За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Рогожкин С. Зампотех

Зампотеха боевое крещение не заставило долго ждать. Попал, что называется с корабля на бал. Только прибыл по замене, как пришлось старшим вести колонну на Грозный.

            Не прошло и получаса после выхода, как получили сигнал о подрыве и обстреле колонны. Подорвался как раз УРАЛ старшего колонны. Не успело оторвавшееся переднее колесо возвратиться на землю, как контуженный зампотех уже строчил в кювете из автомата во всех направлениях не хуже чапаевской Анки. «Боевой настрой» тут же передался бойцам, и до подхода бронегруппы, продержались без видимых усилий, а главное – без потерь. Приняв доклад от своего заместителя, возглавлявшего бронегруппу, командир принял решение о возвращении колонны на базу.

            За ужином зампотех пользовался всеобщим вниманием и заботой. Долго не расходились, несмотря на проливной дождь. Излишне напоминать, что не обошлось без 100 грамм, давно уже не наркомовских. Нашлась даже бутылочка родной «Балтики» (такой же дефицит как глоток воды в пустыне). Слегка контуженный и хорошенько захмелевший офицер, попробовал добраться до палатки.

            Прежде чем проследить его короткий, но тернистый в таком состоянии путь, дам необходимые пояснения гражданскому читателю, если таковой найдётся. По книгам, кинофильмам, рассказам служивых и пр., читателю известно, что при приближении к посту всех лиц, часовой останавливает окриком: «Стой, кто идёт?!». Если ответа не последовало, предупреждает: «Стой! Стрелять буду». Далее, если его команды не выполняются, производит предупредительный выстрел вверх. И только после этого может открыть огонь по нарушителю. Такая длинная процедура, очевидно, призвана охранять глухих, слепых и других убогих, случайно оказавшихся на объекте. В критической же ситуации, она делает часового уязвимым. Другое дело — в период боевых действий. Алгоритм действий часового совершенно иной и, изначально делает его хозяином положения. Так, на сутки (или менее короткий период) назначается пароль – любая цифра от нуля до девяти включительно. Она известна часовому и доводиться до всего личного состава части. При охране и обороне объекта, часовой останавливает приближающихся окриком: Стой, и называет любую цифру на своё усмотрение — от нуля до девяти. Приближающийся быстро вычитает её из цифры пароля и называет часовому. К примеру, пароль – «семь». Часовой спрашивает приближающегося: «Стой! Два». Должен последовать ответ – Пять (7 – 2 = 5). Если же произнесен неправильный отзыв, или ответа не последовало – часовой имеет право и даже обязан открыть огонь на поражение. Как это порой выглядит в жизни,- мы и проследим, вернувшись к нашему герою.

            Итак, убедившись о рождении под счастливой звездой, выслушав лестные отзывы от сослуживцев, и не получив нагоняй от командования, зампотех в гордом одиночестве направился «домой». В силу высокого душевного подъёма от сопровождения категорически отказался. Недалёкий путь таил в себе некоторые неудобства, которые не преминули свалиться на нашего героя. Первая выражалась в раскисшей глине, которая как ком нарастает на сапогах, не имея обыкновения отваливаться. Т.о. к тяжелеющей (то ли от контузии, то ли от выпитого) голове добавились тяжелеющие ноги. Следующим препятствием, неожиданно, стал человеческий фактор в лице часового.

            Вполне обыденно, заслышав чавкающие шаги и проблески фонарика, часовой окрикнул: «Стой. Три». До зампотеха стало медленно доходить, что пароля он совсем не знает – его смена произведена после развода караула, когда он вместе с колонной был уже в пути. Не пришло на ум узнать пароль и за ужином у офицеров. Повисла неловкая пауза, чреватая для героя опасными последствиями. Поэтому он сам её и прервал сознавшись бойцу: «А я пароль не знаю!».

            «Восемь», — выручил его часовой.

            Зампотех в очередной раз порадовался за себя и опять надолго замолчал.

            «Стой три» — то ли напомнил о себе, то ли выполнил причитающиеся формальности часовой.

            «А сколько будет от восьми отнять три? – ненавязчиво поинтересовался зампотех, понимая, что никто его убивать сегодня уже не собирается.

            «Пять. Да проходите уже, товарищ капитан!» — полуснисходительно, полууважительно разрешил часовой.

С тех пор, вплоть до самой замены, любой часовой, узнавая зампотеха, в качестве «пропуска» называл цифру ноль, дабы не утруждать нашего героя арифметическими действиями.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Сергей очень интересно, особенно описанная система паролирования. Вспоминается, как при возвращении из Чечни на аэродроме в Острове, один из морпехов отошел в лесок по своим делам. Остальные ждали разрешения на взлет самолета и д лежали на весенней травке. Когда он возвращался из общей группы в шутку громко крикнул — двенадцать. Возвращавшийся опешил, заметался и залег, поняв, что не знает парольного числа на сегодня. Упал опасаясь встречного огня, как было положено по отношению к тем, кто не знает пароля или неправильно отвечает на запрос. Ответом был громкий смех всех отдыхающих. Это был вопрос выживания в той сложной обстановке. Поняв, что его разыграли, упавший встал отряхнулся и потом долго приходил в себя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme