Сафаров А. Сходство

 Говорят, что у каждого человека есть двойник. Не знаю как у всех, но мне подтверждение этих слов встречалось неоднократно.

Например мой отец был как брат близнец похож на писателя Константина Симонова. Только Симонов был седой, а у отца не было ни одного седого волоса. А у моих близких друзей отцы были похожи один на Жак Ив Кусто, и лицом и фигурой, просто не отличишь, а другой на Валентина Гафта.

Я к чему всё это рассказываю? А к тому, что после увольнения в запас, я отправился фотографироваться на паспорт. Прихожу в назначенный день за фотографиями и получаю толстую пачку снимков, мол выбирай свою.   

— Здесь меня нет! – говорю, тщательно просмотрев все снимки.   

— Смотри внимательней.- отвечают – Больше им быть негде!   

Просматриваю фотографии ещё раз.   

— Нет меня здесь!- упорствую я – Если не верите, сами посмотрите.   

Минут десять фотограф изучает творение рук своих.   

— Действительно нет.- соглашается он наконец, и предлагает выбрать из пачки более или менее похожего.   

— Так даже лучше будет! — приводит он аргумент в пользу предложения – Легче будет скрываться.   

И я с ним соглашаюсь, потому, что в наше время это вполне может пригодиться.   Выбираем по косвенным признакам, пиджаку и галстуку. На фотографии я здорово смахиваю на артиста Игоря Квашу в состоянии сильного алкогольного опьянения.   

— Сойдёт! – говорит фотограф – Всё равно нигде лучше не сделают!   

И стал я жить по такому паспорту. И всё бы ничего, но собрался я отдохнуть за границей, в смысле в Крыму, то есть на самостийной Украине. На границе таможенники и пограничники. Всё как у настоящих. Оружием, наркотиками и валютой интересуются. Нож, купленный в ларьке на вокзале, я по совету опытной попутчицы спрятал от бдительного пограничного контроля, хотя лезвие у него всего пять сантиметров, но зато выкидное.   

— Скажут, что это оружие и отберут!- заверила попутчица.

А ей видней. Она через эту границу по несколько раз в год шастает.   

Пограничник долго изучал мой паспорт, тщательно сверял фотографию с оригиналом а потом спрашивает:   

— Сколько Вам полных лет?   — Сорок семь,- весело отвечаю.

— Но говорят, что больше сорока шести с половиной мне не дашь.

— Это я пошутить решил.

Зря я это сделал.   Погранец шутки не понял.   

— Вот ссажу Вас с поезда – говорит – сразу желание шутить пропадёт. У Вас паспорт недействителен.   — ???   — У Вас фотография наклеена там где вам 25 лет, а нужно там где 45, и дата выдачи паспорта говорит о том, что выдан он когда Вам было 45. Так что зря веселитесь.   

Перспектива быть высаженным с поезда и не увидеть море, свидания с которым я так долго ждал резко снизила мою весёлость и желание шутить с представителями власти.   

— Ладно.- смилостивился пограничник- Если украинская сторона Вас пропустит, то по возвращении заплатите штраф и Вам приклеят фотографию куда положено. А фотографию я Вам советую сменить, а то Вы на ней на пьяного Квашу похожи.   

Украинские власти на мой паспорт внимания не обратили, зато на обратном пути отобрали две бутылки портвейна «Черный доктор», сказав, что я вдвое превысил норму вывоза крымского портвейна ( я вёз четыре бутылки в подарок друзьям). А шмат украинского сала я предусмотрительно от них утаил.

Cвидетельство о публикации 295191 © САФАРОВ А. С. 23.04.10 09:57

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Наверно каждого человека когда-нибудь с кем-нибудь путали. У меня был случай, когда я учился в училище. Нам разрешали в период обучения носить только короткую стрижку. Образцы стрижки вывешивались в училищной парикмахерской. Это были полубокс или короткий ежик. Мы были здоровенными парни и волосы у нас росли нормально и чтобы не было замечаний от командиров приходилось стричься раз в две или три недели. Парикмахерская была одна и там по штату было всего две женщины (два посадочных места), которые приводили наши прически в норму. Быстро работали. Поток. Не надо рассказывать какие были к ним очереди. Конечно старшие курсы стриглись уже в городе, а вот младшие 1 — 2 — 3 стриглись в парикмахерской, особенно если курсанты получали замечания от своих командиров за нестриженость.
    — До вечера чтобы было устранено — говорили нам наши командиры.
    И в любой перерыв, изыскивая время мы неслись в парикмахерскую, чтобы привести прическу в порядок голову, потому что от этого зависело наше увольнение. А можно было напороться на наряды на службу или на работу. А это не входило в наши планы.
    Так вот одна из парикмахерш, видимо меня с кем-то из курсантов путала.
    — Проходи Володя -говорила она мне — давай без очереди. Он здесь стоял — гасила она замечания других курсантов.
    Первый раз мне было стыдно признаться, что я не Володя потому что очень спешил. А потом было уже сложно признаться.
    Стригла расспрашивала про маму и папу, на что я отвечал весьма односложно и никогда не брала денег, несмотря на то, что я пытался с ней расплатиться.
    — С соседей не берут — говорила она.
    Так было все три первые курса и ни разу я ей не сказал, что я не Володя. Меня интересовали не деньги. Я ей был готов заплатить 20 копеек за стрижку. А меня интересовала, прежде всего возможность, постричься без очереди, так как на младших курсов у курсанта практически нет личного времени. Куда-нибудь опоздать или отсутствовать в строю без веской причины? было весьма критично.
    По косвенным данным из ее разговоров я узнал, что она и семья этого Володи жили в Кронштадте. Потом я даже узнал кто этот Володя, так как она назвала меня один раз по фамилии. Ну не похож он на меня — казалось мне. Кто же поймет по каким качествам эта женщина сравнивала нас?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *