Сафаров А. Однокашники

К нашему генералу иногда в гости приходят другие генералы. Беседуют они за рюмкой чая, конечно же о повышении боеготовности. А о чем еще беседовать генералам?! Очередной визит совпал с моим дежурством. Генералы беседуют, я дежурю. Всё как обычно. Но всё имеет свойство когда-нибудь кончаться, и в 23.00 последовала команда вызвать для гостей машину облвоенкома. Вызвал. Доложил. Спускаются, наш генерал гостей провожает. Гостей двое, в цивильном.
— Ты, Вадим Федорович ступай,- говорит тот что постарше — а я с твоим дежурным покалякаю.
Наш генерал кивает мне — мол пусти. Это на всякий случай, потому что вход в рубку дежурного посторонним запрещен, и я как-то не пустил рвущегося с целью меня проверить не совсем трезвого заместителя командующего округом. Тот тогда был очень недоволен.
— Он меня не пускает! -возмущался одетый в гражданский костюм генерал — Меня! Генерал-лейтенанта!!!
На что ответственный по военкомату (дело было в выходной день) полковник Валера Запарин говорил:
— У моряков, товарищ генерал с этим строго! Сказал, не пустит, значит, не пустит!
Зашел генерал, поздоровались.
— Какое училище заканчивал?- спрашивает.
— Каспийское, имени Кирова.
— А в каком году?- заметно оживляется собеседник.- Родная система.
— В семьдесят третьем, рота Странковского.
— А я в шестьдесят восьмом. Выходит я выпустился, а Ты поступил. Тогда многих в ракетчики отправляли. Представляешь, я у НИХ до генерал-лейтенанта дослужился!- и через стекло порученцу- Давай!
Чувствуется, этот элемент отработан до автоматизма. Через мгновение порученец извлекает из кармана плоскую фляжку с коньяком и плитку шоколада.
Наш генерал еще раз кивает, давая добро на очередное нарушение инструкции. Желание гостя, особенно старшего по званию- закон, но смотреть на это выше его сил, и он ретируется в свой кабинет.
Пьём коньяк и предаёмся воспоминаниям о родном училище, общих преподавателях… За первой, следует вторая фляжка. Кажется, что у порученца бездонные карманы. Наш генерал нетерпения не проявляет, демонстрирует выдержку. Около двух часов ночи наступает время прощаться с воспоминаниями курсантской юности, и я провожаю однокашника до машины.
Когда машина возвращается, докладываю военкому.
— Ты додежурить-то сможешь?- интересуется.
— Всё будет в порядке!
— Ну, смотри.
У генералов тоже есть душа.
А как же?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *