Сикорская Л. Благословлённая морем

Командир подводной лодки спрашивает гидроакустика:
— Акустик, как на дороге?
Из акустической рубки отвечают:
— На дороге чисто!
Командир серьезно: « Ой, не спеши. Женщина может всегда появиться неожиданно там, где никогда не ожидаешь…».

День был просто сказочным, но я не замечала его прелестей. Мне было не до стоящих на рейде кораблей, до порхающих над волнами чаек, не до пролетающих надо мной облаков.  Я сидела на скале и плакала. Вернее собиралась плакать. Но упрямые слезы не спешили хлынуть из моих глаз, как у других девочек.
— Ты чего здесь сидишь? Пошли домой! – услышала я голос Пети, который, по всей видимости, искал меня, потому, как очень обрадовался, когда увидел мой силуэт.
— Чего тебе? – резко ответила я.
— Да хватит обижаться! Тем более на правду! – Петя поставил руки в боки и произнес эти слова  утвердительно и даже с каким-то нахальством.
— Значит ты, как и Сашка, не собираетесь менять свое мнение? — переспросила я.
— Не собираемся! И советуем тебе смириться с ним и принять его, — тон Петя не поменял.
Я встала во весь рост. Поправила развивающиеся на ветру волосы, собрала их и обвила синей атласной лентой. Сначала посмотрела на море, потом на Петю и произнесла:
—  Тогда  мне с вами больше не о чем говорить.
Сказав это, я по знакомой тропинке бегом побежала к морю. Не знаю почему, но в этот момент, мне стало так легко и вольно, словно бежала я не девочкой, а летела птицей. Я реально ощутила крылья. От этой легкости, мне захотелось громко, со всей силой закричать: «МОРЕ! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!». И оно ответило мне. Да! Я отчетливо услышала: «Я верю в тебя, моя девочка!».
Спустившись, босыми ногами я ступила на мокрые и скользкие камни. Несколько движений и я отшвырнула снятое платье, и  стала медленно входить в воду.  Войдя в нее — я нырнула.  Выплыв, за спиной услышала сильный всплеск. Это Петя прыгнул  прямо  со скалы. Он быстро догнал меня и мы стали соревноваться, кто первым доплывет до буйка. Летнее солнце сильно припекало.  Разделяющий металлический буй был горячий. Петя знал, что дальше его я не поплыву и поджидал  меня, вцепившись в его край.
— Оль, что ты так разозлилась!  И на что! На старую морскую традицию! Мы же с Сашкой ее не придумали! – голос друга меня раздражал своим упрямством.
Я молчала.
— Согласен, что задето твое самолюбие. Но, как говорили древние
«Quod licet jovi..» — «Что позволено Юпитеру…».
Я продолжала молчать.
— И потом, — продолжал Петя, — Это король Дании Фредерик II, первым издал указ о том, что женщинам не место на флоте. Да и вообще, что вам там делать?
Держась за буй с другой стороны, я хотела вступить в спор, но вспомнив, о данном слове: «молчать», еле сдерживалась. Петя не унимался.
— Женщины, в силу своих природных данных, не могут управлять кораблями и тем более вести их в сражения. Была одна такая египетская царица Клеопатра. И что? Во время сражения с римским флотом Октавиана при мысе Акциум, она без видимых причин бежала с частью боевых кораблей, бросив оставшийся флот на полное уничтожение.  Видно вспомнила, что губы не той помадой накрасила.
Услышанное мной, меня не просто вывело из состояния ожидания схватки, оно привело меня к решительным действиям.

Не могу объяснить почему, но после этих слов, я сначала нырнула, и выплыв, приблизилась к Пете и со всей силы укусила его за руку. Он  взвыл от боли. Я поплыла в сторону берега.
Вечером дома были разборки. Мама была растерянна и ошеломлена от моего поступка.  Я стояла у кухонного стола и молчала. В это время Петя сидел тоже наказанный с перевязанной рукой, на которой  остался след от  моего  укуса. Мы с мамой молчали, и в полной тишине отчетливо слышали, что говорила в этот момент Петина мама.
— Это что за девочка такая! Так она могла вообще загрызть  тебя! Я все ее маме сказала! Пусть примет меры!
— Что сказала? – поинтересовался Петя.
Голос у него был явно подавленный.
—  Чтобы на цепи держали, если не умеет себя вести.
— Мама! Зачем ты так сказала! — слышалось, что  сын был возмущен реакцией мамы.
— Тогда расскажи, почему она так поступила, что вцепилась в тебя, словно кошка! – потребовала объяснений она.
— Мы с Саней сказали ….
— Что сказали, не тяни как мямля!
— Мы процитировали цитату Фридриха Второго, — тихо прошептал Петя.
— И, что он сказал?
— «Женщинам и свиньям запрещен вход на корабли. Иначе они будут выброшены за борт», — тихо сказал Петюня, и его голос был в этот раз не таким дерзким и вызывающим.
Лето. Открытые окна и балконы. В соседних квартирах панельных домов слышимость потрясающая.
— Мало она тебя укусила! – неожиданно ответила Петина мама, — Разве женщине можно такое говорить!  Откуда у вас эти слова?
Петя молчал.
Моя мама внимательно посмотрела на меня, и ее взгляд был уже более мягким, чем до этого.
— Оля, и когда это закончится! Неужели нельзя найти занятия, которые свойственны девочкам. Что ты все время с этими мальчишками! Каникулы заканчиваются. Ты прочитала всю литературу, что давали на лето?
Когда мама пошла в магазин, я вышла на балкон, ожидая, что появится Петя. Но друг не появлялся. Появилась знакомая военная машина папы. Он зашел в квартиру и позвал меня.
— Доча, подогрей суп, пока я рубашку сменю.
Я забегалась у плиты.
— Маму видел. Я, конечно, комментировать не буду произошедшее, добавлю только, — папа вымыл руки и сел за стол, — Сметанки добавь.
Мне стало сразу немного легче. Значит, папа меня понимает.
— В 480 году до н.э. состоялось Саламинское сражение, — суп был горячим, и папа его студил в ложке, продолжая рассказывать, — Ну так вот. В исторических записях, доподлинно осталась запись об отважной женщине по имени Артемисия. Она  была необыкновенно хороша. Эта красавица  являлась царицей Галикарнаса, который был основан дорийцами в Карии еще в VIII веке до н.э. В VI веке до н.э. Кария попала под влияние персов. Постарался в этом персидский царь Кир II Великий. Попытки Карии восстановить независимость не увенчались успехом. Регион надолго остался во власти Персии. Царь Ксеркс решил, что Карии ему мало и он решил  напасть на Грецию.  Царица Артемисия выставила в помощь ему флот из 30 кораблей. Во главе своей Флотилии она отважно билась с противником. Даже когда все остальные части персидского флота были разбиты и бежали, — хлеб подай, попросил отец, заметя, что я слушаю его как завороженная. — Ещё интересный факт, — продолжил папа —  Бывший английский эсминец «Слайс», переданный Ирану в 1967 году, в честь великой царицы получил название «Артемис».
Когда  тарелка была опустошена, я подошла к  отцу и поцеловала его в щечку.
— Па, спасибо тебе за поддержку, только ты меня и понимаешь.
— Передай своим Морским Волкам, что во время войны со Шведами, в  1790 году под Выборгом,  отличилась одна девушка по имени Анна Мария Энгстен.  Она, спасаясь от войны,   оказалась на  каботажном паруснике, который был остановлен русским военным судном. Капитан и вся команда, по требованию наших моряков, вынуждены были покинуть свой корабль,  а девушка спряталась в трюме. Ночью она стала к штурвалу и, невзирая на открытую по ней стрельбу, благополучно ушла под парусами в Швецию. Король Густав III пожаловал ей воинскую медаль.
— Папа! И она сама управляла парусником? И смогла?
— Как видишь!- ответил отец, — Мне пора. Так, что не все короли были такими ненавистниками женщин.
Папа улыбнулся.
Завязав шнурки на ботинках, он  выровнялся, поправляя свой  китель, поцеловал меня в лоб.
— Морячка, ты моя!
— Папа, а среди русских девушек были такие отважные морячки?
— Конечно!  Во время той же воны. Жена капитан-лейтенанта Романа Кроуна  по имени Марфа, исполняла обязанности сестры милосердия на корабле. Она отчаянно сражалась и спасала моряков во время боя.  Екатерине Второй поступил донос о неправомерном  поведении этой Марфы и  капитана, который нарушил указ Петра Первого, запрещающим женщинам служить на флоте. В этом доносе сетовали, что он подает дурной  пример другим. Но царица не стала наказывать  офицера и его Марфу, а наградила ее орденом Святой Екатерины. Вечером приду и расскажу тебе, как настоящая женщина способна  любимого мужчину благословить на подвиг.
Закрыв дверь,  я почувствовала в себе невероятный прилив прекрасных эмоций. Я выскочила на балкон и стала ожидать Петю. Он не появлялся. «А может он ушел гулять на улицу?» — подумала я.
Склянки на кораблях пробили полдень.
«Точно, Саня и Петя уже на нашем месте!  Надо идти к ним и рассказать все то, что мне поведал папа » — пришла такая мысль, но глаза у меня упали на Большую Морскую Энциклопедию. Рядом с ней стоял «Учебник латинского языка».  Я схватила его и стала искать фразу, которую мне процитировал Петя. Не трудно было ее найти. Перевод был такой: «Что  дозволено Юпитеру, не дозволено быку».  Мало я Петьку укусила! Это я бык, а он Юпитер?  Ну, подожди, Петюша!
Мальчишки сидели на самом краю скалы и что-то обсуждали.  Увидев меня, замолчали.
— Пришла?   Хорошо, Олька, что ты не акула, — Саня заступился за друга.
Я не отреагировала на слова Сани.
— Петя, значит, что позволено Юпитеру, то не позволено быку?
— Это древняя пословица, — отразил мое нападение пострадавший.
— Да что ты все чужими словами говоришь. Сам ты свое мнение имеешь?
Настала пауза.   Я продолжила.
— Так вот, Петенька, запомни: Что позволено быку, не позволено Юпитеру! – я произнесла отчетливо каждое слово.
В  моих глазах сверкали молнии.
— Ну, все! Латиняне! – Саня рассмеялся, что позволило разрядить обстановку.
— Лично я не против, чтобы ты служила на Флоте, но не на моем корабле! И не в одной дивизии и Флотилии! – Петя огрызнулся — Ты же  всех покусаешь. 
Желание стукнуть  будущего флотоводца было у меня велико, но вспомнив  недавнишний инцидент, я воздержалась.
Склянки отбили шесть вечера.
— Да ну вас, —  я обиженная развернулась и пошла домой.
Вечером  я ждала папу. Он пришел поздно и очень уставшим. Они о чем-то поговорили с мамой. Я слышала, как они смеялись.
— Папа, а ты мне что-то хотел рассказать, — напомнила я.
Отец  посадил меня на свое колено и произнес:
— Моя дорогая, в истории много примеров, когда женщина, встав  на защиту своей земли, совершала невероятно героические поступки. Была такая женщина адмирал флота Бубулина. Она на свои деньги построила корабли и повела их на борьбу с флотом  Османской империи.  В годы Великой Отечественной войны, многие женщины становились у штурвала и вели корабли в самое пекло. В ходе Сталинградской битвы перевозку грузов по Волге обеспечивал тральщик 611, который имел полностью женский экипаж из шести девушек. А командовала им Антонина Куприянова. И есть у нас такая капитан дальнего плаванья Александра Щедрина, которая поднялась на мостик в 1935 году.  В годы войны она  до конца спасала подбитый свой корабль «Саул», и не дала ему погибнуть. В тяжелейших условиях  она его через неделю привела в Кронштадт. Мария Попова доставляла нашим бойцам боеприпасы под Сталинградом.
Папа, немного помолчав,  словно паузой хотел подчеркнуть важность слов, которые собирается сказать.
— Но самое важное предназначение женщины – это любить и ждать своего моряка.  Я утром рассказывал про Марфу  Кроун, жену отважного капитана. Так Екатерина Вторая не только тогда наградила жену, но и мужа. Она произвела его в чин капитана второго ранга и орденом Святого Георгия 4 степени. Благодаря тому, что жена его любила и ждала, понимала все тяготы морской службы, Роман Васильевич дослужился до Адмирала, получив все высшие ордена Отечества Российского.
Ночью я долго не могла уснуть. Нет, я не спала, но отчетливо видела образы. Мне как наяву представился кабинет, я сижу  за столом, а надо мной во всю стену Андреевский флаг!
Петя на докладе. Я делаю ему замечание, что его лодка не правильно пришвартована. Он стоит и заикается! Еще бы! Я же контр-адмирал!
Я перевернулась на другую сторону.
Нет, так не хорошо.  Я не буду Петю ругать!
Он вернулся  из  похода, и я ему объявляю благодарность.
Нет, почему Петя должен быть ниже меня по званию?
Пусть будет по другому: Петя  вице адмирал и меня поздравляет с ….
И тут я уже спала.
И снилось мне, что я на пиратском судне капитан. Красивая, в голубом платье, с золотым шитьем. И у меня золотая шпага, как у настоящего адмирала!
— Оля, посыпайся! — я услышала голос мамы, — Петя звонил. Они с Сашей зовут тебя на рыбалку. Ответь ему, ты пойдешь?
Я выскочила на балкон.
— Петька, я иду с вами!
«Нет, я не буду  сидеть в кабинете!  Я  буду ждать Петю на берегу в красивом золотом платье и с голубой ленточкой в волосах… »: подумала я, спускаясь с лестницы, где у двери стоял  мой самый настоящий друг, будущий адмирал Флота Российского, на руке которого,  на всю жизнь останется шрам от моих зубов, как метка…
На кораблях отбивали склянки ….

ВКонтакте

© Copyright: Лидия Сикорская, 2021
Свидетельство о публикации №221010900954

3 комментария

Оставить комментарий
  1. Спасибо,замечателно.

  2. Прекрасный рассказ

  3. Юрий Михайлович

    Спасибо Лидия Владимировна за Ваше неравнодушное, уважительное отношение к военным морякам, к морю! Сужу об этом по Вашим замечательным публикациям!
    Дальнейших Вам творческих успехов!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.