Сафаров А. О боеготовности

Заступает, так на сутки
Не какой-нибудь там Хер,
А дежурный офицер.
Весь подстрижен и поглажен,
К жопе пистолет прилажен.
Должен он внизу сидеть
И на всё вокруг глядеть.
Как появится начальник,
Заорать во весь е……к,
Что в отсутствие его
Не случилось ничего!

Вот так, в несколько сокращенном виде, выглядят обязанности дежурного по дивизиону. А несётся дежурство для повышения боеготовности и, что немаловажно, руководства повседневной жизнью. Но, все-таки, главное это поддержание боеготовности. Особенно в ночное время, когда начальство отдыхает. Об этом даже в уставе написано: «Убывая на берег, командир соединения оставляет за себя начальника штаба или одного из командиров кораблей.». Поэтому дежурили у нас только командиры кораблей и трое офицеров штаба, а в праздничные и выходные дни- только самые дисциплинированные и непьющие. Хочешь выходные иметь и праздники дома встречать – пей!

Первые два года я жил по этой инструкции через день. Из-за любви. Нет. Не из-за моей любви к боеготовности или, избави Бог, к дежурствам, а по причине большой и бескорыстной любви комдива к моей скромной персоне. Очень ему нравилось как я его утром встречаю. Утомлённый общением с женой, которую как большинство начальников боялся, он нуждался в спускании пара. А кто лучше всего для этого подходит? Правильно, дежурный, особенно если он всего лишь лейтенант. Приняв доклад, он обычно усаживался в кресло, измерял взглядом дежурное тело, и цедил сквозь зубы: «Снять тебя что ли?», и взгляд у него при этом холодный и немигающий как у змеи. Повторяется это до тех пор, пока я не выдерживаю, швыряю на стол снаряжение со словами: « Да снимайте!»

— Ах, Ты еще и дерзишь?!- говорит комдив и уходит.
Если вы думаете, что на этом всё заканчивается, то вы не знаете нашего комдива. Он гордится тем, что может любого довести до белого каления. Поэтому он снимает меня за четыре часа до смены, устав это позволяет, и в 19.00 я провожу развод наряда на следующие сутки. Возражения по поводу того, что даже старшин не положено наказывать внеочередными нарядами не принимаются. Тебе в доступной форме объясняют, что ты вовсе не наказан, просто твоё суточное дежурство не засчитывается, и ты заступаешь в свою очередь, но не по графику, а четыре часа на подготовку к заступлению у тебя были. Причину снятия с дежурства называть не обязательно. Устав позволяет замордовать насмерть, если, конечно, ты служить хочешь и не готов послать всех подальше. Бытует мнение, что холостяки на флоте существуют только для того чтобы нести дежурства и сидеть старшими на корабле. Женатикам, которых большинство, такое положение устраивает, меньше им достаётся.
А еще бывает дежурство кораблём. Длится оно неделю. Мой корабль самый молодой, в смысле срока службы, и потому заступает в дежурство в режиме запятой, через неделю на неделю.

По пятницам у нас подведение итогов за неделю и доведение до командиров поступивших приказов. В конце комдив записывает старших на кораблях на выходные дни.
— Мне бы нужно часа на три сойти.- говорю я когда подходит моя очередь.
— Я не спрашиваю что вам нужно. Я спрашиваю кто у вас на корабле старший в субботу и воскресенье?- резонно возражает комдив, записывает меня на оба дня, после чего мечтательно говорит- Лучше всего быть на корабле одному! Каждый день говоришь начальству, что сидел вчера и свободен!
А ведь была возможность у меня избежать столь удобного по мнению комдива режима . Осенью намечался плановый средний ремонт корабля. Написал я ремонтные ведомости, согласовал их с техотделом и заводом, сдал топливо и боезапас, пропарил и зачистил цистерны…, словом всё как положено. Наконец, буксир оттащил нас к стенке завода. Те кто становился в завод знают, что первый день ремонта похож на разграбление захваченного города: толпа рабочих снимает механизмы и приборы, разбирает всё что только можно, не соблюдая никаких правил и увозят всё это в цеха, после чего немедленно исчезают. Теперь затащить их на корабль удастся не раньше чем за месяц до окончания ремонта, и только строитель (так у нас называется прораб) будет навещать тебя раз в месяц и нагло требовать подписать процентовку выполненных работ. Когда ты откажешься подписывать липу, он долго будет орать, что из-за таких как ты рабочие не получат премию, клясться в том, что все работы будут выполнены в срок и с высоким качеством… Но ты упрёшься, и тогда, на следующий день тебе всё это повторят в кабинете ЧВСа, добавив для надёжности, что ты можешь не подписать акт приёмки корабля из ремонта, если будут недоделки. Когда подойдёт время выходить из ремонта, ты снова будешь выслушивать эти заверения, и если акт подпишешь, то рабочих больше не увидишь. Единственный выход- пообещать подписать акт задним числом после устранения недоделок и замечаний.

Вместе с рабочими появляется старший по ГРК (группе ремонтирующихся кораблей), самолично, пока ты не сбежал, надевает тебе на руку повязку «Рцы», и радует сообщением, что ты уже заступил дежурным по группе. Главная задача на дежурстве- обеспечить себе смену. В графике дежурств указаны только корабли, от которых выделяется вахта и аварийная партия. Остальное зависит только от тебя, потому, что от тебя старательно прячутся и если не проявить максимальной настойчивости и изобретательности, то можно стать вечным дежурным. Роспись в журнале ознакомления не является достаточным основанием полагать, что тебя сменят, сменщика следует брать тёпленьким. Но это, все-таки лучше чем в дивизионе, по графику выпадает одно дежурство в неделю, и обязанности попроще.
Пока я караулил своего сменщика, прибежал мой матрос и сообщил, что у нас на борту Командующий и ЧВС со свитами, и мы наперегонки помчались на корабль. По пути к нам присоединился комдив.
— Евреи с арабами очередную войну затеяли.- на бегу сообщил он- Есть приказ все корабли нашего дивизиона (напоминаю, дивизиона десантных кораблей) доукомплектовать, получить полный боекомплект и быть готовым перейти на Черное, а оттуда и в Средиземное море с десантом на борту. Так что твой ремонт похоже накрылся.
Командующий и ЧВС были в машинном отделении, свита толпилась в коридоре.
— Сколько времени потребуется на то чтобы всё восстановить?- доносится из машины голос командующего.
— Часа за два справимся!- отвечает старшина 2 статьи Акимцев, всегда имевший склонность к преувеличениям.
— Ой, ли?!
— Если завод навалится, то за сутки введём корабль в строй.- это голос Гриши Панасенко, отличного матроса и просто прекрасного парня. (после увольнения в запас он пришлёт мне письмо с просьбой дать характеристику-рекомендацию для загранплавания. Просьба несколько запоздала, до истечения полномочий доть такую характеристику оставалось всего две недели. Я тогда занимался заменой ракет на острове Жилой, поскольку корабли дивизиона, начальником штаба которого мне пришлось стать через восемь лет, поставили на прикол. Загрузив ракеты в базе, шел на Жилой, разгружал, грузил шедшие на замену, и доставлял в базу. И так без перерыва. Характеристику я сразу написал и передал парторгу для утверждения на партбюро и у ЧВСа. Политработники бумагу замылили, ссылаясь на занятость, как это часто бывает, когда дело касается стоящего парня. Я разругался с ними, назвал их бездельниками и бюрократами, но Панасенко это уже помочь не могло.)

— Сейчас твои орлы наобещают,- дёрнул меня за рукав комдив- а корячиться будешь Ты!
— Мы!- уточняю.
— На меня не рассчитывай! У меня своих дел навалом.
Обнадёженный, я спустился в машинное отделение.
— Ну, командир!- говорит Командующий- Экипаж берётся ввести корабль в строй за сутки. Суток дать не могу. У вас время до утра. Справитесь?
— Раз надо, сделаем! Лишь бы завод не подвёл и топливо с боеприпасами вовремя подвезли.
— Все необходимые рабочие уже вызваны, топливо и боеприпасы доставят по твоему звонку. Действуйте, командир!
Через час работа на борту кипела: подвозили, грузили и монтировали всё что успели снять. В десять часов утра корабль отошел от стенки завода и своим ходом перешел к родному пирсу. На кораблях еще шла погрузка боезапаса.
Досидев до конца войны (если помните та война длилась недолго) в полной боевой готовности, мы так никуда и не отправились, а мой корабль заступил в дежурство.
Ремонт перенесли на год, но зато придумали проводить его в отрыве от базы, такой вот эксперимент для повышения БГ в условиях войны.
Но об этом, как-нибудь, позже. 

Фотографии взяты из базы данных Яндекса

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *