Степанов М. За буйки заплывать разрешается. Элина

(санаторские записки)

С сайта Tophotelsales.ru

Утро выдалось солнечным. Феликс проснулся от лучика солнца, продравшегося сквозь штору, прямо в его правый глаз. Он не хотел открывать его, но свет был весьма настойчивым. И в конце концов он открыл все же один глаз. Улыбнулся, затем открыл второй глаз и проснулся. Протер кулаками после глаза и огляделся. Солнечные лучики уже гуляли по столу, по стенам.

Выспался. Настроение хорошее. Сон был великолепный, но он никак не мог вспомнить, было у него во сне что-нибудь с Элиной или нет.

Посмотрел на часы и сразу сел на свою койку. Было пять минут восьмого.

— Опоздал! – с ужасом констатировал он и быстро начал натягивать плавки — Элина же сказала будем купаться в семь часов.

Вскочил. Саня как всегда очень сладко храпел на своей койке. Слюна даже протекла на подушку. Во сне он был похож на ребенка.

Феликсу было некогда. надо спешить. Ведь договорились то с Элиной на семь часов. А он не привык опаздывать. Не по-офицерски это.

Накинул быстро свой красный спортивный костюм, схватил полотенце, запасные трусы и выскочил из номера.

Внизу в холле никого из отдыхающих еще не было. Только сердитая тетя Лена, хмуро окинула его взглядом и отвернулась. Мол куда поперся, спал бы себе и спал.

Феликс выскочил из своего корпуса, обогнул второй корпус и быстро побежал легкой трусцой к озеру.

Подбегая, он увидел от старой пристани светлую головку Элины, уже подплывающей к острову.

— Как нехорошо. Офицер, а опоздал — подумал он — что она обо мне подумает?

Дежурный по пляжу Роберт, сидевший на утреннем солнышке на своем табурете, приветливо помахал ему рукой.

— Стыдно. ой как стыдно – подумал Феликс, скидывая на пляже одежду, прямо на песок.

Без всяких церемоний, медленного охлаждения тела, обтирания прохладной водой, прыгнул прямо с берега в воду головой вперед.

Вода обожгла его тело тысячами холодных иголок, но не обращая на это не малейшего внимания, хорошим кролем поплыл к острову.

— Где Элина? – стучало его сердце – а вот она.

Белая головка Элина показалась из-за острова.

— Привет – замахала она рукой и поплыла ему навстречу.

— Привет — закричал он, улыбаясь во весь рот и ускорил свое движение навстречу ей.

Он подплыл к ней и перешел на медленный брас, развернулся в воде и поплыл, сопровождая ее с левой стороны.

Она приветливо ему улыбалась.

— Ты чего опаздываешь? – спросила с улыбкой Элина.

— Проспал – сумрачно доложил Феликс — день наверно будет хороший. Вот и спалось хорошо.

— И что снилось? – продолжала расспрашивать она, широко загребая руками.

— Ты приснилась. Вернее, мы с тобой в каком-то лесу собирали грибы.

— Так это же здорово. Много набрали? Какие грибы?

— Не помню. Помню, что целовались – он сказал и подумал, что это может разозлить ее или обидеть и наверно об этом не надо было бы говорить.

Она раскатисто рассмеялась и перейдя на кроль, стала быстро удалятся вперед.

Феликс подумал догнать или нет, но плыл в прежнем темпе — не спеша.

У берега она видимо встала на песке по пояс в воде, повернулась к нему лицом, о чем-то задумалась и чему-то улыбнулась.

Феликсу даже стало стыдно, что он рассказал ей свой сон с поцелуями.

— Не мог промолчать дурак — подумал он.

— Выходи – прокричала она и направилась на берег, где лежали ее вещи.

Он добавил скорости и почти выскочил на песчаный пляж, как большой катер, вскочил на ноги и заулыбался Элине.

Она улыбнулась ему тоже, и взяв вещи быстро пошла в раздевалку.

Феликс взял полотенце, стал растирать мокрое тело, почти сразу ставшее красноватым. Ему стало тепло видимо после прохладной воды нагревало теплое солнце.

— Феликс – прокричал Роберт, как всегда сидевший на своей табуретке и разложивший на другой свой нехитрый завтрак – выпить хочешь?

— Нет спасибо – ответил Феликс – ты же знаешь из классики, что с утра пьют только аристократы и дегенераты.

— Так это они пьют шампанское, а я тебе хорошую водочку предлагаю. Где же еще пить с утра, как не в санатории на пляже? Кто ходит в гости по утрам — тот поступает мудро, стаканчик здесь, стаканчик там — на то оно и утро.

— Ты прямо философ Роберт. Вот Саня придет он тебе компанию составит.

Из раздевалки вышла уже в белом спортивном костюме Элина, вытирая большим махровым полотенцем свои шикарные светлые волосы.

Феликс невольно залюбовался ей. И увидел, что Роберт тоже смотрит на нее широко раскрыв рот и не донеся до рта соленого огурца на вилке застыл, как парализованный.

— Натюрморт – подумал Феликс и усмехнулся внутри себя.

— Феликс. Ты будешь переодеваться? — смеясь спросила Элина — а то я пойду. Или ты хочешь еще раз сплавать к острову? Я тогда пошла поднимать и кормить Настю.

Феликс отрицательно замахал головой.

— Конечно. Минутку подожди

Феликс, схватил свои вещи и метнулся к раздевалке.

Причесывая мокрые волосы расческой, он вышел из раздевалки и увидел в свете солнечного света Элину и ее светлые волосы от воды начинавшие закручиваться в гирлянды.

— Феликс, не смотри так на меня. А то мне стыдно становится, что я такая неухоженная с утра и нечесаная – с улыбкой топнула на Феликса ногой она.

Теперь они стояли друг напротив друга. Он весь в красном, а она вся в белом.

— Чистые жених и невеста – вдруг громко сказал Роберт, смахивая слезу и поднося свой маленький граненый стакан ко рту – горько – вдруг закричал он.

Элина посмотрела на Феликса и вдруг не раздумывая поцеловала его в губы. Но он так напрягся, что не успел ответить.

Ему стало очень обидно.

— Урааааа – закричал охранник Роберт и заглотил свой стаканчик, а потом посмотрел на них и прокричал – Мало. Горько. Еще

И тогда Элина, как следует обняла Феликса за шею, поднялась на цыпочки и стала целовать Феликса в губы. Феликс ответил, и они сплелись в объятиях и только крики отдыхающих уже пришедших на пляж и начавших считать, заставили их немного отпрянуть друг от друга.

— Один, два, три — кричали отдыхающие пришедшие на пляж.

— Извини – пожала плечами Элина и горько улыбнулась – я понимаю, что это шутка. Не бойся меня. Но мне очень хотелось, чтобы на свадьбе мне так прокричали с любимым человеком.

— Я и не боюсь – ответил Феликс все же стуча зубами — Какая-то дрожь приходит, как всегда не вовремя.

И он сорокалетний мужчина внезапно понял, что безнадежно влюбился в эту очень хрупкую и красивую девушку.

Раздавались аплодисменты, людей, пришедших на пляж, а они стояли друг напротив друга и смотрели в глаза.

— Ты на меня точно не обиделся? – тихо спросила Элина.

Феликс отрицательно покачал головой.

Где-то за пределами их восприятия раздавались восторженные голоса отдыхающих и мужчин и женщин.

— Какая красивая пара – восхищались ими.

— Так да или нет? — продолжала настаивать Элина.

— Нет не обиделся и мне даже было очень приятно.

— Тогда пойдем завтракать – играючи ударила его по спине Элина полотенцем и пошла первой на выход с пляжа.

Феликс пошел за ней, так и не понимая, что это было и что ему делать дальше. Он догнал ее, и они пошли рядом по аллейкам старого парка, вдоль сохранившейся пристани. Где-то там далеко, за аллейками виднелся бывший господский дом, где было управление санаторием и приемный покой.

— Ты отмассируешь сегодня мою Настену? – вдруг спросила, посмотрев ему в глаза, Элина.

Ее светлоголубые глаза казалось смеялись.

— Если я обещал, я это сделаю обязательно – ответил Феликс, вдруг вспоминая слегка горьковатый вкус ее губ – только с утра у меня процедуры в лечебном корпусе, после обеда два массажа детей, которые будут ждать меня, а после четырех, я в твоем распоряжении.

— Хорошо. Нас с Настей это устраивает. Спасибо. А мне спинку посмотришь? Что-то болит в пояснице.

— Конечно посмотрю. С огромным удовольствием — ответил Феликс — а что болит.

Она потянулась положила руки на поясницу и сказала:

— По утрам болит иногда, нагибаться сложно.

Ожидание чего-то большого и еще непонятного кружило его голову. Они подошли к корпусу, где жили Феликс и Саня, и она пожав ему руку пошла быстрой походкой к себе.

Феликс долго смотрел ей вслед, думая о ней.

— Повернется или нет? Если повернется, то я ей не безразличен — думал он.

Она повернулась и увидев, что он смотрит ей вслед, внезапно рассмеялась и помахала ему рукой.

— Небезразличен – подумал он, помахал рукой и побежал в свой корпус.

Корпус встретил его изумительной прохладой. Феликс даже слегка сжался от этой непривычной, после теплого солнца прохлады. Поднялся в лифте на свой этаж, вошел в номер и увидел, что Саня уже делает зарядку на лоджии.

— Феликс привет! – приветливо прокричал он и махнул рукой – я видел сверху вас с Элиной. Вы очень красивая пара.

— Ты знаешь, а она меня поцеловала – вдруг признался Сане Феликс – при всех поцеловала.

— Ого! Я говорил тебе, что она к тебе неравнодушна. Сразу чувствуется.

— Да брось ты Саня – отмахнулся Феликс – кто я и, кто она. Мне за сорок, и я скоро уйду на пенсию, а ей максимум тридцать. Какая мы пара? – горько сказал он

Саня раскатисто рассмеялся, как умел делать только он:

— Во-первых, ты не женат, и она не замужем – это раз, во-вторых вы симпатизируете друг другу – это два. А в-третьих, любовь ровесников никогда не ищет.

— С чего ты это взял? – рассердился Феликс.

Саня тяжело вздохнул:

— Поверь мне на слово, мой юный друг, со стороны, как всегда виднее. Да и опыт некоторый в этих вопросах у меня все же есть. А вчера, кстати, с чьей шеи я ее помаду вытирал? Видимо тоже не просто так. Но ты на Саню Белова не обращай внимания. Саня друг и он умеет хранить чужие секреты. И поверь, что ты будешь последним дураком, если упустишь ее. Но я тебе не позволю это сделать. Это сказал тебе я — Саня Белов.

— А в-четвертых, — тяжело вздохнул Феликс — ее отец против того, чтобы между нами что-то было.

— Женщинам, когда они любят, то плевать на всех отцов – поучительно сказал Саня — запомни это.

Феликс не стал отвечать, и пошел принимать душ, бриться и умываться. Скоро на завтрак.

Он брил себе щеки, смотрел в зеркало и думал:

— Что она могла найти во мне? Вот Саня – это фигура, рост, мышцы, любой позавидует. Но женщины люди похоже не подверженные законам логики. У них все не так, как у нас.

Отмассировав после обеда Настиного сына Толика, потом дочку подруги Машеньку, Феликс понял, что надо собираться и идти к Элине.

Он пошел в номер переодеться. Хотелось одеть все лучшее, чтобы не ударить лицом в грязь перед Элиной. Прогладил в коридоре брюки и безрукавку, имевшие некоторые помятости от чемодана.

Вернувшись в номер, он внезапно увидел Саню Белова, непонятно почему трезвого и тоже одетого вроде, как по параду.

— Ты куда собрался? — только и смог спросить Феликс.

— С тобой – улыбнувшись сказал Саня – ты же пойдешь делать массаж Настене, а я посмотрю. Мне Элина сказала, чтобы я на чай с печеньем заходил.

— Тебе-то зачем это? – спросил Феликс слегка раздражаясь – ну я понятно, а ты зачем.

— Посмотреть, чтобы ты там ничего не напортачил – рассмеялся Саня.

И Феликс понял, что Саню не переубедишь.

— Тогда надо наверно купить конфет или пирожных — предложил Феликс — В гости положено так ходить. да и объедать их нездорово.

— А я все купил уже – пророкотал Саня и показал на стол, где лежал неплохой на вид торт в прозрачной упаковке, коробка конфет «Коркунов», букет роз в прозрачной упаковке и какая-то игрушка типа куклы.

— Черт побери. Саня подумал, а я нет – запаниковал Феликс – идиот на свидание собрался, а по простом не подумал.

— Это от нас обоих будет – примирительно сказал Саня — Я знал, что ты забегаешься и не догадаешься или неуспеешь.

— Спасибо Саня – пожал руку гиганту Феликс – я должен тебе.

— Да ничего не должен – отмахнулся рукой Саня – пошли давай некрасиво опаздывать ты на сколько ей назначил?

— На четыре. Я и так сегодня на пляж опоздал минут на десять – сказал устало Феликс закрывая дверь на ключ.

— Во значит точно опаздывать нельзя. О вашем пляже сегодня весь санаторий только и говорит – рассмеялся Саня – как вы изображали там жениха и невесту. Жаль меня там не было, а то бы я вас и в опочивальню сразу проводил.

Феликс вздрогнул и ударил Саню по спине рукой. Гигант был выше Феликса почти на целую голову и только рассмеялся.

— Вот делай людям хорошо, я тебя по спине еще бьют. Бери конфеты и цветы. А я понесу торт и куклу для Насти – скомандовал Саня — а то идешь налегке, а Саня у тебя грузчиком работает.

— Сколько времени? – спросил Феликс, забирая у Сани цветы и конфеты.

— Без десяти четыре – ответил Саня – наверно Настена уже проснулась и ждет доброго дядю Феликса.

И они быстрым шагом пошли к корпусу, где жила Элина. Рядом они они смотрелись как Пат и Паташенок. Более, чем двухметровый Саня и метр восемьдесят Феликс. Даже с его не маленьким ростом, рядом с Саней он казался карликом.

— Проходите, проходите – радостно колокольчиками пропел голос Элины, и она поцеловала в щеку, нагнувшегося вниз почти пополам Саню и привстав на носочки поцеловала Феликса в щеку – Настенька посмотри кто к нам пришли дядя Феликс и дядя Саня – прокричала она дочке.

Из гостиной комнаты выскочила Настя в цветастом платьице и сразу с разбегу бросилась Сане в руки, стоявшего чуть впереди. Он чуть не выронил торт, поднимая ее.

— Дай тортик сюда Гуливер – пропела Элина, вынимая из его рук тортик и куклу с бантиками.

Настя обхватив голову гиганту, целовала его в щеки и глаза.

— Проходите в комнату – предложила Элина – Настя слезь с рук дяди Сани.

— Элиночка это вам — протянул Элине цветы и конфеты Феликс, какое-то время закрытый от Элины гигантом.

Саня, снявший свои полуботинки с Настей прошли в комнату.

Элина держа в руках торт и куклу еще раз поцеловала Феликса в щеку и тут же стерла помаду рукой.

— Пойдем в комнату – предложила она.

Феликс за ней направился в комнату.

Быстро найдя вазочку она поставила в нее цветы, освободив от упаковки, отдала Насте куклу и теперь Саня держа Настю на коленке рассказывал ей об этой кукле. Торт с конфетами отправился в большой холодильник с надписью «Минск».

— Попьем позже чай – сказала Элина – сначала массаж.

— Где будем делать? – спросил Феликс — в спальней или здесь?

— Давай здесь на диванчике – предложила Элина.

— Хорошо — согласился Феликс — нормально.

Элина быстро принесла белую простыню и застелила диванчик.

— Сначала надо посмотреть, есть у Насти сколиоз? – сказал Феликс – для этого надо снять с нее платьице.

Элина быстро стянула с Насти платьице через голову. Настя осталась в белых трусиках

— Вот теперь смотрите – предложил Феликс Элине и Сане — вместе определим. Настенька стань ко мне спиной и нагнись вперед.

Настя выполнила указания Феликса и наклонилась вперед.

— Смотрите. Это у нас позвоночный столб. Видите, как он вышел вперед. Понятно?

— Да – согласились одновременно Элина и Саня, вставшие рядом с Феликсом и с любопытством рассматривая спинку Насти.

— Вот смотрите, а здесь неровно немного в сторону. Такой сколиоз называется ц-образным, если он выгнут только в одну сторону, как латинская буква С.

— Да видно. Но здесь немного – сказала Элина, приглядываясь к спине Насти.

— Это хорошо, что сейчас немного – ответил Феликс – но с годами это может стать больше, если у нее неправильная посадка или осанка. За этим надо смотреть постоянно. Вот эти мышцы мы будем напрягать в сторону изгиба – показал Феликс прямо на спине, а вот эти расслаблять, чтобы мышцы сами вывели спинку. Массаж несложный. У меня есть крем специальный массажный «Балет» называется.

Феликс вынул из кармана тюбик с кремом и показал Элине и Сане.

— Дядя Феликс покажи и мне – потребовала Настя.

И Феликс дал ей подержать тюбик. Настя с интересом рассматривала его.

— Надо будет купить такой – сказала Элина.

— Пока забирайте себе этот тюбик. А у меня есть еще – улыбнулся Феликс, радуясь тому, что может сделать, что-то приятное Элине и Насте. А теперь Настенька ложись на диванчик. Надо положить ей под животик маленькую подушку – сказал он Элине.

Она быстро принесла и положила под Настю подушку.

И Феликс стал рассказывать и показывать Элине и Сане, что и как надо делать. Очередность приемов, количество движений, силу их проведения, правильность их проведения.

Сделав несколько приемов Феликс попросил повторить их Элину, и она встав над Настей стала выполнять указания Феликса.

Саня стоял за ее спиной и еле дышал:

— Дай мне попробовать – внезапно попросил он.

— Ты что? Ты же ее своими лапами раздавишь – возмутился Феликс

— Я аккуратно – еле дыша сказал Саня.

— Хочу, чтобы дядя Саня меня тоже погладил. Мне приятно – вдруг откуда то снизу пискнула Настя.

Элина уступила Сане место у дивана. И он наклонившись над Настей своими огромными руками, еле касаясь, стал делать ей массаж маленькой спинки. Одной своей огромной рукой он мог накрыть всю ее спинку. Но так аккуратно касался ее спины, что Настя пропела:

— Ой как приятно. Спасибо дядя Саня.

Феликс толкнул Элину бедром, а она его.

Когда закончили массаж Элина предложила попить чай с тортом и конфетами и все радостно согласились.

После чая Настя вдруг сказала, что хочет гулять с понравившимся ей дядей Саней на детскую площадку и на пруд. И Саня, посмотрев на Феликса и Элину радостно согласился.

— А мне пока дядя Феликс массаж спины обещал сделать – сказала улыбаясь Элина.

Саня многозначительно посмотрел на Феликса:

— Ну мы тогда пойдем, а вы профессор, не опозорьте честь нашего бунгало – пробасил он.

Элина проводила Настю и Саню и увидев, что Феликс сидит в кресле и о чем-то задумался.

— Мы будем делать массаж – спросила она – мне раздеваться?

— Да конечно.

— На Элине было красивое цветастое платье. Она расстегнула его сзади и быстро сняла через голову, оставшись в узеньких белых трусиках и белом бюстгальтере.

— Ты меня не стесняешься? – удивился Феликс.

— Нет профессор. Вы же как врач – шутливым тоном ответила она и спросила — мне на живот или на спинку?

— На животик – задумчиво сказал Феликс.

И она быстро легла на простыню.

— Подушку куда?

— Под животик – ответил Феликс и положил подушку ей под животик.

Ее белое тельце было перед ним.

— Бюстик снять? — спросила она – он не мешает тебе? Если мешает расстегни пожалуйста сзади.

Феликс расстегнул бюстгальтер, и она его вытащила из-под себя. Феликс боковым зрением увидел ее небольшие грудки.

Он сел рядом с ней на диван, аккуратно приспустил ее трусики пониже.

— Здесь у тебя точки, которые мы должны пройти, — пояснил он — чтобы у тебя ничего не болело. Сначала сделаем общий массаж, а потом пойдем по точкам.

И Феликс намазал ее спину кремом и начал массировать, предварительно разогрев свои руки, трением одна об другую.

Ее спинка была очень мягкой и податливой и Феликсу казалось, что она затихла совсем.

— Тебе не больно? – спросил он.

— Нет мне очень приятно. Я расслабилась, улетела на небо и наслаждаюсь. У тебя очень мягкие и приятные руки.

Феликс сделал общий массаж пояснично-крестцовой зоны, потом всей спины и потом перешел в китайскому массажу точек ниже пояса.

Элина периодически вздрагивала.

— Ой, ой. Здесь больно.

И он растирал большим пальцем больные точки.

Внезапно она привстала на руках и вдруг он увидел, что она перевернулась на спину. Увидел ее блестящие глаза, на своих губах почувствовал ее губы и провалился, утонул в ней.

Голова уже не соображала, тело все делало за нее само.

Когда они лежали рядом и молчали Феликс чувствовал своим бедром ее бедро и ему было очень хорошо, как не было давно.

— Что это было? – думал он – зачем? Как ее не обидеть? Не ляпнуть чего-нибудь такого?

— Феликс – прозвенел ее голосок – ты не думай, что я такая. У меня к тебе претензий нет. Ты мне очень понравился с первого раза, когда увидела тебя на пляже.

Феликс повернулся к ней лицом и ответил:

— Милая ты мне тоже очень понравилась, и я не жалею о том, что произошло. Но твой папа против наших взаимоотношений. Он сама мне сказал – как можно мягче сказал Феликс.

— Я взрослая девочка – вздохнула Элина — и мой папа, как я его не люблю, не решает с кем и как мне встречаться. Один раз я пошла у него на поводу, сделала так как он советовал, что из этого получилось ты видишь.

— Но я старше тебя, гораздо старше.

Она закрыла ему пальчиком рот и сказала улыбаясь в глаза:

— Тогда давай вставать, я первая в душ и накрывать на стол, потом ты и когда придут наши с прогулки все будет готово. Попьем чаек.

— Слушай а почему у тебя такое странное и необычное имя — спросил он.

— Имя, как имя — объяснила она — мать моя была крымская гречанка. Папа служил на лодках в Севастополе. Я родилась, а мама при родах умерла. По-гречески — греки звучит, как эллины, вот папа так и назвал меня в честь умершей мамы. ладно давай вставать, а то поздно будет. Чур я в душ первая.

Она вскочила, быстро накинула свой халатик и убежала в душ.

Когда с прогулки вернулись Настя, Саня и неожиданно папа Элины, уже все было убрано и стол был накрыт для чая.

Папа придирчиво посмотрел на Элину, потом на Феликса и ничего не сказал.

Саня тоже посмотрел на Феликса, и чтобы никто не видел, внизу за спиной поднял указательный палец вверх.

А Настя своим голоском пропела:

— Чем хозяюшка будет кормить свою любимую доченьку, дедушку и дядю Саню.

— А мы с с твоим папой встретились у пруда. Он нас и сопроводил к любимым дочке и внучке — доложил Саня.

Элина без слов показала на стол и улыбнулась Феликсу

— Приглашаю всех за стол — подошла к отцу и поцеловала его в щеку — сейчас папочка я тебе накрою.

Отец хотел сказать ей что-то, но потом махнул рукой, как бы говоря, что потом, и сел за стол.

Элина, когда разливала чай, вдруг шепнула на ухо Феликсу:

— Нет в мире большего счастья чем любить и чувствовать, что ты любима!

Он почувствовал прикосновение ее волос к своему лицу и вдруг ему стало очень хорошо. Это было здорово, после того, что он прошел во время развода, когда думал, что жизнь его закончилась совсем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.