Степанов М. За буйки заплывать разрешается! Утро начинается с рассвета

Когда Саня пришел ночью в номер, Феликс так и не слышал. Но зато проснулся от сильнейшего храпа. Первое желание было разбудить Сашу, с постели которого разносился сильный храп. Потом Феликс подумал и решил, что сейчас разбудит, потом Саша начнет опять храпеть, поэтому Феликс убрал подушку, положил голову на матрац сверху ухо накрыл подушкой и быстро уснул.

Ночь конечно была тяжелой. Утром, когда Феликс проснулся, Саша уже не храпел, а лишь тихо сопел, счастливо улыбаясь во сне. Лицо его было счастливо, как у младенца.

Феликс почистил зубы, помылся и побрился, потом быстро надел спортивный костюм, взял большое полотенце и не спеша побежал на пруд.

Утреннее солнце только вставало и его первые лучи лишь мазали по пруду, освещая зеленый остров, находившийся в центре пруда.

Быстро разделся, приветливо помахал рукой охраннику Роберту, сидевшему на своем стуле и жевавшему какой-то бутеброд, и не став потихоньку входить в воду. Вода приятно бодрила. Немного постояв Феликс с разбегу прыгнул в воду и саженками поплыл к острову. Прохладная вода приятно обожгла теплое после сна тело. . Немного отмахав саженками, Феликс слегка согревшись перешел на размеренный брас и наслаждаясь теплым утренним солнцем, гревшим спину, поплыл вдоль острова.

Внезапно он услышал, что кто-то его догоняет. Он слегка приподнял голову и увидел, что девушка в синем купальнике и синей шапочке красиво и легко плывет классическим кролем. Сначала Феликсу показалось, что она быстро плывет за счет ласт, но потом убедился, что это не так.

— Наверно разрядница – подумал он, повернув к берегу.

Девушка снова обогнала его у самого берега и выскочив на берег, посмотрела как-то презрительно на него. Хотя в ее лице промелькнула улыбка. Но Феликс посчитал почему-то ее издевательской. Мол смотри как я могу, а ты так не можешь. Когда она растерлась красивым длинным полотенцем, сняла шапочку, Феликс увидел, что по ее плечам рассыпались шикарные белые волосы.

— Нимфа – подумал он, выходя на берег — но очень красивая.

Пока он растирался своим белым санаторным полотенцем, девушка в кабинке уже переоделась в легкий красный сарафан, накинула себе на плечо шикарное махровое полотенце с красными драконами, и быстро собрав свои вещи направилась к выходу с пляжа. Загорелое спортивное тело девушки привлекло к себе внимание Феликса, что он даже перестал вытираться и просто любовался такой непривычной для глаз моряка красотой. Видимо, почувствовав на себе взгляд Феликса. Женщины умеют каким-то десятым чувствовм чувствовать оценивающие мужские взгляды. Девушка в красном сарафане остановилась, повернулась к нему, внезапно приветливо помахала рукой и потом перейдя с шага на трусцу легко, как по воздуху, побежала в сторону первого корпуса.

— Она тебе тоже заплатила за буйки? – спросил Феликс Роберта, когда оделся после купания.

— Кто? – спросил Роберт, продолжая пережёвывать огромный бутерброд с двумя котлетами.

— Ну эта нимфа, блондинка, которая сейчас здесь купалась? Такая вся неземная.

— Ах эта? Так это дочка директора санатория. Ей можно здесь все.

— А как ее зовут? Не знаешь? – спросил Феликс.

— Почему не знаю? Ее здесь знают все. Что тебе понравилась? Она всем нравится – заулыбался Роберт – не по тебе паря эта птичка. Элиной ее зовут. Она здесь все лето отдыхает. В прошлом месяце брюнетистый такой бойфренд ее приезжал, упакованный мальчик, а плавать толком не умеет. Она его ни во что не ставила. Придурок. Два дня побыл и уехал. И чего она только в нем нашла? А директор санатория Александр Павлович в ней души не чает.

— Элина – звучало имя девушки в висках Феликса – понятно, что у такой красоты не может не быть бойфренда.

Он вздохнул теплый лесной ветер. Сосновые фитонциды будоражили сознание. Воздух был утром такой чистый, что уезжать не хочется.

— А вроде она совсем не кажется девочкой. Наверно лет тридцать? – спросил он Роберта, вспоминая загорелые упругие ноги, правильные черты лица и шикарные светлые волосы на её загорелых плечах.

— Так она это была замужем, у нее даже и дочка есть Настенька. Иногда днём приходят вместе. Наверно спит пока. А мужа своего подполковника медицинской службы она поперла давно из дома за пьянство. А ты не слышал, тут говорят в санатории какой-то гигант поселился. Так он вчера на танцах шороху навел. Тут местные парни с Солнечногорска приезжали на мотоциклах на танцы и приставали к нашим санаторским девицам. Каждые танцы здесь драки и никакой на них нет управы. Милиция на них не обращает внимания, видимо кто-то там есть свой. А вчера этот гигант, заступился за мужчину, которого хотели избить. Разобрался со всеми, у троих отобрал ножи и кастеты, мотоциклы закинул в кусты, ножи и кастеты в озеро. Сказал, что если еще раз увидит на танцах, то за себя не отвечает. Вот ждем, что будет.

Феликс усмехнулся, он уже знал, кто этот гигант.

В номере Саша Белов уже встал, видимо помылся и теперь на весь номер раздавалось мерное стрекотание электробритвы.

Саша стоял в белой майке у ближайшей розетки, тер элетробритвой свое лицо, и выитянувшись во весь огромный рост, и сразу заулыбался, увидев Феликса:

— Как водичка? – спросил он потягиваясь.

— Класс. Слышал о твоих вчерашних подвигах на танцплощадке. По-другому нельзя было? Они ж на тебя ментов натравят. И прощай отдых, практически не начавшись.

— Так они это … – Саша выключил электробритву и его голубые глаза сразу потемнели и засветились недобрыми огоньками.

Такой же блеск видел Феликс вчера, когда он разбирался у ларька с уголовниками

— Они же там женщину хотели ссильничать и мужчину избить. Что ж мне смотреть на это прикажешь и умные советы давать? А с милицией как-нибудь разберемся – загадочно ответил Саша.

Феликс тяжело вздохнул, Сашу исправить уже нельзя. Черное для него черное, а белое – это белое и других цветов он знать не хочет.

— Пойдем ка братка Феликс на завтрак. Я с официантками договорился, тебя сегодня ко мне пересадят за стол — улыбнулся Саша, надевая светлую безрукавку.

Феликс знал, что это пересесть на другой стол в столовой практически невозможно, но посмотрев на Сашу понял, что такому красавцу ни одна официантка отказать не сможет.

Действительно Феликса пересадили на завтраке за Сашин стол. И теперь они сидели только вдвоем.

— Не люблю толкотню – сказал Саша.

— Ты к врачам пойдешь? Там назначают процедуры, массаж – спросил Феликс Сашу.

— Зачем — удивилсял тот, с аппетитом поедая полную тарелку голубцов – я что похож на больного?

Феликсу дали только два голубца, зато Саше принесли сразу штук шесть.

— От голода здесь Саша не умрет. Слишком красив он для здешних официанток – подумал Феликс.

— Александр – проворковала подошедшая незаметно сзади симпатичная официантка-брюнетка – вы еще не хотите чего-нибудь? Вы сыты?

— А котлеты, огурцы, помидоры есть? – спросил улыбнувшись Саша.

— Сейчас принесу. Для вас есть все! — загадочно улыбнулась она и улетелеа на кухню.

— Ты там это в пакетик положи, а я на пляже съем потом — крикнул ей Саша вслед.

— Сейчас будет – повернулась к нему официантка и исчезла в дверях кухни.

— Ну ты даешь Александр – улыбнулся Феликс – мне бы так не дали. Они здесь готовы прямо перед тобой лечь. Ты прямо, как укротитель тигров.

Саша пожал плечами и в ответ только загадочно улыбнулся:

— Я слово волшебное знаю. Скажу пожалуйста, и они все сами несут, что ни попрошу.

— И с такими способностями и еще холостой? – удивился Феликс.

— Так кто же меня возьмет со всеми моими недостатками. И потом женишься на одной другие будут ненавидеть. А так я сам по себе и общий для всех – рассмеялся Саша.

В холле к Саше подошел плотный охранник в черной одежде:

— Извините вас ждут на КПП, просили передать, чтобы вы сейчас же подошли. И директор санатория просил вам передать хочет видеть вас.

— Кто просил на КПП? – немного растерянно спросил Саша.

— Уважаемые люди и милиция просили – сказал вежливо охранник.

— Ты со мной пойдешь? – спроси Феликса с усмешкой Саша.

Вдолбленное в голову с училища чувство – наших бьют, на давало возможности Феликсу отказаться.

— Конечно с тобой – ответил он, и чувство опасности начало слегка холодить его душу. Ну чувство уверенности в Саше давалло ему уверенность и в себе.

— А я от тебя другого и не ожидал братка. Ты настоящий офицер Феликс, но разбираться буду я сам. Ты только стой, смотри и молчи и лишь, если я попрошу, то помогай – он улыбнулся, раскатисто рассмеялся – а я никогда не попрошу ни кого. Но ведь ты мне, как младший брат стал. На войне я бы тебе свою спину доверил, но вперед никогда бы не послал.

Феликс шел к КПП. Саша ему о чем-то говорил, но Феликс его почти не слушал. Он почему-то думал о той очень красивой девушке с пляжа, с очень странным именем Элина.

У КПП стояли две машины. Одна – шикарный «Мерседес», вторая за ним милицейский УАЗик. В стороне под деревом сидела на корточках вчерашняя троица из ларька. Увидев Сашу они сразу встали, но нерешительно мялись на месте, поглядывая на «Мерседес». Рядом с милицейской машиной курили два милиционера в рубашках с короткими рукавами и фуражках аэродромах — старший лейтенант и сержант. Увидев Сашу они тоже развернулись в его сторону и оценивающе разглядывали.

Увидев приближающихся Сашу и Феликса из «Мерседеса» выскочили четыре кавказца. Однако, видимо, зная от своих людей о его подвигах стал кричать:

— Эй ты гандон, если думаешь, что тебе все можно, ты ошибаешься. Ашот здесь главный и он устанавливает правила.

Остальные одобрительно загудели. Троица из-под деревьев сделала несколько шагов вперед.

Феликс заметил, что голубые и слегка наивные Сашины глаза опять потемнели. Он даже не успел заметить, как Саша в пару шагов преодолел эти десять метров, отделявших их от кавказцев и затем схватив пальцами левой руки продолжавшего кричать кавказца, стал возить его носом по асфальту.

— Как ты меня назвал хачик?

Еще один из кавказцев попытался помочь своему товарищу и тут же отлетел метров на десять отброшенный ударом ноги Саши и упал в пыли под ноги, было двинувшихся к Саше милиционеров. Те ошеломленно стояли на месте. Троица из ларька тоже не очень стремились попасть под Сашин гнев и неуверенно отступили опять под деревья.

Увидев, что больше за кавказца, никто не хочет заступаться Саша продолжал возить кавказца уже ставшим фиолетово-красным носом по асфальту:

— Как ты меня назвал? Повтори – рычал Саша.

— Больно же. Отпусти – кричал кавказец – кто-нибудь помогите мне.

Но никто не думал ему помогать. Даже подошедшие ближе милиционеры с каким-то удовольствием рассматривали развернувшуюся перед ними сцену.

— Извини уважаемый. Я просто ошибся, перепутал тебя с другим — закричал кавказец и как в борьбе забил рукой по асфальту.

Борцы так показывают что сдаются и желают прекратить схватку.

— Ошибся? — переспросил с улыбкой Саша – больше так никогда не ошибайся. А то можешь без носа остаться – и отпустил кавказца.

Большие слезы катились по щекам кавказца, раздувшийся нос был похож большую свеклу, из которой сочился сок. Саша бесцеремонно вытер свои руки об его идеально стальной пиджак.

Кавказец прижал к носу платок, выразительно посмотрел на милиционеров. В «Мерседес» заскочили остальные кавказцы.

— Он бешеный — кричал тот кто получил от Саши ногой — его надо изолировать от общества.

— Товарищ. Предъявите ваши документы – попросил строгим голосом подошедший старший лейтенант и для порядка козырнул.

Саша достал из кармана какое-то удостоверение и не выпуская его из рук предъявил старлею. Тот внимательно его изучил, потом отдал честь и сказал:

— Виноват товарищ майор. Вопросов к вам нет. Товарищ сам вас первым оскорбил. Я видел.

Саша пожал плечами, повернулся и направился к Феликсу. По пути он убрал в карман свое удостоверение, которое он предъявлял старлею.

Феликс видел, как старлей подошел к «Мерседесу» и в чем-то начал оправдываться перед открывшим окно кавказцем. Работяги из ларька нерешительно мялись по деревом.

— Ты чего ему показал? – спросил Феликс Сашу.

Саша усмехнулся и протянул ему удостоверение.

— Майор внутренней службы Белов – прочитал с изумлением Феликс – начальник отряда СОБР.

Он от неожиданности почесал даже за ухом:

— А к нам в санаторий МО ты как?

— Так я действительно служил в ПВО, отоварил одного полковника по делу, меня разжаловали до майора и уволили по оргмероприятиям из армии. Пенсия минимальная у меня была выслужена – пояснял на ходу Саша – а потом меня пригласили в СОБР – это сводный отряд быстрого реагирования. Там служат все, такие как я бывшие офицеры. Неделю назад мы вернулись из командировки в Чечню и я воспользовался отпуском и через военкомат взял путевку в этот санаторий, как пенсионер МО.

— Понятно, а чего сразу не сказал? – спросил Феликс.

— Так, а зачем? Пенсионер он и в Африке пенсионер. А лишнее болтать я не люблю. А в Чечне таких уродов, как этот, я заставлял землю жрать с мазутом.

— Просто так? – ахнул Феликс.

— Почему просто так? – усмехнулся Саша – только тех, кто угрожали вырезать наших родных и в казачьей станице Мекенской орали, что это их земля. Ладно давай не будем брат Феликс о грустном, я не хочу в отпуске даже об этом вспоминать. Пойдем лучше к директору санатория, узнаем лучше, что он от нас хочет.

И они направились к административному корпусу, располагавшемся, а главном здании бывшей помещичьей усадьбы. Административный корпус состоял как бы из двух частей. Одна была сплошные развалины и стены даже без крыши, а вторая, которая была ближе ко второму КПП представляла вполне сносное для работы здание. От административного корпуса шла прямая аллейка к пруду и Феликс даже увидел издалека знакомый силуэт зеленого острова.

У дверей директора санатория никого не было, но строгая секретарша попросила немного подождать.

— Александр Павлович сейчас занят подождите немного.

Феликс и Александр уселись на стулья в приемной и стали ждать.

Внезапно дверь директора распахнулась и из кабинета вылетела та девушка с пруда. Она не заметив Феликса и Александра прокричала еще в открытую дверь:

— Папа сколько я тебя просила, больше ни с кем меня никогда не знакомить. Если я захочу, я сама найду себе мужчину, которого смогу полюбить.

Она захлопнула дверь и увидев раскрывших рты Феликса и Сашу, густо покраснела, тряхнула своими белыми волосами и гордо подняв голову пошла к лестнице.

— Минутку подождите — попросила секретарша и зашла к директору.

Через минуту она вышла и обращаясь к Александру сказала, поправляя прическу:

— Проходите вас ждут – а потом обращаясь к Феликсу спросила – а вы по какому делу?

— Я вместе с Александром. Подожду его.

Саша зашел в кабинет к директору и дверь за ним закрылась.

— Вы уж извините. Тут у нас семейные разборки были. Сами понимаете дочка красавица, вот Александр Павлович за нее и переживает – секретарша развела руками и потом опять углубилась в какие-то документы.

Минут через десять из кабинета вышел улыбающейся Саша. Директор вышел его проводить до дверей:

— Александр Васильевич вы подумайте над моим предложением. А я чем смогу.

— Да не надо, я и так с огромным удовольствием. Вот и Феликс мне поможет – кивнул он на вставшего Феликса.

Феликс кивнул только головой, еще не понимая куда Саша его записал.

— Мне предложил директор возглавить на общественных началах народную дружину. Обещал продлить за это еще на пару дней отдыха здесь. Я согласился. Ты как?

— Я с тобой Саша – ответил просто Феликс – ты сейчас куда? Мне надо на массаж вроде – посмотрел он на часы.

— А я пойду на пляже часок посплю. Возьму бутылочку и высплюсь, как следует, а то ночью не выспался, ты так храпел – и он раскатисто рассмеялся.

— Я? Храпел? – удивился Феликс. Он знал, что никогда ранее не храпел.

— Да я шучу – усмехнулся Саша – не бери в голову. Попрошу тебя перед обедом за полчаса разбуди меня на пляже, а то я до ужина просплю.

— Ну я побежал на массаж – обрадовался Феликс – обязательно разбужу.

Саша ему начинал нравиться. Настоящий бесхитростный, как ребенок человек. Настоящий мужчина с большой буквы. И они пожав друг другу руки они разошлись в разные стороны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.