мечтал о сыне и дочери, и ты все это мне дала. Спасибо тебе родная. И в её глазах засверкали радостные огоньки, и она прижалась своими губами к губам Феликса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.