Сикорская Л. Шлюпочная регата. Отрывок из повести «Письмо Адмирала»

ОТ ВСЕЙ ДУШИ ПОЗДРАВЛЯЮ ВСЕХ МОРЯКОВ С ДНЕМ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА!

«Тренируйся с теми, кто сильнее.

Люби того, кого нельзя.

Не сдавайся там, где сдаются другие!». Б. ЛИ

korabel.ru

День начался явно не с конструктивной ватерлинии. Утром прозвенел будильник. Я повернулась резко, дабы его «заткнуть» и чтобы дать себе возможность хоть немного еще понежиться, как почувствовала резкую боль в ключице (и это в операционный день!). Сбежал кофе на плиту, потом, доставая яйца на омлет из холодильника, — одно из них выпало у меня из рук и упало на пол, размазавшись на всю кухню, оставив брызги даже на мебели. На работе тоже не обошлось без приключений,- на планерке было много нареканий и замечаний, заболели сразу два врача и, как всегда, нужны срочные подмены, и как раз в выходные дни.

В обед позвонила  Тоня.

— Разбить яйцо утром случайно — это поссоришься с кем-то крупно ближе к ночи, — начала она мне разъяснять сегодняшнюю ситуацию, — Ты ничего сегодня глобального не планировала?

— Нет! Прийти с работы и выспаться хорошенько, — ответила я уверенно.

— Значит, не выспишься! Будь к этому готова.

— Спасибо, успокоила.

— Тебе надо сфокусироваться. Собраться значит, — продолжала подруга, явно показывая свою заботу, — Но я звоню тебе по делу. У нас идея! Только не говори, что у тебя работа. У нас она тоже есть, но мы находим время, чтобы побыть вместе нашей компанией.

— Тоня, я услышала тебя. Слушаю внимательно.

В трубке раздался какой-то шорох, а потом смех.

— Это кто там рядом? Инка?

Смех продолжился.

— Да, она.

— И  что вам там смешно?- мне уже было интересно, что они там так затейливо хихикают.

— Инка меряет «беску», — кокетливо ответила Тоня.

— Чего она меряет?

— БЕСКОЗЫРКУ! Она у меня сейчас в школе.

Я в недоумении молчала. Пусть сами все рассказывают – их же ИДЕЯ!

— Понимаешь, у меня скоро День Рождения! Ну, ты знаешь. Мы решили его отметить необычно.

— Пойти послужить матросами по контракту? — спокойно переспросила я, ожидая чего угодно от этих девчонок.

… Если она уже меряют бескозырку.

— Нет, до этого мы не догадались, но близко к этому. Мы решили устроить шлюпочную регату. Гонки, короче. Представляешь, мы в тельняшках, бескозырках, якоря в зубах и на веслах!

— Весла не выдержат такой нагрузки, — съязвила я.

— Ну, хватит. Мы тебя предупредили. До праздника осталось две недели. Так, что готовь матросскую форму и начинай тренироваться.

— Мне выспаться времени нет, а еще тренироваться! Давайте я лучше коком послужу, например, пока вы на весла налегать будете, — начала я искать себе самоотвод.

— Не выйдет! Команды составлены. Семь человек в шлюпке Ял-6. Будет судить морская коллегия! Можем предложить должность кормчего, если выучишь команды, — голос Тоси был невозмутимо строг.

— Какая коллегия? Кто в нее входит?

— Узнаешь потом. Все тебе надо знать. Больше я ничего не скажу. Ищи тельняшку,  чтобы не сдавливала  грудь и начинай заниматься греблей.

— Где заниматься?

— В ванной! — у Тони тут же появился командный тон.

Я отчетливо понимала, что если эти девушки чего придумали, то не отвертеться и не откупиться.

Буквально через несколько минут я получила от Инны сообщение следующего содержания:

«Нас много было на челне;

 Иные парус напрягали,

 Другие дружно упирали

 «Похоже будучи на веселе…» «( А.С. Пушкин)

Последняя строчка явно была не авторская, но выражала  ярко всю суть мероприятия ( в нашем случае  это было «мореприятие«).

Через пять минут пришло послание от Тони,-

«Человек взял в руки весло раньше, чем упряжку для коня». Я ответила,- «Весло —  одно из самых прочных изобретений человечества».

Вечером, когда я села за компьютер, чтобы сделать отчеты по работе, то увидела присланное мне электронное письмо следующего содержания: «После поражения в крымской войне и уменьшения срока службы матросов, было обращено внимание на физическую подготовку личного состава флота.

По инициативе контр-адмирала Г.И. Бутакова  в 1858 году были впервые  проведены гонки на шлюпках. А с 1875 года они были уже обязательными для всего высшего и младшего составов флотов. В этом же году была опубликована шлюпочная сигнальная книжка, в которой был раздел посвященный правилам гонок на шлюпках».

К письму был прикреплен файл с «Правилами проведения шлюпочных соревнований».

«Приготовились основательно в этот раз», — подумала я, вспомнив инцидент в Севастополе прошлым летом, когда нас спасал почти весь Черноморский флот (ну, практически весь или лучшая ее часть).

Две недели пролетели «журавлиным клином» над роддомом, накидав нам младенцев, не успев курлыкнуть, спеша за новыми детишками. Подруги мне звонили, спрашивали — тщательно ли я изучаю Нормативную инструкцию, нет ли у меня вопросов? Я уверяла, что читаю ее день и ночь, а сама забывала о ней, как только заканчивался телефонный разговор.

Утром  15 августа  я проснулась с «ужасом» в одной кровати. «Ужас» бессловесно спросил: «Инструкцию читала?». Я вскочила, словно проиграла корабельная побудка и лихорадочно стала собирать морское обмундирование,  распечатывать на принтере эту злополучную инструкцию. Хорошо, что в комнате сына я нашла все, что мне было нужно: брюки, тельняшку, бескозырку с надписью «Северный флот», ремень с якорем на бляшке, форменку. Быстро упаковав все это в сумку, схватив распечатанные листы, дожевав бутерброд — помчалась в сторону Гребного канала, на Набережную Мартынова.

Команда была уже вся в сборе и нервно ждала только меня, потому  как всегда я опаздывала.

По дороге, наспех, прочла составленные , наверное, самым «беспокойным» адмиралом Флота Российского Г.И. Бутаковым, — «Правила проведения шлюпочных регат». Запомнив самое важное, как мне показалось,  успокоилась, что теперь и я в теме.

Подойдя, приветливо улыбнулась друзьям, про себя вспомнив, как читала  раньше книгу о прославленных моряках маленькому сыну, запомнив, что у Георгия Ивановича Бутакова из-за невероятных трудолюбия и оптимизма  была куча врагов, которые только и мечтали отправить его в отставку. Новатор, основатель броненосного флота, первый составивший системную лоцию Черного моря, основатель Минной морской школы, — это я помнила. Но то, что он еще заставил готовиться  флот не только  для смотров и парадов, а для войны, для боя, исход которого зависит от мастерства офицеров и матросов, узнала только теперь. Он требовал офицеров работать с личным составом и самим больше плавать, проводить учения в условиях, максимально приближённым к боевым. Григорий Иванович считал главным  в обучении и воспитании  развитие у личного состава смелости, инициативы, находчивости и творческой изобретательности. Готовил флот к совместным действиям с сухопутными войсками.

В метро я успела прочитать цитату адмирала, которая мне очень понравилась: «Наша служба – служба сюрпризов, и спокойствие более всего необходимо при неожиданных случаях».   Правильность этой цитаты мне предстояло узнать через  несколько каких-то часов.

Но,  все по порядку.

Команды двух шлюпок стояли напротив друг друга для приветствия. Сюжет происходящего сильно смахивал на  эпизод свадьбы  в старом фильме  «Свадьба в Малиновке».

Живой образ Попандуполо из знаменитого советского фильма вдохновил, по всей видимости, каждого из членов   женской команды.  Хотя, мало кто знает, что на нашем прославленном флоте было четыре адмирала с этой фамилией, а в медицине — один знаменитый акушер- гинеколог, доктор наук. Но помнят все персонаж веселой оперетты Бориса Александрова и актера, исполнявшего эту роль — Михаила Водяного.

По всей видимости, не только я, но и мои подруги даже не догадывались, с кем  мы будем соревноваться,  кто будет в экипаже второй шлюпки?!

И вот, представьте себе такую картину.

Значит, стоим: я, Тоня,  Инна, Соня, Ирма, Катя и ее дочка, студентка  Ирина. Описание нашего внешнего вида, после сказанного выше , излишне.

«Hа речном песочке я Марусю встретил —

В розовых чулочках, талия — в корсете!».

 Не сомневаюсь, что именно это пришло на ум команде, которая стояла напротив нас в строгой, подтянутой шеренге.

 По жанру сегодняшнего дня, который обещал продолжение оперетты с не менее закрученным сюжетом, как-то не вписывалась эта свежевыбритая команда, состоящая, а это видно было сразу, из профессиональных  и бывалых моряков.

«Вдруг — патруль, облава. Заштормило море.

До свиданья, пава, я вернуся вскоре!», — тихо пропела Инна.

— Что будем делать? — я спросила Тоню, которая отвечала за все это мероприятие.

— Что и Петр Первый под Полтавой, — прошептала подруга,  — Не боись!

— Тебе лучше знать, —  ответила так же тихо,- Ты в Полтаве родилась.

Приветственное слово взял Начальник Яхтенного Клуба.

Им было отмечено , что все участники похода должны показать высокую дисциплину, четкость и слаженность действий при выполнении маневров на веслах. Шлюпки не должны мешать движению кораблей и судов.

После соревнования  личный состав шлюпочных команд под руководством командиров шлюпок и под контролем начальника походного штаба сдает полученное имущество ответственным лицам, моет шлюпки и предметы снабжения, ставит шлюпки на штатные места и зачехляет их.

После выполнения всех работ отличившиеся участники похода в торжественной обстановке награждаются грамотами и памятными фотографиями.

А также он объявил нам , что победившему экипажу будет доверена высокая честь  быть удостоенными  высокого по значимости приза. Но что будет за награда — оставалось тайной.

Во время его короткой, но емкой речи, мы ближе подошли друг к другу, как бы уже объединяясь в одно ядро сплоченного коллектива.  Под конец речи  Тоня меня неожиданно спросила:

— Ты все команды выучила?

— Какие команды?

— Те,  которые надо говорить во время регаты.

Я задумалась.

— В присланной тобой   инструкции   никаких команд не было.

— А что было?

— Правила проведения шлюпочных регат.

— И все?

— И все.

В наш разговор вмешалась вовремя Инна.

— Я немного знаю.

Мы облегченно выдохнули.

Каждая команда пошла к своей шлюпке и каждый взял по веслу.

Надо сказать, что первое весло из прошлого  было обнаружено в Японии и находится в городе Исикаво и возраст его более шести тысяч лет. Первые регаты (соревнования) были изображены на египетских папирусах, которым более пяти тысяч лет. Весло старше паруса на пятьсот лет. И старше «якорной корзины» (первого якоря) на сто лет. Так, что «Девушка с веслом» Ивана Шадра, которая так смело  стала олицетворением женской эмансипации и равноправия женщин, появилась в парке имени Горького  в тридцатых годах прошлого века в Москве, как олицетворение первого покорения человеком водного пространства.

Символ индейского племени Кри – весло, на котором на одной стороне изображен кролик, курящий трубку, на другой – пантера. В американском фильме «На гране»  главный герой говорит что это, по сути, является символом смелости. «Кролик курит трубку, потому, что он не боится пантеры. Он умнее ее».

Сопоставив все это, мне пришла мысль, что ВЕСЛО – это символ СМЕЛОСТИ человека, который взял на вооружение ЗНАНИЕ!

Всегда, когда надо победить, надо пройти фазу непонимания.

Непонимание, как все правильно делать, «рубило наши внутренние канаты» и  активировало «наружное любопытство».

— » Отваливать» и » Оттолкнуть нос» — команды  понятны? — Инна была великолепна.

          Мы смотрели на нее, как смотрят преданные матросы на своего командира во время боя, беззаветно доверяя ему свои жизни.

— «Уключины вставить» — это вы должны  без шума вставить уключины в гнезда, развернуть их вдоль планширя и осмотреть борта. Штерты, фалини и кранцы должны быть убраны в шлюпку и не висеть снаружи бортов. Это понятно?

— Вдоль чего? —  уточнила София, наша  нежная прелесть.

— Перила на балконе помнишь? Вот и у корабля такие есть у борта. Стальной планширь также выполняет роль ребра жёсткости для фальшборта.

Мы не дышали, глядя на подругу. Ее речь нас завораживала. Это же надо такое знать!

— Чтобы шлюпка приобрела задний ход, подается команда:

 «Табань обе!», по которой лопасти весел заносятся к корме и проводятся к носу. Это понятно?

— Ин, может, запишем?- предложила опять Софи, самая хрупкая среди нас,  для которой весло было целой мачтой, учитывая ее рост.

— «Весла на укол» — это команда снятия шлюпки с мели. По этой команде гребцы, подложив одну руку под валек и нажимая другой рукой на рукоять, вынимают весла из уключин и ставят их между коленями вертикально рукоятями на рыбины. Это понятно?

Перед моими глазами предстал шприц, вонзающийся в мягкую попку, как весло в песок.

— «Весла под рангоут» —  это лопасти весел должны быть выровнены. А если я скажу ,- » Весла под планширь» — это отдых. Не перепутайте.

Великие слова,  не кождый  нуждается в порядке,  только гений господствуют над  хаосом, — в данной ситуации себя не оправдывали. Флот состоит из одного порядка,  ибо гениям в нем делать нечего.

Команды  готовы были вступить в соревнование, толком не понимая, зачем они сегодня взяли в руки весла, видя, с кем придется сражаться. Одни видели недобитую банду батьки Махно, другие —  моряков средних лет, регулярно занимающихся спортом.

Сам процесс участия здесь  был наиболее важным моментом. Он разбивал непонимание и формировал  общее восприятие.  Не можешь ни выиграть, ни проиграть, пока ты не участвуешь в процессе, в нашем случае – в гонках.

Мечту может видеть только один человек, если она его личная мечта. Чтобы она стала коллективной – ее должны увидеть те, кто пошел за тобой, точно так же, как ее видишь ты.

«Мы под парусом белым

Идем с Океаном на равных.

Лишь в упряжке ветров –

Не терзая винтами воды….» — произнесла я слова Высоцкого, как только мы оказались в шлюпке, рассевшись все по своим местам.

» Но весь  род моряков- сколько есть — до седьмого колена

Будет помнить о тех, кто ходил на накале страстей,

И текла за кормой добела раскаленная пена,

И щадила судьба непутевых своих сыновей, — подхватила за мною Алла.

И в это мгновение  мы услышали, как кто-то из команды моряков продолжил: » Не смыкайте же век, рулевые, —

Вдруг расщедрится серая мгла-

На «Летучем голландце» впервые

Запалят ради нас факела! «.

Регата началась.

О том, что такое плавание, скажет нам только прыжок в море.

— У нас есть шанс выиграть,  — прошептала мне Тоня,  которая оказалась впереди меня, — Если бы лошадей готовили к скачкам так же, как большинство бодибилдеров готовится к соревнованиям, вы могли бы смело поставить свои деньги на самую захудалую клячу.

Подмигнув ей, я улыбнулась.

—  На флоте Чарльза Второго служили моряки, которые не считались джентльменами,  потому как джентльмены не могли быть настоящими моряками. У  нас огромное преимущество — мы моряки духом! — эти слова стали девизом и вполне оправдывали наш внешний вид и плохую подготовку.

Инна села на нос шлюпки.

— Девушки, если проиграем — не беда. Не с парашютом прыгаем.  Битвы выиграть все не обязательно. Главное — выиграть войну!

— А у нас война?  — поинтересовалась София.

 Все дружно захихикали.

 Старт — это первое движение к победе!

 Первые шесть гребков на старте делаются мощными, короткими и частыми с целью как можно быстрее придать шлюпке первоначальную скорость. Мы все дружно собрались и навалились на весла. Как только я услышала скрип плывущей по воде шлюпки,  подумалось:» Свой старт ты начинаешь однажды, в начале жизни, но можно обнулить прошлое и стартовать  сейчас, чтобы изменить свой финиш. Все в твоих руках. Начать с нуля! Чистый лист так много обещает, словно эта водная гладь, каждая капля которой пропитана невероятно живительной силой!».

Мы  добивались уже интуитивно одновременности и слаженности гребка, на бессознательном уровне понимая, что иначе шлюпка будет раскачиваться и медленно набирать скорость. Так как неравномерная гребля неизбежно вызывает повышенный расход энергии, наша  команда внимательно следила за качеством гребка каждого  и делала своевременно конкретные корректировки того, кто выбивался из заданного ритма.

cyberpedia.su

Шлюпка соперников нам сразу задала высокую планку. Мы, прекрасно понимая, что  количество «лошадиных сил» у них больше , могли рассчитывать только на упорство и удачу. В ходе тактической борьбы (обход или отрыв от противника с целью занять выгодную позицию) возникала необходимость увеличения скорости на отдельных участках дистанции.  Поэтому Инна четко нам давала команду «Навались»,  понимая, что ускорение движения может быть повторено не более 2-3 раза на дистанции, иначе можно растерять силы.

Мне всегда нравилась фраза — «своя вода». Это  водное пространство, которое  энергетически  может замыкать кольцо, давая защиту.  Так вот, на гонках  следует контролировать  строгое соблюдение «своей воды», так как на дистанции регаты переходить на чужую воду и подставлять корму или струю догоняющей или обгоняющей шлюпке  грозит большими неприятностями.

Где-то за  триста метров до финиша  Инна начала нас  подбадривать и вести подсчет гребли (т. е. подавать команду «Раз» в конце проводки весла) для достижения полной выкладки сил  на конечном участке гребли.

Мы отставали. Но море не оттолкнет ни одну  впадающую в него реку,  и никогда не оттолкнет гребца,  который дерзнул идти против течения, вооружившись веслом. В чем духовная целостность гребли? Да в том,  что каждый  растворяется полностью для общего усилия команды, как одного единого организма: одни мысли, одно сердце, одна душа. Победить может только такая команда!

Невероятно все то, что произошло за несколько минут до финиша.  Наша шлюпка стала набирать хорошую скорость и, как оживший  от испуга зайчонок, резко стала обгонять противника.  Нет точнее фразы, сказанной поэтом Дж. Килмером: » Я могу построить лодку, но только Бог может создать дерево».

Происходящее явно было в руках Создателя. Мы победили!( А, может, мужчины поступили по-джентельменски?).

Крики восторга рвались из наших тел, словно мы были вечными скитальцами на «Летучем голландце», которые неожиданно, ранним, туманным утром  увидели маяк.

Приятное  вечернее августовское солнце медленно скатывалось за горизонт.  Складывалось такое впечатление, что оно своим светом  щедро одаривало нас золотом победителей.

Соперники, подняв весла вверх, выразили свое восхищение.

После проведенных мероприятий, которыми всегда заканчивается регата, мы все вместе собрались на пирсе,  недалеко от Корабельного домика.

Командор поздравил всех участников и пригласил подойти к нему  капитана нашей шлюпки — Инну.

— Сегодня ваша команда показала прекрасные результаты. И это , безусловно,  заслуга  капитана.

Хлопая от восторга в ладоши, неожиданно я перевела свой взгляд  на одного мужчину, который стоял недалеко от меня и также выражал свой восхищение нашей победой. На миг  мне показалось, что я его уже где-то видела. Лицо его было мне до боли знакомо. Причем  я видела его не один раз. Но вспомнить его сразу я никак не  могла.

— Сегодня среди нас есть именинница, которая в такой день одержала вместе со своей командой ПОБЕДУ ! А еще, к нам в клуб  из Севастополя  приехал мой друг, верный товарищ, с которым мы в одном экипаже прошли не одну милю,  — продолжил Командор, — Константин Гордиец,  капитан первого ранга.  Дадим ему слово.

Все затихли.

— Я, конечно, совершенно не ожидал, что окажусь сегодня на таком прекрасном мероприятии в честь Дня Рождения. Хочу поздравить именинницу и вручить ей морской  подарок. Вот это «колье», — и он протянул Инне две копчёные скумбрии, скреплённые крючками на пеньке.  Пенька — грубое лубяное волокно из стеблей конопли. На протяжении многих тысячелетий эти канаты держали своими узлами бесстрашные паруса кораблей и практически не изнашивались. Такой «доспех» при удачном стечении обстоятельств вполне мог выдержать сабельный удар и попадание пули на излёте.

Инна, поняв, что произошла небольшая путаница, как капитан, сходу разрулила ситуацию.

— Именинница у нас наша Тоня! Тонь, поднимайся сюда за подарком, — и » нитка ожерелья Посейдона»  ярким пятном легла на тельняшку  новорожденной, издавая аппетитный запах.

Все сразу стали дарить цветы и говорить прекрасные слова с пожеланиями.

В этой суматохе я заметила, что  Гордиец стоял рядом с Инкой и улыбался.

Вспомнила! Я вспомнила, где и когда его  видела. Ключевое слово » Севастополь» меня осенило!

«Отвезите их по месту расположения.  Протокол составьте и отвезите, » — Да, Это был тот капраз,  команда которого спасла нас год назад от верной гибели на Черном море. Это был тот офицер, портрет которого мы нашли у Инны после посещения Барона Мюнхаузена!

От волнения у меня закружилась голова. Да! Это был  он! Он! Я ошибиться не могла!

— А,  теперь  то, что я обещал,  — произнес  Командор командным голосом и все быстро  разошлись по своим местам.

—  Инна Виктровна, прочтите это всем, —  и он протянул  ей конверт.

Бережно  Инна его открыла и по ней видно было, что в ее руках оказалось что-то невероятно ценное.

Мы молчали.

Инна начала читать.

— ПИСЬМО АДМИРАЛА ФЛОТА СССР Николая Герасимовича Кузнецова. ПОТОМКАМ.

«Наступит новая эра человечества. Будут жить новые люди нового поколения. Хотелось бы верить, что ужасы прошедшей войны  уже никогда не повторятся. Победа нам досталась слишком большой ценой. Но я не думаю, что с ней к нам пришло спокойствие надолго. На какое-то время, может быть на 20,  30 лет,  но не более.

Война показывает человеку невероятную   жестокость и в тоже время — высочайшее милосердие.  В ней проявляются все высокие и низменные качества человечества: кто готов на подвиг, а кто готов на предательство.

Когда в августе 41 года  наши войска отступали от Смоленска,  немцы вышли к Днепру и югу Киева, затяжные бои были в Белоцерковском направлении, а за Урал началась эвакуация крупных заводов и населения, —  наша флотская авиация  бомбила Берлин.

Седьмого августа с аэродрома Кагул на острове Эзель поднялась особая ударная группа из 15 бомбардировщиков ДБ-3 ВВС Балтийского флота.

«Моё место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!»

Да,  до падения Рейхстага еще был не один год, но то, что произошло, — был важнейший психологический эффект.

Это были первые шаги к Победе!

В бою чрезмерная осторожность куда хуже, чем отчаянный риск. Сделать такой один вылет — это продуманная до мельчайших деталей операция, в которой дозаправки нет. Если вернулся – значит, Герой, что остался жить, чтобы бить врага дальше.  

Что было, то было. Сейчас полезно сказать об этом откровенно и подчеркнуть, насколько важно постоянно помнить о возможности войны и готовиться к ней, не допуская где можно условностей.  Не случайно на памятнике С.О. Макарову в Кронштадте были высечены слова: «Помни войну».

Войны теперь начинаются без предупреждения: «Иду на вы». Рыцарские времена миновали. Любая агрессия готовится тайно. Провоцирует агрессора не повышенная готовность, а соблазн лёгкой победы, когда он видит неготовность противника.

Опыт приобретается и накапливается годами, особенно опыт в подготовке людей. Вырастить и воспитать умелых командиров и матросов сложнее, чем построить  новые корабли.

Всегда, во все времена, самым ценным был и остается кадровый вопрос. Правильное воспитание будущего офицера зависит оттого, на сколько он понимает,  ради кого и ради чего он выбрал такую профессию. Этот выбор должен быть не спонтанным, он должен быть осознанным. …».*

Дальше письмо обрывается, — произнесла Инна,  а мы продолжали сидеть молча, в надежде, что отыщется еще листочек с продолжением.

Возвращаясь уже поздно  домой, в самом удобном месте мчащегося метро, — в конце, у окна вагона, я сидела и думала: «Где-то в Тихом океане есть подводная  гора, названная в честь прославленного адмирала Кузнецова. Там же — подводный остров. Пролив между островами Беринга и Медным также носит его  имя. Место, где соединяются Баренцево море с Тихим океаном.

Нет для моряка достойнее, чем его имя на карте мира. Выходят в море корабли, и прокладывают свои маршруты, ориентируясь на имена Великих. Океан больше жаждет не открытий самого себя. Он жаждет  новых своих  покорителей, которые идут к нему, понимая, что нет в мире более трудной дороги. И они выбирают ее, не смотря ни на что.

Сами собой всплывают известные слова  Нахимова: » У моряка нет трудного или легкого пути, есть только один путь – славный».

Иногда до боли обидно становится, что мы чевствуем и помним больше актеров, певцов, публичных людей, забывая, что без истинных Героев Отечества не было бы ни актеров, ни певцов, ни этих же публичных людей. Их бы просто не было. Они бы не родились. Или родились бы где-то в Уганде, Сомали или еще где-нибудь. И там можно играть, танцевать, петь, заниматься политикой. А такие, как Павел Степанович Нахимов, Николай Герасимович Кузнецов,  Георгий Иванович Бутаков,  Александр Маринеско, Александр Сергеевич  Богачев  и многие и многие другие, могли родиться только в России. Они ее верные маяки в безграничном пространстве мерцающих звезд,  холода и мрака. Встречу с такими людьми, даже в историческом соприкасании, можно сравнить только с пробуждением после кошмара, когда понимаешь однажды очнувшись, что это был всего лишь сон.

У меня давно появилась привычка —  по утрам заводить механические часы с целью  ценить  время, понимать  его относительность, но самое главное —  это наступает новый день! Заводя часы, я  наполняю уже своей энергией каждую минуту, что еще  не протикала в моей жизни. Это как бы мое влияние в порядок  устойчивости великой формулы Энштейна.

Да, может казаться, что все идет не так, может даже, что уже и хуже придумать нельзя. Но в грозовую погоду мы же знаем, что дождь пройдет и небо опять засияет своей голубизной, потому, что солнце обязательно прорвется! Те семена добра, которые взойдут сильными ростками во славу Отечества, уже посеяны ушедшими героями, чтобы росли новые. Все равно всем управляет жажда Знаний и жажда Любви. Знания толкают идти вперед к цели, которая определяется благородством (родить благо), а любовь есть Бог».

Долго я еще не могла заснуть, вспоминая до мельчайших деталей прожитый день.

Перед глазами были  лица бесконечно мной любимых подруг.

Тоня, еле удерживая букеты цветов, сама, как ярчайшая Царица ночи, улыбаясь, усаживается в машину с фразой :

«Я пошла украшать мир!». И в это мгновение она словно волшебная Фея умчалась на звездной карете освещать  светом добра и надежды мир.

Инна, которая с Константином,  обсуждая какую-то тему за кофе, так и осталась сидеть с ним на берегу у самого берега. Когда я уходила , на их столе горела свеча, запрятанная в маленький домик.

 В этот миг, я видела не Инну, а возлюбленную, ради которой мужчина, ради ее взгляда, готов обогнуть весь этот земной шар.

София, светлый человечек, о котором можно думать только, как об Ангеле, у которого и волосы в кудряшках и крылышки за спиной. И она всегда приходит тогда, когда это нужно,и одной улыбкой может сделать то, что другие не могут действием.

Милые, светлые женщины! И на все у вас хватает времени, терпения и любви. И это, наверное, оттого, что каждый день  часы, минуты бегут не так быстро, потому, как о прошлом  вы говорите с достоинством, а перед будущим — засучиваете рукава.  А самое главное — вы живете главным правилом моряка — » Когда речь идет об узлах — я полагаюсь на самого себя, а в остальном — на Бога».

Летая, бабочки своих крыльев не видят.

Но их видят другие…

*( текст из одного интервью Н.Г. Кузнецова. В письменном виде его не существует)

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Прекрасно! Восторг! Мне понравилось очень!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.