Покровский А. Расстрелять. Святее все святых

ЦКП атомной подводной лодки eagle-rost.livejournal.com

После того как перестройка началась, у нас замов в единицу времени прибавилось.

Правда, они и до этого на экипажах особенно не задерживались — чехардились, как всадники на лошади, а с перестройкой ну просто как перчатки стали меняться: полтора года — новый зам, еще полтора года — еще один зам, так и замелькали. Не успеваешь к нему привыкнуть, а уже замена.

Как-то дают нам очередного зама из академии. Дали нам зама, и начал он у нас бороться. В основном, конечно, с пьянством на экипаже. До того он здорово боролся, что скоро всех нас подмял.

— Перестройка, — говорил он нам, — ну что не понятно?

И мы свою пайку вина, военно-морскую — пятьдесят граммов в море на человека, — пили и помнили о перестройке.

И вот выходим мы в море на задачу. Зам с нами в первый раз в море пошел. Во всех отсеках, как в картинной галерее, развесил плакаты, лозунги, призывы, графики, экраны соревнования. А мы комдива вывозили, а комдива нашего, контр-адмирала Батракова, по кличке «Джон — вырви глаз», на флоте все знают. Народ его иногда Петровичем называет.

Петрович без вина в море не мог. Терять ему было нечего адмирал, пенсия есть, и автономок штук двадцать, — так что употреблял.

Это у них в центре там перестройка, а у Петровича все было строго — чтоб три раза в день по графину. Иначе он на выходе всех забодает.

Петрович росточка махонького, но влить в себя мог целое ведро. Как выпьет — душа-человек.

Сунулся интендант к командиру насчет вина для

Петровича, но тот только руками замахал — иди к заму. Явился интендант к заму и говорит:

— Разрешите комдиву графин вина налить?

— Как это, «графин»? — зам даже обалдел. – Это что, целый графин вина за один раз?

— Да, — говорит интендант и смотрит преданно.

Он всегда за один раз графин вина выдувает.

— Как это, «выдувает»? — говорит зам возмущённо. — У нас же перестройка! Ну что не понятно?

— Да все попятно, — говорит интендант, а сам стоит перед замом и не думает уходить, — только лучше дайте, товарищ капитан третьего ранга, а то хуже будет.

У интенданта было тайное задание от командира: из зама вино для Петровича выбить. Иначе, сами понимаете, жизни не будет.

— Что значит «хуже будет»? Что значит «будет хуже»? спрашивает зам интенданта.

— Ну-у, товарищ капитан третьего ранга, — заканючил интендант, — ну пусть он напьётся …

— Что значит… послушайте… что вы мне тут? — » сказал зам и выгнал интенданта.

Но после третьего захода зам сдался — черт с ним, пусть напьётся.

Налили Петровичу — раз, налили — два, налили — три, а четыре — не налили.

— Хватит с него, — сказал зам.

Я вам уже говорил, что если Петрович не пьёт, то всем очень грустно становится.

Сидит Петрович в центральном, в кресле командира, невыпивший и суровый, и тут он видит, как в центральный зам вползает. А зам в пилотке. У нас зам считал, что настоящий подводник в походе должен в пилотке ходить. С замами такое бывает. Это он фильмов насмотрелся.

В общем, крадётся зам в пилотке по центральному. А Петрович замов любил, как ротвейлер ошейник. Он нашего прошлого зама на каждом выходе в море гноил нещадно. А тут ему еще кто-то настучал, что это зам на вино лапу наложил. Так что увидел Петрович зама и, вы знаете, даже ликом просветлел.

— Ну-ка ты, хмырь в пилотке, — говорит он заму, — — ну-ка, плыви сюда.

Зам подошёл и представился. Петрович посмотрел на него снизу-вверх мутным глазом, как медведь на виноград, и говорит:

— Ты на самоуправление сдал?

— Так точно, — говорит зам.

— Ну-ка, доложи, это что? — ткнул Петрович в стяжную ленту замовского ПДУ.

Зам смотрит на ПДУ, будто первый раз его видит, и молчит.

— А вот эта штука, — тыкает Петрович пальцем в регенерационную установку, — как снаряжается? Зам опять — ни гугу.

— Так! — сказал Петрович, и глаза его стали наливаться дурной кровью, а голова его при этом полезла в плечи, и тут зам начинает понимать, почему говорят, что Петрович забодать может. Приблизил он к заму лицо и говорит ему тихо:

— А ну, голубь лысый, пойдём-ка, по устройству корабля пробежимся.

И пробежались. Начали бежать с первого отсека» да в нем и закончили. Зам явил собой полный корпус — ни черта не знал. Святой был — святее всех святых.

В конце беседы Петрович совсем покраснел, раздулся, как шланг, да как заорет:

— Тебя чему учили в твоей академии? Вредитель! Газеты читать? Девизы рожать? Плакаты эти сссраные рисовать? А, червоточина?

Ты чего в море пошёл, захребетник? Клопа давить? Ты пустое место! Балластина! Пассажир! Памятник! Пыль прикажете с вас сдувать? Пыль?! Влажной ветошью, может, тебя протирать? А, бестолочь?

На хрена ты здесь жрёшь, гнида конская, чтоб потом в гальюн все отнести? Чтоб нагадить там? А кто за тебя унитаз промоет? Кто? Я тебя спрашиваю? У него ведь тоже устройство есть, у унитаза! Здесь знать надо, знать!

Ты на лодке или в почётном президиуме, пидорясина? А при пожаре прикажете вас в первую очередь выносить? Спасать вас прикажете? Разрешите целовать вас при этом в попку? Ты в глаза мне смотри, куль с говном!

Как ты людей за собой поведёшь? Куда ты их приведёшь? А если в огонь надо будет пойти? А если жизнь отдать надо будет? Ты ведь свою жизнь не отдашь, не-еет. Ты других людей заставишь за тебя жизнь отдавать! В глаза мне смотреть!

Зачем ты форму носишь, тютя вонючая! Погоны тебе зачем? Нашивки плавсостава тебе кто дал? Какая… тебе их дала?!! Пилотку он одел! Пилотку!

В батальон тебя надо! В эскадрон! Коням! Коням яйца крутить! Комиссары…

Зам вышел из отсека без пилотки и мокрый — хоть выжимай. Отвык он в академии от флотского языка. А, впрочем, может, и не знал он его вовсе.

Вечером Петровичу налили. Петрович выпил и стал душа-человек.

flowwow.com

6 комментариев

Оставить комментарий
  1. Вот таких сук наша компартия плодила тысячами. Гнид и подонков. В подавляющем большинстве. (Единицы, редкостные единицы были приличными людьми, но в говенной компании. Так что чистыми оттуда не выйти.) Встали они грудью за СССР? Покажите уникума. Про..ли партийцы СССР. Ведь, чтоб замом стать, изначально в душе что-то гадкое должно быть. Жаль, но их нельзя уже перестрелять, ведь теперь они толернтцы и дерьмократы..
    И права была гиназистка из «Гадюки»: -Встретился бы ты мне в поле!

    1. Владимир

      Категорически поддерживаю! А профукали страну все-таки мы, строевые офицеры! Думали, пока служим, оно там само как-то наладится, чего нам влезать… А они не дремали, убили Рохлина, убили Лебедя… А сейчас одни довольные жизнью генералы служат, потому что если есть кто недовольный- вышвырнут без проблем. А рядовые офицеры и солдатики с матросами- аморфная масса с промытыми мозгами. Жаль…

  2. Мужики! Не нужно всех под одну гребёнку.Разные были везде. Не нужно поганить специальности или должности. Я сам из политбойцов. И скажу Вам не тая, что спас добрый десяток мужиков, казавшихся мне достойными людьми. Но случалась — чёрт их путал и творили всякое. А у каждого семья. Стоял насмерть за одного подполковника из Белорусского округа, где дома ждало 4 -ро детей. Хотя по отношению ко мне проявил… Ладно не буду. Но я своего добился и генерал-полковник Попков уступил моей просьбе. Потом были слёзы, сопли, извинения мужика. Коротко — нужно всегда оставаться человеком. И тому комдиву тоже. Автономки — это ещё совсем не показатель…

    1. Сергей люди разные встречались среди всех. И подлецы были и нормальные. Были, кто носы гнули, других не замечали. Были среди всех, кто закладывали, подставляли. Тоже было. Было, чего греха таить. Про всё это Александр и не пишет. Пишет про одного придурка. У нас в Калининградском училище был начпо и его зам. Не буду писать фамилии. Незачем. Время прошлое. Зам капитан 1 ранга с подводных лодок попался милиции за то, что воровал чемоданы на вокзале. В форме 1 ранга ставил, что-то в автоматическую камеру хранения, а сам смотрел код соседей и даже помогал им набирать. Потом менты в его гараже кучу украденных чемоданов нашли. А вещи сдавал в комиссионку. Уволили — сказали, что психически нездоровый человек. Наверно так и было. Второй Начальник, который пришел в училище с тоже подводных лодок — капитан 1 ранга, как раз в перестройке пришел и сразу собрал преподавателей и профессуру. Солидные люди все же перед ним. Кричал на них (нас) брызгая слюной. Мы с начальником училища перестроились, а вы все ничего не сделали ничего для этого. К затрашнему дню планы личной перестройки на стол и с каждым буду разбиратсья персонально, если, не перестроился, то из партии вон. Ну покричал и что? Казалось хорошо — принципиальный политработник. Но его назначили начпо Каспийской флотилии. получил адмирала. Попался на воровстве вещей флотилии, после распада Союза. С личными вещами вывозил в Россию имущество флотилии. Даже в Комсомолке об этом написали. Но были великолепные политработники, настоящие комиссары. Мне повезло, служил с такими, и не стыдно назвать их имена контр-адмирал Чухраев Э.М., контр-адмирал Пенкин А.А., капитан 1 ранга Попов Л.Н. и поверьте много было хороших и нормальных, тащивших с нами вахту наравне, переносивших трудности и готовых умереть, если понадобится. Но были и сквалыги, подлецы, негодяи. Как и везде.

      1. В точку, Виктор

  3. Дело не в том, какой человек исполнял должность заместителя командира по полит части, хороший или плохой, главный вопрос заключается в целесообразности существования института замполитов в принципе. У Георгия Константиновича Жукова на сей счёт были большие сомнения, но для политического руководства страны в после сталинский период полит работники в советской армии и военно-морского флоте Были необходимы для укрепления своей власти, а редкие порядочные офицеры, которые иногда встречались среди замполитов, никак не могли улучшить авторитет этого института среди подавляющего большинства офицерского состава вооруженных сил Советского Союза.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *