Рогожкин С. Собачья радость

Конец восьмидесятых прошлого столетия. Разгул перестройки. В один из авиационных гарнизонов, по соглашению, ожидается приезд иностранной инспекции. Для сотрудников особого отдела КГБ СССР ожидается напряжённая, кропотливая, ответственная и интересная работа, направленная на выявление в составе делегации разведчиков, вскрытие их замыслов, устремлений; затруднение их деятельности и прочая, прочая, прочая…

Мы, всем отделом, сидим накануне на сборах в Архангельске. Идут третьи сутки сборов. Красной нитью проходит приезд иностранных инспекторов, а посему львиная доля внимания операм Котласского гарнизона – Игорьку (за высокий рост расплачивался прозвищем Маленький Мук) и Толику (всеми категориями военнослужащих, уважительно называемым по отчеству – Гордеич). Проведены уже все подведения итогов, совещания, поставлены задачи, рассказаны все анекдоты…

Провели и «положенное» партсобрание, после которого Ваш покорный слуга, как председательствующий, остался за столом, а шеф вышел к импровизированной трибуне, и по-простому обратился к нам.

— Ну, мужики, у кого есть вопросы? Давайте побыстрее, а то котлашанам* надо в аэропорт, не опоздать на самолёт.

Первым поднял руку Гордеич, тот самый котлашанин:

— Игорь Александрович, разрешите отпуск на десять суток по семейным обстоятельствам.

— Толя, что случилось? – с тревогой спросил шеф, предчувствуя неладное.

— Сестра замуж выходит, — развеял тревогу Анатолий.

Шеф перевёл дух, и голосом уставшего человека начал отказывать Толику:

— Гордеич! Ну, ты взрослый человек… Мы три дня твердим об иностранцах, едут на твой объект, после – хоть на месяц уезжай!

— Да не будут из-за меня свадьбу переносить! – не терял надежды Толик.

Шеф был не преклонен и, указав на автора рукой, сказал, как отрезал:

— Во! Глянь! Борисыч к брату на свадьбу из-за мероприятий не попал!

Гордеич обречённо сел, ловя сочувственные взоры товарищей.

— У кого ещё вопросы? – уже чисто формально произнёс начальник.

Не тут-то было! С места поднялся второй котлашанин, своим ростом прикрыв портрет Дзержинского:

— Игорь Александрович! Десять суток не прошу – дайте шесть!

— Тебе зачем? – более спокойно поинтересовался начальник. Коллектив тоже был не в курсе и с удивлением повернул взоры к Игорьку.        

— Собаку, в Киров на плановую вязку отвезти, — последовал ответ.

Народ выпал в осадок. Шеф, вытаращив глаза, прошипел: «Што-о – о?!!»

— Собаку на случку. В клуб, – невозмутимо подтвердил Маленький Мук.

Шеф повернулся почему-то ко мне и, картинно скинув фуражку с головы на пол, красный как синьор помидор из сказки Родарри, начал тираду:

— Борисыч! Ну, хоть ты мне объясни! Может, я старым стал?! Ни хрена не понимаю?! Это что же? Собачку в Киров, потрахаться в бордель везти?!

Краснее шефа в этот момент была только Надюха – секретарь отдела. Единственная в коллективе женщина.

Однако и шеф продолжал распаляться и закончил тираду не менее эффектно:

— Ну ладно! Раз ты такой бесстыжий, бессовестный – поезжай!!! Мы отработаем.

Кабинет ахнул.

— Да – да, — и присутствующим и себе подтвердил начальник. Выплеснув остатки эмоций, добавил: Гордеичу шкурку от дохлого ёжика, а ты поезжай!

Чуть более двух месяцев спустя, у Игорька по квартире носилась весёлая стайка фокстерьеров.

* котлашане – жители города Котласа, Архангельской области. Прим. Автора.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. А начальник-то — молодец! Вошёл в положение! Хоть и частично.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.